Сколько стоит перепланировка квартиры в москве 2019

EchoMSK, Амир Аль-Хайдар, основатель Edavoz.by: Это проекция ада на земле Друзья, хочу извиниться, что так долго тянул с опубликованием истории нашего с Настей (Anastasiya Sheibak)задержания и нахождения в ... Филиал ада на земле: Слабонервным под кат сегодня лучше не соваться: таких фотографий мне еще делать не доводилось. Если есть у нас в Подмосковье место, которое можно назвать филиалом Ада на Земле, то сейчас это именно ... Амир Аль-Хайдар, основатель Edavoz.by: Это проекция ада на земле Блоги Эхо Москвы, 29.08.2020 Ответить Detochkin 30 августа, 23:06 +6 Друзья, хочу извиниться, что так долго тянул с опубликованием истории нашего с Настей (Anastasiya Sheibak) задержания и нахождения в тюрьме, а точнее концлагере, на Окрестина — иначе это место не назовешь. Слово"Ад"-это вид энергии той,которая пораждает"Рай".От Ада рождается Рай.АД-это трудности,сложности, ... А на земле мы просто живем эта планета как раз наоборот была специально создана для ... Я задумался над тем, что это все же не тюрьма, это не концлагерь, — это проекция ада на земле. Как будто недра земли разверзлись и кусочек ада вылез из породы наружу. Я задумался над тем, что это все же не тюрьма, это не концлагерь, - это проекция ада на земле. Как будто недра земли разверзлись и кусочек ада вылез из породы наружу. Я задумался над тем, что это все же не тюрьма, это не концлагерь, — это проекция ада на земле. Амир Аль-Хайдар, основатель: Это проекция ада на земле. Друзья, хочу извиниться, что так долго тянул с опубликованием истории нашего с Настей (Anastasiya Sheibak)задержания и нахождения в тюрьме, а точнее концлагере, на ... Я задумался над тем, что это все же не тюрьма, это не концлагерь, — это проекция ада на земле.

2020.08.30 19:10 5igorsk Москве сколько в стоит перепланировка 2019 квартиры

Это проекция ада на земле
https://i.redd.it/y1k5d01xu6k51.gif
Белорусский IT–предприниматель с иракскими корнями Амир Аль–Хайдар рассказал в Facebook историю своего задержания и нахождения в тюрьме на Окрестина.
«Друзья, хочу извиниться, что так долго тянул с опубликованием истории нашего с Настей задержания и нахождения в тюрьме, а точнее концлагере, на Окрестина – иначе это место не назовешь. Все это время после выхода я занимался срочными делами – обратился к травматологу в районной поликлинике, подал заявление в Следственный Комитет, прошел освидетельствование побоев в судмедэкспертизе, был на приеме у невролога в частном медицинском центре.
Теперь, когда все эти неотложные меры приняты, собрался с мыслями и решил написать обо всем, что произошло. Сразу хочу предупредить, это действительно будет лонгрид: я постараюсь изложить не просто сухие факты, но добавить мысли, размышления и инсайты, которые пришли ко мне в основном там – я очень много всего передумал, а также после выхода. В той мере, в какой это возможно, постараюсь снабдить свой рассказ смешными историями, ибо юмор помогал нам держаться и отвлечься от навязчивых мыслей о безысходности.
Нас задержали Минске в ночь с 11 на 12 августа на пересечение улиц Куйбышева и Богдана Хмельницкого в 500 метрах от нашей квартиры по ул. Якуба Коласа. Мы ехали в машине вместе с медиками–добровольцами, которые любезно согласились подвезти нас домой – в городе перестал ходить транспорт, хотя табло на остановке вот уже как полчаса показывало, что через 3 минуты придет троллейбус. Поворачивая на улицу Богдана Хмельницкого, мы заметили, что сотрудник ОМОН вяжут парня, а ближе к универсаму «Рига» увидели большое количество сотрудников внутренних дел и людей, лежащих на земле. Водитель нашей машины приостановился и мы – о это была большая глупость – спросили у сотрудников ОМОН, не нужна ли медицинская помощь. ОМОНовец что–то рявкнул в нашу сторону, но видимо, наш водитель на расслышал и пытался переспросить. В этот момент ОМОНОвец подбежал к автомобилю, бросил в сторону машины гранату, наставил на нас винтовку, приказал выйти из машины и лечь на пол. Все развивалось очень стремительно: было недостаточно времени, чтобы все осознать. Я услышал взрыв под колесами, потом увидел ствол винтовки перед своим лицом и в следующую секунду я уже нырял руками вперед в асфальт – это не такая простая задача выскочить из минивэна и быстро лечь на землю.
Нам приказали лечь и взять руки в замок над головой. В первые секунды я почувствовал огромное чувство обиды, что нас схватили в пустом городе, рядом с домом. Следующим чувством был страх, что будут бить ногами, а ты не можешь защититься. Мне приказали вытащить из кармана телефон и показать приложение «Галерея». Я достал телефон из кармана, он был разряжен. Продемонстрировав это, я извинился перед сотрудниками ОМОН. Они приказали вернуть телефон в карман. Забрезжила надежда, что нас могут отпустить. Я услышал, что Насте приказали подняться и она стоит возле автомобиля милиции. Ее спрашивают, кто мы, что делали и почему здесь оказались. Судя по разговору, она почти убедила сотрудников, что мы тут живем и что оказались тут совершенно случайно – мы не имеем отношения к ребятам–медикам (позже я узнал, что в эту ночь они лютовали против медиков, мол, как это так медики помогают протестующим? Тут, дескать, не война, чтоб красный крест участвовал). Пока я лежал и внимательно слушал разговор с Настей неожиданно почувствовал хлопок и жжение в области ягодиц – это был первый удар резиновой палкой за ночь. Поскольку я не ожидал этого, боли в момент удара практически не почувствовал, лишь после. Поймал себя на мысли, что если это и есть эффект от удара дубинкой, то не все так плохо — не так уж больно. Через пару минут я получил удар по спине, и сотрудник ОМОН задал мне вопрос: «А сейчас почувствовал боль?». Я решил подыграть ему и ответил: “Да”. Он схватил за шнурок с крестиком на моей шее, хотел вырвать и спросил: «Сколько мне заплатили за это?». Я ответил, что это крестик, я православный. На что сотрудник сказал: «Ок, крестик можно». Видимо, он думал, что у меня есть какая–то символика на шее. Рядом сильно били медиков, и я подумал, что, наверно, Насте удалось доказать им, что мы случайные люди. С одной стороны, очень надеялся, что нас отпустят домой, с другой – решил, что, даже если не отпустят, все не так уж плохо — пройдем все это, раз нас уже приняли, — увидим как все происходит изнутри (я и догадываться не мог, что нас на самом деле ожидало в ту ночь)! Затем подошли еще сотрудники ОМОН. Видимо, среди них был какой–то командир, который принимает решение, забирать нас или нет. Он быстро решил, что мы их клиенты, что нас надо паковать. Руки нам не связывали, так как у них закончились стяжки. Нам приказали встать и бежать в милицейский микроавтобус. По пути нас били – я запомнил удар кулаком в левый висок. На секунду я был оглушен этим ударом. Но осознал, что удар был короткий, так что никакого сотрясения быть не должно. Я лег на двух людей, которые были в салоне автомобиля. На меня лег один из медиков – они оба были очень крепкого телосложения. От веса тела мужчины болела спина, зато меня не били — били того, кто лежал сверху, так что в чем–то повезло.
Мы ехали в машине с минуту. Как только машина остановилась, нас начали по одному выпускать. Из машины меня вывел сотрудник ОМОНа, по голосу молодой парень. Он сказал мне дословно: “Братан, на бойся, все будет хорошо!”. Он положил меня на траву и попросил показать мое лицо. Я посмотрел на него. Он сказал лежать спокойно, руки взять за голову в замок. Подошел какой–то другой сотрудник, по голосу мужчина лет за тридцать. Он обзывал нас и избивал медиков. Грозился, что будет массажировать им простату дубинкой. Меня обзывал петушарой и бил ногой по рукам, которые были за головой. Я несколько раз ударялся лицом об землю и думал лишь о том, чтобы он мне не разломал череп. Потом он подошел сзади меня и начал давить на стопы ног, будто угрожая мне, что переломает лодыжки. Я лежал и не двигался. Меня спросили, где меня задержали. Я ответил, что возле дома. А где мой дом — улица Я Коласа. А где задержали – я ответил Куйбышева. Сложилось впечатлении, что эти ребята плохо знают Минск. Наверно, они из других городов, подумал я.
Нам приказали лечь набок, ноги под себя, встать на колени – это не так просто сделать из такого положения – и повели в автозак. Нужно было держать голову ниже, а я держал ее прямо, за это меня на пороге автозака много били. Мне пришлось симулировать, что у меня сердце заболело, я начал дрожать. Они спросили, что с тобой? Я ответил: сердце. – «А когда на улицу выходил сердце не болело?» Но бить перестали. Когда запихивали в автозак, заставили достать из карманов все вещи и бросить внутрь машины. Увидев мой мобильник один из сотрудников ОМОНа совершенно нормальным голосом спросил: “Что это за телефон, Xiaomi?” – “Нет, iPhone XR”, ответил я. “Ааа, понятно”, услышал в ответ. Запихнули меня в камеру в автозаке – там было еще два человека. Я сидел у них на коленях. Так мы ехали минут 10–15.
Машина остановилась и я услышал голос Насти. У нее спросили, все ли вещи с собой, на что она ответила утвердительно. Затем ее выпустили. Также я слышал женский голос надзирательниц тюрьмы. Я почему–то тогда поверил в то, что Настю выпустят сразу же из автозака и скажут идти домой, раз вещи при ней. Это предположение было ошибочно – она провела там на 1 сутки меньше, чем я. Но это ошибочная догадка дала мне силы верить, что с ней все в порядке и ее нет в этом ужасном месте.
Мы несколько минут сидели в камере в автозаке, ожидая что нас начнут выпускать. Сотрудники ОМОН смеялись, говорили о чем–то своем, предупредили нас, чтобы при выходе мы бежали очень быстро. Я понял, что издевательства и побои не закончатся.
Вот нас уже выводят, руки за спиной голова вниз – я не вижу ничего кроме асфальта и земли. Нам приказывают встать на колени на траву вдоль металлического забора тюрьмы, голову положить на землю, а колени поджать под грудь – так. наз. “поза эмбриона”. В такой позе мы провели 5 часов. Стоять так очень сложно, ноги затекают, а если попробуешь выпрямить ноги – сразу бьют дубинкой. Я перекладывал вес тела попеременно с одного колена на другое, потом переносил вес тела на голову. В один момент я почувствовал хруст в шейном отделе позвоночника. Я испугался, что могу сломать шею, поэтому начал больше нагружать ноги. Справа от меня были парни, которые знали друг друга, может быть братья, а может друзья. Я советовал им двигаться и менять положения, насколько это возможно, чтоб ноги не затекали. Охранял нас надзиратель тюрьмы, не ОМОНовец. Он бил дубинками по ягодицам, но без остервенения. Хуже всех били ОМОНовцы. Очень крепко били медиков, парня, у которого был нож, парня, который был с дредами – его не только били, но еще состригли волосы – им не понравилась его прическа. Где–то справа от меня очень сильно избивали человека. Он много говорил с избивающими, умолял их не бить больше, а потом от отчаяния встал и пытался защитить себя от ударов. За это сотрудник со словами: «На что ты рассчитывал, когда пытался кинуться на меня” нещадно стал избивать его дубинкой. По голосу сотрудника я определил, что он взрослый – ему точно за тридцать и более менее развитый, так как смог сформулировать такой сложный речевой оборот – «на что ты рассчитывал)».
Но самое страшное, что творилось в том дворике – это избиение людей поодаль от нас. Где–то в глубине двора людей избивали бесчеловечно, их били так часто и с таким остервенением, что я никогда не слышал ни таких стонов и криков, ни таких звуков от ударов по телу. Было такое ощущение, что бьют по какой–то наполненной пластмассовой бочке или канистре. Несколько человек били одного, и я не могу поверить, что один человек может вынести столько ударов. Я лежал, прислушивался, молился Господу Богу, чтоб меня не сделали инвалидом и одновременно морально готовился достойно стерпеть все эти удары. Думаю, что каждый из нас вновь привезенных туда, готовился стать следующим. Парни, которых избивали, умоляли не бить больше, уважительно просили ОМОНовцев: “братцы”, “мужики”, “товарищ командир”, не бейте больше». Но те не унимались, более того – зверели и били с большим остервенением, вкладывая в удары весь вес своего тела, наносили удары с криками и кряхтя на выдохе. Угрожали, что убьют людей, спрашивали риторически: перемен захотел, воевать захотел и тд. Один парень от отчаяния начал кричать “Позор”, и те его просто забивали как поросенка. Другой сказал: “Мужики, лучше застрелите меня. Я больше не могу!”.
Я задумался над тем, что это все же не тюрьма, это не концлагерь, — это проекция ада на земле. Как будто недра земли разверзлись и кусочек ада вылез из породы наружу. И мы все здесь должны пройти 9 кругов ада согласно тем ‘грехам’, которые совершили. У кого–то был нож, кто–то был в камуфляжных штанах, кто–то в берцах, у кого–то при себе были рации, противогаз, у кого–то якобы обнаружили взрывпакет, кто–то, не дай Бог, оказывал сопротивление, кто–то стоял в сцепке, кто–то был медик, у кого–то на руке была белая лента, у кого–то БЧБ–флаг, кто–то был одет в белое. Всех они классифицировали, помечали баллончиком с краской, на майках, байках писали нож или рисовали крест. Соответственно, каждого из нас ждала кара соразмерно его “греху”. У меня ничего не было, каким–то образом нам с Настей, видимо, удалось убедить их, что мы не медики, так что меня не избивали очень сильно.
Я прислушивался, о чем говорили между собой сотрудники между всеми этими зверствами. Обычный разговор: кто–то просит сигарету, кто–то воды, кто–то смеется, обсуждали что надо ввести комендантский час и проч. Потом у нас спросили ФИО и дату рождения. При этом били. Меня ударили 2 раза дубинкой. При втором ударе сотрудник МВД сказал: ”Хач е..аный”. В эти моменты словесные оскорбления никак не действовали на психику, мне было все равно кем и чем меня обзовут – лишь бы сохранить здоровье. Также спросили: “Гражданин чего?”. Я побоялся тогда сказать, что у меня есть второе гражданство Республики Ирак, потому что мой паспорт истек еще 10 лет назад, для его продления нужно было ехать в Ирак, а там было не менее опасно, чем сейчас в Беларуси. Быть может, меня отведут, начнут наводить справки по базе иностранцев, обнаружат, что я числюсь как гражданином РБ, уличат во лжи и изобьют до смерти. Также я не знал степень их юридического образования. Возможно, они не поверят, что у гражданина РБ может быть второе гражданство и они, как некоторые несведущие люди, считают, что это невозможно, — будут избивать.
В “положении эмбриона” мы провели не менее 5 часов. Затем нам велели подняться и бежать по диагонали в помещение тюрьмы. Пока мы бежали, нас били. Мне прилетело как минимум 3 удара дубиной по разным местам. Мы забежали внутрь помещения, нас заставили встать на колени вдоль стены и раздеться. Пока раздевались, вещи обыскивали. сзади нас я видел 2 пакета: один большой холщевый, второй маленький целлофановый. Я подумал, неужели нас здесь убьют, а пакеты для трупов?. У меня во внутреннем кармане джинсовой куртки нашли браслет с фестиваля Lolapolooza в Берлина. Сразу спросили – это что (видимо думал, что какая–то символика? Ответил. Дальше реплика – Круто. Там был Рамштайн? Я сказал, не было, а были Imagine Dragons. “Класс” слышу в ответ. От любого человеческого отношения и общения там сердце радуется и наполняется надеждой, что не все потеряно, раз там могут быть нормальные ребята. После этого разговора отогнал мысли о гибели. Нам приказали все ценности и шнурки сложить в маленький пакетик. Я решил спросить, что делать с крестиком – очень не хотелось с ним расставаться. В ответ получили какую–то угрозу. В общем, решил, что безопаснее все же будет снять крестик и сложить в пакет.
Далее нам приказали взять нашу одежду и голыми бежать вереницей по коридору. Мы прибежали в помещение 10x10 на улице, где было много парней, стоящих на коленях и локтях головой вниз. Так, голые мы тоже стали, ожидая, что же с нами будет дальше. Откуда–то из застенков доносились ужасные звуки избиений, стоны и адские крики. У нас спросили, хотим ли мы туда, в кровавую баню. – «Никак нет, товарищ командир!”. Нам приказали, стоя на коленях, одеться. Зачет по последнему. Кто оденется последним из 10ти, тот получает. Начал быстро одеваться, у меня была куртка – как минимум на одну вещь больше, чем у тех, кто был легко одет. Одев всю верхнюю одежду, понял, что остались носки. Было желание не надевать носки, но потом я подумал, что это будет нечестно по отношению к другим, а также, что носки будут скомканные в кроссовках под ногами – это неудобно и холодно. Я оделся последним. Охранник сказал: «Можешь уже не спешить, прими достойно!”. Я подготовился, продышался и получил один сильный удар по спине. Был очень рад, что не последовала серия ударов. Кстати, это был последний удар, который я получил. Охранник с периодичностью в несколько минут бил других парней, задавал вопросы, проводил лекцию политинформации для нас: «Зачем вам это надо? Вам что плохо живется? Зачем Вам эта Тихановская, она же домохозяйка! Посмотрите на Ваши крутые шмотки! У вас же у всех айфоны! (про айфоны уже второй раз за ночь услышал) 26 лет жили спокойно, стабильно, сыто! Вы хотите воевать с нами? Мы не хотим с Вами воевать! Мы хотим Вас защищать! Вы думаете, мне нравится то, что я делаю сейчас? Мы боремся с убийцами, насильниками, ворами, почему мы должны бороться с Вами!» Что я заметил из этого разговора. Мне показалось, что политическая часть напоминала какое–то шоу, будто охранник говорил на публику. И не был заметен какой — то энтузиазм и искренность в его словах. Когда же он говорил, что это не его работа с нами разбираться, что он хочет нас охранять, его клиенты — это убийцы и проч. – я почувствовал, что человек говорит искренне. В общем, сложилось ощущение, что они там соревнуются, кто больше охваливает власть, чтоб показать лояльность перед своим и смежным ведомствами.
К часам 8–9 утра нам разрешили встать. На этой площадке, не знаю, что это карцер или прогулочная, мы простояли до вечера. Слава Богу, у меня была куртка, мне не было холодно. С нами был парень без майки, он замерзал. Я ему периодически давал надеть куртку, чтобы согреться. Казалось, что все пытки позади, выглянуло солнце и мы расслабились. Начали знакомиться, общаться. Обсуждали и гадали, что нас ждет дальше. Надеялись, что нас отпустят в виду того, что тюрьмы, должно быть, уже переполнены, и силовики попросту не знают, куда нас девать. Много было разных разговоров, не буду описывать их подробно, да уже и не помню всего, что говорилось. Помню, что гадали, куда мы попали. Бывалые правонарушители и манифестанты зорким глазом сразу определили, что мы на Окрестина. Сверху на террасе за нами следил сотрудник ВД в маске, ни на какие вопросы не отвечал. Слава Богу появилось ведро, и впервые за 12 часов я смогу справить нужду. Нам сбросили несколько бутылок воды, но до меня она не дошла. Воды давали мало и редко. Поскольку я стоял далеко от террасы, я так и ни разу не попил до вечера. Те кто ловил, выпивали всю воду и делились только с рядом стоящими. Это такой показатель заключённых – в этих условиях все думают лишь о себе, о своем выживании. Начались небольшие перепалки между заключёнными из–за воды. Помню еще, что, когда человек в очередной раз попросил воды у стоящего сверху надзирателя, последний ответил: “Посцать бы на тебя!”.
Некоторые люди стучали в дверь, звали сотрудников ВД, просили еды, жаловались на холод. Мы осуждали такое поведение. Я понимал, что с нами нарочно обращаются как со скотом, чтоб дать понять, что мы самые недостойные люди в стране в данный момент. Мы опасались, что из — за недовольства отдельных личностей, нас изобьют или не выпустят. Мы слышали, что возле здания на Окрестина образовался пикет и девушки скандируют “Позор”, “Выпускай”, другие кричалки. Это нас раздражало, так как мы опасались возмездия за это. В соседнем карцере были задержанные девушки. Они возмущались, спорили. Я в чем–то завидовал их отваге. Все же девушек не должны бить так как нас, и они могут себе позволить возмущаться.
Пока мы там стояли, я думал: как так происходит, что люди c образованием и интеллектом ниже среднего избивают и глумятся надо мной, человеком с высшим образованием, с 11–летним опытом работы юристом и на руководящих должностях, говорящего на 4 языках. Такое государство просто недостойно меня. Как так вышло? Ко мне пришла мысль и я высказал ее ребятам вслух, что сейчас для власти мы хуже бандитов, убийц и самых отъявленных злодеев. Поэтому лучше ничего не требовать, не возмущаться, а достойно молча ожидать свою судьбу.
Нам сказали, что сейчас приедет судья и будут суды. Постепенно начали вызывать людей на суды. Из 127 человек, которые были на площадке вместе со мной вызвали максимум 30–40 человек. Люди возвращались. Кто–то признался, что он нарушал ст. 23.34 КоАП «Нарушения порядка организации или проведения массовых мероприятий», кто–то отказывался. Мы сразу окружали вернувшихся с судов, чтоб расспросить, что там происходит и как лучше себя вести на судах. Те, кто признавался получали по 10–11 суток ареста. Те, кто спорил – 15 суток – максимальное наказание. Заключенные разделились на 2 лагеря: те, кто хотел признаться лишь бы выйти поскорее и лишь бы не били; и те, кто не соглашался. Поскольку большинство людей, как и я, участие в митинге не принимали, этот выбор был мучителен для нас. Поступиться своей совестью ради здоровья, либо рискнуть здоровьем ради правды. Я сказал, что я юрист с большим опытом. Начал консультировать людей. По закону, конечно, я должен был всем советовать не признаваться. Но в этот день в этом месте в этих обстоятельствах закона не было, он не работал и был жестоко попран грубой силой и безнравственностью силовиков. Я много думал и переживал, как поступить в моей ситуации, что посоветовать другим. Самое лучшее, что мне пришло на ум, это выжидать и надеяться, что нас выпустят без суда, так как тюрьмы переполнены. А уже если дойдет до суда, то поступать по ситуации и попробовать поговорить с судьей, спросить, дадут ли меньший срок, если согласишься или нет. Также с прагматической точки зрения я понимал, что никакой возможности привлечь свидетелей, истребовать доказательства, заявлять жалобы, ходатайства, отвод судье, а уж тем более потребовать записи видеокамеры на улицах в месте задержания, нам не дадут. Я отрезвил некоторых ребят, раскрутив им сценарий того, что будет. Я видел перед собой вопрошающие глаза людей. И советовал им соглашаться, так как сутки или штрафы дадут в любом случае. Сказал, какая у нас цель? Наша цель, выйти отсюда как можно скорее, сохранив здоровье, а не добиваться правды. Поэтому лучше согласится и не бесить этих чертей. Это было тяжело, но я решил для себя, что так будет лучше. К счастью, судов против остальных людей кроме тех 30–40 не было, и этот моральный выбор отпал сам собой.
Целые сутки я не спал. Место для того, чтобы расположиться для сна всем 127 человека, не было. Мы придумали ложиться на пол на спину и каждый следующий человек ложился между ног лежащего сзади – выстроили такие шеренги вагончиков людей вдоль стен помещения. Лежать на полу было холодно, но зато мне удалось подремать минут 30–40. Сон придал сил ждать. Погода резко портилась, намечался дождь. Мы молили небеса, чтобы не полило. К счастью, небо в тот день к нам было благосклонно. Где–то через час наши вагончики развалились, затекали ноги, в таком положении проспать долго было невозможно. И к лучшему: это нас спасло от переохлаждения.
Мы встали и простояли еще несколько часов, пока нас не начали отводить по камерам. Это тоже была пытка, так как начиная с обеда привозили новых заключенных, и они проходили круги ада: мы слышали из–за стены как черти в черном кричали, избивали и издевались над людьми. На нас гаркнули стать к стене и по 10 человек со словами: “Вы жаловались на холод, сейчас мы вам сделаем погорячее” стали куда–то угонять. Мы запомнили, что на экзекуцию ночью и рано утром тоже гнали по 10 человек со словами: «Этих я уже отработал. Давай еще десяточку на отработку”. Мы стояли лицом к стене и прислушивались, последуют ли крики. Криков не было. Выводили по 10 человек достаточно быстро, а также мы слышали, как гремят двери в камерах, на основании чего я сделал вывод, что скорее всего нас сортируют по камерам. Когда же охранник сказал: «Вам тут было тесно. Сейчас будете гулять по хатам”, на сердце отлегло, так как я понял, что действительно нас ведут в камеры. Забегание в камеру это еще та история. Ты держишь руки за спиной, голову вниз, твое тело согнуто почти под углом 45 градусов, шея повернута влево. И в таком положении, словно овца, ты бежишь в свой загон. Я видел по телевизору, что так конвоируют людей в колониях строгого режима, осужденных за совершение особые тяжких преступлений, но никак не мирных манифестантов.
В камере мы встретили трех парней, они были бодры, смеялись. Они были задержаны во время протестов 9–10 числа. Двое из них было осуждены на сутки административного ареста, один парень еще ожидал суда. В двухместной камере нас оказалось 22 человека. Никакого негатива постояльцы камере в связи с пополнением не высказывали, а напротив угостили нас хлебом, объяснили правила, помогли расположиться. Места было очень мало, первую ночь спать было невозможно – я спал сидя. Вдруг вспомнил про нашу кошку – Клепу, она осталась дома одна без еды. Так как мы с женой оба оказались тут, очень разнервничался, что нам дадут по 15 суток, а кошка умрет от голода. Потом я вспомнил, что предусмотрительно оставил ключ под передним амортизатором своей машины и сказал маме и сестре, где лежит ключ. Но я боялся, что на стрессе они забудут про это и не покормят нашего любимого зверька. Спросил у ребят, сколько кошка может прожить без еды. Они ответили, что 10 дней может прожить, она будет есть обои, цветы и тд. На сердце немного отлегло, но я решил, что буду признаваться, чтобы дали меньше суток. Окно нашей камеры выходило на улицу прямо напротив ворот ЦИП Окрестина. Я лежал на Пальме (на фене так называемое верхнее лежачее место на нарах) и смотрел в окно. Вдруг сквозь решетку в окне я увидел, что на улице напротив окна сидит девушка с русыми волосами в джинсовой куртке и светит какими–то фонариками. Присмотревшись, я понял, что она держит какого–то зверька под курткой, похоже, кошку. Долго присматривался сквозь решетку, потом позвал сокамерника посмотреть. Он подтвердил, что видит девушку с кошкой. Около часа я смотрел в окно, но лица девушки рассмотреть не мог. В общем, мне удалось убедить себя, что с 90% вероятностью – это была Настя с нашей любимой кошкой. Удалось отогнать дурные мысли, и стало легче. Забегая вперед, скажу, что ошибся.
В камере мы много общались, шутили. Из смешного запомнилась демонстрация друг другу синяков и гематом от дубинок на спине, плечах и задницах. Мы смотрели на форму синяков и угадывали в них очертания различных вещей, контуров карты Беларуси и других стран. Также бодрились, что Ленин сидел, Сталин сидел, Якуб Колас сидел, Пушкин был в ссылке – каждый нормальный мужик должен отсидеть хотя бы раз. В ту ночь я смог поспать совсем немного, так как спать можно было только сидя.
Утром нам дали чай, 3 буханки черного и 2 – белого хлеба, а также сечку. Помню момент, когда один парень решил попросить у кухарки мобильный телефон, чтоб сделать звонок маме. Она ответила: “E..нулся?” Некоторые ребята не ели или не доели кашу. Возвращая тарелки у кухарки спросили, а что делать с оставшейся едой, может вернуть ее Вам, чтоб не выбрасывать? На что получили ответ от рядом стоящего охранника тюрьма, что–то вроде: “Щас я тебе въе..у – быстро вымыл!”. Постепенно наша камеру пустела – кого–то отпустили, кого–то вызывали на суды, кого–то, как мы решили, перевезли отбывать сутки в Жодино. На протяжении целого дня к нам каждые полчаса–час приходили сотрудники тюрьмы и называли фамилии людей, а также заставляли нас писать список нашей камере не листке бумаги. Какая–то неразбериха у них была. К часам 5–6 дня нас осталось 11 человек в камере.
Днем нас вызвал наш охранник – мы узнали, что его зовут Сергей – и повел на третий этаж помещений изолятора. Он сказал, что мы можем уже идти нормально, не сгибая головы. Также использовал к нам слова: “мужики”, мне показалось, что на второй день к нам уже улучшилось отношение. Там нас вызвали к какому–то важному офицеру на допрос. Я шел вторым. Первым вышeл мой сокамерник cо словами: “Свобода! Cегодня нас выпускают!”. Я зашел в кабинет, там был приятной наружности офицер лет 45. Он мне сказал: я вправе решать, кто отморозок, а кто вменяемый человек. После 15–20 минут беседы, он сказал, что меня отпустят. Я подписал бумагу, что нарушал закон, раскаиваюсь и если меня еще раз задержат на митинге, то будет уголовная ответственность. Подождав остальных парней, мы вернулись назад в камере в полном воодушевлении. Обращение с нами по пути назад было нормальное.
Мы убрали камеру и приготовились, что с минуты на минуту нас могут выпустить. Разделили и доели остатки черного хлеба. Прошел час, второй, третий, но никто к нам не пришел. Часть ребят начали засыпать. Ночью раздался грозный голос: “Встать! Лицом к стене!”. Мы встали, но к нам никто не зашел. Заметили, что это не голос Сергея. Хоть бы не ОМОН, подумали мы. Простояв с полчаса, некоторые опять вернулись спать на кровати и на пол. Я стоял возле окна и с сокамерниками смотрел, что происходит за территорией изолятора. Там образовался большой пикет. Кто–то сказал, посмотрите сколько там людей: стоят с котами, собаками, шашлыки жарят. Потом мы узнали, что это волонтерский лагерь и родственник заключенных. Начинали отпускать людей, и мы смотрели в окна. Когда выходили заключенные, люди аплодировали. Но людей выходило немного. Потом вместо людей начали выезжать скорые, я насчитал штук 5–6, а может и больше. Также выезжали милицейские грузовики и машины. Люди на улице начали возмущаться, требовали показать людей, кричали имена. Обстановка была очень нервозная. Это было, наверно в 2–3 часа ночи.
Вся наша камера спала, я был единственный, кто не мог заснуть. Слышал в коридоре беготню ОМОНовцев, лязг ключей и дверей, шум где–то в глубине здания. Людей из соседних камер выводили, куда–то гнали. Я начал думать и соотносить выезжающие скорые, весь этот шум, и стал опасаться, что они дополнительно избивают людей до того, как выпустить (я не знал тогда, что некоторым тяжело избитым не вызывали медицинскую помощь своевременно). Из соседней камеры вывели людей. Я слышал, как один заключенный сказал, что не может встать, так как ему сломали позвоночник. Сотрудник ОМОНа крикнул ему: “Встать!”. Люди побежали куда–то вправо, через кормушку в двери камеры я видел бегущих “космонавтов”, потом через некоторое время слышал, как заключенные бежали из правой стороны влево. Далее я услышал, как кого–то тащат по полу. Видимо, тащили того человека, который не мог встать. Потом тащить перестали. Видимо он сел, опираясь на стену между дверьми двух соседних камер. Я слышал его дыхание. Он дышал, словно у него была дырка в груди, как будто через трубку. Мороз по коже был от этих звуков. Думал, не дай Бог нас отправят домой на скорой. Открылась наша дверь, нас спросили, когда задержаны. Мы ответили, что 12 и что нас должны выпустить. На что сотрудник милиции спросил, почему это он должен нас выпустить? Мы пояснили. Он сказал: ”Ну раз подполковник из центрального аппарата сказал, то отпустим”. Где–то через час нас вывели и построили вдоль стены. Был один сотрудник в милицейских штанах и черной байке, без маски, не ОМОНовец. Он спросил, кто задержан 11 числа, подозвал к себе несколько человек по одному и запихнул их в другую камеру. Затем он спросил, кто задержан 12 числа. Подозвал к себе 1 человека чтобы запихнуть в другую камеру. Следующим должен был идти я. Пока мой товарищ шел в камеру, я уловил взгляд сотрудника тюрьмы и посмотрел ему в глаза просящим взглядом, мол, не калечь меня. Он подозвал меня, спросил гражданство и кем работаю. Я сказал, что у меня гражданство Беларуси, но еще Ирака, и что у меня ИП и я директор собственной фирмы. Он сказал мне вернуться в строй со словами: “Судьба тебе дала второй шанс”. Нам приказали бежать вниз. Внизу было больше сотни людей. А также сотрудники тюрьмы и военные с автоматами в защитной форме. Был также тот сотрудник, который сортировал нас на выход, еще одного я запомнил – он вызывал нас на суды. Мы стояли вдоль стены, а напротив другой стены лежали наши вещи, разбросанные, как на барахолке. Военный сказал, что есть минута осмотреться вокруг и найти взглядом свои вещи. Я понял, что это невозможно, да и было одно желание быстрее выйти отсюда и попытаться спасти ребят, которых, как я предполагал, сейчас избивали. Нас заставили еще раз подписать признание и предупреждение об уголовной ответственности, назвать анкетные данные для включения в базу. Кто–то вперед меня залупался с военными по поводу вещей. Я не понимал этого: “Убегай скорее, а то заберут в камеру и искалечат”, мысленно я давал совет тому человеку. По пути я спросил у двух разных сотрудников насчет Насти, отпустили ли ее, и как это узнать. Мне сказали, что девушек всех отпустили. У второго сотрудника, молодого мента, я спросил, били ли девушек. Он мне ответил, что здесь никого не бьют. В тот момент на секунду злость резко вскипела в жилах, но рационализм взял верх – мне оставалось несколько шагов до выхода.
Как только я переступил порог тюрьмы, моя мама обняла меня (позже я узнал, что Настя прислала ее встретить меня). Следом я увидел давнюю знакомую и подругу жены. Удивился, зачем они тут. Оказалось, их родственники тоже на Окрестина. Я взял телефон у мамы и позвонил Насте, спросил били ли ее, как там кошка и что надо срочно спасать людей. Попросил свою знакомую написать другу, у которого есть связи в силовых ведомствах, чтобы спасти ребят. Но было около 6 утра – люди спят в это время. Мой выход затянулся на добрые полчаса. Я ходил взад–вперед по волонтерскому лагерю и начал плакать от отчаяния. Стрельнул у кого–то сигарету, выкурил и почувствовал себя плохо. У меня было давление 190/100 – это мой рекорд на сегодняшний день. Мне вкололи магнезию в скорой, давление нормализовалось. Волонтеры опросили указать свои ФИО в списках, что я сделал. Давать интервью отказался. В некоторых людях усматривал признаки тихарей. Ко мне подошел человек, он оказался доктором, но до знакомства с ним я сразу спросил, Вы не силовик?:)
Еще не знал, что происходит в стране, что включили интернет, рабочие бастуют, а люди массово выходят на митинги. Когда я выходил, думал, что все страдания зря. Еще в камере решил, что пусть его хоть коронуют, но ни одна человеческая жизнь не должна быть отнята или искалечена. Как только узнал все, что произошло за эти 3 дня, воодушевился – понял: все было не зря. В волонтерском лагере было очень много добрых людей: я поел, выпил воды, предлагали чай, кофе, сигареты, мед помощь, психологи, транспорт. Прям попал с корабля на бал. Приехала Настя. Мы побыли еще какое–то время в лагере, а затем парень волонтер довез нас до дома моих родителей. Там я еще раз вызвал скорую, давление уже было 155/100, что в принципе достаточно норм. Мне сказали мониторить и выпить каптоприл, если повысится. Я не мог уснуть, все время беспокоился о ребятах, которые там остались. Нашел в fb профиль и связался с племянницей моего сокамерника – известного художника, который там остался. Рассказал ей все, но без подробностей. Информации о нем не было ни в больнице, ни в списках. Это был хороший знак. Как только увидел новость в 10 утра о том, что его выпустили, сразу успокоился. Потом я узнал, что их не избивали, а продержали еще несколько часов в камерах и выпустили. Моя догадка, что скорые увозят только что покалеченных людей не оправдалась. Я и допустить не мог, что силовики додумаются до того, чтобы вообще людям не вызывать скорые и держать их покалеченных в камерах. Когда я лежал головой в пол с согнутыми ногами, то подсматривал между ног, что происходит. Видел, что во дворике тюрьмы были скорые прямо во время избиений. Один раз слышал, что “отработав” человека по–полной ОМОНовец кричал: “Скорую!”. Эта дикость еще укладывалась в моей голове, но не вызывать людям скорую в принципе – моя фантазия здесь оказалась бессильна.
Наверно, можно было всю эту историю существенно сократить, уместив в 2 буквы – АД. Короче слово вряд ли можно придумать. Я читал «Записки из мертвого дома» Достоевского, «Архипелаг Гулаг» Солженицына, «Другой мир» Герлинга–Грудзинского. Там описаны быт и испытания узников лагерей, в том числе политических заключенных. В этих произведениях свидетельства пыток, унижений, суровых условий труда заключенных. Наверно, что–то близкое к этому, но интенсивом, выпало испытать нам. Однако у меня сразу появилась другая аналогия, еще там, когда головой в пол на коленях сидел во дворике изолятора – это монолог Князя Мышкина из романа Достоевского «Идиот» о ценности времени и жизни перед казнью. Меня этот монолог сильно тронул, и когда читал книгу, и в исполнении Евгения Миронова просто талантливо сыграно. Так вот, я испытал что–то похожее, когда был там в ожидании своей участи. Я думал очень четко и планировал, что буду делать при различных исходах. А также слушал и анализировал по поведению и словам ОМОНовцев, чего стоит ожидать. Кого, как бьют и за что. Все было очень четко и ясно в сознании. Понятно, если убьют, то и планировать нечего. Страх смерти был пару раз и исчезал быстро – все–таки не верилось, что будут убивать. Страха физической боли не было, так как уже испытал ее. Самый большой страх был – остаться инвалидом. И вот это ожидание и подготовка к неминуемой своей участи, это самое страшное. Эти часы и минуты тянулись очень долго. А на утро, когда вся эта вакханалия прекратилась, было действительно облегчение и осознание того, что жить хорошо. И что постоять 12 часов на ногах на открытом воздухе без еды и питья не так уж плохо
В заключение одна важная мысль. Когда я слышу обвинения каких–то чиновников в адрес «провокаторов», наркоманов, алкоголиков, ранее судимых, что, оказывается, их можно бить до полусмерти, что их жизнь за половину идет жизни человеческой, не могу понять, где росли, учились люди, которые это все говорят, какая мать их воспитала. Мне как юристу — это вообще непонятно.
Несколько слов про провокаторов и тех, кто сопротивлялся сотрудникам ОМОН. ОМОН вышел с оружием, техникой, гранатами, щитами, дубинками, водометами, газом против мирных людей в шортах и майках, навязал им бойню, в которой люди не хотели участвовать. Кто–то из демонстрантов не смог терпеть насилие, начал защищаться. Это нормальная реакция людей на угрозу жизни – защищаться. Мы социальные животные, так или иначе ведомые инстинктами. Не все готовы как поросята лежать и выносить удары, когда есть хоть малейший шанс этих ударов избежать. В итоге ОМОН победил человека в неравном бою. В бою, который ОМОН развязал сам. Но потом, после боя, уже побежденного и беззащитного человека они калечили и мстили лишь за саму попытку защититься. Это вдвойне подло.
Про наркоманов, алкоголиков, безработных – это просто какая–то классовая вражда, сродни кулакам, врагам народа и контрреволюционерам. Как достижение Лукашенко приводят то, что он в 1994 разобрался с бандитами и “ворами в законе”. Мол, дали им 24 часа, а кто не уехал, расстреляли. Об этом слагают легенды и поют ему дифирамбы. Даже сам на недавнем выступлении сказал про это. Так вот, я думаю, что тогда, c первого дня мы и начали свой путь к тому, что имеем сейчас. Нельзя грязными и незаконными методами установить мир и законность. Нельзя проливать кровь сейчас во имя того, чтоб не пролилась кровь в будущем. Попирать закон чьими–то понятиями, суждениями и представлениями о справедливости тоже никому не позволено».
https://charter97.org/ru/news/2020/8/28/391242/
submitted by 5igorsk to Tay_5 [link] [comments]


2020.08.13 10:54 LKamrad Сколько стоит перепланировка квартиры в москве 2019

Куда возвращаются сны, первая монета Главный герой после смерти оказался в странном месте. Ему предстоят встречи со своими друзьями, близкими и любимыми. Ключ к встрече - монетки для телефона-автомата, с их помощью можно сделать звонок и договориться о встрече. Вот только что это - благословение или расплата за наши поступки и равнодушие, решать вам.
https://preview.redd.it/dgx58sz51rg51.jpg?width=800&format=pjpg&auto=webp&s=99e31c4015f2eaf4103e78efc6bcf3082fc42ea6
Итак, я помер, загнулся, отдал концы, дал дуба, отбросил коньки, сыграл в ящик и навсегда попрощался с вашим миром. Как? Да хрен его знает как. Вы же не помните, как родились? Вот и я не помнил, как и где случился сей прискорбный факт, заключительная точка в моей не слишком долгой биографии.
И вот я иду по городу моего детства, по его до боли знакомым улицам, названия которых уже не помню. Светит солнце? Пожалуй нет, скорее просто светло, как в тот момент, когда сумерки сменяет предутренний мягкий свет. Народу много, но, похоже, никто никуда не торопится. Люди идут, стоят, смеются, разговаривают. У меня смутное ощущение, что они все мне знакомы, просто не могу их вспомнить. Я верчу головой и здороваюсь со всеми, кого вижу, и киваю как китайский болванчик. Кто-то отвечает мне, но большинство проходит мимо, не реагируя.
- Новенький, - слышу чей-то голос, - еще не обвыкся.
Навстречу мне идет девушка в светлом легком платье. Мы встречаемся с ней глазами, она улыбается, и я сразу же узнаю ее.
- Привет, Вера, - когда-то давно у меня был с ней скоротечный ни к чему не обязывающий роман, - Надо же, ты ничуть не изменилась, только похорошела. Помнишь меня?
- Нет, - вскидывает удивленно брови и тут же спохватывается, – ты похоже только прибыл сюда? Мы здесь никого не помним, не обижайся. Так уж устроен этот мир. У новоприбывших здесь всего лишь трое суток, чтобы уладить все дела. Потом память уходит. Все свои заботы мы оставляем в мире, из которого ты недавно пришел.
- То есть, все, кого я встречу здесь, не будут помнить меня?
- Да, но это не страшно. Стоит тебе встретить своих близких, любимых – они тебя тот час же вспомнят. Есть лишь одно только «но», вспомнят если любили, если – нет, увы…
- А что за это место? Рай? Чистилище?
- Рая и ада нет, здесь всего лишь место покоя, со временем поймешь все сам.
- Всего лишь трое суток.. А как я найду своих?
- О, вот это как раз просто. С любого телефона-автомата, они тут на каждом углу. У тебя в кармане горсть старых двухкопеечных монет с советским гербом. Каждая монетка - твое воспоминание о близком тебе человеке. Если тот, кому ты звонишь, бросит трубку и не захочет с тобой говорить, автомат проглотит монету и ты навсегда забудешь о нем. Такое бывает, мы иногда не хотим вспоминать. И еще, постарайся сразу принять, что не все из того, что ты помнишь о своей жизни – правда. Мне сложно тебе объяснить, но мир из которого ты пришел, не так уж реален.
- Стоп, как же не все правда, а что именно?
- Например, мы с тобой никогда не были знакомы.
- Почему же? Ты же сама сказала, что просто не помнишь.
Вера смущенно так узнаваемо смешно морщит веснушчатый нос :
- Я бы вспомнила тебя… У тебя мало времени, поторопись, Саша. Мы с тобой еще увидимся.
https://preview.redd.it/adnydfmv1rg51.jpg?width=726&format=pjpg&auto=webp&s=b04bd2f19dca4adfcb95a60c87afa8b190c3762b
Четвертая монета
Очередная двушка - потемневшая с полустершимся гербом. Монетоприемник послушно звякает, проглотив ее, и в трубке сразу же раздаются длинные гудки, хотя я и не прикоснулся к диску телефона. Гудки прерываются так же внезапно, как и начались. Сквозь треск помех слышу почти забытый, но такой знакомый голос:
- Санька? Наконец-то… Думал уже не позвонишь. Дуй ко мне - я в столовой на углу, как раз две порции горячих пельменей взял, ну и водочки, сам понимаешь.
Это Лешка, Леха Папаня. Дурацкое прозвище скажете вы? Может быть, но так его звали все, кто знал. Все, кроме меня. Для меня он всегда просто Лешка, пацан с которым я учился вместе со второго класса. И вот мы сидим в столовке советских времен, закрытой еще в девяностые, и едим обжигающе вкусные пельмени.
- Знаешь, Сань, в жизни после смерти есть свои плюсы. Сколько помню в этой забегаловке были отвратные пельмени. Всегда еле теплые и абсолютно резиновые с привкусом комбижира. А тут - прикинь, такая прелесть. И водку пить можно сколько угодно - на утро башка не трещит, так что, Санек, наливай еще по пятьдесят. Ты, гляжу, жизнь-то прожил. Небось и внуков понянчил, а я вот, похоже, даже тридцатник не успел разменять. Что за дурацкое правило - стирать память о своей смерти? Мне бы только бы знать, как там Тошка и Анька. Кого ни спрошу - молчат, но ты то, Сань, мне все расскажешь. Ведь так?
Эх, Лешка… Ты тащил меня со сломанной ногой и с жаром от начинающегося воспаления легких по осенней холодной тайге четыре бесконечно долгих дня. А были еще и три ночи у костра, когда температура падала до -5. И если я прожил еще без малого четверть века, то только потому что не утонул и не замерз тогда. Удар бревна-топляка в днище лодки на полном ходу перевернул ее и все четверо оказались в воде прямо на середине реки. Лешка вытащил тогда меня с перебитой голенью уже нахлебавшегося воды, а потом нес меня один - двое других "товарищей" бросили нас в первый же день. И вот я сижу с тобой в этом странном месте вне времени и пространства и молчу, не зная, что сказать тебе и как начать, ведь соврать здесь не получится...
Леха - мой самый первый друг, во всех смыслах, ближе никого и никогда уже не было. Когда он появился в нашем классе, мы быстро с ним нашли общий язык - два охламона-разгильдяя. Незадолго до нашего знакомства его отец ушел из семьи и мама уехала с Лешкой на севера в наш забытый богом городок среди тайги. Она занималась исключительно устройством своей личной жизни, а потому Леха мог целыми днями напролет пропадать со мной на улице. При всем этом учился он на удивление хорошо. У головастого, медленного, даже будто слегка тормознутого Лехи была великолепная память, да и мозги варили не в пример лучше чем у меня. Вот только все задачи предпочитал решать не на бумаге или доске, а в своей голове. Стоит, бывало, у доски, беззвучно шевелит губами, глядя в потолок, а потом раз - и выдает 100% правильный ответ, чем приводил нас в восторг и дико бесил нашу математичку.
Когда Лехе исполнилось двенадцать, родилась его сестренка Аня, и свободного времени сразу стало на порядок меньше. Все чаще, когда я забегал в общагу позвать его гулять, отказывался - ему приходилось возиться с малышкой. В седьмом классе Лешка неожиданно вообще забил на учебу - просто перестал ходить на уроки. Кое-как сдав экзамены после восьмого класса забрал документы и больше в школе не появился. Приходил я к нему не раз, пытался до него достучаться, но Леха просто не открывал мне дверь.
Все прояснилось, когда я учился уже в 10-м классе. Лешка попал в больницу с острым приступом аппендицита. Сразу после операции попытался сбежать домой, его поймали прямо на выходе, но к вечеру он все равно сбежал - через окно. Участковый и врач скорой помощи приехали за ним в общагу, но он категорически отказался открыть дверь. Мама была тогда в отъезде, уехала к Лешиной бабушке с Аней. Вскрыли дверь с понятыми, тогда все и открылось.
Помните, что я говорил вам о матери Леши? Аню она родила без мужа, как у нас говорили - нагуляла. Жили они в старом общежитии, где им выделили две комнаты. Собственно комната была одна, вторая - скорее маленькая кладовка без окон. Через полтора года после рождения Ани его мама вновь забеременела. Что у нее и как в голове замкнуло - неизвестно, но замкнуло основательно. Скорее всего, подумала, что с тремя детьми шансов устроить свою жизнь у нее не будет, а на аборт не решилась - со сроками затянула. Она просто пустила все на самотек и никому не сказала о своей беременности. На что надеялась - непонятно. При ее полноте это особо не бросалось в глаза. Родила мальчика в комнате общежития, а уже на следующий день вышла на работу.
С ребенком остался Леша. Три года заменял своему брату маму, отца, бабушку и целый мир, три года - почти безвылазно в комнате без окон. И ведь заходили к ней и подруги, и знакомые, нечасто, но заглядывали. И ни слухом, ни духом - никто даже не подозревал о ребенке, запертом в кладовке. Правда потом соседи говорили, что слышали иногда писк похожий на мяуканье брошенного котенка. Ребенок явно отставал в развитии по все параметрам. В три года он почти не говорил, еле ходил и весил чуть больше 8 кг. На уши встали все. Ребенку три года, а его как будто нет на свете. Ни единого документа, ни одной прививки, даже имени не было. История получила известность, появились статьи в газетах, с области приезжали телевизионщики. В конце 80-х в СССР такое казалось невероятным. Все миром помогали оформить документы, мамаша прилюдно каялась - обещала стать примерной мамой. Имя Тошка (Антон) дал брату Лешка. Им на волне известности даже дали большую светлую двухкомнатную квартиру в новостройке. Во дворе этого дома в то лето любой каждый день мог видеть Лешу с коляской, где спал Тоша. Тогда и прилипло к Леше прозвище - Папаня.
А еще через год мать Лехи умерла. Очередная беременность, которую она пыталась скрыть, закончилась криминальным абортом на четвертом месяце. Обильная кровопотеря оказалась фатальной, до реанимации ее довезти не успели. Леша категорически отказался отдать Аню и Тошку в детдом, как его ни убеждали. Он тогда уже работал в свои семнадцать. Через год комиссия по опеке решила все-таки оставить детей Папане. Аня пошла в первый класс, а Тошка начал ходить в детсад, и оба называли Лешу папой.
И тут грянули девяностые… Всем стало на всех наплевать. Люди просто выживали, а Леша тащил семью как мог. Сторож, дворник, уборщик, грузчик, разнорабочий, санитар - вот далеко неполный список его работ. Работал на двух-трех одновременно и еще как-то находил время делать уроки с Тошкой - учеба тому давалась с великим трудом, а вот Аня всегда была отличницей. К концу 90-х Лешка закончил колледж и получив профессию электрика устроился на рудник, стал работать в шахте три недели на вахте - три недели отдыха. В доме наконец появились деньги. Вот как раз тогда я приезжал в наш городок последний раз, именно тогда и поехали мы с ним на охоту, что закончилась нашим с Лехой выживанием в тайге. Меня после этой эпопеи санитарным рейсом сразу же отправили в областной центр. С тех пор я Лешку не видел, что случилось с ним дальше знаю только со слов моих хороших знакомых.
Закончив школу с серебряной медалью Аня поступила в областном центре в универ на юридический, на бюджетное место, конкурс был десять человек на место. Уж как гордился Леха, аж светился от радости. Снял ей однокомнатную квартиру недалеко от университета , помогал деньгами. Тошка к тому времени с грехом пополам закончил школу. Как-то так получилось, что вскоре Аня вышла замуж, и Тоха женился и все в один год. Леха понабрал кредитов, чтобы свадьбы были "как у людей" и два года большую часть зарплаты отдавал на погашение долгов, но в итоге погасил их даже досрочно. Аня жила с мужем в той же однушке, а Тошка с женой вместе с Лехой в старой квартире.
Когда Аня родила ребенка, они с мужем решились на ипотеку, с первоначальным взносом помогли родители мужа, а вот выплаты ежемесячные взял на себя Леха, откуда молодым взять такие деньги? Так прошло года три-четыре и все вроде хорошо, вот только отношения у Лехи с женой Тошки никак не складывались. Старше мужа лет на пять , она активно настраивала недалекого Тоху против брата. Впрочем, Лешку это особо не напрягало. Три недели на вахте, охота, рыбалка, поездки с гостинцами в областной центр навестить Аню с племяшом - много ли он дома-то бывал? Так и катилась жизнь размеренной чередой. Были ли у него женщины? Конечно, были, сходился он пару раз, даже жил с одной года два, но не сложилось. У него уже была одна семья - Аня и Тошка, а в другой он, видать, и не нуждался.
В конце того памятного небывалого жаркого лета взорвался газ в шахте на руднике. Под траурную музыку в новостях крутили снова и снова без конца список погибших и пропавших - одиннадцатым в нем было имя Леши Папани. Все это я рассказал Леше, запил залпом водкой последние слова и отвел глаза:
- А у Ани с Тошкой все хорошо, мне говорили. Пойду я, Лех, уж прости. Пора мне…
Не знаю, выпил ли так много, но когда вышел на улицу у меня дыхание перехватило, прошел метров двадцать на непослушных ногах, прислонился к стене, только тогда и смог отдышаться.
Не смог я Лехе все рассказать, вот честно, не смог.
Нашли его в завале на третий день, выжил он. Говорили, родился в счастливой рубашке. Спину только сильно повредил, боли страшные, ноги временами немели и отнимались , о работе пришлось забыть. Полгода по больницам, оформили инвалидность второй группы. Через год компания все же выдала неплохую компенсацию, полностью оплатила лечение и реабилитацию. Почти все деньги ушли на выплату долгов, штрафов и пени по Аниной ипотеке. Леха пока жил у нее и ходил каждый день в медцентр на процедуры. Помогало не очень. Начал пить втихушку, чтобы хоть как-то облегчить боль, со временем все чаще и чаще. Поначалу терпела Аня его пьянство, но потом все-таки не выдержала и отправила его домой к Тоше. Вроде как там и места больше, и детей там нет, а у нее ребенок малой, малогабаритка всего в две комнаты, ну куда еще сюда пьющего инвалида? Только по приезду его даже на порог своей квартиры не пустили.
- На фига нам этот алкаш? - громко вещала Тошкина жена соседям на лестничной площадке, - Родная сестра от него отказалась, а мы чем хуже? Раз платил ипотеку Аньке столько лет , так пусть к ней и едет, а у нас тут ни разу не богадельня!
Ну и что делать-то? Стал жить Леха в подъезде тут же. Жильцы, те, кто постарше знали Папаню, пускали иногда помыться, да подкармливали его.
Однажды подвыпившим пришел он ночью, а подъезд оказался запертым, днем установили новую железную дверь с домофоном. Жал на кнопки, да все без толку - никто не открыл, потоптался Лешка, потоптался, а потом присел, да так и заснул на крыльце. Заснул.. и уже не проснулся, хотя декабрь в тот год был на удивленье теплым - ночью было всего минус пятнадцать.
Хоронил Леху профсоюз рудника. Поставили гранитный памятник, оградку, "все как у людей", как говаривал Папаня. Вот только народу на похоронах было - раз-два и обчелся. Аня вроде как приехать не смогла, а Тошка все три дня пил беспробудно и до кладбища так и не дошел.

(с) ЛысыйКамрад .
Продолжение следует? Не знаю, если честно.
submitted by LKamrad to Pikabu [link] [comments]


2020.06.30 20:22 Compania-Babich ИНТЕРЬЕР КОРИДОРА В ИНТЕРЬЕРЕ / КОМПАНИЯ БАБИЧ

ИНТЕРЬЕР КОРИДОРА В ИНТЕРЬЕРЕ / КОМПАНИЯ БАБИЧ Прихожая – «лицо» Вашего дома или квартиры. По ее состоянию Ваш гость складывает свое мнение о Вашем жилище. Именно тут Вы приветствуете гостей, помогаете им снять верхнюю одежду. Вам необходимо обязательно удалить все лишнее, загромождающее полезное место в прихожей. Существенно преобразит вашу прихожую шкаф-купе с зеркалами. Он поможет Вам зрительно увеличить пространство комнаты.
Если же у Вас планировка квартиры выполнена так, что на прихожую отводится лишь несколько квадратных метров, но Вы хотите сделать ее красивой и просторной, то не волнуйтесь, в наши дни с поставленной задачей можно легко справиться.
Прихожая нуждается в отдельном обустройстве не менее чем кухня или гостиная, так как в ней необходимо хранить большое количество вещей, которые неуместны в других комнатах квартиры. Следите за тем, чтобы в коридоре всегда было убрано и чисто. Зачастую беспорядок негативно влияет на настроение.
https://preview.redd.it/ezp6iutbw3851.jpg?width=2560&format=pjpg&auto=webp&s=e913628f56bbe2f4cd6c3f75ee62124ea8cbe2fa
Несмотря на то, что в прихожей мы проводим не так много времени, это первая комната, куда мы возвращаемся, и последняя, когда уходим. Поэтому дизайн коридора должен быть привлекательным и удовлетворять все потребности. Очень важно правильно спланировать интерьер этой комнаты и всегда поддерживать в ней порядок. Тогда вы будете начинать свой день с улыбки, покидая квартиру, и чувствовать себя комфортнее по возвращению домой.
Прихожая – первое помещение, которое контактирует с грязью и пылью. В снежную или дождливую погоду именно здесь оставляют раскрытые зонты, грязную обувь и верхнюю одежду. Поэтому процесс уборки производят чаще, чем в других комнатах. Обилие мелких элементов интерьера сделает уборку обременительной.
Поэтому важно подобрать качественные и долговечные материалы, стойкие к износу и стиранию, выдерживающие повышенную влажность. Наиболее подходящими вариантами для напольного покрытия станут керамическая плитка, линолеум или натуральный камень. К мебели предъявляют такие же требования. Например, неуместным будет использование дорогостоящего дерева, так как в сложных условиях эксплуатации долго оно не прослужит.
Главное чтобы в коридоре было столько же света, сколько и в других комнатах, независимо от времени суток. Вы также можете визуально расширить пространство, объединив светлые стены, зеркала и осветительные приборы. Грамотно подобрана подсветка в прихожей сделает комнату гораздо светлее и просторнее. В большой прихожей можно сделать зональное освещение, создав акцент на зеркальных поверхностях или гардеробе. Также можно совмещать настенные и потолочные осветительные приборы.
https://preview.redd.it/ro26h86dw3851.jpg?width=1108&format=pjpg&auto=webp&s=5fe9a0fef4a2e3c8b26c8ccb676baabd3cae1bfd
Если дело касается потолка, тут подойдет натяжной или навесной. Чтобы подчеркнуть стиль минимализма, цвет натяжного потолка должен быть белым и глянцевым. Таким образом расставляются все необходимые акценты, визуально расширяя пространство. Но почему глянцевый потолок? Он искусственно играется со светом, тем самым наполняя им всю прихожую комнату. Но если параметры высоты помещения оставляют желать лучшего, тогда стоит отказаться от затеи натяжных потолков.
Заслуга глянцевого натяжного потолка в том, что он способен сделать вашу прихожую более просторной и уютной. Кроме этого параллельно еще выравниваются стены прихожей, что и так придает ей более менее надлежащий вид. С таким потолком гораздо легче заниматься уборкой, настраивать систему освещения и вполне реально передать всю легкость в интерьере.
При отделке помещения придется учитывать каждую мелочь, начиная размером дверного проема, заканчивая влажностью в квартире. Только такой подход позволит получить качественный результат, умело скрыть все недостатки помещения.
Предусмотрите для обуви удобную полку, необходимое количество крючков на стене и отсек для шапок. Если есть место, поставьте шкаф-купе, в котором будет все и сразу.
Отличный вариант – темный пол и светлые стены. От этого дизайн узкой прихожей в квартире только выиграет. Темный пол будет меньше пачкаться от обуви, а за счет контраста произойдет визуальное расширение стен, от чего помещение будет казаться просторным.
Самый лучший дизайн маленькой прихожей в однокомнатной квартире – это использование стиля минимализм, то есть минимального количества декора, и применение светлых тонов для отделки, однотонных материалов без крупных рисунков и узоров. Качественное освещение при помощи бра или ниш с подсветками тоже поможет увеличить пространство.
https://preview.redd.it/4551xicew3851.jpg?width=2000&format=pjpg&auto=webp&s=a929c1b8174292fa9bf72c6cbe552a10267499f1
Помимо минимализма небольшую по площади прихожую в хрущевке можно оформить в таких стилях, как:
- классика: если хозяин квартиры отдает предпочтение оформлению коридора в классическом стиле, то ему не стоит забывать, что такой дизайн отличается строгими симметричными формами, отсутствием лишних украшений, стремлением к пропорциональности и четким линиям. Классика отлично дополнит маленькое помещение благодаря применению светлых тонов в отделке, украшенных бронзой и позолотой. Кроме того, как можно увидеть на фото, расширить пространство помогут большие зеркала, характерные для данного стилевого решения,
- прованс: для этого стиля также свойственно использование светлых пастельных оттенков мебели и отделочных материалов. Помимо этого они дополняются растительными элементами, Так небольшая прихожая в хрущевке будет выглядеть более живой. Отличительная черта стиля прованс – это необходимость организации правильного освещения – много яркого света, помогающего зрительно увеличить комнату и создать ощущение свободы.
Для современного дизайна интерьера прихожей характерно использование мебели, выполняющей одновременно несколько функций. Например, скамья для обувания, как правило, служит одновременно ящиком для хранения обуви, пуфик, на который можно присесть, является хранилищем для средств по уходу за обувью, одежный шкаф заменяется целой системой хранения, в которой находится место и для уличной одежды, и для спортивных принадлежностей.
https://preview.redd.it/vkahd9jfw3851.jpg?width=2000&format=pjpg&auto=webp&s=25475c4f888c9697bac45bdff3109ccfbf725add
Шкаф. Этот элемент встречается почти в каждой входной зоне. В зависимости от ее размеров он может быть либо совсем небольшим, либо превращаться в целую гардеробную комнату, предусматривающих возможность хранения любых вещей, от повседневных до сезонных.
Обу​вница. В том случае, если позволяет площадь, в интерьере прихожей размещают шкаф для обуви. Одновременно его верхняя часть может выполнять функции перчаточного столика или полочки для сумок. Там же можно хранить ключи, если нет возможности сделать отдельную ключницу.
Сиденье. Современный дизайн прихожей предполагает наличие места для сидения, чтобы обуваться с удобством. Это отдельно стоящее кресло, лавка, банкетка, либо сиденье может быть частью системы хранения или монтироваться в единое целое с вешалкой.
Коврики. Каким бы стойким не было напольное покрытие, непосредственно при входе стоит положить небольшой коврик, который будет впитывать большую часть уличной грязи. Если в качестве напольного покрытия используется дерево или ламинат, участок возле двери стоит выложить плиткой или керамогранитом, образовав своеобразный «коврик», с которого легко удалить грязь, не подвергая остальной пол слишком частому мытью.
Дополнительные элементы. Кроме уже перечисленных, в интерьере прихожей могут использоваться отдельно стоящие вешалки для одежды, шляп, подставки для зонтов, ключницы, консольные столики и другие предметы, выполняющие зачастую декоративные функции. Дизайнеры советуют не использовать исключительно декоративные элементы, не несущие функциональной нагрузки. Например, если вы решили украсить прихожую напольной вазой, используйте ее в качестве подставки для тростей и зонтов.
https://preview.redd.it/e6etj7sgw3851.jpg?width=1500&format=pjpg&auto=webp&s=e458e5ed8fd8980010d7371c76851ebc60339b91
Декор из велюра. Специальные декоративные аппликации из велюра помогут разнообразить интерьер. Они очень доступны по цене. В прихожей можете приклеить их там, где стены больше всего пачкаются, например вокруг розеток и выключателей.
Покрытие для стен (панели). В прихожую рекомендуется выбирать покрытие для стен, которое легко моется. Отдайте предпочтение покрытиям из гладкого материала, которые можно легко отмыть.
Место для хранения вещей. Роль удобного хранилища это помещение должно играть в первую очередь. Здесь можно найти место не только для одежды, но и для пылесоса, книг и коллекции любимых безделушек. Что же сделать, чтобы преображение прихожей было максимально простым, а эффект — впечатляющим? Прежде всего хорошо продумайте дизайн.
Заранее спланируйте, что хотите здесь разместить. Затем тщательно измерьте все расстояния и прикиньте, сколько свободного места нужно, чтобы изменения по вашему плану не создали трудностей в жизни ваших домочадцев. Подумайте также над освещением. А когда составите план работ, будет понятна и примерная стоимость.
Удобные вешалки на дверцах. Одежду можно развешивать не только внутри шкафа, но и снаружи. На дверцах разместите красивые вешалки в стиле самой прихожей. Они пригодятся, когда к вам придет много гостей. Такое приспособление также удобно, если ваша одежда промокла под дождем или вы купили обновку, которой приятно любоваться.
https://preview.redd.it/txf4mxuhw3851.jpg?width=4962&format=pjpg&auto=webp&s=60523698d8d6446f7665a1deeaa6159e7c440afc
submitted by Compania-Babich to u/Compania-Babich [link] [comments]


2020.06.09 11:03 KhitrykhNikita Сколько стоит перепланировка квартиры в москве 2019

В соцсети десятки сообществ «Фудшеринг». В самой крупной 65 тысяч подписчиков. Отдельно выделена тема - «Накормите». Здесь выкладывают просьбы о помощи голодные люди. Выглядят посты ужасающе. Будто во время войны.
Администратор паблика Саша Легкая рассказала, как изменилось их сообщество за период пандемии:
- Тема «Накормите» в нашем сообществе всегда считалась актуальной и до коронавируса, - начала разговор девушка. - Только раньше от людей поступали за день одна-две просьбы, а с конца апреля постов стало от десяти до двадцати. Заметили, что до пандемии обращались в основном пенсионеры и многодетные. Сейчас помощь нужна всем. Подробно свои истории никто не расписывает, люди ограничиваются короткими фразами: «Помогите с едой». Помимо продуктов, просят еще лекарства.
- В каких продуктах нуждается народ?
- Просят продукты длительного хранения – крупы, консервы. Еще фрукты и овощи. Иногда сладости для детей.
- Просроченную продукцию люди тоже готовы забрать?
- Просроченными в разумных пределах продуктами люди не брезгуют, тем более если речь идет о печенье, сладостях. С ними ничего не случается. Такое всегда разбирали.
- Много желающих помочь голодающим?
- Сейчас появилось много. Если раньше народ просто отдавал лишнюю еду, то сейчас у нас появились те, у кого есть возможность что-то купить голодающим, а не отдать ненужное.
Мы связались с людьми, которые выкладывали посты с просьбами помочь продуктами.
Юлия Матвиенко (Москва): «У нас был аюрведический магазин. Торговали косметикой, чаем, специями, кофе, бытовой химией, товарами первой необходимости. 28 марта нас опечатали. В кошельке осталось 5 тысяч рублей.
На эти деньги мы купили побольше картошки, муки, молока и яиц. Никакого мяса, сладостей – это уже роскошь из прошлой жизни. Когда мука стала заканчиваться, я сама готовила рисовую муку из риса, гороховую из гороха. У меня двое детей, они просили сладости. Конфеты делаю им из жженого сахара и варенья.
Первый месяц кое-как протянули. Помогла мама, пенсионерка. Часть ее пенсии ушла на оплату ЖКХ, телефон. Сейчас многие пенсионеры помогают детям. У нас в подъезде старенькая консьержка рассказывала, что на ее зарплату - 13 тысяч рублей - живут дочь и двое внуков.
Мы экономили, как могли. На второй месяц самоизоляции денег уже не хватило. Дети просят самое простое - молока, яблок, а у меня пустой холодильник.
Пыталась найти подработку, но сейчас даже в супермаркеты не берут. Все места заняты. Раньше знала, если придет «край» - пойду в ресторан быстрого питания или в супермаркет. Представить не могла, что наступят времена, когда и эти пути закроются. Готова устроиться курьером, разносить еду, но там тоже большая конкуренция.
Обратилась за помощью к людям в соцсетях. Народ откликнулся. Неделю-вторую перекрутимся.
Живём на съёмной квартире. Хозяева разрешили задержаться до 6 июня. Потом придется переезжать к маме-инвалиду в Воскресенск. Только она при малейшем чихе болеет, у нее иммунитет на нуле. Страшно. Да и понимаю, что потеряем садик, привычный образ жизни, но там, по крайней мере выживем, не умрем с голоду».
Алексей (Санкт-Петербург): «С журналистами откровенничать на эту тему не все готовы. Неудобно как-то. Хотя голодают сейчас многие. Слышали о том, как в Питере подростки выхватывают пакеты с едой у людей?
Моя история ничем не отличается от других. Была приличная работа, которая сейчас оказалось никому не нужна. На биржу труда встать не получилось, потому что я родом не из Санкт-Петербурга. Подработку найти сложно. Сунулся в службы доставки, так там полно своих курьеров – ставок нет.
Недавно подвернулась вакансия на стройке. Пахал за три копейки - резал и отбивал лишний монолит от панельных стен. Но и эта подработка закончилась.
В соцсети нашел группу, где ищут чернорабочих. Предложил свою кандидатуру в качестве грузчика – за разгрузку фуры обещали заплатить от 300 до 500 рублей. Тут уж не до жиру. Понимаю, сейчас все наживаются на людях, как могут. Но, когда нечего есть, на любую тяжелую работу согласитесь за гроши, чтобы хоть немного продуктов купить. Мне пока работодатель не ответил. Может, там тоже уже все места заняты?
Денег на продукты у меня не осталось, на проезд тоже.
Сейчас в наличии последние 4 яйца, заварка, половина батона хлеба, масло растительное – все, что осталось».
Ольга (Санкт-Петербург): «Мы с мужем и детьми приехали из Воронежа в Санкт-Петербург помогать свекрови. До коронавируса жили нормально: детей устроили в школу, мы с супругом работали. Родился третий ребёнок. Сейчас объект, на котором работал муж, закрыли, денег не выплатили. Остались без средств к существованию. Декретные с работы не получаю, потому что прописана в другом городе. Поэтому и в школе продуктовый набор не выдали.
Надо ехать в Воронеж оформлять документы, но ехать не на что. Оформить справки онлайн не получается, нужно предоставить справки о доходах, которые подаются в органы соцзащиты оригиналом.
Из продуктов осталось немного крупы, макароны. Хлеб пеку сама. Пришлось обращаться за помощью в соцсети. 8 мая мне привезли молочный продовольственный набор для 9-месячного малыша. Для меня это огромная помощь, так как творожок стоит 29 рублей. Это уже дорого».
Мария Снежова (Великий Новогород): «До коронавируса работала агентом по недвижимости. Сейчас оказалась без дохода, на грани выживания с ребенком. Не знаю, чем платить за аренду квартиры в следующем месяце.
Работать курьером не могу, у меня проблемы со здоровьем - больная спина. Пытаюсь оформить инвалидность. До конца месяца надо попасть в Питер на МРТ позвоночника, пройти там все процедуры. Как и на что туда поеду, без понятия.
В голову приходят дурные мысли - отказаться от ребенка, отдать его в детский дом, сама не вытяну. Думала выйти с пикетом на площадь, но в режиме самоизоляции меня быстро «примут».
Ирина (Санкт-Петербург): «Я живу одна с 14-летним сыном. Иногда с ним сидели по два дня голодными, пили пустой чай. Пришлось обратиться в соцсетях в группу помощи. Теперь у нас есть овощи, крупы и хлеб. Немного полегче стало. На работу не устроиться. Пробовала курьером, но потребовали санитарную книжку, которая денег стоит. Вот и приходится, как в войну, голодать».
Анна (Москва) – одна из тех, кто помогает в сообществе нуждающимся. Женщина работает в продуктовом магазине, списанные продукты раздает голодающим: «Читаю посты нуждающихся и становится жутко, сколько сейчас людей голодают. Ежедневно поступают десятки просьб, такого в группе никогда раньше не было.
Нашей семье повезло - муж продолжает работать, получаем детские пособия, у меня есть возможность забирать списанные продукты из магазина. Раз-два в неделю мне, как волонтеру, выдают из пекарни нераспроданный хлеб.
Недавно собрала продуктовый набор для женщины, которая одна воспитывает двоих детей. Отдала ей 10 кило картошки со своего дачного участка, хлеб из пекарни, масло, пару пачек крупы, несколько банок консервов из набора, выданного в школе на детей, два пакета кефира и соков с молочной кухни.
Я сама выросла в 90-е, помню, каково это голодать. В то время мы ждали второго ребенка, муж потерял работу, доедали запасы круп, домашние заготовки, а потом закончилось и это. В те времена не было соцсетей и за помощью обращаться оказалось некуда.
Сейчас я отдаю нуждающимся в основном фруктово-овощная «некондицию» - то, что списывают в нашем магазине. Продукты «поинтереснее» разбирают сотрудники супермаркета.
Иногда у нас списывают продукцию с истекающими сроками годности, поврежденной упаковкой. Что-то может быть с механическими повреждениями, например, резаная картошка, ломаные огурцы и морковь, лук с ободранной шкуркой, помятое манго. Что-то просто «некрасивое», корявое, неправильной формы, типа яблоки с подбитым бочком, переспелые груши, помидоры, свекла, которая начала вянуть. Разбирают все.
Фасованные фрукты-овощи - отдельная тема. Испортилась одна ягодка из упаковки или один мандарин из запечатанной сетки - списывают полностью упаковку. Мы с ноября регулярно забираем это, сами едим и раздаем другим.
Свекровь забирает товар из другого магазина, точнее, ей знакомая кассирша носит понемногу. Там поинтереснее: мясо, колбаса, сыр, молочное, конфеты, иногда попадаются тортики. В каждом магазине продукты выбрасываются регулярно в довольно больших количествах.
В период эпидемии люди не брезгуют и «просрочкой». Магазины, торгующие этим товаром, работают подпольно, их можно найти в интернете. Продают товар нелегально сами работники магазинов. Там можно купить йогурты по 5 рублей или котлеты по 30 рублей».
Еще одна девушка, которая занимается помощью голодающим, поделилась своими наблюдениями: «У меня много друзей, которые готовы помогать людям. Я ко всем обратилась. В итоге мы помогли матери с ребёнком, отцу-одиночке с двумя детьми – я ему отдала все продукты из своего холодильника, у него совсем тяжелая ситуация была.
Затем, нашла голодную студентку – ей помогли деньгами знакомые, проживающие за границей. Оказали поддержку женщине с младенцем – она сидела без еды, памперсы не на что было купить, потому что ее счета арестовали за долг ЖКХ. Голодающих людей с каждым днем становится все больше. Но и тех, кто готов помочь тоже. В основном руку помощи протягивают те, кто когда-то тоже пережил голод».
https://www.mk.ru/social/2020/05/14/socseti-perepolnilis-molbami-golodayushhikh-rossiyan.html
submitted by KhitrykhNikita to RussNews [link] [comments]


2020.05.09 15:46 DarkRedFist Сколько стоит перепланировка квартиры в москве 2019

Путин и его ОПГ - банда из ФСБ, СовБеза, олигархи и хозяева денег захватили и удерживают власть в России. Власть нелегитимна

***
"Общак господина Путина". Бывший следователь – о деле номер 144128
29 марта 2020 года
https://www.currenttime.tv/a/putin-investigation/30515774.html

Посмотрите, каким Путина 90-х запомнили люди, знавшие его лично, и бывший следователь, который вел против него уголовное дело.
видео https://twitter.com/i/status/1258441967069016064
https://twitter.com/CurrentTimeTv/status/1258441967069016064

Двадцать лет назад Генеральная прокуратура Российской Федерации закрыла уголовное дело № 144128 – о корпорации "Двадцатый трест", тесно связанной с руководством Санкт-Петербурга, в том числе с Владимиром Путиным. Дело в 1999-2000 годах вела следственно-оперативная группа, в которую входил Андрей Зыков. После закрытия дела его уволили и пытались привлечь к уголовной ответственности якобы за воровство материалов расследования, но "украденные" документы нашлись, и Зыков остался на свободе.

Андрей Зыков, подполковник юстиции в отставке, бывший старший следователь по особо важным делам отдела по расследованию преступлений в сфере коррупции и экономики следственного управления Следственного комитета МВД РФ по Северо-Западному федеральному округу, в интервью Настоящему Времени рассказал о том, как возникло дело номер 144128, или "дело Путина", что удалось выяснить следователям и как дело закрыли.

Дело номер 144128
— В 1997 году Контрольно-ревизионное управление Санкт-Петербурга, которое подчинялось Министерству финансов России, провело проверку корпорации "Двадцатый трест". [Итогом проверки] был акт на 52 страницах. Его разослали по 19 адресам: в Генеральную прокуратуру, на имя министра внутренних дел, на имя начальника главного управления внутренних дел, на имя прокурора Санкт-Петербурга, в Контрольное управление администрации президента – тогда еще Бориса Ельцина. Как раз в этом управлении заместителем тогда был Путин. Ему же и поступали эти бумаги. Мы потом уже проанализировали, кто возглавлял все эти силовые структуры. В основном это были лица, так или иначе связанные с Путиным, которые так или иначе получали взятки от корпорации "Двадцатый трест".

Василий Васильевич Кабачинов, возглавлявший тогда Контрольно-ревизионное управление [КРУ министерства финансов Российской Федерации по Санкт-Петербургу], выделил туда лучших специалистов. Проверка была проведена, обнаружили многочисленные финансовые нарушения. Потребовалось два года настоятельной борьбы для того, чтобы это дело наконец-то возбудили.

Мы обратили внимание, что "Двадцатый трест" – это такая своеобразная компания-спрут. Она непонятным образом получала кредиты.

Что такое было получить кредиты [в 90-х годах]? Чтобы платить заработную плату, Центробанк выделял для государственных предприятий кредитную линию финансирования. Разрешалось финансировать и другие структуры, но при условии, если доля государства в этих частных структурах бывает 50% и более.

Корпорация "Двадцатый трест" была на 100% частным предприятием. На нее это постановление правительства Российской Федерации вообще не распространялось. Но мы брали документы – то, что было докладом Кабачинова Василия Васильевича "О проверке корпораций" в 52 страницы, – и было установлено, что хотя бы за 1994 год 80% всех сумм, которые были выделены на все предприятия Санкт-Петербурга, достались корпорации "Двадцатый трест". То есть всем государственным предприятиям Санкт-Петербурга досталось всего 20%, а частное предприятие, которое не имело никакого права на получение данной кредитной линии, получило около 4 млрд за тот год – 80% от указанных сумм. Явно, что была коррупция.

В корпорацию "Двадцатый трест" вливались огромные финансы, и для того чтобы этот механизм коррупции в городе действовал благополучно, необходимо было подмазать или коррумпировать все органы: санэпидстанцию, пожарных, таможню, валютно-экспортный контроль. И самое идеальное было – предложить квартиру вот этим руководителям. Квартиры предлагались родственникам, членам семей, отцу, матери – улучшалось их жилищное положение.

Борис Ельцин (справа) покидает Кремль после официальной церемонии передачи власти Владимиру Путину (крайний слева)
Борис Ельцин (справа) покидает Кремль после официальной церемонии передачи власти Владимиру Путину (крайний слева)
Когда мы вели это уголовное дело, кем был Путин? Он был директором ФСБ. Потом он становится председателем правительства – мы продолжаем вести уголовное дело. Затем 31 декабря в 12 часов Борис Ельцин обрадовал весь наш народ тем, что он себе выбрал наследника, преемника, и этим преемником становится Владимир Владимирович Путин.

Олег Калиниченко [старший оперуполномоченный антикоррупционного отдела в Санкт-Петербурге], видимо, подумал, что все равно это дело прекратят, раз самый главный фигурант дела становится президентом, и отдал в СМИ ту информацию, которая у нас была. Когда вышла статья в "Новой газете" за 23 марта, она вышла как "Дело Путина". После этой публикации уголовное дело № 144128 и стало называться "делом Путина".

Борис Ельцин и Владимир Путин, 1999 год Борис Ельцин и Владимир Путин, 1999 год
СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:
Путин, начало. О президенте России рассказывают люди, знавшие его на старте его карьеры
Как умер глава Контрольно-ревизионного управления Кабачинов

– Когда мы занялись расследованием, возник ряд вопросов. Необходимо было продолжать проведение проверки корпорации "Двадцатый трест", требовались пояснения по ряду финансовых документов, по ряду проводок. И Василий Васильевич [Кабачинов] своих лучших специалистов прикрепил к нашей следственно-оперативной группе. Они нам очень активно помогали. И так или иначе все понимали, что без участия Василия Васильевича этот акт не мог появиться.

И вдруг через два-три месяца после того, как он нам выделил людей, мы узнаем, что он сгорел в своей бане на даче [в ноябре 1999 года]. Как он мог сгореть? Сразу пошли версии, что напился. Но он не пил. Сердце у него тоже было здоровое – его прихватить не могло. Человек был достаточно разумный и рассудительный, баней пользоваться умел. Мы сразу предположили, что его, мягко говоря, сожгли. Тем более что это был не один такой случай в те года, когда такие важные лица, свидетели так или иначе умирали. И почему-то очень много было случаев, связанных с пожарами в бане.

Как связаны "Двадцатый трест", чиновники Санкт-Петербурга и Путин

– Когда ее [корпорацию "Двадцатый трест"] закрывали, у нее было долгов свыше 28 млрд рублей – их она не вернула до сих пор. Все это прощено. А роль Путина – везде его разрешения, везде его виза.

В 1994-1995 годах ведется корпорацией "Двадцатый трест" строительство в Испании (в Торревьехе и Аликанте) ряда вилл: для Собчака, для Путина, для председателя Промстройбанка Когана, для самого Никешина (Сергей Никешин – глава строительной корпорации "Двадцатый трест", депутат питерского Законодательного собрания – НВ). Потом строится гостиница. Деньги берутся откуда? Корпорация их таким образом ворует и потом переводит в Испанию.

В корпорации от Никешина есть письмо на имя Путина: "Уважаемый Владимир Владимирович, нами, корпорацией "Двадцатый трест", на протяжении ряда лет с 1993 года производится реконструкция женского Горненского монастыря в Израиле. Просим вас оказать помощь нашей корпорации для продолжения реставрационных работ". При этом "мы благодарим вас за выделение кредитов на эту линию". Тогда шел разговор о выделении 415 млн рублей, и Никешин даже указывает, из какого фонда, из какой статьи бюджета можно эти деньги взять. Путин на этом письме пишет свою резолюцию: выделить деньги. Деньги выделяются – поступает 415 млн на счета корпорации. Но они идут не на реконструкцию Горненского монастыря, а конвертируются и на следующий же день идут в Испанию на строительство особняков для господина Путина и для господина Никешина.

На строительстве этих домов и гостиницы работало порядка 40 рабочих. Мы наперегонки вели допрос этих лиц. Они так или иначе приезжали в Россию, мы узнавали, что лица находятся в Санкт-Петербурге, мы их вызывали к себе для допросов. Некоторые давали нам показания, а другие говорили: "Знаете, поздно. К нам уже обратились сотрудники ФСБ, и мы дали расписку, что не можем разгласить какие-то сведения по поводу того, какие строительные работы, где и для кого мы вели в Испании". То есть как раз работала ФСБ, которая брала расписки о неразглашении у этих рабочих, а мы спешили точно так же зафиксировать.

В общем-то, люди подтверждали, что они действительно неоднократно видели в Торревьехе господина Путина, который приезжал, осматривал этот участок. Для Никешина дом первым был построен – там собирались останавливаться.

Побережье Испании в районе Малаги
СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:
The Times: Путин через "русскую мафию" пытался купить землю в Испании

Путин и криминальный мир
– В 2017 году в Болгарии проходила встреча сотрудников прокуратуры разных стран, так или иначе связанных с российской коррупцией. Естественно, что от Генеральной прокуратуры туда никто не поехал, и пригласили на эту встречу меня. Я был в Болгарии, и Хосе Гринда (испанский прокурор – НВ) как раз рассказывал про Геннадия Петрова (лидер тамбовско-малышевской ОПГ – НВ) и про то, что они выяснили.

Хосе Гринда рассказывал о том, что в течение двух-трех лет официально, в рамках возбужденного уголовного дела, велось прослушивание телефонных переговоров. В переговорах Путина называли царем, разговор шел с Геннадием Петровым о покупке земли для Путина в Испании.

Есть один такой момент. Кто у нас сейчас возглавляет Следственный комитет – господин Бастрыкин, правильно? Сначала он возглавил СК при прокуратуре Российской Федерации, затем СК Российской Федерации. И мы смотрим на эти телефонные переговоры: Бастрыкин вдруг звонит Геннадию Петрову, благодарит его за это назначение. То есть сначала он спрашивает, когда его назначат, а потом благодарит именно Геннадия Петрова за его назначение руководителем Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации. И просит его познакомить с тем лицом из администрации президента, кто способствовал его дальнейшему продвижению. Согласно Положению о Следственном комитете, назначать руководителя должен президент Российской Федерации. А здесь мы видим, что руководителя СК и при прокуратуре, и СК России – того же Бастрыкина – "назначил" не Владимир Владимирович Путин, а Геннадий Петров – лидер тамбовского преступного сообщества.

Двадцатого октября 1992 года Путиным было подписано создание корпорации "Двадцатый трест". Есть у разных бандформирований, у всех этих структур, свои общаки. И вот это был общак господина Путина – корпорация "Двадцатый трест". И когда из этого общака необходимо было кому-то подбросить деньжат, кого-то отправить куда-то в отпуск отдохнуть или [приобрести] ту же квартиру или дачу, брались эти деньги. Деньги незаконно вливались в корпорацию, а затем за счет этих средств ходило коррумпирование сотрудников.

​Зыков: "Путин давал указания, откуда и куда переводить деньги" ​Зыков: "Путин давал указания, откуда и куда переводить деньги"
СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:
​Зыков: "Путин давал указания, откуда и куда переводить деньги"
Как шло расследование
– Это было единственное уголовное дело, доклады по которому проходили непосредственно министру внутренних дел. На тот момент это был Рушайло (Владимир Рушайло, министр внутренних дел РФ в 1999-2001 годах – НВ).

Неоднократно приходилось ездить в Москву, неоднократно из Москвы звучали пожелания это уголовное дело прекратить. Но чтобы его не прекращать, нам необходимо было находить все новые и новые эпизоды. Мы тогда доказывали – как же мы можем прекратить: всплыло с Горненским монастырем, всплыло испанское дело – это все необходимо расследовать. Мы ряд международных поручений успели отправить – и уголовное дело не имели права прекращать до того момента, пока не будут исполнены международные отдельные поручения: о переводе денег в Испанию, о том, как эти деньги использовались.

(Слева направо) министр финансов России Михаил Фрадков, премьер-министр Владимир Путин и члены делегации Василий Лихачев и Владимир Рушайло сидят за столом переговоров во время саммита Россия-ЕС в Хельсинки, 22 октября 1999 года
(Слева направо) министр финансов России Михаил Фрадков, премьер-министр Владимир Путин и члены делегации Василий Лихачев и Владимир Рушайло сидят за столом переговоров во время саммита Россия-ЕС в Хельсинки, 22 октября 1999 года
Действующее законодательство на тот момент было таково, что любая фирма, которая приобретала недвижимость на Западе, должна была брать разрешение во Внешторгбанке на вывод и перевод туда валюты на строительство каких-то объектов. Корпорация никаких разрешений не брала, все это проводилось незаконно. Почему корпорации все сходило с рук? Потому что, опять же, в городе Санкт-Петербурге во главе валютно-экспортной линии стоял господин Кожин (Владимир Кожин – управляющий делами президента России в 2000-2014 годах – НВ).

На тот момент все, кто так или иначе был причастен к деньгам, появившиеся лишние деньги старались вывести на Запад и оставить там в банках. В противодействие этому должен был работать валютно-экспортный контроль – структура, которая была создана в 1993 году. И по Санкт-Петербургу ее у нас возглавлял Кожин. Там должны были быть договоры. Если в течение трех месяцев товар не приходил в Санкт-Петербург, то смотрели: есть ли судебные иски, ведутся ли какие-то споры, есть ли запросы о возврате денег. И если финансовая структура, которая вывела деньги, просто вывела деньги и забыла про них, там не было никаких других вариантов – она должна была платить штраф в три раза больше [выведенной суммы].

И я смотрю (тогда еще были не евро, а австрийские марки), выводятся 100 млн австрийских марок в ту же Австрию. Господин Кожин вызывает к себе руководителя, который месяцев девять назад вывел и забыл про то, что он вывел. Он [Кожин] его спрашивает, а тому отчитываться не с чего. И Кожин ему делает замечание – не штрафует его, а делает замечание. Если человек обязан заплатить штраф в 500 млн австрийских марок, а ему – замечание, как вы думаете, господин Кожин что-то получает от этого или нет?

Я должен сказать, что его квартира – на Березовой аллее Крестовского острова в доме 19, а это особняки, где квартиры стоят от миллиона долларов и выше. В этом доме вместе с господином Кожиным проживают почти все из кооператива "Озеро" (дачный кооператив "Озеро", учрежден Путиным и его друзьями в 1996 году – НВ), почти вся наша элита имеет квартиры в этом особняке. Геннадий Петров проживает в этом же доме. [Точнее], там прописана жена Геннадия Петрова – квартира на его жене.

Есть масса незаконных распоряжений о выделении корпорации средств. Возглавлял тогда финансовое управление по городу Санкт-Петербургу господин Кудрин, все это выделение денег проходило через него – его нельзя было обойти. То, что он подписывал, он понимал, что выделение денег происходит незаконно.

Что такое выделение денег в Горненский монастырь? Это нецелевое использование бюджетных средств. За это есть соответствующая статья в Уголовном кодексе Российской Федерации. Кроме того, там и 285 [статью] можно дать – "Злоупотребление служебным положением". Таких распоряжений, сколько он незаконных подписал на корпорацию... Просто надо брать акты – там сотни подписей господина Кудрина есть, десятки подписей господина Путина. И мы видим, что получал Кудрин и что получал Путин за эти подписи. Опять же, квартиры, дачи и прочее.

Президент Владимир Путин и министр финансов Алексей Кудрин беседуют друг с другом во время встречи министров экономики в Москве, 19 марта 2004 года
Президент Владимир Путин и министр финансов Алексей Кудрин беседуют друг с другом во время встречи министров экономики в Москве, 19 марта 2004 года
Как закрыли дело № 144128
– Мы посылаем в Москву запрос – там очень многие фигуранты проживают – в Центробанк Российской Федерации, просим сообщить, называем эти фамилии: Собчак, Путин, Кудрин – ряд фамилий. [Просим] предоставить нам информацию, есть ли у них счета в российских банках, если есть, то в каких и в каких размерах эти счета имеются. Проходит дня два – из Москвы звонок. Звонит замруководителя Следственного комитета при МВД Российской Федерации – тогда структура эта была, сейчас ее нет – и он нам [говорит]: "Что вы наделали, вы понимаете, какой сейчас шум происходит, Центробанк стоит на ушах. Это уже доложено напрямую президенту. Мы вынуждены отменить ваше распоряжение о том, чтобы вам предоставили эти сведения. Мы написали от своего лица, что данный запрос вами направлен ошибочно и что вам данная информация не требуется".

По-моему, это прямой удар по рукам. Когда мы говорим, что нам необходимо допросить таких-то лиц, что дальше для предъявления обвинений у нас собрана достаточно веская доказательная база и мы уже сейчас готовы предъявить обвинения таким-то лицам и дальше уже от них получать информацию – у нас все для этого есть. Тогда нам говорят: нет, вы этого не смеете делать, но продолжайте трудиться.

Для того чтобы это уголовное дело прекратить, сначала убирают Портного (Федор Портнов – возглавлял следственно-оперативную группу – НВ). На его место из Москвы присылают господина Евгения Кадырова. Затем проходит август. Мы выносим постановление о продлении сроков, аргументируем тем, что нет ответов на международные отдельные поручения, не сделано то-то и то-то, не допрошены главные фигуранты: не допрошен тот же Кожин, не допрошен министр финансов, не допрошены другие лица по этому уголовному делу.

Наступает сентябрь. Нам говорят: дело лежит в Генеральной [прокуратуре], вы занимайтесь делами, группа сохраняется в октябре месяце. И вдруг в середине октября до нас доходят сведения, что данное уголовное дело прекращено прокуратурой задним числом. Причем прекратили в октябре, но задним числом – от 1 августа 2000 года. Первого августа – тоже неплохо: Владимир Владимирович уже был действующим президентом Российской Федерации, когда это уголовное дело по настоянию Генеральной прокуратуры было прекращено за подписью господина Кадырова.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:
Команда 2000: что стало с людьми, которые привели Путина к власти
Как сложилась судьба основных фигурантов "дела Путина" и следователей
– Почти все [фигуранты] – в окружении Владимира Владимировича, все очень успешны. По Кудрину и Сечину вы сами можете сказать, по Патрушеву. Все – лица хорошо пристроившиеся. Кто-то уже, как Кожин, ушел на пенсию. Но все благополучны, никто не сел.

Портнова отстранили, чтобы его заменить на Кадырова. Кадыров, естественно, выполнил указания руководства, так что он благополучно доработал до своих лет и ушел на пенсию. Группа [расследовательская] расформирована.

А меня надо было показательно, наверное, уволить, наказать. И очень скоро на меня пошел очень понятный нажим.

В марте меня увольняют: сначала в отпуск отправляют за 2001 год, потом отправляют в отпуск за 2002 год. Когда я выхожу из отпуска, меня знакомят [с тем], что я уволен на основании статьи 19 закона о милиции по выслуге лет – уволен на пенсию. И летом через несколько месяцев в отношении меня возбуждается уголовное дело.

Уголовное дело было сфальсифицировано простым образом.

Когда дело 144128 было прекращено, мы сдали 117 томов. Во многих томах стоит моя подпись, что я эти описи составлял. Уголовное дело было возбуждено против меня якобы по тому факту, что я из дела 144128 – "дела Путина" – похитил ряд материалов, в чем и проявлялось мое преступление, то есть это статья 285 УК РФ.

Когда я этот бред прочитал, конечно, мне было очень смешно. Они выбрали очень неудачно это уголовное дело, "дело Путина". Я говорю: "Я не смог допросить, но теперь в рамках этого дела вам придется Путина допрашивать". Я очень много ходатайств подал, какие следственные действия должен следователь провести по этому уголовному делу. В результате следователь понял, что если они направят это дело в суд, то будет очень большой скандал: опять же, это дело Путина – не кого-то. Он предпочел поехать в Москву и ознакомиться непосредственно с материалами этого уголовного дела уже в архиве Следственного комитета. И оказалось, что если я сдавал туда 117 томов, то в Следственном комитете находится 128 томов.

Что было сделано? У нас, допустим, было 400 страниц дела – из одного дела 50 страниц, из другого дела 70 страниц, еще что-то – они сшиваются в другие тома, и вместо 117 томов выходит 128. И эти дополнительные 11 томов инкриминируют мне как то, что я их похитил. И потом, когда материалы обнаружили в этих дополнительных 11 томах, естественно, они вынуждены были это уголовное дело прекратить. Но задумка была неплохая. Вот, не удалось.

Андрей Зыков
Я не боюсь. Я, по-моему, столько раз об этом открыто рассказывал, что теперь что-то со мной делать совершенно бессмысленно. Я отношусь к этому так: что будет – то будет. Почему Путин сейчас пытается внести в Конституцию изменения о том, чтобы президент Российской Федерации являлся неподсудным, что его нельзя привлекать к уголовной ответственности уже после? Это то, что было в отношении Ельцина. Мягко говоря, Ельцина тоже надо было судить.

09.05.2020
***
Вступайте в сообщество, делитесь со всеми, распространяйте информацию:
https://www.reddit.com/True_Russia/

True Russia - Истинная Россия Распространяйте инфо
Новости РФ и мира IT Политика Наука Экономика Social Justice Социальная Справедливость солидарность сопротивление протест свобода единство борьба solidarity resist protest freedom unity fighting Пандемия коронавирус coronavirus SARS-CoV-2 COVID-19 Кризис в России финансы силовики Мировой Кризис самоизоляция карантин помощь
***
submitted by DarkRedFist to True_Russia [link] [comments]


2020.04.05 16:06 boxitem Сборник: стих + рассказ на тему невоспитанных людей.

***
Я представляю вам ещё один свой стих. На этот раз это сказка с моралью!
+ как бонус: рассказ под названием "Плохой день".
***
Что же касается стихотворения. Дело в том, что я уже давно посещаю литературный кружок, где предоставляю свои стихотворения на обозрение других посетителей, да и руководителей этого самого кружка. Обычно стихи у меня хорошие. Я могу, конечно сказать, что у меня талант и всё такое к стихам, но большинство людей или, прошу прощения, "бесталантиков" этого не принимает. Дело в том, что многие, увы, считают, что раз таланта нет у них, то у других и подавно. Вспомнить хотя бы уроки литературы, где преподаватели наперебой толкуют о том, что талант был лишь у классиков. У современных же людей он наглухо отсутствует. Некоторые, так вообще ушли дальше всех и твердят, мол, что у человечества был лимит на таланты, который и был израсходован ещё тогда, а современная литература претерпевает упадок и деградацию - причём настолько резкий, что и литературой-то её уже назвать и нельзя. Вдумайтесь только в это! Непременно, это так - у классиков был талант, но и не только у них. Эволюция человека длилась миллионы лет - долгое время! - и чтобы вдруг - раз! - и за эти сто-двести лет вдруг люди резко потеряли талант к литературе? Нет уж, увольте! Таланты есть и сейчас!
Или вот слово такое: "Графомания". Излюбленное слово всех "бесталантиков", которое они пихают всюду и, я уверен, даже не задумываются о его значении. А если узнать о значении этого бесполезного слова, то выходит удивительнейшая картина: оказывается и классики-то "графоманят". И любой другой поэт - вдумайтесь! Вот ведь в чём дело-то! И я намеренно тут употребил кавычки, дабы подчеркнуть пользу этого "слова"... Вот вам формула великого поэта, писателя:
"Графомания" (или писательская зависимость) + Усердие + Талант (интуитивно чувствовать правильные техники написания, опять же, придумывание хороших историй, хороший стиль).
Так что вдумайтесь впредь, прежде чем использовать подобные слова. Называя человека "графоманом" вы (не конкретно вы, а образно) по незнанию своему его не оскорбляете, а хвалите. Указываете тем самым, что он больший поэт, чем вы сами.
***
Что же касается кружка, то пока он закрыт... А это значит, что это стихотворение там пока не было представлено.
***
Шёл Сергей однажды в гости
Приглашён он был на праздник -
На весёлый на развязник,
Что устроили друзья.
Мысль его была одна -
Лишь наесться да напиться,
Да отлично веселиться.
И подарок не купил
Он тому, кто пригласил.
- Сам я тоже не шикую,
Лучше просто попирую,
Наберусь ка я там сил. -
Так себе он говорил.
Ведь Сергей был очень резок,
Часто он друзьям хамил,
А на прошлый праздник летом
Тоже сильно почудил.
Да и в жизни у него
Было много уж всего.
Что других людей пугает
И скорее отгоняет,
Чем к себе их притягает.
Вот допустим в прошлый раз
Он украл чужой матрас.
Деньги занял он большие,
Чтобы что-то там купить
Не забыл он сообщить,
Что не нужно, мол, хамить,
Что он помнит обо всём
И вернёт другим же днём,
А на следующий же день
Он как будто старый пень
И не помнит ничего.
Даже слова своего.
Как-то раз ещё случилось,
Что повадился к одной -
Ведь и сам он холостой.
День за днём они гуляли,
Комплиментами пуляли,
Много же пообещали
В загсе возле алтаря...
И случилась вдруг беда -
Забеременела та.
Тут Сергей уж спохватился
И как в землю провалился,
СМС отправил той:
"Детка, главное не ной,
Только мне вот не нужна
Баба с багажом, пока".
Так и длился его путь
Тут ударить - там чуть пнуть,
Где-то не туда свернуть,
Чтоб потом опять "нырнуть"...
Всё пришло уже к тому,
Что на праздник вдруг ему
Путь заказан навсегда -
Помнили ещё друзья
Про Сергея - упыря,
Что людей, как мух кидает,
Всем подряд надоедает...
И теперь наш друг один
Ходит как среди руин.
***
Вот и сам рассказ. Проза. В ней я, как уже неоднократно упомянал, не так силён, как в стихах, но всё же...
Таким образом получается некий сборник про нехороших людей.
***
"Мамбет из этой квартиры ЧМО".
Пётр старательно выводил каждую буковку прописным шрифтом при помощи чёрного несмываемого маркера. А закончив, обвёл надпись в рамочку и дорисовал жирную стрелку, ведущую к двери, что сбоку.
"Давно пора было это сделать. - думал он - Что ни день, то шум. Вот ведь урод!"
Пётр был чертовски зол. День не задался с самого начала. Казалось, что он прогневал все высшие силы и те решили отыграться на нём с полна. Во-первых, он очень больно ударился мизинцем об угол стола. До крови. Палец, замотанный лейкопластырем, до сих пор неприятно пульсировал через обувь. Во-вторых, сломалась плита и Пётр остался без завтрака. А работать на голодный желудок - верный признак примерзкого дня. И в третьих, - именно это и стало причиной надписи - Петра разбудил странный шум. Шум, раздававшийся из-за соседней двери.
Стоит ли после этого спрашивать почему он так зол?
Нет - тут и так всё понятно!
И хотя насчёт шума могли бы поспорить все соседи, непременно сказавшие бы, что они ничего не слышали. Но ни это, ни даже тот факт, что соседняя квартира вот уже неделю пустовала (о чём Пётр знал) не переубедили бы его его оставить стену в покое. Пётр и сам догадывался, что сосед не причём. Возможно, что этот шум ему просто-напросто приснился. Однако необходимо было успокоиться. А что успокаивает лучше, как не сорваться на ком-нибудь?
Уже ниже, на втором этаже, Пётр справлял малую нужду на дверь с номером двенадцать. В эту квартиру въехали совсем недавно. Водитель мицубиси. Пётр возненавидел его с самого первого дня. С того самого момента, как его корыто оказалось на его, Петра, парковочное место!
Увидев это впервые, Пётр уже через минуту стоял возле двенадцатой. Звонок так и остался не использован. В дверь пинали ноги.
Чтобы лучше дошло до человека!
Дверь открылась и на пороге возник тот самый новосёл. Молодой щуплый (что расслабило и, несомненно, обрадовало Петра) парень. Он дружелюбно улыбнулся:
- Да. Слушаю вас.
- Щегол, слушать ты с того света будешь. - возмутился Пётр. - Твоё корыто? Мицубиси та, тарантайка?
Парень нахмурился.
- Ну, во-первых, не щегол, а Семён. Рад познакомиться. А во-вторых...
- Да хоть в десятых. Твоя, спрашиваю, тарантайка?
- Допустим моя. И что?
- Допускать с женой будешь. - всё не унимался Пётр. - А я предупреждаю тебя. Ещё раз. Хоть раз на моё место припаркуешься - хана колёсам. Припаркуешься в третий - хана и тебе.
Пётр было собирался уходить, как парень съязвил:
- А если в четвёртых?
Шутник значит. Пётр смерил его презрительным взглядом. Стало понятно - с ним будут трудности.
- Ну ты меня понял. - ответил он, разворачиваясь.
Однако его парковочное место с того разговора больше не занимали. Мицубиси новосёла (Пётр посчитал, что его имя запоминать - себя не уважать) парковалась в стороне, возле трансформаторной будки. Так было до вчерашнего дня. Возвращаясь домой, Пётр вновь встретился с той наглостью. Мицубиси опять стояла на ЕГО месте! Словно того разговора и не было. Словно Пётр предупреждал и не парня вовсе, а воздух!
И пусть машина Петра (зелёная девятка) уже неделю находилась в ремонте - это ничего не меняло.
Пулей влетев на второй, Пётр молотил по двери. Руки, как молоты, а лицо перекошено злобой. Вот только сколько бы он не молотил - дверь оставалась закрытой. Пришлось уйти ни с чем, только со злобой, с ненавистью к этому непонятливому существу.
Несомненно - для Петра тот парень уже перестал быть человеком. Существо со второго. Животное - и не более того. А животных необходимо дрессировать!
Отлив на дверь, Пётр вышел на улицу. Вот и первый урок дрессировки. Теперь можно и на работу.
Чуть погодя произошла и другая неприятность - он опоздал. Его машина уже неделю в ремонте, а в автобусе вышел конфликт. Опять!
- Молодой человек, не уступите места? - старушка нависала над Петром словно следователь на допросе.
- Ты где тут молодого увидела, карга? Какой я тебе молодой?
- Ой, бабку то оскорблять! - возмутилась она. - Постыдился бы!
- Я тебя пока ещё не оскорблял.
- Ой, бессовестный...
Пётр уже выходил из себя.
- Заткнись лучше! Я серьёзно тебе говорю. Я ведь и встать могу. А когда я встану... Знаешь что будет?
Вокруг воцарилась гробовая тишина. Все притихли и внимательно наблюдали: чем всё закончится?
- Ну и сиди! Как раз - место для инвалидов!
И Пётр вскочил. Схватив бабульку за грудки давно выцветшей кофты, прижал к поручню.
- Слышь сук...
Но договорить не дали - толпа взбурлила, зашевелилась, зашумела. В тот момент она напоминала огромную штормовую волну, надвигающуюся на Петра. Волну, которая очень скоро приблизилась. И вот она уже бьёт, обдавая брызгами. Красными и солёными - это кровоточил разбитый рот. До нужной остановки Пётр так и не доехал - его высадили раньше и, хлюпая, пришлось идти пешком, зажимая кровоточащую рану.
"Ну что за уроды, а? - всё не мог понять он. - Она же сама прилезла, карга это!"
***
Его Начальник, невысокий слабохарактерный мужичок (Пётр искренне недоумавал, как он вообще получил свою должность), сказал:
- Пётр, вы опять опоздали. Когда же это закончиться?
На его круглом, пухлом лице с густыми бровями, реденькой причёской и бусинками-глазками отразилась недовольная физиономия. Чёрная форма с бейджиком начальника охраны, казалось, тоже выражала Петру своё недовольство, хмурясь складками.
- Когда машину мне купишь другую. - огрызнулся, проходя мимо, он.
Пётр работал охранником в местном ТЦ. Облачённый в чёрную спецовку, он расхаживал по залу туда-сюда. Сегодня его смена проходила на втором этаже - там, где пиццерия, обувной и компьютерный. С важным генеральским видом он ходил между витринами и перегородкой - по серой плитке, высматривая возможных нарушителей. Обычно смена этим и ограничивалась.
Однако сегодня настроение у Петра было ужасным. Хотелось драки. Это и стало причиной дальнейших событий.
Пётр заметил, как из компьютерного выскочил парень, одной рукой придерживая рюкзак. Весь худой, с растрёпанной шевелюрой. Скользнул торопливо по Петру взглядом и дальше пошёл.
А взгляд подозрительный!
Пётр сразу его догнал, схватив за плечо, остановил.
- Показывай!
- Что показывать? - не понял парень.
Сразу видно притворщика.
- За дурака меня держишь, да? За идиота? Рюкзак снимай!
Парень растерялся, лицо расширилось в испуге.
- Это ещё зачем?
- Парень, ты идиот?
- Н-нет...
- Показывай, говорю, что украл только что.
- Ничего я не крал! - возмутился он.
Пётр выходил из себя. За кого его принимают - за манекен? Неужели он не видит бейджик?
- Рюкзак снимай, ты!! Я тут охрана, понял?
Проходившие мимо люди, с интересом наблюдали за сценкой.
- Я ничего не крал!.. Эта штука даже не пищала. - Он махнул в сторону сканеров. - Вы вообще, что позволяете?.. Вы разве имеете право?..
Договорить ему не дали. Пётр вцепился в рюкзак, вырывая.
- Эй!! - крикнул парень. - Вы чё творите?! Я полицию вызову!
- Вызывай! - прошипел Пётр и передразнил: - "Я полицию вызову!".
Ему наконец удалось вырвать рюкзак.
- Да пока она приедет! - чуть не задыхался он, расстёгивая молнию. - Полиция твоя. Если успеют к тебе. Ты. Тебя не найдут уже, понял?
Вокруг уже собралась толпа, с интересом смотря за происходящим. Если приглядеться, можно углядеть и серые коробочки с чёрными кружочками - это снимают на видео. Чтобы оно затем попало в интернет. Пётр напрягся. Он вывалил на пол содержимое рюкзака: тетради, учебники, ручки... Обычные студенческие принадлежности - не более.
Ничего ворованного нет.
Неужели ошибся? Вряд ли. Не вор он, как же. Воры - они хитрые все.
- Карманы выворачивай!
Студент, не споря, послушался, дико напуганный: похоже, такое у него впервые.
Ключи... телефон... мелочь... Всё! Никакой техники, кроме старого потрёпанного телефона, который уж точно не только что сворованный.
Пётр и сам проверил карманы. Они были пустыми.
Всё таки ошибся! Да, Пётр уже был твёрдо уверен в том, что день сегодня какой-то проклятый. Столько неудач, столько ошибок. И все они - за один день! Что ещё могло пойти не так? Что? Землетрясение? Потоп?
- Тут съёмка запрещена! - рявкнул он. - Всех касается!
- Ты понял? - обратился уже к перепуганному студенту.
Он, весь бледный, чуть кивнул.
- Я н-не снимал...
- Телефон тебе зачем, чудик?
- Ну... Ну там... для звонков он. Телефон же...
- Иди давай! Для звонков...
Пётр швырнул рюкзак на пол. Ни слова не говоря, пошёл в каморку, где до самого вечера и просидел. Казалось, что его кто-то проклял. В руках по-прежнему сжимался телефон того студента. Пётр заметил это уже позже.
Забыл отдать. И теперь это можно расценивать, как воровство.
Пётр был готов выть. Хуже уже некуда!
И всё таки хуже было куда. Очень скоро Пётр это прекрасно осознал. Осознал тогда, когда вечером в его каморку ворвался разозлённый начальник. Константин Васильевич. Пётр видел его таким впервые: круглое пухлое лицо налилось багрянцем словно от краски, а пышные брови то и дело ходили вверх-вниз. Они напоминали поршни. Видимо Пётр и вправду сделал что-то не то. Причём очень и очень не то!
- Ты... Вы... Ты охренел?!
Пётр даже опешил. Сидел, удивлённо уставившись, начальник тем временем продолжал:
- Совсем охренел! Ты что тут устроил? Это тебе что, цирк? Театр какой?! Уже в интернете всё гуляет, дибил!
- Что гуляет?
- Дибильство твоё! На парня накинулся!.. Куда годится? Совсем охренел, говорю? Бандит!
- И что? Он вором был? Взгляд у него был какой-то... не такой...
Константин Васильевич, казалось, еле держался. Увидь их кто-нибудь со стороны и тот час бы подумал, что вот-вот произойдёт убийство... Однако это было не так. Убийства так и не произошло. Начальник, хоть и с огромным усилием, но взял себя в руки.
- Так... Всё... Пётр, ты уволен!
Пётр растерялся. Это была уже последняя капля!
- Схера ли?! Я виноват, что он не своровал ничего? Виноват, а? Ты! В чём моя работа? Охранять, чтобы не украли!.. Урод ты какой!.. Сука! Я как, твою мать, охранять должен?! Рентгеновским зрением всех проверять? Как?! Рыло!
Начальник совсем не изменился в лице.
- Пётр, ты уволен! - повторил более настойчиво. - Будь добр собрать вещи и освободить помещение...
Пётр не сдержался - разбил телефон студента о стену. Тот разлетелся осколками. Константин Васильевич вздрогнул.
Пётр презрительно на него посмотрел. Сказал:
- Ну и пошёл ты!
И ударил кулаком в глаз.
***
Обратно он добирался пешком. Толкаться в автобусе совсем не было сил. На улице стояла хмурая погодка, под стать настроению. Неприятно моросил прохладный дождь, падающий со стороны серого небесного купола. Ветер бросал капли в лицо. Перед глазами то и дело, словно на видеоплёнке старого кино, проносились сегодняшние неудачные эпизоды: вот его будит противный шум, вот он царапает об угол мизинец. Вот он, так и не позавтракав, уходит на работу. Вот его ни за что избивают в автобусе... Пётр автоматически тянет руку к разбитой губе. Хоть та уже и не болит, он всё равно морщится.
А вот его увольняют! За то, что он выполнял свою работу! За то, что пытался предотвратить кражу! И какая, скажите, разница, что тот студентишка оказался не вором? Откуда было знать это ему, Петру?
Он же хотел, как лучше.
Пётр совсем вымок, прежде чем наконец вошёл в подъезд.
На втором этаже он встретил знакомую фигуру. Согнувшись с тряпкой, ползал тот самый сосед. Водитель мицубиси. Пётр хотел было уже объяснить ему по-поводу парковки, но передумал. Сил не было. Хотелось просто лечь и лежать. И, вместо этого он просто, проходя, процедил:
- Вытирай-вытирай! Зато много раз подумаешь. Перед тем, как чужое место занимать.
Парень разогнулся.
- Это ты сделал? - спокойно спросил он.
- Пошёл ты!
Пётр прошёл было дальше, но ему не дали. Парень стоял перед ним.
- Слышь! Лучше отойди. По-хорошему прошу...
Договорить не дали. Удар пришёлся прямо по лицу. Пётр хрипнул, ступил по инерции шаг назад и осел на каменный пол. Он, непонимающий, приложил палец к носу, посмотрел. Густая, красная жидкость - кровь. У него был разбит нос. Затем ошарашенно посмотрел на угрюмого и хмурящегося парня над ним.
- Ты... ты чё? - выдавил он из себя.
- Это за дело.
- За какое нахрен дело?! Ты чё?
- Ещё раз подобное выкинешь - повторю. - спокойно ответил парень, перед тем, как уйти, хлопнув дверью.
- Ты чё? - тихо повторил Пётр в пустоту. День сегодня выдался просто ужасным.
submitted by boxitem to Pikabu [link] [comments]


2020.03.07 12:17 Turbopowerd Сколько стоит перепланировка квартиры в москве 2019

Не моё, из фб.
Как сотрудники эвакуации АМПП в Москве построили схему кражи автомобилей. И продолжают работать без проблем.
ЧАСТЬ 1. Угон. Поиск. Нашла. В октябре 2014 у меня угнали автомобиль. Припарковала возле дома ул. Твардовского, под знаком стоянка запрещена с 8 -20.00 ( запомните про знак). Звонок в службу эвакуации ГКУ «Администратор Московского парковочного пространства» (далее АМПП) результата не принес. Ни через час, ни через два, три. В отделении полиции пишу заявление. На месте угона - протокол. Сдаю документы на машину, оба ключа – заводится уголовное дело. Через два месяца следователь сдает дело в архив. Преступник по горячим не найден. Машина застрахована по КАСКО. Компания проводит свое расследование, через три месяца получаю выплату. Все это время продолжаю звонить в службу эвакуации АМПП. Надежда, что кто-то покатался, бросил, эвакуировали, нашли. Машины в базе нет. Нет ее там и через 6 месяцев. Плюсом, захожу на сайты, где проверяются штрафы. Надеюсь, что преступник спешил, попал на камеру, штраф. Пусто. Ок, живу дальше, купила новую машину, грусть отступает. Проходит два года, август 2016 год. Звонок от неизвестного мужчины. Представляется частным детективом и предлагает купить у меня мои документы на угнанную машину за 150 000 руб. Объясняю, что они теперь принадлежат страховой - мне КАСКО выплатили. Мужчина по имени Роман говорит, что страховая «Оранта» банкрот (так и есть, с 2014), сервера сгорели (ложь), а значит я сама могу распорядиться документами. Их выемку из полиции детектив берет на себя. Отказываюсь и пишу заявление в полицию на Беговой (это отдельная история, почему туда и зачем). Полиция дело «заминает». Забыли, живем дальше. Проходит еще 2,5 года, февраль 2019 года. На адрес моей временной регистрации в Москве (на 4 месяца была зарегистрирована, когда покупала авто) где случайно еще до сих пор проживают мои друзья, приходит повестка в суд. В Савеловском мне выносят 2 тома гражданского дела. Хорошо, что я сидела. Оказалось, что уже три года компании ГКУ АМПП отсуживает мой автомобиль в свою пользу. Формулировка - «признать «бесхозным» в связи с тем, что владелец не найден». Из материалов дела узнаю, что мой автомобиль находится на спецстоянке с 27.10.2014 года (день угона). Из материалов дела: «хозяина найти не имеем возможности». Все эти годы АМПП путают судью: сначала неправильно указывают ВИН номер, потом просто номер машины, но самое главное не могут вообще меня найти по базе ГАИ. Напомню, что у меня в это время уже есть ВТОРАЯ МАШИНА. Судья говорит ок, машина стоит на учете по временной регистрации, отправьте письмо собственнику на этот адрес. АМПП отправляет, но не указывает № квартиры, письмо возвращается. Показывают его судье. Судья настаивает и просит, чтобы АМПП сделали запрос в ГБДД. На следующем заседании АМПП предоставляет судье ответ полиции, о том, что ФИО мои найдены, но вот документы на машину утеряны, регистрация автомобиля аннулирована, госзнак утрачен. А так же НИ единого СЛОВА, о том, что эта машина числиться в угоне. Надо ли говорить, что все перечисленное НЕ правда. (кроме угона) Как АМПП получил этот документ я не знаю. Это надо отдельно заниматься. Судья, дай Бог ей здоровье, не унимается. Она сама делает запрос на Петровку 38 и получает номер квартиры по временной регистрации. Почему по временной, если есть уже дано все явки –пароли по моему новому авто? Вопрос риторический. В феврале 2019 друзья получают на мое имя повестку в суд. Я прихожу на заседание, все в шоке. Кажется хеппи энд, но не тут – то было.
Итог первой части: -Мои звонки в службу эвакуации АМПП в октябре 2014 года. Сотовый оператор хранит фиксацию звонков три года. Прошло 4 и я не могу получить распечатку исходящих, чтобы подтвердить о том, я еще 6 месяце звонила, и в базе машины НЕ было. АМПП уверяет, что моя машина у них в базе с 27.10.2014 (день угона) Доказать, что в базе она не стояла, может только МВД России управление «К» в результате выемки дисков с сервера. Но для этого нужно завести отдельное дело. Кому это надо. -Следователь в течение двух месяце должен был делать запрос во все службы. Делал ли он их? В полиции он уже НЕ работает. Узнать о его расследовании можно запросив мое уголовное дело. Я этого не делала, ибо у меня только, только закончилась эпопея с забором машины со спецстоянки. На это у меня ушло 5 месяцев, и об этом ниже отдельная история. -Страховая компания, якобы тоже, вела свое дело по розыску машины. Уверяла, что они свое собственное расследование проведут. Предполагались запросы в органы, спецстоянки и т.п. -Частный детектив. Почему он мне звонил? Мои мысли: дело в том, что в 2016 году АМПП перевозит мой автомобиль с севера на юг Москвы (об этом я узнала из материалов дела). Такие брошенные авто «сливаются» аферистам. Типа стоит у нас тут много лет, хозяин не найден, бери в работу. Мошенники, уже далее разрабатывают план отъема машины или документов. Понятно, что не без участия полиции. Надо ли говорить, что мошенник сотовый мой нашел без труда. А в суде меня не могли найти три года. Заявление на этого частного детектива я подала 30.08.2016 в 19.30, а уже утром следующего дня в 10.00 он узнал об этом. Кто слил? Звонил, чтобы сообщить о моем неправильном решении. -Штраф. Где он? Если автомобиль эвакуировался (мы же уже знаем, что его не угнали) на основании нарушения парковки под запрещающим знаком. Помните интервал временной с 8-20:00. В день угона, я звонила в службу АМПП и спрашивала про эвакуатор, мне говорили, что данная улица не внесена в план. На ней вообще никогда не работают эвакуаторы. (13 лет живу на этой улице и никогда не видели эвакуатор. Машины у нас на не стоят и сейчас) Ну, ок, даже если он мимо проезжал и решил меня зацепить, то эвакуация происходит совместно с сотрудниками МАДИ или ГБДД. По форме нарушения они выписывают штраф 3000 рублей. Как я писала ранее ни одного штрафа по эвакуации моего авто нет до сих пор. Вообще. Пусто. Протокола нет и в гражданском деле в суде, но есть бланк эвакуации за неправильную парковку. Где мой штраф за неправильную парковку?
ЧАСТЬ 2. Круги ада по «забору» автомобиля со спецстоянки ГКУ АМПП. В общей сложности ушло 5 месяцев. Документы полиции, сотрудникам стоянки, не указ – у них своя служба безопасности и свои правила. После нашего первого появления с оперуполномоченным, АМПП нам его не отдает из-за отсутствия одной подписи. Уезжаем, переделываем. Проходит неделя. В это время АМПП перемещает автомобиль на другую спецстоянку. Зачем? Нам об этом не сообщают. Естественно, когда мы приезжаем вновь, наши документы снова не совпадают. Машины по адресу нет, ее перевезли, езжайте туда. Уезжаем, переписываем, приезжаем снова на другую стоянку. Но теперь сотрудник АМПП Сергей Постнов, говорит, что мне надо поменять мой гражданский паспорт. Прописка в нем не сходится с адресом указанного в документах авто СТС. А она и не должна сходиться. На момент покупки автомобиля я была прописана по одному адресу, а потом переехать жить в другое место. Сотрудник не сдается и плюсом предлагает заполнить документы «забора» автомобиля с «левого» адреса. Т. е мы на одном адресе, машина на другом, а писать место забора то, где нет машины. Терпение на исходе, вечереет. Звоню пресс-службе АМПП, подключают личные контакты. Через час паспорт менять мне уже не надо, адрес вписываем правильный, но машину все еще забрать не можем, нужно снова переписать документы на правильный адрес. Возвращаемся в отдел, переписываем, приезжаем. Час ночи – пошел 7 час попытки забрать автомобиль. Едем на спецстоянку. Есть такое место в Москве «хрен туда доберешься» – 42 га поля. Это настоящее кладбище машин, куда и привезли мою . С первого раза, конечно, не завели. Поэтому была еще одна поездка, через неделю, с заменой аккумулятора. В общей сложности на «забор» авто у меня ушло 5 месяцев и хороший клубок нервов.
ИТОГ: И вот о чем я хочу предупредить. Мое гражданское дело в Савеловском суде объединено с другими похожими делами. ГКУ АМПП пытается отсудить еще 15 машин с похожей судьбой. И это только в рамках одного моего дела. А сколько таких дел в этом же суде еще? А сколько их по городу? Всю эту историю, я отдала в другой отдел МВД для того, чтобы они начали расследование о возможно БОЛЬШОЙ схеме отъема машин у населения. И знаете, что? Ничего. ТИ-ШИ-НА. Скоро как год. Поэтому если у Вас однажды угнали автомобиль, то через год позвоните в АМПП, возможно он там.
P.S. Всю эту историю я отдала в отдел расследований газеты «Московский Комсомолец» 5 месяцев назад. И историю, и документы подтверждающие её. Прошло 5 месяцев и корреспондент НЕ выходит на связь (в "лучших" традициях журналиста) Я не знаю была публикация или нет, потому что на звонки и смс Татьяна НЕ отвечает. Вообще. А Вы говорите «Не может быть!»)))
submitted by Turbopowerd to Pikabu [link] [comments]


2020.03.05 10:59 Golubov Сколько стоит перепланировка квартиры в москве 2019

[caption id="attachment_8314" align="alignnone" width="600"] Пахачи аэропорт 8 января 2019 г.[/caption]

«- Разумеется, пани Мюллерова, - подтвердил Швейк, заканчивая массаж колен. - Если бы вы, например, пожелали убить эрцгерцога или государя императора, вы бы обязательно с кем-нибудь посоветовались. Ум хорошо - два лучше. Один присоветует одно, другой - другое, "и путь открыт к успехам", как поется в нашем гимне».

Азъ давно не с кем не общался – и слава Богу. Но тут решил с кем ни будь поделиться своими мыслями. Надеюсь кто ни будь ответит, но с условием. Как говорил Владимир Путин в 2002 году: «Я вовсе не хочу сказать, что России безразлично мнение Евросоюза. Напротив, мы охотно выслушаем и примем к сведению ваши пожелания, доброжелательные».

Азъ попрошайка в интернете, одно время мне помогали, но потом азъ всем надоел посему свои посты пишу исключительно чтобы позлобствовать. Это называется комплекс жертвы – когда все виноваты кроме меня самого. С другой стороны, как писал один философ: если человеку плохо, а никто не виноват – так не бывает.

Несколько дней в Фейсбук не писал – и слава Богу. Днесь в Пахачах солнечная безветренная погода с легким морозцем. Азъ шел и болели глаза от такой белизны. Азъ думал:

- Давно я ничего не писал, Владимира Ивановича не ругал. Повода нет, мотивации в виде надежды что кто-то денег пришлёт нет. Вот и ленюсь.

А внутренний голос говорит:

- Сглазишь, сволочь!

Сглазил. Сижу дома, не шалю, никого не трогаю, примус починяю. Звонок в дверь, открываю в подъезде пять теток, сами не местные. Одна спрашивает:

- Вы Максим? Можно мы к вам зайдем.

Азъ выпал в осадок – у меня столько народа с похорон матери не было.

Стала мне тетка объяснять, что оне вроде как соцработники она сама с Петропавловска, вторая с Елизово, третья из Тиличик, а четвертая из Хаилино.

Я тему просек: в 2016 годы в Пахачи приезжали три соцработника, ходили по бабкам которых обслуживала соцработник Ольга Белова. Смотрели квартиры, задавали вопросы про жизнь. Пытались пробить на жалобы на соцработника. Бабки за О. Белову горой стояли – они вообще кроме нее никому не доверяли. Стоило только Ольге Семеновне в отпуск уйти начиналась трагедия – да мы не кому не верим, да нас обнесут. Это только с виду бабули божьи одуванчики.

В 2017 году умерла сперва Александра Дедюхина, а за ней ушла Лидия Мочальская. И внедолге умерла от инсульта О. Белова – 57 лет ей было. Такая вредная работа – соцработник не только ведет стариков до конца, но он же и занимается похоронами. Могилу копает администрация села, а всем остальным соцработник.

Азъ вспомнил сие и приблизительно стал понимать зачем ко мне пришли. У меня печаль что не запоминаю ни имена не пароли ни явки, поэтому как звали соцработников азъ немедленно забыл.

Старшая говорит, мол давно мы слышали про инвалида Голубова, но как-то не получалось узреть меня воочию. Но наконец оне сподобились. Стала спрашивать какие у меня проблемы. Да проблемы мои известны даже тем, кто и не хотел знать. Пишу об этом третий год.

Вот, говорю, хотел уехать с Камчатки, но И. Унтилова отказала поставить меня на очередь на переселение как инвалида.

Тетки руками замахали:

- Да что за глупость – уехать с Камчатки!

Старшая продолжает.

- Максим, ты только в обморок не падай. От того что я тебе сейчас поведаю. Жил в Заречном (Апука) парень инвалид. Света у него в доме не было, еду готовил на костере. И мы его сманили в паратунский дом интернат. Так он там женился! Живет с женой в отдельной комнате!

Старшая была в восторге, а мне было индифферентно. Азъ не имею средств содержать семью и детей, но даже если бы были азъ не стал бы ни с кем затевать. Азъ жил с мамой, которая последние 15 лет страдала от гипертонии, а последние 10 лет от мерцательной аритмии. В конце жизни гипертонические кризы были у мамы каждый день, а приступы аритмии не реже раза в две недели. Мы лечились чем могли, в Пахачах нет врачей, а стационар закрыл еще Главкаюр Кузмицкий. Пережить приступ на 6, 12, а то на сутки, когда в любой момент мама могла умереть это очень тяжело психологически. Но даже когда приступ проходил легче не становилось – новый приступ был неизбежен как кризис капитализма. И тебя начинают терзать мысли: ну вот неделя прошла, скоро приступ. А если приступ все не наступал становилось совсем тяжело – ждешь его каждую минуту. И он как всегда происходил неожиданно, утром, днем, вечером, среди ночи.

Мама колола себе в ногу магнезию, папаверин, дибазол, анальгин. Я уходил бродить по селу. Приходил домой спрашивал:

- Ты жива?

- Жива.

И уходил опять минут на 30. Мама говорила:

- Умру, а тебя нет.

А я просто не мог смотреть как ей плохо и потом от стресса в кровь хлестал адреналин нужно было ходить потому что он буквально травил меня. Когда сердце мамы входило в ритм она начинала жить как обычно, а меня после адреналинового шторма трепало еще неделю.

После смерти мамы у меня остались кошки, но их одну за другой убили и сожрали дворовые собаки. После гибели последней в мае 2019 я решил, что больше не желаю нести ответственность за других. Мой запас эмпатии закончился.

Азъ рад за аборигена из Заречного. Мне о нем рассказывал глава администрации села Апука Леонид Воевудский. Когда соцработники предложили аборигену переехать в дом престарелых тот запрятался в Заречном и с администрации села его искали, уговаривали:

- Сделай нам одолжение, прокатись в Паратунку, отдохни там, а потом к своему костру возвращайся.

Уломали, абориген спустя время прислал заявление чтобы его выписали из Апуки.
Это просто Леонид Павлович такой человек. Живи сей инвалид в Пахачах – никто бы из администрации не пошел его уговаривать.

Поэтому я эту сказку знаю, и стал говорить, что сам летом ходил в министерство соцразвития, но мне там сказали, чтобы азъ уезжал в свои Пахачи.

И потом азъ читал про дом престарелых там три койки в палате, а азъ не такой общительный. Мне одна бабуля из Подмосковья раз в месяц звонит. Она колясочница живет в доме престарелых не знаю, как она про меня узнала. Так с ней две бабки живут. Очень бабушке интересно сколько продукты в Пахачах стоят, она от этого по стеночке сползает. Говорим мы минут пять, стоит бабушке чуть дольше говорить, как кто-то из соседок начинает орать чтобы она трубку бросила. Ну и на фиг такая компания?

Старшая стала говорить, что сейчас достраивают новый корпус, там все не так. Не то что бы я поверил, но я не знаю. В августе 2019 ездил на разведку в Термальный, а надо было выйти на остановке Геологи. Откуда азъ знал.
Предложили мне поехать в дом престарелых погостить и, если не понравится свалить обратно в Пахачи. Азъ согласился бо придерживаюсь правила: дают – бери, бьют – беги.

Забились на то что пока мне документы соберут, новый корпус достроят. На том и распрощались. Старшая задержалась, взяла мой номер и опять рассказала про хэппи-энд с аборигеном, и чего мне пропадать в Пахачах, а также спросила не нужен мне на время соцработник. Азъ отказался.

Понятно они видят дома срач, еще они подумали, что я как тот абориген живу без света, иначе почему я не зажег свет в прихожей? Потому что не так видно грязь. Ремонт на свою пенсию я сделать не могу, а пол мыть мне в лом. Гостей я не принимаю. Мне на ПК форуме писали – в чем причина что нельзя вымыть пол?

А не хочу я врать самому себе – в квартире нет канализации, пол в ванной провалился летом и осенью задыхаюсь от вони, сейчас сточные воды видимо замерзли под домом. Мне самому помыться негде, какаю я на пакет. Получится что пол будет чище меня самого. Одежду азъ стираю, посему от меня не воняет как от бомжа, бо воняет не тело, а одежда.

Поэтому я не хочу, чтобы кто-то у меня убирался. Так я думал тогда – а сейчас думаю может надо было соглашаться ведь соцработнику через это денег подбросили.

Раскинул азъ мыслями – смятение на душе. Съездить на разведку можно, но у меня сомнения.

Люди разные – одни нахваливают жизнь в доме престарелых, другие готовы руки на себя наложить только бы туда не попасть. Я имею в виду не конкретный дом в Паратунке, читал одно время про дома престарелых в РФ. Много плохого пишут, но с другой стороны если в доме престарелых все алмазно резиденты жаловаться не станут, а журнализов только треш и угар интересует.

Но так как система домов престарелых общая для всей страны то и правила в них одинаковые: 75% пенсии отдай. Работать резиденты не могут. Про одни дома пишут, что резиденты могут покидать территорию, в других они живут как на зоне – бо случится что, а начальству отвечать.

Сейчас я могу купить что мне нравится – а там что дадут. Здесь могу вести блог, а там непонятно. И вообще меня смущает близость города, хотя он не такой близкий. Когда азъ ездил в санаторий то получал удовольствие просто от хождения по Петропавловску, Елизово, Москве, Кисловодску.

Я могу часами ходить по Пахачам мотивируя это тем что надо сбрасывать вес. А главное я просто боюсь что-то менять.

Когда И. Унтилова прислала бумагу с отказом ставить меня на учет на переселение азъ собирался немедленно писать жалобу в прокуратуру Олюторского района. Но прошел месяц, а я так и не собрался подбираю всякие отмазки: возможно И. Унтилова права, возможно прокуратура не станет за меня вписываться, и главное – вдруг прокуратура впишется и меня поставят на очередь. Куда я бы поехал? Нигде кроме Москвы и Кисловодска азъ не был. Москва прекрасна – но она не для таких как я. Кисловодск мне по началу не понравился, это южное Елизово, пока азъ не попал в национальный парк Кисловодский, не забрался на гору, и еще выше на седловины. Последние два дня в санатории утром и вечером ухал филин, шумела листва на деревьях. Было так покойно, даже не верилось, что надо возвращаться на Камчатку.

Итог: посещение социальных работников вызвало у меня бурю эмоций и мыслей. Поскольку у меня нет ни родственников, ни друзей азъ решил поделиться ими с чужими людьми, которым до меня нет никакого дела и это здорово.

Вопросы тем, кому не все равно:

Не сглупил ли я, дав согласие и не стоит ли мне отказаться пока дело не зашло далеко.

Стоит ли добиваться чтобы меня поставили на очередь на переселение если я не знаю куда хочу уехать, только бы сбежать от безнадеги.


Инвалиду на еду

карта СБ 4274 3200 2596 4779

номер МТС 89147893523

PayPal [[email protected]](mailto:[email protected])

Яндекс-кошелек 410012707988992

https://golubov.su/pahachi/
submitted by Golubov to u/Golubov [link] [comments]


2019.10.28 16:34 alex_qx32 Сколько стоит ремонт квартиры под ключ? Как определить дизайн проект и б...

Сколько стоит ремонт квартиры под ключ? Как определить дизайн проект и б... submitted by alex_qx32 to u/alex_qx32 [link] [comments]


2019.10.18 15:32 Lit_blog Стоит 2019 москве в квартиры сколько перепланировка

Панельная пятиэтажка выдвинулась из зарослей, угрюмо перегородила тропу, глядя на меня пустыми глазницами выбитых окон. Дозиметр показывает безопасный уровень радиации, но тревожно трещит, стоит приблизиться к подвалу. Под окнами в траве валяется ржавый холодильник без дверцы. Подъезд засыпан мусорной крошкой, такая появляется в каждом заброшенном здании. Пятый этаж подсвечен заходящим солнцем, в некоторых окнах уцелели стёкла, пожалуй, там и остановлюсь. Поправив рюкзак, глубоко вдохнул и нырнул внутрь дома. Под подошвами тихо хрустит смесь грязи, пыли и каменной крошки с осыпавшейся штукатуркой. Ступени гудят от каждого шага, стонут, выказывая дряхлость. Перила украли ещё при Советах, не понятно — зачем. Кому вообще нужен радиоактивный хлам? А если и нужен... то сколько тонн заражённых металлов пустили в оборот ушлые дельцы? Внутри дом пахнет сыростью, плесенью и безлюдьем. Специфичный запашок, пока не побываешь в брошенном месте — не научишься различать. Лестничные пролеты встречают зевами выбитых дверей и ковром бумажного мусора, и разбитой мебелью. Стены изрисованы классическими заборными фразочками и фаллической наскальной живописью. Человека хлебом не корми — дай продолговатый прибор нарисовать. Без разницы, какой век, культура и часть света. Подобную «живопись» находят даже в пещерах, где обитали далекие предки человека. Неубиваемое культурное наследие. Сфотографировав особо яркие образчики, двинулся дальше, раздумывая, где поставить камеру, а где расстелить спальник. Здесь меня никто не побеспокоит. «Сталкеры» водят туристическую кодлу в более живописные районы, а дикари навроде меня вовсе стараются забиться в брошенные деревни. Так что я гарантированно здесь один, по крайней мере, ближайшие пару дней. Можно спокойно снимать дикую природу, захватывающую мертвый город. Фотографии можно продать, или в блоге выставить, состряпав статейку, а то и не одну. Я остановился на пролёте третьего этажа, закурил, вслушиваясь в тишину здания и трели птиц снаружи. Чудное сочетание. Бросил бычок под ноги и старательно размазал пяткой. Последние два пролёта дались легко. Остановился на пятом этаже, рот глупо приоткрылся, а в коленках растеклась мерзкая слабость. — Какого хега? Перед носом новенькая дверь, закрывающая путь в среднюю квартиру. Площадка убрана, в уголке стоит веник. Соседние квартиры тоже чисты, как казармы. Вытянув шею, заметил пластиковый стол и стулья, стоящие в гостиной левой квартиры. Здесь даже пахнет иначе. Угловатый ком протиснулся по глотке, ухнул в желудок и ударил по копчику. Я попятился и, развернувшись, побежал вниз, перепрыгивая через три ступени. Пулей выметнулся в сгущающуюся тьму и остановился, сипя и хватая ртом воздух, согнулся, уперев ладони в колени. — Да какого? Подумаешь, дверь, наверное, кино снимали или «сталкерская» хата... Просто зайди в другой подъезд, они тебя и не заметят, если решат прийти сегодня. Всё в полном порядке. Звук собственного голоса успокоил, я торопливо сунул сигарету в зубы, защелкал зажигалкой. Вот покурю и пойду.
Ночь властно навалилась на Припять, я установил оборудование в окне, а сам лёг в спальник на балконе. Так, конечно, куда опасней, но спать в затхлой комнатушке не тянет. Камера должна реагировать на движение, если во двор выйдет зверь — сразу сделает снимок. Утром разберу за чашечкой кофе из термоса... Тяжелый грохот и лязг сорвали накатывающую дремоту. Стены в панельных домах тонкие, даже в жилых домах люди на первом этаже слышат каждый шорох с пятого. В заброшенных и подавно. Я застыл, парализованный страхом, вслушиваясь до звона в ушах. Грохот повторился — дверь закрылась. Появились шаги и неразборчивые голоса, много голосов. Затем всё стихло и я услышал вполне отчетливое: — Здесь кто-то был. — С чего взял? — Бычок, свежий, брошен днём. — Увидели дверь и убежали, не в первый раз. — Всё равно нужно найти, далеко уйти не могли. Слухи нам не нужны, да и жрать хоцца. От последних слов по коже пробежал колючий озноб. Сказали не в шутку, абсолютно серьёзно. Лестница загудела под множеством ног, я осторожно перевернулся на живот и посмотрел в щель меж полом и бортом на улицу. Свет луны слабый, искажающий перспективу до неузнаваемости, но я всё равно увидел их. Угловатые фигуры с непропорционально длинными руками орангутангов, высыпающие во двор. Часть скрылась в темноте, но двое остались. — Ещё один бычок. Люблю курильщиков, их даже выслеживать не надо. Существа засмеялись и двинулись в ночь, по тропе, которой я пришёл.
Всю ночь я не сомкнул глаз, борясь с инстинктом, требующим бежать, куда глаза глядят. Кем бы ни были жильцы странной квартиры — местность они знают куда лучше, а встреча не сулит ничего доброго. Когда небо начало светлеть, во дворе зазвучал смех и сдавленное мычание. Выглянув, увидел возвращающихся жильцов, волокущих за собой связанного мужчину. От группы отделился один и направился к моему подъезду. Не помня себя, подскочил, сгрёб оборудование и вместе со спальником, спрятал в дальнюю комнату. Схватил штатив, как дубину, и встал за стеной. Шаги поднимаются неспеша, по хозяйски. Незнакомец насвистывает мелодию, омерзительно фальшивя, как человек с кривым прикусом. Я задержал дыхание, когда шаги остановились на пороге. Жилец шумно потянул носом, шагнул внутрь, я начал медленно поднимать штатив над головой. По стенке шумно заскребло, словно гвоздём или остриём ножа, в унисон шагам приближающимся ко входу в комнату. В груди начало печь от недостатка воздуха. Ладонь, увенчанная длинными, чёрными когтями обхватила косяк. Самый длинный коготь прошёл рядом с губами. Существо за стенкой громко зарычало, издавая носом прерывистые звуки... В комнату с балкона ударили первые солнечные лучи, тварь зашипела и бросилась к выходу. С грохотом слетело по лестнице и спустя неимоверно длинную минуту в соседнем подъезде грохнула дверь. Вибрация от удара прошла через всё здание, отдалась в груди. Я простоял с штативом над головой до полудня. Затем, робко выглянул и тихо застонал от ужаса. На стене коридора остались багровые отпечатки ладони, сильно смазанные, но вполне отчетливые. Спешно покидая двор, прежде чем скрыться за густыми зарослями, ощутил спиной полный ненависти взгляд. Голодный, жадный и сулящий мучительную смерть — взгляд тварей из квартиры на пятом этаже.
submitted by Lit_blog to Pikabu [link] [comments]