Наша квартира согласование управление или примыкание

2020.09.25 12:03 Russian_partisan 4 февраля 1990-го: как прогибали власть. Участник событий рассказывает о роли КГБ и Горбачева в уничтожении СССР.

4 февраля 1990-го: как прогибали власть. Участник событий рассказывает о роли КГБ и Горбачева в уничтожении СССР. 4 февраля 1990 года в самом центре Москвы более 300 тыс. человек прошли от Крымского моста по Садовому кольцу и улице Горького к площади 50-летия Октября — ныне Манежная. Требования отмены монополии одной партии, тогда это была КПСС, звучали прямо у стен Кремля. Как организовывали это шествие, с кем согласовывали и как собирали людей в эпоху, когда не было мобильных телефонов и интернета, — очевидцев расспрашивал The New Times.
Проход на Красную площадь был перекрыт. Сейчас на этом месте стоят Иверские ворота
«Задача нашего митинга — объединение. Объединить все честные силы, сложить все демократические организации в единый антибюрократический фронт», — говорил с грузовика-трибуны, стоявшего прямо под колоннами гостиницы «Москва», Гавриил Попов, сопредседатель Межрегиональной депутатской группы (МДГ), будущий первый мэр Москвы. Вся площадь, еще не перестроенная в торговый центр «Охотный Ряд», начало Тверской улицы (тогда — улица Горького), Моховая (тогда — проспект Маркса) и Александровский сад — все вокруг было заполнено плотно стоящими друг к другу людьми. На дворе 4 февраля, плюсовая температура, но все в теплых меховых шапках и шарфах. Два часа шествия от нынешнего ЦДХ через Крымский мост по Садовому кольцу через площадь Маяковского (ныне Триумфальная), 7 км пути, еще два часа митинга. По словам милиции, собралось порядка 300 тыс. человек, по словам организаторов — более полумиллиона. Толпа с готовностью подхватывала лозунги, подбадривала ораторов — Бориса Ельцина, Юрия Афанасьева, Тельмана Гдляна, Глеба Якунина, Евгения Евтушенко… Лозунги: демократизация общественной жизни, новая избирательная система, принятие демократического закона о печати, заключение нового Союзного договора, а главное — отмена 6-й статьи Конституции о ведущей и направляющей роли КПСС.
Переговоры
Митинг-демонстрацию, как его назвали участники, организовывали Межрегиональная депутатская группа Съезда народных депутатов СССР, набиравшее силу движение «Демократическая Россия», Московское объединение избирателей (приближались выборы народных депутатов РСФСР), демократическое объединение «Московский народный фронт» и «Мемориал». В те годы митинги были еще «разрешительными», а не «уведомительными». Трое членов оргкомитета — Михаил Шнейдер (будущий помощник будущего мэра Попова и председатель оргсовета «Демократической России») в компании Льва Шемаева (один из активных сторонников опального в то время Бориса Ельцина) и Александра Музыкантского (нынешний московский омбудсмен) отнесли заявку на митинг в Мосгорисполком, исполнительный орган Моссовета. В заявке было указано 150 тыс. участников и описан маршрут шествия.
После подачи заявки организаторов пригласили на встречу и началось согласование — три человека от правительства и милиции и все восемь членов оргкомитета. Мосгорисполком даже не предлагал менять маршрут и дату. «Мы были такие крутые, и мы знали это, поэтому речь шла не о том, чтобы разрешить или не разрешить шествие, а о том, как обеспечить его безопасность», — вспоминает Шнейдер.
По словам Виталия Челышева, ныне секретаря Союза журналистов, а в 1990 году — народного депутата СССР и члена МДГ, в митинге был заинтересован тогда еще генеральный секретарь ЦК КПСС (президентом СССР он станет только в марте того же года) Михаил Горбачев: «Активность демократов помогала Михаилу Сергеевичу бороться с консерваторами в ЦК. Идея многопартийности нуждалась в поддержке снизу, Горбачев этого хотел. Вместе с тем после этого митинга власти насторожились, поскольку стали отчетливо видны симпатии москвичей к «ДемРоссии» и Ельцину, при тогдашней гласности это могло повлиять на исход выборов». КГБ СССР — самый сильный институт последних лет советской власти — в историю с митингом, как ни странно, не вмешивался: «У КГБ в то время возникли собственные интересы, часть силовых структур тогда занималась курьерской работой по вывозу валюты за границу», — объясняет Челышев.
Организаторов спрашивали: что вы будете делать, если в толпу кинут бомбу? А если будет драка? А если будут предлагать брать Кремль? На это организаторы отвечали, что они совершенно точно не планируют делать ничего подобного, потому что «мы законопослушные люди и чтим Конституцию». «Главным нашим аргументом был Горбачев: в объявленных им реформах каждый искал то, что ему было выгодно. Нам было выгодно педалировать демократическую риторику и говорить переговорщикам: как? вы что, против Горбачева и его реформ, против демократизации? А чиновникам нечем было это крыть — не могут же они сказать, что они против Горбачева, верно?» — рассказывает Шнейдер. Разрешение было дано в середине января. Неубиваемый аргумент — даже если митинг запретят, он все равно случится, потому что о нем уже знает вся Москва.
![img](5qsfjz10r9p51 " Евгений Евтушенко, Юрий Афанасьев и Борис Ельцин выступают на митинге ")
Сеть
В 1990 году не было интернета и Facebook, поэтому всем желающим собрать толпу приходилось тщательно продумывать пропагандистскую логистику. Знакомые активистов и организаторов тайком печатали листовки на работе, в институтах и академиях на копировальной технике. «Тогда шел демократический процесс, и работники первых отделов (откомандированные на предприятия сотрудники КГБ. — The New Times), до 1987–1989 годов строго контролировавшие доступ к ксероксам, стали сквозь пальцы смотреть на это», — объясняет Шнейдер. Помогали организаторам и владельцы типографий: «Они работали на власть, но не были заинтересованы в ней, поэтому ночами печатали и нарезали все листовки бесплатно. Мы таким образом сделали миллион листовок».
У оргкомитета было несколько десятков тысяч волонтеров. На встрече с активистами Московского объединения избирателей собралось 1000 активистов. После выступления Ельцина и Попова всем раздали по пачке из 500 листовок: формат А4 — для подъездов, А5 — для остановок общественного транспорта, а «четвертушки» — для раздачи из рук в руки. Протестующие использовали систему «пятерок», напоминающую схему типичной финансовой пирамиды: у каждого активиста — пять волонтеров, а у каждого из них — свои пять.
Таким образом Москва узнала о митинге буквально за двое-трое суток.
Участники шествия проходят по Крымскому мосту
Шествие
Встреча была назначена на 12 часов дня у ЦДХ, час на сбор и — в путь. Само шествие Шнейдер сравнивает с броском 10 декабря от площади Революции до Болотной, только без кордонов и милиционеров через каждые три метра. Никаких «креативных» сходок и планерок у оргкомитета не было: «Каждый митинг сам по себе был увлекательным событием, и нам даже в голову не приходило устраивать развлекательные мероприятия».
У митингующих была собственная, как они это называют, «служба безопасности»: по обоим флангам шествия люди двигались, взявшись за руки, и следили за порядком. В задачу Шнейдера, в частности, входил контроль за движением колонны. Самое тяжелое, по его словам, было зайти на улицу Горького: там дорога сужалась и приходилось бегать с мегафоном и распределять людей так, чтобы они не задавили друг друга. На площадь 50-летия Октября, то есть на нынешнюю Манежную, заходили по спирали — обходили всю площадь с правой стороны и по окружности двигались к ее центру, в результате площадь целиком заполнилась.
Шнейдер утверждает, что собралось почти в два раза больше официальных 300 тыс. человек. Арифметика следующая: «Засекаешь минуту и смотришь, сколько за это время пройдет шеренг людей. В одной шеренге — примерно 50 человек. За минуту прошло 30 шеренг — 1500 человек. Протяженность шествия — час».
Митинг только собирается — из грузовика скоро сделают трибуну для выступлений
Безопасность
«Наше управление тогда усилило охрану на своих объектах, — рассказывает генерал-майор ФСБ в отставке Алексей Кондауров, бывший в то время сотрудником 9-го управления КГБ (ныне Федеральная служба охраны). — Было усиление охраны периметра Кремля и Красной площади, но без ввода каких-либо войск — за счет увеличения наряда, а также усилена охрана на спецобъектах — дачах. Милиция тогда со своими задачами по поддержанию порядка и обеспечению безопасности справилась отлично. Этот порядок обеспечивался и силами милиции, и силами митингующих, которые сотрудничали друг с другом. Даже травм ни у кого не было. Шествие 4 февраля 1990 года — образцовое с точки зрения обеспечения безопасности. К этому нужно и сейчас стремиться — Ходынку мы один раз уже пережили». «Я не помню ни одного инцидента на том митинге», — подтверждает Валерий Хомяков, генеральный директор Совета по национальной стратегии, в 90-м году входивший в координационный совет «Демократической России».
«До митинга в марте 1991 года никаких особых средств и техники для работы на митингах у милиции не было, — утверждает Аркадий Мурашов, один из активистов «ДемРоссии», участник шествия, а после августовского путча, с осени 1991-го по 1993-й, начальник ГУВД Москвы. — В марте 91-го, когда была многотысячная демонстрация, нас обвинили в том, что мы будем штурмовать Кремль. Но в 90-м милиция участвовала минимально, ее не было даже заметно, да и не было необходимости: никому в голову не могло прийти, что надо чего-то опасаться. Проблемы с митингующими начались уже после 91-го, когда стали собираться коммуняки, которые были очень агрессивны. Я тогда столкнулся с тем, что сотрудники милиции были совсем не подготовлены к этому, потому что раньше им просто не приходилось с этим сталкиваться». «Милиция стояла по краям тротуара и не вмешивалась. На Пушке были водометы, но не было этих жутких рядов милиции в специальной экипировке, не было автозаков — по крайней мере, их не было видно», — добавляет Челышев.
Организаторов спрашивали: что вы будете делать, если в толпу кинут бомбу? А если будет драка? А если будут предлагать брать Кремль?
Результаты
«Это был первый такой большой митинг в центре города — раньше они проходили только в Лужниках. Толпа была разношерстная, в основном демократическая, но были и монархисты, анархисты, христианские демократы. Только ярых националистов не было, я помню лозунги против пресловутого националистического общества «Память», — рассказывает Виталий Челышев. — Я вспоминаю людей, которые стояли на всем пути на тротуарах, — самые разные, многие с детьми, много стариков, причем в глазах у пожилых было: неужели это случилось? Никто не препятствовал движению, никто не мешал присоединяться к шествию, и колонны по ходу росли».
Через три дня после митинга, 7 февраля, расширенный пленум ЦК КПСС принял решение отменить 6-ю статью Конституции и разрешил многопартийность. Никогда после власть так оперативно не реагировала на требования «улицы».
«Мы не шли тогда против власти. Мы не ощущали себя оппозицией — мы считали оппозицией часть истеблишмента, лигачевцев. Егор Лигачев, член Политбюро ЦК КПСС, считавшийся лидером консервативных сил. и других. Это был митинг за перемены и за реформы, объявленные демократической частью партии, — считает Михаил Шнейдер, который нынче принимает активное участие в организации шествия 4 февраля 2012 года. — А теперь против нас стоит государственная машина. Сейчас задача сложнее. Тогда у нас были союзники во власти. Сейчас мы одни».
Спустя три недели после первого митинга состоялся второй — 25 февраля 1990-го, такой же по массовости и лозунгам, но он фактически был предвыборный: 4 марта должны были состояться выборы народных депутатов РСФСР. И его уже, в отличие от 4 февраля, власти сильно испугались, вспоминает Виталий Челышев: «Они пытались запугать людей через прессу — ответственностью, плохой погодой, возможными провокациями, — и уже было очень много милиции, много машин, водометы уже не прятали. Мы со Львом Пономаревым бегали с мегафоном и предупреждали, чтобы не слушали провокаторов, которые звали идти на Красную площадь и Кремль».
«Вопреки распространенному мнению, тогда людьми двигал не желудок. Был недостаток информации, люди хотели видеть Ельцина, люди хотели видеть своих лидеров, людей волновало происходящее в стране, — говорит Валерий Хомяков. — Я помню ощущение солидарности — все эти люди, стоящие рядом, твои родные, братья твои. Когда я увидел толпу на Болотной, испытал его снова — нет чужих. Все свои».
«Надо знать умонастроения человека в погонах». Это особенно важно в час, когда общество пробуждается от сна, считает один из организаторов знаменитого милицейского митинга в Ленинграде в 1989 году, впоследствии народный депутат России Николай Аржанников
К началу 90-х прошло резкое размежевание между властью и народом. Народ выходил на улицы, а та самая милиция, которую до этого власти использовали для наведения порядка, вдруг почувствовала, что она — тоже народ, а вот те, что сидят в высоких кабинетах, чужие. Напуганные митинговой активностью, они постоянно держали милицию «в засаде». Милиционерам говорили, что там экстремисты и надо быть готовыми к любым действиям. Но такой готовности у милиции к тому времени уже не было.
В преддверии событий 4 февраля 2012-го опасения по поводу того, как поведет себя полиция, основаны не только на том, отдаст власть приказ на силовые действия или не отдаст. Важнее другое — неизвестна степень готовности полиции применить силу в отношении митингующих. Внутри силовой системы анализ умонастроений не проводится. Чтобы их узнать, надо разговаривать с людьми, которым в какой-то момент гипотетически может быть приказано взять в руки дубинки, а то и, не дай бог, саперные лопатки, как в Тбилиси 9 апреля 1989 года. Кстати, по случайному совпадению наш несанкционированный митинг с требованием демократических перемен в системе МВД состоялся в один день с теми трагическими событиями.
Как обществу узнать о настроениях внутри правоохранительной системы? Социологи туда не ходят. Понятно, что достоверность исследований внутри военизированной системы, где все подчиняются дисциплине, априори гораздо меньше, чем в любой другой. Но ведь и попыток выяснения картины нет — даже анонимный опрос сотрудников силовых структур в соцсетях не проводится.
Понятно, что за последнее десятилетие милиция сильно деградировала. Евсюков и «жемчужный прапорщик» — штрихи к одному и тому же безобразному портрету. Структура больна, но это не означает, что у людей, которые работают сейчас в полиции, нет никаких убеждений или собственного отношения к событиям в стране. У любого человека есть представление о справедливости. Отношение к персоналиям на политическом олимпе в принципе вторично. А важно вот что: поддержат товарищи или осудят. Знать, какие умонастроения внутри системы доминируют, нужно еще и для того, чтобы избежать крови, если заведомо известно, что «будут мочить». На паровоз, если под паровозом понимать силовиков и военных, обычно с вилами не бросаются.
Правильно подсчитать результаты выборов — задача важная и совершенно необходимая. Но не менее важно правильно «посчитать» настроения в обществе. И особенно — среди людей в погонах.
Адель Калиниченко 03.02.2012
Источник
___________________________________
От меня:
Это к вопросу: что появилось первым, яйцо или курица?
Некоторые наивные продолжают считать, что для смены власти достаточно выйти на улицу с плакатом. Из воспоминаний Шнейдера следует, что высшее руководство СССР нуждалось в митинге 4 февраля 1990 года, никак не препятствовало его проведению, а затем использовало в своих целях. Народные протесты - это лишь инструмент борьбы политических сил, которые при этом остаются в тени. Если нет достойной политической силы (партии, идеи), чтобы сменить действующую власть, то можно хоть обмитинговаться. Кстати, я отлично понимаю пассаж Мурашова про "коммуняк", у которых по его словам тогда были "неправильные" митинги. Российское телевидение под предводительством Гусинского, Березовского и разных управлений КГБ делало все возможное, чтобы представить многочисленные митинги в поддержку коммунистов как маргинальные, куда ходят одни старики и бабки. Ныне, эти же самые пропагандоны нам рассказывают, что люди после 40 пассивны, на митинги не ходят, поэтому революции делает молодежь. Напомнило анекдот:
Искал один 40-летний мужик работу. Месяц, два, три, полгода. Пишет резюме, звонит - в ответ тишина. Ну не выдержал он, пришёл к одному из работодателей и говорит:
- Скажите, пожалуйста, мне уже в пятнадцатый раз отказывают... Может, я делаю что-то не так? Может резюме пишу плохие?
Работодатель улыбнулся и ответил:
- Да нет, резюме отличные! Просто, понимаешь, тебе уже 40, ты умён и опытен, и нагнуть тебя с деньгами вряд ли получится.
submitted by Russian_partisan to Russian_forest [link] [comments]


2020.04.23 13:41 DarkRedFist По России проходит волна первых цифровых митингов Это замечательно! Надо понимать , что изменить ситуацию в России могут только протесты на улице

По России проходит волна первых цифровых митингов. Это замечательно!
Но надо понимать , что изменить ситуацию в России и сменить преступную власть путина и его банды из Совета безопасности и ФСБ могут только протесты на улице: несогласованные постоянные массовые многотысячные протесты народа во многих городах и населенных пунктах России!

Жители нескольких городов-миллионников устроили в "Яндекс.Картах" спонтанные массовые акции протеста, причём их уже стали разгонять — "Яндекс" стал удалять реплики от пользователей в местах "массовых цифровых скоплений"


Пользователи Рунета в нескольких городах России устроили массовые акции протеста, используя для этого сервисы «Яндекса». В режиме онлайн о том, как проходят «цифровые митинги», у себя в Telegram освещает журналист «Эха Москвы» Александр Плющев, а также многие интернет-активисты и некоторые Российские СМИ.

Жители Ростова-на-Дону организовали виртуальный митинг в протест местным властям из-за режима самоизоляции. Плющев предполагает, что это, возможно, первый в истории «цифровой митинг». В приложении «Яндекс.Навигатор» у здания правительства области появились десятки комментариев с требованием ввести чрезвычайное положение или выплатить пособия.

Апрель 2020. Это так круто, что мы наблюдаем. Цифровой митинг. Яндекс, спасибо за такие возможности ))

Опубликовано Марией Подлесновой Понедельник, 20 апреля 2020 г.

Опубликовано Андреем Горшениным Понедельник, 20 апреля 2020 г.

Жители Ростова-на-Дону устроили митинг в «Яндекс.Картах» у здания областного правительстваhttps://t.co/WC3zJdoz40

— The Insider (@the_ins_ru) April 20, 2020

Today in "#COVID19 acts of resistance": the mass protest in Rostov held entirely online. (So how was it specifically in Rostov, you may ask?) 🤔🤔🤔https://t.co/qXRw1WVDC5

— Maxim Edwards (@MaximEdwards) April 20, 2020

Недовольство жителей вызвало то, что из-за рекомендательного характера режима самоизоляции пострадавшие от пандемии коронавируса и утратившие работу ростовчане, по их мнению, не получают необходимую социальную помощь. Режим всеобщей самоизоляции действует в Ростовской области с начала апреля. В области, по данным федерального штаба на 20 апреля, выявлено 292 заболевших коронавирусной инфекцией, 13 из них уже вылечились, летальных исходов заболевания не зафиксировано.

#ростов В Ростове устроили виртуальный митинг из-за введения новых пропусков https://t.co/HfKYtz2GFt pic.twitter.com/8HoWx3In9h

— Дон-ТР (@VestiDonTR) April 20, 2020

В ростове онлайн митинг) pic.twitter.com/romMuLAPq2

— Den Chev (@DionisSsiy) April 20, 2020

«Чем платить ипотеку?», «хотим есть, что делать?», «дайте возможность работать» — такие комментарии оставляли пользователи «Яндекс.Навигатора».

Примечательно, за прошедшее время митинга комментарии, которые публиковались в «Яндекс.Навигаторе» через сервис «Разговорчики», не подвергались какому-либо модерированию. Хотя сам сервис, по данным журналистов «Проекта», достаточно часто подвергался цензуре.

«Митинги теперь проходят онлайн. Скоро может захлестнуть и всю Россию», — считает ведущий юрист РосКомСвободы Саркис Дарбинян.

Руководитель Международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков в комментарии «Коду Дурова» заявил, что происходящее — «это не митинг согласно законодательству»:

«Хотя за содержание «Разговорчиков» могут и призвать к ответу. Яндекс, либо не обращают внимания, либо руки не доходят, либо никто из властей не потребовал. Потому-что цензурировать тысячи или сотни тысяч меток в день — дело не трудоёмкое. И как мне кажется, использование «Разговорчиков» — это способ продвижения продукта.

Я думаю, что история про автоматическую модерацию разговорчиков несколько лукавая. Возможно, они действительно в Москве делали это в автоматическом режиме, но список ключевых слов наверняка формировался по политическим мотивам. То, что в Ростове эти сообщения доступны, косвенно подтверждает ручное управление этой системой. Возможно, у ростовских властей меньше влияния на Яндекс. Или они просто не так осведомлены о работе сервиса, как московские».

.

Кроме Ростова, «митинг на удалёнке» проходит в Красноярске. Пользователи также пикетируют здание краевого правительства с различными лозунгами в «Яндекс.Картах».

«Чувствую, к вечеру цифровые митинги охватят всю страну. В Кремле еще ничего не поняли?» — отмечает Александр Плющев.

Ведущий юрист РосКомСвободы, адвокат и партнёр «Центра цифровых прав» Саркис Дабринян в разговоре с «Кодом Дурова» подчеркнул, что Яндекс всё же может прийти к цензуре «Разговорчиков» руками модераторов, а информация про авторов провокационных комментариев может быть передана в правоохранительные органы:

«Мы живём в удивительное время. Когда все гражданские права, гарантированные законом, превращаются в пыль по одному лишь указу мэра. Фейспринты как доказательства нарушения карантина, незаконная обработка геолокационных данных, биометрии человека с применением AFR, а также много чего ещё, что было сделано за последние пару недель, чтобы люди не выходили на улицы, не собирались, не митинговали. И вот они теперь сейчас все дома, онлайн. И «Яндекс.Навигатор» подарил им для этого замечательную возможность, чтобы их гражданская энергия куда-то выплеснулась.

Конечно, лавочку эту могут быстро прикрыть. Всем понятно, что Яндекс уже давно на короткой ноге и если будут соотвествующие указания из АП, то Яндекс либо просто выключит «Разговорчики», либо начнёт ручками своих модераторов всё чистить. При этом не забывайте, что информация о пользователях, кричащих про некого Хутина, что он Пуй, может быть передана в правоохранительные органы для принятия процессуального решения о возбуждении уголовного либо административного дела».

.

Акция протеста в цифровом формате состоялась также в Москве, а вот в Екатеринбурге её «разогнали»:

Посмотрите в телеге у меня. По стране идут цифровые митинги (с помощью сервиса Яндекс.Карты и Разговорчиков), но в Екатеринбурге митинг уже разогнали — Яндекс удалил все лишние реплики.

Аркадий, ты неправ.

— Plushev (@plushev) April 20, 2020

Позже Плющев сообщил, что «в Екатеринбурге цифровой митинг перерос в цифровой бунт — Яндекс взялся тереть сообщения, тогда их стали писать с новой силой»

Шеф-редактор znak.com Дмитрий Колезев подтвердил, что митинг в столице Урала продолжился, продемонстрировав видеофрагмент того, как появляются лозунги участников на карте.

В Екб тоже виртуальный митинг в Яндекс.Навигаторе pic.twitter.com/vAbk6ssDCU

— Dmitry Kolezev (@kolezev) April 20, 2020

Кроме этого, митинг начался в Санкт-Петербурге, а в Москве состоялась «попытка разгона»:

Там в Яндекс.Навигаторе виртуальный митинг на Марсовом. Присоединяйтесь. Согласование не требуется! pic.twitter.com/4n13fbXLwh

— Алексей Волков (@Volkov_Alx) April 20, 2020

u/navalny уже видели? митинг у кремля без смс и регистрации pic.twitter.com/HMFH9TsjL6

— B9 (@nahuy_idi) April 20, 2020

Прямо сейчас Яндекс разгоняет «несогласованный митинг» против Путина на Красной площади!

Москвичи оставляют сотни комментариев, но администраторы их мгновенно удаляют. Попробуйте сами https://t.co/RCrZAqosdp pic.twitter.com/yYmpvYzqMH

— Олег Степанов (@olsnov) April 20, 2020

Многие пользователи положительно оценили практику проведения таких акций протеста и, возможно, эстафетную палочку действительно подхватят другие города, сделав такого рода акции по-настоящему массовым явлением.

На 28 апреля текущего года на 18:00 мск запланирован онлайн-митинг «За жизнь», который намерены провести на своём YouTube-канале организаторы кампании «НЕТ!», выступающие против поправок в Конституцию и так называемого «обнуления».

Если вы разделяете нашу позицию на происходящее в России – присылайте свои фотографии с плакатом по теме митинга на почту [email protected] Мы выведем их в прямой эфир во время трансляции.

— Общественная кампания НЕТ (@netpopravkam) April 20, 2020

«Власти должны полностью отказаться от обнуления сроков Владимира Путина, а вместо этого говорить правду о сложившейся ситуации, обеспечить больницы во всех регионах всем необходимым, помочь людям и малым предприятиям, которые лишились источника дохода, не нарушать права граждан под предлогом борьбы с эпидемией, спасти от заражения тех, кто сидит в тюрьмах и особенно уязвим для коронавируса, и привлечь к ответственности тех, из-за кого Россия оказалась не готова к вспышке опасной болезни», — говорят организаторы митинга.

Свое участие в онлайн-митинге уже подтвердили Дмитрий Гудков, Сергей Гуриев, Лев Шлосберг, Максим Резник, Юлия Галямина, Илья Азар, Андрей Пивоваров, Константин Янкаускас и Мария Эйсмонт.

.

UPD 20.04.2020 20:00 (мск). К протестующим городам присоединились Самара, Челябинск, Нижний Новгород, Новосибирск причём в последнем случае люди стали использовать для этого 2ГИС:

Виртуальный пикет #Самара pic.twitter.com/XEdNecVDdj

— Гор Мелконян (@echogor) April 20, 2020

Виртуальный митинг на Яндекс.Картах г. Челябинск pic.twitter.com/Rrd138AI45

— Grigoriy (@hotgun_rus) April 20, 2020

Новосибирск митингует в 2ГИС pic.twitter.com/gPFOk5yxX3

— Наталья Маринкевич (@NataMarinkevich) April 20, 2020

Новосибирск.. pic.twitter.com/XiQTFAKAzL

— denis (@deniskostr) April 20, 2020

Местные жители требуют отправить правительство в отставку, спрашивают, откуда им брать деньги во время эпидемии, выступают против «режима самоизоляции» или, наоборот, требуют ввести чрезвычайное положение.

«Митинги на Яндекс.Разговорчиках в прямом эфире. Они реально не успевают удалять. Вообще, эффект Стрейзанд, бигдата эдишн. Если бы они сегодня проигнорили, завтра уже могло бы сойти на нет как милое чудачество. Но тут прямо движение на глазах разворачивается. Для Яндекса игра опасна с двух концов: на одном ни хрена не понимающие власти, на другом — отлично все понимающие пользователи. И гнев их бывает не очень приятен».

Александр Плющев, «Эхо Москвы»

.

UPD 21.04.2020 08:00 (мск). Акцию жителей Ростова-на-Дону заметил губернатор Ростовской области Василий Голубев, сообщила телеграм-каналу «Подъем» его пресс-секретарь Ирина Четвертакова. По ее словам, он указал главе администрации города на недоработки, допущенные в организации выдачи пропусков, и «потребовал от властей города изменить работу пунктов выдачи».

В цифровой протест, между тем, влились ещё несколько городов: Уфа, Воронеж, Оренбург, Ярославль, Кострома, Казань, Саратов, Краснодар.

В Казани виртуальные митингующие собрались у здания правительства республики на площади Свободы. Другие и вовсе «стояли» на воде, скандируя: «Введите ЧС. Денег дома не осталось, а в ФНБ – 17 триллионов рублей на такой случай» или «Олигархов раскулачить, и будет счастье». У Кремля митингующий просил закрыть за него ипотеку и кредиты – «мне больше ничего не нужно, я буду сидеть дома…» В конце концов, пришли модераторы «Яндекса» и всех разогнали.

Оренбуржцы тоже не остались в стороне. В качестве «площадки» они выбрали место перед Домом Советов. Среди «лозунгов» — «Оплатите ЖКХ», «Требуем режим ЧС», «Предпримите что-нибудь» и другие.

Жители Екатеринбурга сравнили текущую ситуацию с «лихими девяностыми», когда у людей не было работы и денег на еду. Митингующие призвали власти раздать людям деньги или отменить оплату за коммунальные услуги.

К протестующим присоединились и жители Краснодара. Они отметили, что детей необходимо кормить уже сейчас, а не когда кончится режим самоизоляции. Некоторые протестующие спросили, ради чего они платят налоги государству, а другие — выразили надежду, что дети представителей власти их стыдятся.

В оценке происходящего не обошлось и без конспирологии. Например, политолог Максим Жаров считает, что «цифровые митинги» вновь ставят во главу угла вопрос «в чьих руках Яндекс?». По его словам, ресурс был и остается на удаленном управлении людей, которые желают досрочного ухода Владимира Путина с поста президента.

Главный редактор ComNews Леонид Коник видит в «цифровых митингах» естественную реакцию россиян на происходящие в стране политические и социальные процессы:

«Вчерашняя волна «цифровых митингов» в России – неприкрытый сигнал для региональных и федеральных властей. В обычные времена народ сквозь пальцы смотрел на ежегодное асфальтирование одних и тех же улиц, бесконечную замену тротуарной плитки и бордюров, да усмехался неумелой вороватости чиновников, читая очередное разоблачение Алексея Навального. Но того, что власть бросила людей в трудную минуту, предоставила каждому человеку и каждой компании выгребать из коронавирусного водоворота самостоятельно, народ не простит. На «цифровые митинги» вышел именно народ – это не удастся списать на иноагентов или пресечь «суверенным Рунетом». Даже если «Яндекс» проявит окончательное лизоблюдство и закроет «Разговорчики», возможностей для организации «цифровых митингов» в интернете масса. К примеру, вчера Владивосток уже начал бузить в сервисе 2ГИС. Если власть не одумается и не вспомнит про народ, «цифровые митинги» грозят перерасти в оффлайновую революцию. Может быть даже до окончания режима [само]изоляции».

.

«Судя по комментариям участников столичного митинга, людей буквально прорвало, и они решили выплеснуть все, что у них накопилось за несколько недель самоизоляции, — пишет Юлия Каблинова, «АвтоВзгляд». — В числе причин для возмущения и требований: отсутствие кредитных каникул и скидок на оплату ЖКХ, реальной помощи оставшимся без дохода гражданам, а также отмена цифровых пропусков и штрафных санкций, которые будут применяться к столичным и подмосковным автовладельцам с 22 апреля, в случае отсутствия подтверждения работоспособности их QR-кода».

Ну если люди не хотят выходить на настоящие митинги, пусть будут такие. Первый в истории онлайн-митинг в Я.навигаторе :)…

Опубликовано Петром Шкуматовым Понедельник, 20 апреля 2020 г.

«Введенная мэрией Москвы пропускная система никак не способствует снижению заболеваемости, и ситуация с очередями в метро в прошлую среду это наглядно продемонстрировала, — прокомментировал «АвтоВзгляду» ситуацию вице-президент «Национального автомобильного союза» Антон Шапарин. — Да и индексы самоизоляции не растут, а это значит, что больше людей, чем уже убрали с улиц, самоизолировать не получится. Мэрия же вводит штрафы, которые получат все, кто не смог по каким-то причинам получить цифровой пропуск или ошибся при его заполнении. Таких граждан много, чаще всего это люди старшего возраста, далекие от технологий. И такие меры, равно как и невозможность полноценно трудиться, как раз и приводят к митингам, которые произошли оффлайн — во Владикавказе, и онлайн — в Ростове, Екатеринбурге и Москве. Анализ сообщений показывает, что жители страны устали от неопределенности и ждут от государства материальной поддержки, которой сейчас нет. И ситуация, на мой взгляд, будет только ухудшаться…»

Мнение Антона Шапарина разделяет и координатор общественного движения «Синие ведёрки» Петр Шкуматов:

«Прошедшие в стране митинги — индикатор серьезного напряжения в обществе. Причем проблемы касаются честных людей, которые оказались в таком положении, когда заработать они не могут, а кредиты надо отдавать. У многих ипотека, другие долги, которые требуют обслуживания. Много людей, живущих в съемном жилье. В результате сейчас складывается патовая ситуация, когда государство помогает только приближенным бизнесам, но при этом запрещает обычным людям работать, а вся его помощь им -компенсация ставок по кредитам. Митинги с требованиями прямой финансовой помощи гражданам, пока виртуальные, намек чиновникам на то, что людям надо компенсировать вынужденный простой реальными деньгами, как бы чиновники его не называли…»

.

«Здорово, что люди начали объединяться, — поделился своим видением событий юрист Илья Афанасьев. — Пропускная система не является прямой и понятной мерой, которая может сдержать распространение заболевания. У пропускного режима одна единственная цель — ограничение права на передвижение, а также еще большее подчинение народа. Виртуальный митинг — это, конечно же, здорово! Но, боюсь, что власти останутся глухими к чаяниям людей и просто пересчитают всех недовольных по головам, добавив их к себе в нужные базы…»

Тем не менее, замечает «АвтоВзгляд», произошедшее сегодня в Рунете протестное мероприятие — очень знаковое: граждане продолжать заявлять о себе и своих правах. Протестные настроения и явная усталость людей от жизни в самоизоляции все отчетливее проступают не только в России, но и по всему миру. Буквально на прошлой неделе состоялись оффлайн митинги в Германии и в пяти американских штатах, в том числе в Техасе и Мичигане.

«Выплатите людям пособия! », «Покормите моих детей», «Хотим кушать! Работы нет!»: в Ростове-на-Дону жители устроили виртуальную акцию протеста у здания правительства области. pic.twitter.com/ZR0kCVbZbh

— Новая Газета (@novaya_gazeta) April 20, 2020

Тем временем в Яндекс.картах виртуальный митинг. Сообщения быстро трут, но они снова появляются. Дожили… Люди уже не знают как кричать о помощи.

Требовать справедливой поддержки граждан от государства нужно здесь: https://t.co/kFDh65kNRz pic.twitter.com/GOOs1dnprG

— Соболь Любовь (@SobolLubov) April 20, 2020

В «Яндекс.Навигаторе» удаление комментариев участников онлайн-протеста всё же признали. Представитель «Яндекса» рассказал «Ведомостям», что сообщения, которые не относятся к ситуации на дороге или содержат мат, всегда модерируются и удаляются.

«Если таких сообщений слишком много, время их показа на карте автоматически может сократиться, чтобы не мешать навигации», — объяснили в компании.

«Медиазона» сообщила, что комментарий, оставленный в приложении корреспондентом издания на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге, был сразу же удален.


20.04.2020 https://roskomsvoboda.org/57520/

***


Что делать, как сменить власть в России на народную? Надо выходить на улицу на массовые многотысячные митинги - это единственное действенное решение.

Изменить ситуацию в России и сменить преступную власть путина и его банды из Совета безопасности и ФСБ могут только протесты на улице: несогласованные постоянные массовые многотысячные протесты народа во многих городах и населенных пунктах России!


Руководство по сопротивлению. Советы по протестам. Как организовать сопротивление и протесты. Советы как бороться. Как защищаться. Поведение на митинге. Как вести себя на митинге. Что делать на акции протеста, на митинге.
читайте "Руководство по сопротивлению. Советы по протестам - Часть №1":
https://www.reddit.com/True_Russia/comments/cjeply/

читайте "Руководство по сопротивлению. Советы по протестам. Часть №2":
https://www.reddit.com/True_Russia/comments/fk5d2p/


Сохраните себе текст статьи - пригодится!

Распространяйте информацию. Поделитесь этой информацией с другими людьми! И просите друзей распространять информацию!
Вступайте в сообщество, делитесь со всеми, распространяйте информацию: https://www.reddit.com/True_Russia/

True Russia - Истинная Россия. Сопротивление. Протесты. Митинги.
Борьба за народ России, за справедливость. Social Justice Социальная Справедливость. Социализм
Распространяйте информацию. Люди должны знать правду!
Надо менять власть в России! Хватит терпеть! Выходите на улицы, организуйте мирные протестные акции и митинги по всей стране!

социализм социалист солидарность сопротивление протест свобода единство борьба
solidarity resist protest freedom unity fighting

***
submitted by DarkRedFist to True_Russia [link] [comments]


2019.06.10 11:58 Russian_partisan Наша квартира согласование управление или примыкание

Интервью с генерал-лейтенантом Басовым А.И. [Часть 3] Фото перед крайним вылетом на Су-27 с аэродрома Левашово в Бесовец
– Лётчики с Су-33 говорили, что на скоростях близких к посадочной, самолёт при воздействии на органы управления отвечает как бы с задержкой. То есть, как бы задумывается, «зависает» на мгновения, не отвечает немедленно. Якобы это побочный результат сверхманевренности. Так ли это?
Не могу ничего сказать – я на морских вариантах не летал.
– Сколько Вы прокомандовали дивизией?
4 года. А потом ушел в Академию.
– Академия имени Гагарина и академия Генштаба – это вообще совсем разные вещи, или одно является продолжением другого?
Нет, академия Гагарина готовит офицеров в оперативно-тактическом плане, а академия Генштаба готовит тебя в оперативно-стратегическом плане.
– И, тем не менее, это одно, плавно переходящее в другое, или это вот так вот «поперечно» друг другу?
Это совершенно другое. В академии Генштаба тебя готовят на более высоком государственном уровне. Тебя готовят к уровню командующему армией, вплоть до главкома. Ты получаешь знания, стратегическое мышление в военной области, и уже совсем по-другому ты видишь то, что не обходимо получить от объединения, которым ты командуешь на той или иной должности.
– Из опыта войны «классические» претензии были по организации взаимодействия к командованиям родов войск. Как учили организовать взаимодействие?
Учеба в академии Генштаба – сложный и динамичный процесс. Взаимодействие отрабатывалось на занятиях. На каждом курсе были учения слушателей с последующим разбором. Это была хорошая школа!
– Многие, пройдя академию Гагарина, «летали на письменном столе», как говорят американцы. То есть ушел на штабную работу и там сидит. Но Вы продолжали летать. У Вас были сложности с тем, чтобы к самолету доступ получить?
Ну, понимаете, вообще в некоторых кругах считается, что при достижении уровня командующего не стоит летать. Ты должен заниматься только своим хозяйством.
– Как у нас говорят: «Если человек стал главным, то он перестал быть врачом».
Да. Но я этой формулировки не придерживаюсь. Я продолжал летать, и только меня после ограничили на освоенном типе самолета Су-27. Я ушел в запас летающим командующим, после чего я стал летать в авиакомпании.

После крайнего полета на любимом боевом самолете Су-27
– Чисто по времени, удавалось командующему летать в свое удовольствие? Или приходилось летать по аэродромам, мотаться по командировкам и налет за счет этого получать?
Нет, поймите, летная работа требует постоянства.
– Но постоянство же можно добиться двумя способами. Первый: брать самолет, и, допустим, тебе надо на тот аэродром, сел в самолет, сам прилетел. Сохраняются допуски и налет идет. А можно придерживаться курса боевой подготовки…
Первым принципом я пользовался командиром дивизии. Допустим, был у меня штаб дивизии, я брал самолет, надо мне в Орловку, я улетаю за 1200 километров на МиГ-23, прилетел, там, что нужно, проанализировал. Надо лететь в Сов. Гавань, я беру Ил-14 и лечу туда. Проверил, внес коррективы.
– Кстати говоря, вопрос: Вы когда впервые с тяжелой техникой познакомились?
С тяжелой техникой я познакомился, еще когда был командиром полка в Марнеули, это в Закавказье. Я тогда начал планово готовится. Надо было летать на полигон, а туда, чтобы быстрей прибыть, нужно лететь на вертолете. Иногда так получается, что вертолет не пришел, а у меня стоит в ПСС вертолет, я могу его брать и лететь на полигон.То есть, пока летчики готовятся, ты, раз, через 20 минут уже там и руководишь работой на полигоне. Между вылетами ты можешь взять вертолет облететь мишенное поле, посмотреть, кто как отработал более точно. Вот этим принципом и пользовался.
Или лететь, допустим, надо было в Дземги. Берешь Ан-2, туда прилетел, прошел предполетную подготовку, указания выполнил. Полеты… После этого идешь… Личный состав – на отдых. А ты берешь командира полка, инженера, и на завод, в цех.
– А как получали допуски на различные типы и как их поддерживали?
Допуск к полетам на типах, кроме основного, получал так: писал рапорт на имя вышестоящего лица с обоснованием необходимости, изучал технику, сдавал зачеты по полной программе. За этим следовал приказ о сдаче теории и допуске к практическому переучиванию. Закрепляли инструктора, вывозная программа, по готовности – выпускали в самостоятельный полет и составляли график ввода в строй на данном типе. Все это контролировалось отделом боевой подготовки и отражалось в личном плане подготовки с регулярными докладами наверх. И никакого волюнтаризма!
– А с Ан-2 – на истребитель не вызывало сложностей?
Нет. Понимаете, это должен быть нюх летный. Я Вам честно скажу, что у меня, на чем летал, у меня был подготовлен справочный материал. У меня с собой всегда была записная книжка или блокнотик, все для подготовки на типе. И я, допустим, когда лечу пассажиром в Сов. Гавань, чтобы мне стартовое время не шло (потому что туда лететь полтора часа, а идет отсчет уже), сажусь пассажиром и достаю блокнотик. МиГ-21 бис и все по нему, все особые случаи полета, все проштудирую еще раз, освежу память. Человеческий ум имеет хорошее свойство – забывать. Поэтому восполняю. А когда постоянно это делаешь, оно уже накапливается, и держится в голове. Но все равно надо, чтобы вжился в тот самолет, на котором ты сейчас полетишь. Он имеет отличия, поэтому ты настроился и спокойно отлетывал.
– Скажите, пожалуйста, а сколько у Вас налета в военной авиации и в гражданской?
В военной было 3 500 часов, это за 38 лет. А в гражданской у меня за 7 лет перевалило за 5 с лишним тысяч часов.
– Слегка провокационный вопрос. Регулярно сталкиваюсь, гражданские летчики все время говорят: «Ну чего там налету у военных, ну, 3 000 часов, а у меня 27 000 часов! Военный летает на десяти типах, а я на двух, зато у меня по часам 27 000». Ваше мнение по данному вопросу, Вы ведь пребывали и в той, и в другой ипостаси?
Понимаете, у военного летчика совсем другая специфика.
– Один гражданский мне так и сказал: «Сравнивать гражданскую авиацию с военной – это все равно, что сравнивать с РЖД». Там столько всего отличается, что только самолеты с крыльями, а цели и задачи и все остальное совсем другое.
Я считаю, что в гражданской авиации налет – это не показатель. Да, ты набираешь там 18 000 часов… Но все упирается во взлет и посадку. Основные факторы, которые наиболее опасны – это взлет и посадка. А на военном у тебя частота взлётов больше в несколько раз, чем у гражданских, нужно сравнивать эти величины. Вот это будет показатель.
Потому что, когда ты летишь по маршруту на гражданском самолёте, ты заранее отрабатываешь те элементы: ты знаешь маршрут, ты знаешь, где поворотный пункт, и все это проработано у тебя в голове. Ты только следишь за тем, чтобы обеспечить безопасность и комфорт пассажиров, не дай Бог, что если иногда случается… На боевом самолете я взлетел, нанес удар по полигону и вернулся. А гражданский лайнер при равном маршруте еще до аэропорта не долетел.Ну и, наконец, пусть те, кто часы считают, сравнят 5000 часов на Ан 2 и Ту-144.
– Вы отучились в академии Генштаба, Вас выпустили куда?
Я в академии Генштаба стал генералом, перед окончанием получил генерал-майора авиации. Это случилось 6 мая 1989-го года. Председатель Совета министров Рыжков подписал постановление. Я был выпущен на должность командира авиационного корпуса, то есть поднялся на другой уровень.
– Поменяло ли назначение на высшие командные должности ваше мировоззрение? Изменилось ли Ваше отношение к рядовым летчикам?
Назначение на новую должность всегда давало новый импульс в решении стоящих передо мной задач, хотя и открывало новые. Не скрою, менялось мировоззрение на возникающие проблемы в полном смысле этого слова. Но в небе все летчики равны, на летных комбинезонах погон нет, и к рядовым летчикам я старался относиться, как прежде, вне зависимости от моего статуса.
– А куда Вас направили?
Пошел в 71-й корпус ВВС в Германии, со штабом базирования Виттшток.
С супругой у Бранденбургских ворот 23.02.1990 года, Берлин
– 1989, 1990 – это года такие, когда нас оттуда гнали всячески, и Вам это все досталось.
Ну, я скажу, что очень сложная политическая обстановка была…
– Кстати, можете рассказать, что случилось, когда замполит с МиГ-23… Это же при Вас было?
Нет, это было в этом году, но я когда пришел, это уже произошло. Самолет шел, и, насколько я знаю, он давал по системе опознавания «свой». Когда разбирались, запрашивали, там небольшой участок – зона ответственности 71-го корпуса, он пересек ее буквально за 7 минут, и пока это согласование шло, он уже ушел.
Но это было до меня, хотя в последующем, когда уже пришел я командующим в Северную группу войск 4-й Воздушной армии, был на этом аэродроме и более подробно разбирался с целью понять, что произошло.
Ну, я скажу, что замполит взлетел, у него произошло зависание оборотов, он посчитал это за остановку двигателя и катапультировался.
Ошибочные действия, человеческий фактор. А вот эта небольшая тряска от катапульты привела двигатель снова в работоспособное состояние. Если бы он сделал небольшую перегрузку, может быть, сразу это бы и ушло. Что там конкретно было? Ну, скорее всего, что в насос попал (это явление кавитации) пузырек. Сразу же зависание. То есть морально-психологическая закалка здесь влияет.
– Мне интересен другой момент в этом вопросе. Чего ж они, иностранцы-то, его не завалили, этот МиГ-23? Они же его сопровождали, чуть ли не три звена подняли.
Они подошли, видят – самолет летит, а летчика нету, без фонаря.
– Ну, так тем более, валить надо, чтобы он ни на кого не упал! Самолет же в итоге на дом и свалился.
Это их командование принимало решение. Вообще, конечно, нужно было в безопасном месте срубить. Чтобы не было таких последствий. Когда он упал, он убил человека. Если бы раньше это сделали, то никто бы не пострадал. Это просто как мишень идет, и по нему можно тренироваться и все, что хочешь.
А с нашей стороны главное, что вопросы не решались на том уровне, на котором должны были решаться. По тем временам этот вопрос трудно было решить мгновенно.
– Тогда сразу коснемся второго события: немец Руст в 1989 году. Я на эту тему чего только не читал, каких только заявлений не было, вплоть до того, что его там прямо вели уже, и лично Горбачев его запретил сбивать?
Нет, такого не было, насколько я помню. Журналисты могут все написать…
Я Вам такой пример приведу. У меня брали интервью, я говорил свою точку зрения, но начало моего интервью вырезают, а дают то, что дальше пошло, и отсюда совсем другой контекст. Этого я не люблю.
Так и в этом вопросе, в отношении Руста. Здесь была вина, в первую очередь, оперативного дежурного 6-й отдельной армии ПВО, он неправильно принял решение и информировал командующего 6-й отдельной армии генерал-майора Кромина, командующего. А он не добился того, что было необходимо от тех дежурных сил, которыми он располагал.
На Гогланде, когда самолет обнаружили, этот оперативный на радиолокационной роте отвлекся и пропустил момент. Когда Руст уже был близко, сообщил:
– Да это спортивный самолет, вроде бы, с Эстонии идет.
По времени все эти факторы заняли примерно 5-7 минут, это очень много для преступной халатности…
– Я понимаю, почему пострадал командующий 6-й армии, но Колдунова-то за что сняли? Скорее всего, «За возраст»?
А министра обороны за что сняли? Сочли, что в системе управления от низшего звена до министра обороны был неправильно создан алгоритм принятия решений.
– Но снятие людей не меняет алгоритма.
Вернемся к Боингу. Видите: опять одно и то же произошло, образно говоря. Шел гражданский борт, в это время крутился Боинг RC-135 в районе Камчатки. Оперативный отвлекся, гражданский пошел в сторону Елизово, а тот RC-135, который крутился, нырнул вниз и ушел из-под радиолокационного контроля.Если ты наблюдаешь, ты должен все время следить за обстановкой, не отвлекаться ни на чай, ни отговорки. У тебя контроль воздушного пространства! Ни на секунду нельзя терять! А здесь 5-7 минут теряет. Как я говорю, «прикормили». «Прикормили» – постоянно эти полеты разведчиков в одно и то же время по одним и тем же маршрутам.После оперативный вторую совершает ошибку – поднимает с Елизово Су-15 и направляет его… Он думает: «Сейчас он дойдет до базы атомных подводных лодок, зафотографирует и уйдет обратно в море». Он поднимает Су-15 и направляет в сторону моря. А Боинг проходит насквозь и выходит в другую сторону. Радиолокационная воронка, и не все средства включены. Должен был ПН быть включен, чтобы перекрыть радиолокационным полем Елизово, а это было не сделано…То есть этот Боинг-747 входит в эту воронку и появляется здесь, а истребитель ушел туда. Пока «сушку» разворачивают на форсаже и гонят за нарушителем, он выходит за зону ответственности в Охотское море. Все. Ну, догонит он его. Уже не собьет, потому, что нельзя, это нарушение приказа. И он горючку, пока разворачивали на форсаже, сжег, по остатку он возвращается. Но уже Сахалин предупредили, те уже знали…
– А там уже более грамотный дежурный, но по неправильным данным принимает решения. Получаем то, что получаем.
Да. Теперь возвращаемся. С Лодейного Поля подняли дежурный истребитель и его навели на Руста. Летчик передал:
– Это легкомоторный самолет, видать, заблудился.
Я считаю, что морально-психологически Кромин был не готов к этому.
– Видимо, еще на фоне Боинга свежи были разборки, не так давно это было…
И он струсил. Это позволило Русту долететь до Москвы. В системе ПВО есть группа контроля полетов, которая имеет информацию: кто, когда, куда, зачем летит. Выяснить, что это чужой, проблем не было. Но они этого просто не сделали. Я Вам честно скажу, я бы поступил совсем по-другому. Я бы дал команду истребителю пройти над ним на высоте, буквально 2-3 метра, или под ним, и сделать горку спереди. Он бы свалился в штопор и… «не справился с управлением». Никаких следов. А потом разбирайся. Лучше потерять одного нарушителя, но не было бы такого позора.
– Вернемся к Германии. Вот Вы прибыли в Германию, в группу войск, в 71-й корпус. Вы говорите, что там тяжелая была обстановка.
Да, военно-политическая обстановка была очень тяжелая, я это не скрываю. Потому что восточные немцы Хоннекера уже не воспринимали, и шли выступления вплоть до запрещения полетов нашей авиации на аэродромах, демонстрации, и все прочее.
Расскажу даже такой случай. В Нойруппине у меня истребительно-бомбардировочный полк на Су-17М4 летает, и при заходе на посадку он проходил над кладбищем на расстоянии где-то 2,5 километра. Естественно, он идет – шумит, а там в это время похоронная процессия. Конечно, власти попросили:
– В это время не летайте…
Чтобы не летали во время похорон, чтобы не обострять отношения. А разные поджигатели направляют людей для того, чтобы захватить аэродром.
Мне об этом сообщают, а я знаю, к каким последствиям может привести, когда толпа в две-три тысячи человек, уже подогретых, идут на аэродром. Чем остановить, колючей проволокой? И знаете, какую команду даю?
– Выгнать пару ТЗ, пролить срочно керосин вдоль ограждения, и поджечь!
Поджигаем. Все, дальше никто в огонь не идет. И после этого мы садимся за стол переговоров. Я приезжаю и решаю вопросы с местными властями. Я выполнил задачу, не дал нанести удар. А в таких случаях бьют матчасть и все выводят из строя. Я принял решение и считаю, что грамотно, доложил командующему после того, как все это произошло.
– В это время шло два параллельных процесса. С одной стороны, обновление матчасти достаточно значительное, и одновременно, только поступила техника, и практически сразу начался вывод войск. Вы это тоже ведь все застали?
Это была самая такая подготовленная и многочисленная группировка наших Вооруженных Сил. У нас в авиации немножко по-другому, и то, что было в сухопутных войсках, я не могу оценивать. Но «вывод в чистое поле» имел место. Выводят в неподготовленные места, потому что Горбачев давил на военных:
– Выводите, и все!
И больше никаких… Неадекватной его была реакция. Я не исключаю, что могло быть и такое, потому что Горбачев – это не тот человек, который должен был устраивать… С одной стороны, его считают: как «сопля», нюни распустил. А, другое, он действовал очень неадекватно, старался выполнить желания Запада любой ценой, даже в ущерб боеготовности и государству.
– А в то время не было разговоров, что предатель у власти оказался?
Все познается в сравнении. От того, как воспринималось все, что происходило, делали выводы и отдавали соответствующие указания. Ты ответственен за порученный тебе участок работ. Добиваешься исполнения указаний. Хотя приезжали "реформаторы-контролеры", разъясняли, мол, "не так понимаешь текущий момент обстановки". Но я считал и считаю, что я должен быть проводником военной стратегии, чему меня учили в академиях и на курсах. Нельзя поддаваться на обещания смягчения ситуации – это всегда блеф. Нельзя пускать страну на самотек. И тысячелетний опыт гласит, что снижение боевого потенциала армии приводит к краху государства. Россия тому пример.
– В условиях тяжелой политической обстановки продолжались ли, ну, не провокационные, а жесткие действия между нашими и западными вооруженными силами?
Они продолжаются по сей день. Я должен сказать, что в Советском Союзе, особенно на линии соприкосновения, на передовой, как говорится, всегда обостренное чувство ответственности. На все деяния, которые шли с Запада, моментально шел ответ, в результате чего они сворачивали провокационные действия. Есть такие нюансы, которые я не могу раскрыть.Это нормально, потому, что не давало тебе расслабляться. В боевой обстановке ты все время держишь в голове всю ту кухню, которая идет в данный момент. И любое отклонение у тебя сразу вызывает те или иные действия.
– Чисто теоретически, если бы у нас был у власти не Горбачев, а Андропов (достаточно жесткий мужик) и в 1989 произошел реально конфликт, как Вы считаете, наша авиация могла бы показать себя?
Вполне, и с наилучшей стороны, потому что я знаю, что по уровню подготовки мы были на очень высоком уровне, и Запад нас обоснованно боялся.
– Говорят, что наши летчики имели годовой налет 100-200 часов, а у однотипных американцев был 400-500?
Они так же набирали его при перелетах, понимаете.
– То есть их техника позволяла летать дальше, и только за счет этого увеличивался налет?
Да. А уровень подготовки, я скажу, наших летчиков, был не слабее, а даже в некоторых вопросах и повыше. По той реакции, когда я сам летал на боевом дежурстве, чувствовалось: могли американцам показать, что мы можем. И здесь утверждаю, тоже зная уровень летчика. Потому, что ведя воздушный бой, я не то, что просто летал, я выполнял воздушные бои на Су-27 с перегрузкой восемь и выше.И психологически чувствуешь, знаешь, когда идешь на воздушный бой с кем-то, допустим, проверяешь командира полка, командира эскадрильи, командира звена, и простого летчика. И даже летаешь с летчиком – лейтенантом на спарке, знаешь его, на что он способен. Даешь ему дойти до такого состояния, что вот сейчас может сорвать в штопор, и ты в этот момент хватаешь, забираешь управление, и предотвращаешь, потому что знаешь, чувствуешь и после расскажешь ему о том. И он уже больше эту ошибку не повторяет. И командиру полка говоришь:
– Обратите внимание на…
Даже в этом вопросе необходимо контролировать и знать ту специфику работы, и на что у тебя способен летный состав при выполнении боевой задачи.
– А не «заклинивало» лейтенантов, что у них в спарке целый генерал сидит? С полковником-то не часто летали, не говоря о генерал-лейтенанте!
Не чувствовал такого. Я специально летал в частях с разной категорией летного состава. Мне иногда были виднее перекосы в подготовке летчиков, и далее я давал указания инструкторам по исправлению ситуации. А разбор полета проводил всегда в присутствии летавшего и его непосредственного начальника в спокойной и доброжелательной форме. Мы же оба летчики.
– Провокационный вопрос. Известно, что чем выше начальник, тем летные качества больше страдают. Рядовой летчик, комэск, комполка – более или менее примерно одинаковый налет имеют. С разными немножко задачами, но примерно одинаково. А уже выше – будет меньше налет. Ну, я понимаю, Вы человек постоянно летающий. Но были же и те, кто сам летал не постоянно, но проверял постоянно тех, кто летает.
Ну, я Вам скажу, что здесь все зависит от той личности, кто занимает должность, какую он цель преследует. Некоторые считают, что это промежуточные дела, и им не стоит влезать, чтобы не дай Бог чего не случилось. Даже в наше время, здесь, у меня в моем хозяйстве, как я его называю, 6-я армия ВВС и ПВО.
Когда я уже летал гражданским пилотом, человек, который был не допущен к полетам, с командиром полка пошли в спарке, и совершили аварию. Катапультировались, потому что вогнали самолет в штопор. Пилотировало должностное лицо, которое не имело право садиться в этот самолет. Оно хотело «почувствовать», в результате чего произошло это происшествие. И он этим самым забил себе карьеру. Его надо было судить, но, как говорится, выкрутился, благодаря связям.
– Вот это вот наличие связей сильно изменилось по сравнению с тем, что в Советском Союзе происходило?..
Нет, не очень. Все так же. Были бы у тебя связи, будешь и дальше воротить. Мы возвращаемся к тому, кто какие цели преследует. Я был поставлен для того, чтобы моя армия была боеготовая. Я отвечал за это, и у меня это было в голове все время, даже те вопросы, которые не относились к боевой подготовке напрямую. Приходилось искать решения имевшихся проблем, и я находил. А другой считает:
– Да, мне осталось немножко, я и уйду, осторожно. Чтобы, «не дай Бог, что не случилось.
А оно всегда, наоборот, случается тогда, когда ты начинаешь осторожничать. В подготовке нужно от простого идти к сложному. И вот когда ты этот принцип соблюдаешь, ты знаешь, что здесь будет спокойно, потому что ты вылетаешь с ними и видишь, в каком часть состоянии. А когда ты прилетел, и просто наблюдаешь – это две разных вещи, и никогда не почувствуешь, что ощущает пилот.
Я вот, допустим, командующим мог летать и с лейтенантом, и с командиром звена, и с комэской, и с зам. командиром полка, и с командиром полка.
– 71-м корпусом сколько Вы прокомандовали?
Да, собственно говоря, год с небольшим, потому что после корпус сократили. Вывод войск, и все.
– И куда Вас назначили?
В Киевский военный округ, в 17-ю Воздушную армию зам. командующего армией.
– Там атмосфера была как, на Украине?
Я скажу, что тоже тяжелая. Вы правильно поймите, кто стоял тогда у власти? Горбачев. А я Вам сказал, что он – слюнтяй. Он на вопросы политической борьбы в союзных республиках не реагировал, не брал во внимание и не брал ответственность на себя. Считал, что это должно решаться на местах. Куда кривая выведет, на то он и рассчитывал. Последний год–два в Москву шли рапорта и доклады валом, но там на них вообще не реагировали.
Такое отношение поддержало те силы, которые были скрыты на Украине. В то время «Рух» начал подниматься очень сильно – Черновил. В нашей 17-й Воздушной армии был Костя Морозов командующий, а я был замом у него. Он скатился на путь предательства присяги. Он предал, я считаю, присягу и ушел в министры обороны Украины. Причем сам говорил и писал, что это он в Москву сообщил о том, что он теперь министр Украины. А я стал командующим 17-й Воздушной армии…
– Тогда же ведь многие офицеры оказались в ситуации, когда «вчера все было хорошо, а завтра – выбирай». Сколько народу ушло, а сколько осталось, и как принималось решение? В итоге же ведь все оказались просто перед строем: вот те налево, а те вот направо.
Я Вам приведу доподлинно, что происходило. Как раз перед Новым 1992 годом, сформировалось СНГ, и во главе войск СНГ стал Шапошников. Он быстро прошел путь от главкома ВВС на министра обороны (до 4 января 1992), и перешел Главнокомандующим Объединенными Вооруженными Силами СНГ (с 14 февраля 1992). В последних числа декабря 1991, приходит от него шифртелеграмма…Я скажу, что Шапошников сыграл очень неблаговидную роль в этом деле. Его поставил Горбачев, потому что видел, что это такой же человек, как он сам. Шапошников всегда подчеркивал:
– Я не списанный летчик. Я в душе остаюсь летчиком!
Да ты уже перешел на уровень главкома ВВС! У тебя уже совсем другие задачи, ты можешь сесть в транспортный самолет или пассажирский, допустим, в Ту-134. Летишь куда-то и ты можешь сесть порулить, если можешь, если имеешь допуск и переучен. А если нет, то и не лезь, потому что многие кончают бесславно, когда рвутся в ту область, где не научен.
Я скажу, что его позиция отрицательно сказалась на личном составе Вооруженных Сил. Он с целью, чтобы не иметь для себя "геморроя", издал эту шифровку: «Личному составу вооруженных сил на территории союзных республик, не рассчитывать, что будут приняты, если они уйдут в Россию».
Вы понимаете, это сыграло очень тяжелую моральную роль для многих, даже русских, которые находились на Украине и в других республиках. Многие оказались в ситуации, когда и хотели бы уехать, да деться было просто некуда. Вот почему, когда шло первое всеармейское совещание войск СНГ в Москве, в январе месяце, на этом совещании выступали и критиковали Шапошникова. Он заявил:
– Я покидаю пост главкома!
Как артист, уходил со сцены, а потом обратно возвращался. Здесь командующий войсками Белорусского военного округа Костенко правильно сказал:
– Вы – фазан! Распушили хвост, а ничего не делаете!
И я считаю, что если бы в то время Костенко был на уровне министра обороны, мы вот таких последствий с распадом Советского Союза не имели бы. А все велось к тому, чтобы развалить уже тогда Советский Союз. Вот как это чувствовалось в войсках, как люди восприняли.Когда мы направлялись на первое всеармейское совещание, то мы с командующим Киевского военного округа генерал-полковником Чечеватовым прилетели на самолете в Москву. На его самолете, потому, что за командующим был закреплен самолет. А обратно улетать, Морозов нам его как министр обороны Украины не предоставил. Мы сели в попутный транспортный самолет. Когда мы прилетели на аэродром Борисполь, встречает нас начальник оперативного отдела округа и докладывает:
– Начальник штаба округа привел штаб к украинской присяге!
Генерал-полковник Чечеватов так негромко, севшим голосом говорит:
– Это пиздец! Все потеряно! Теперь все…
Он после на Дальний Восток ушел, после Киева. Рыжий такой, Рыжий Черт его звали. Я в штаб 17-й армии… А у меня начальник штаба вообще был ноль, я отправил его в госпиталь списываться, потому, что толку нет. В роли начальника штаба стал украинец, начальник оперативного отдела. Он приходит и выдаёт:
– Я по приказу министра обороны Морозова, выполнил его указания, и завтра в нашем управлении принимается присяга Украине.
Я приказываю:
– Дайте команду через полтора часа личный состав управления собрать в актовом зале.
Я к ним вышел, и сказал:
– Дорогие друзья, вы – каждый волен принимать решение, но я, лично, принимать не буду.
Потому что я считаю необходимым сохранять верность той присяге, которую ты принимал один раз. И больше на предложения не реагировал. Из 237 человек 68 не приняли присягу, в том числе и я. Если бы не шифровка Шапошникова, думаю многие другие не переприсягнули бы. Отдал я ряд указаний, сел в машину и уехал в общежитие. Я жил тогда в общежитии рядом со стадионом, где Киевское «Динамо» играло в футбол во время войны с немцами… Машину отправил, штаб-связь на телефоне. Утром выхожу, как всегда, в 7.30 – машины нет. Я позвонил, а мне говорят:
– Начальник штаба приказал машину не присылать.
Поднял руку, взял такси, приезжаю, захожу в штаб. Ко мне подскакивает дежурный по управлению:
–Товарищ генерал-майор, вас приказано в штаб не пускать.
Я спрашиваю:
– Вы кто?
– Дежурный по управлению.
– Я вас снимаю.
– Как?
– Караул!
Выскакивает начальник караула, я ему приказываю:
– Арестовать!
Арестовывают дежурного, забирают пистолет, отправили, и я прохожу дальше. Захожу в кабинет, мне начальника штаба говорит:
– Мне министр обороны приказал Вас не пускать.
Я отвечаю:
– Меня с должности никто не снимал! Я несу персональную ответственность, прошу этим руководствоваться и не говорить, что какой-то министр обороны какой-то Украины меня снял с должности. Я руководствуюсь тем, что на это должны быть соответствующие постановления, указ.
Ну, он, видать, позвонил Морозову, тот на меня вышел, мы поговорили «на ножах». Я ему высказал свою точку зрения, он мне свою. Я ему сказал:
– Пока не будет указа, никаких…
Морозов пошел к Кравчуку, а у них была договоренность с Шапошниковым, и они сварганили свой указ по Украине: меня снять с должности, так же как и сняли Чечеватова, этим же указом. Потому что Чечеватову предлагали сначала стать министром обороны Украины, а он не согласился. И вот тогда они взяли Морозова, потому, что он русский, и за его спиной много русских оставили, перевели к тому моменту с согласия Москвы части в свое подчинение по всей Украине.
Этого можно было бы раньше еще коснуться. Летом был такой момент: у нас в одной из частей произошла катастрофа самолета на разведке погоды. Купянские вылетали и с ходу резко заломили набор высоты, сорвались в штопор и тут же упали. Морозов получил соответствующий втык от Шапошникова. А на Украине у всех командующих, когда происходило заседание Верховной Рады, было определено свое место. Он сидел рядом с Черновилом. Черновил спрашивает:
– Чего ты сидишь такой хмурый?
– Да, вот Шапошников меня… Произошла катастрофа, и он сказал, снимет…
Черновил говорит:
– Брось ты на него реагировать. Если хочешь, пойдем, я сделаю протекцию, ты будешь у нас министром обороны.
И все, после этого Костя на 180 перевернулся. Вызвал меня, говорит:
– Ты, давай занимайся всеми военными вопросами в Армии, а я буду заниматься тем, что мне скажут в Верховной Раде и Кравчук.
И он всецело занялся этим. Дальше уже, когда его поставили министром обороны Украины, то тогда был приказ главкома ВВС РФ о временном исполнении, и командующим 17-й армии поставили меня. А уже впоследствии меня указом Горбачева назначили командующим 17-й Воздушной армии. Но я там недолго пробыл. После, раз я не принял присягу, был указ Кравчука «снять». Развал Советского Союза произошел шестого декабря, все сыпалось. Вот такие события.
Это время было сложное. Обстановка менялась на глазах, не всегда последовательно и логично. Например, в июне 1991 года получаю команду:
– Принять летный эшелон на Борисполь.
Выполняю, принимаю дивизию ВДВ. Морозов самоустранился, его уже ничего в делах Армии не волновало.
Прилетел Генерал Армии Варенников. Встречаю его у самолета.
– Доложите обстановку!
Докладываю.
– Где командарм?
Отвечаю.
– Засранец он, а не командующий! Едем к Кравчуку.
Сперва Варенников зашел в кабинет со связью ВЧ, куда у меня допуска не было, потом в кабинет Кравчука, где провел около 3 часов. Выходит:
– Едем на аэродром!
В машине он молчал, и только одно сказал:
– Пока летел, все изменили. Нас, блядь, предали.
Потом добавил:
– Ил-76-е заправишь и выпустишь обратно.
Стало ясно, что в Москве Горбачев опять распустил нюни, опять все пустил на самотек. И так происходило постоянно. А поскольку войска все время дергали без дела, пропала "линия партии", размывалась "вертикаль власти". Началось разложение войск на местах. Вместо наведения порядка, высшее партийное руководство начало сдавать людей и части в республиках. Причем зачастую у националистов не было ни реальных сил, ни возможностей. Власть брали глоткой.
перейти на -- [Часть 1] -- [Часть 2] -- [Часть 3] -- [Часть 4] -- [Часть 5]
Источник
submitted by Russian_partisan to Russian_aviation [link] [comments]


2018.09.01 14:23 Leonid83 Примыкание наша или квартира согласование управление

Вчера завершилась он-лайн встреча с соучредителями: Raullen Chai и Jing Sun. А ведущим был менеджер по развитию и связями с общественностью - Larry Pang.
Вначале команда рассказала немного о себе, как они очутились у руля IoTeX и своем опыте, затем в непринужденной обстановке постепенно отвечали на вопросы из "зала" (задаваемые с чата), последний 10 минут Ларри отвел на блиц-ответы, некоторой оставшейся части вопросов.
Кто не смог посетить прямой эфир, могут увидеть наших основателей в записи: тут
Из эфира мы узнали:
🔹 что помимо основного офиса в США, команда планирует в будущем открыть еще 4 - в Китае, Корее, Сингапуре и Канаде
🔹 в полноценном штате на данный момент находиться 14 сотрудников, а остальные как подрядчики или работают не полный рабочий день.
А затем наступил час для Технической АМА в нашем основном Реддите
Вышел 7-ой Отчет о проделанной работе:
🔸🔸🔸 Выпуск токенов, заблокированные токены и обновление расписания

🔸🔸🔸 Технические обновления
🔸🔸🔸 Пополнение в команде
Tian Pan, только что к нам присоединился как Staff Software Engineer, чтобы создавать архитектуру и разрабатывать продукты. До IoTeX, он был старшим инженером программного обеспечения и техническим руководителем в Uber, занимаясь улучшением пользовательского опыта и безопасностью через вход, регистрацию, управление аккаунтом. Tian изучал компьютерные науки и децентрализованные системы в университете Yale.
🔸🔸🔸 Партнерства
За прошедшую неделю мы объявили, еще 5 стратегических партнеров:
🔸🔸🔸 Работа с нашим сообществом
🔸🔸🔸 Новости/Пресс релизы
Полный Отчет смотреть в нашем Блоге
submitted by Leonid83 to IoTeX_RU [link] [comments]