9 перепланировка в муниципальной квартире как узаконить 2016

r/9gag: Yesterday's frontpage.. today! Soooo, I haven't been on 9gag for years, but still, the experience that I've had there left a scar on my soul and I thought I'd share it here. Today, I went to 9gag, and saw just what I tought I would: The very first post was from yesterdays front page of Reddit (That guitar player showing the impossible thing). And I remembered that there might be a community like this. And, here I am. r/9gag: Yesterday's frontpage.. today! Hey, I feel the same, I was a passive user of 9gag, just scrolling, enjoying posts, but it's been a few months that repost is destroying 9gag, I lose my interest in this community (not only because of reposts, but many things like the mentality etc..) r/9gag: Yesterday's frontpage.. today! Press J to jump to the feed. Press question mark to learn the rest of the keyboard shortcuts Today’s Front Pages. The Newseum is not responsible for the content on the front pages. Anyone seeking permission to use or reproduce the front page of a newspaper featured in our Today’s Front Pages exhibit must contact the newspaper’s publisher directly. U.S. copyright laws apply. Questions? Email [email protected]. Yoshihide Suga’s years as a shadow power in Japanese politics left him a bit of a cipher. Now he is emerging to take control of the world’s third-largest economy at a time of deep uncertainty. 28.9k members in the 9gag community. Yesterday's frontpage.. today! I am an Indian, 18 right now and I have been using 9gag since I was 15 years old. r/9gag: Yesterday's frontpage.. today! Press J to jump to the feed. Press question mark to learn the rest of the keyboard shortcuts

2011.11.13 20:02 /r/9gag - Yesterday's frontpage.. today!

Yesterday's frontpage.. today!
[link]


2012.06.19 14:25 FearofPunctuation В 9 квартире как муниципальной узаконить 2016 перепланировка

The 90s were all that!
[link]


2020.07.30 04:50 Alex_Jew 9 перепланировка в муниципальной квартире как узаконить 2016

Россияне призвали чиновников к патриотизму Образ «идеального российского чиновника» представлен на портале Российская общественная инициатива. Автор одного из обращений отмечает, что если бы чиновники были настоящими патриотами и сами пользовались благами, которые ждут от них обычные россияне, то уровень жизни стал бы выше у всех.
https://preview.redd.it/lqtsfeq0exd51.jpg?width=640&format=pjpg&auto=webp&s=754a4125bd106323f37665e7fc03f46771e2adcc
По его словам, чиновник любого уровня и должности должен встать на учет по месту прописки в муниципальной больнице своего района, при этом в ней должны лечиться и его родные (дети, родители, супруги и даже бывшие супруги, братья и сестры), а учиться дети таких чиновников могут только в своем городе, если город не большой, то в пределах области. «Благодаря этим законам жизнь в своем регионе будут подымать используя все ресурсы и сами будут заинтересованы в качестве медицины и образования», — полагает он.
Кроме того, автор инициативы считает, что члены семьи чиновников и родственники до третьего колена не должны заниматься предпринимательской деятельностью, а также иметь имущество за предалами РФ (в том числе и бывшие супруги чиновников).
«Преступления уголовного характера такие как растрата, превышение должностных полномочий, злоупотребление, бездействие, взяточничество приравнять к государственной измене и полной конфискации имущества членов семьи, бывших супругов, а так же у родственников которые не смогут показать законность происхождения имущества и материальных ценностей и средств», — считает он.
«Если нынешние чиновники не согласны, то зачем они нам?», — отмечает автор.
https://preview.redd.it/sl7u3j8tdxd51.jpg?width=460&format=pjpg&auto=webp&s=fbe9dc50ac0cfae1b8e44c7de06f4ff280b941ad
отсюда
submitted by Alex_Jew to RussNews [link] [comments]


2020.07.21 21:06 postmaster_ru 9 перепланировка в муниципальной квартире как узаконить 2016

В Германии появилась первая в мире шахтная ГЭС Гидроэлектростанция расположена в шахте в русле реки. Новый тип ГЭС подходит для рек разного размера и практически не наносит вреда природе.
От новой ГЭС в Лойзах виден только небольшой инженерный домик / © Поль Франк
ГЭС производят возобновляемую энергию и способствуют улучшению экологической обстановки. Но для водоемов они создают большие проблемы. На обычной речной электростанции вода используется для приведения в действие турбины. Сильные течения, которые возникают при работе, могут тащить рыб к турбине и сетям завода, где они часто погибают. «Во всем мире новые гидроэлектростанции строятся в регионах с высоким уровнем биоразнообразия, — говорят авторы разработки. — Шахтные электростанции могут обеспечить сохранность рек».
Проект разработала команда инженеров из Мюнхенского технического университета в Германии. Турбина и генератор станции находятся ниже уровня дна русла реки — в шахте. Большая часть воды проходит через нее и вращает турбину, вытекая потом под плотиной, меньшая остается над ГЭС.
Электростанция была построена муниципальной коммунальной компанией на существующем пандусе, который до этого был труднодоступен для рыбы: не было никакой необходимости возводить новую плотину для проекта. Станция генерирует электроэнергию примерно для 800 домашних хозяйств и таким образом вносит свой вклад в децентрализованное энергоснабжение. Кроме того, после строительства экологическая обстановка на реке Лойзах в Баварии стала лучше.
Презентация новой ГЭС /©Мюнхенский технический университет
Конструкция сделана таким образом, что станция эффективно вырабатывает электричество, но поток при этом остается достаточно слабым, и рыбы могут безопасно проплывать над ней. Два специальных отверстия в плотине позволяют им двигаться вниз по течению, а подниматься они могут по рыбоходу. «В турбину иногда засасывало только очень маленьких рыб, большая часть осталась невредимой», — говорит руководитель проекта профессор Питер Ручман.
У станции есть еще одно преимущество: она не задерживает валы и древесину, которые плывут по реке и могут быть важны для нереста. Они задерживаются на решетке, закрывающей шахту, потом специальный механизм сбрасывает их в реку. Для этого в плотине открываются ворота. Эта регулируемая система также позволяет выпускать воду, когда река разливается.
«Если мы хотим защитить как климат, так и природу, то должны акцентировать внимание на тех технологиях, которые помогут нам достичь целей, — рассказывает Ручман, — при этом мы должны понимать, что ни одна ГЭС не будет безопасна для природы на 100%».
Соблюдение чрезвычайно строгих экологических норм позволило получить разрешение на строительство первой шахтной электростанции в природном заповеднике (район «Натура-2000»). Также компания Spin-off Hydroshaft приобрела права на постройку станций такого типа. Сегодня в Германии на стадии планирования находятся 12 заводов.
Источник
submitted by postmaster_ru to Popular_Science_Ru [link] [comments]


2020.05.19 08:55 GazetaPravda Установленный в Стерлитамаке памятник Колчаку не простоял и двух дней

В ночь на 17 мая в Стерлитамаке демонтировали бюст адмирала Александра Колчака, который два дня назад установил возле торгового центра «Ардо» один из городских предпринимателей. Местные власти объяснили снос памятника тем, что скульптура установлена незаконно.
«Скульптурная композиция была установлена на муниципальной территории без разрешительных документов и согласования с администрацией города. Это является нарушением правил благоустройства», — заявили накануне в муниципалитете.
Как сообщает портал «Стерлитамаксити.ру», решение городских властей о сносе памятника поддержал депутат Госсобрания — Курултая РБ Дмитрий Чувилин. «Александр Колчак является государственным преступником, его личность пытались реабилитировать несколько раз через суды, но безуспешно. Более того, торжественное открытие памятника белому адмиралу анонсируется тогда, когда массовые мероприятия запрещены. Я уже направил по этому поводу запросы в правоохранительные органы», — сказал депутат.
Свою позицию по данному вопросу высказал и сам предприниматель Тагир Ибрагимов, установивший бюст на собственные средства.
«К сожалению, приходится констатировать, что спустя столетие после окончания гражданской войны она все еще не закончилась. До сих пор народ делят на своих и чужих, красных и белых. Попытка сноса памятника лидеру белого движения А. Колчаку — яркий тому пример»,— написал он в соцсетях.
пруф
видео
Насмотрятся своих АдиралофЪ и ставят потом всякое по стране без спроса.
submitted by GazetaPravda to RussNews [link] [comments]


2020.03.16 06:36 mr_Fatalyst Российские ученые, юристы, журналисты и писатели призвали не допустить «антиконституционного переворота»

Российские ученые, юристы, журналисты и писатели призвали не допустить «антиконституционного переворота»
https://preview.redd.it/tcuutw7eczm41.png?width=1200&format=png&auto=webp&s=da325e8b71cbcfd653c6bb0475b41fab60e23f8e
Российские ученые, юристы, политологи, писатели, журналисты, деятели искусств подписали открытое письмо, в котором называют происходящую в стране реформу «антиконституционным переворотом». Письмо адресовано «нашим согражданам, депутатам всех уровней, политикам, общественным деятелям, и конечно — к судьям Конституционного суда, приносившим присягу на тексте действующей Конституции».
Текст: «Мы считаем, что над нашей страной нависла угроза глубокого конституционного кризиса и противоправного анти-конституционного переворота, облеченного в псевдолегальную форму. Три главных обстоятельства убеждают нас в этом.
Мы считаем в корне противоправным, политически и этически неприемлемым внесение в 81-ю статью Конституции пункта 31, обнуляющего сроки действующего и действовавшего президентов. Эта норма принимается, несмотря на определение Конституционного суда 1998 г., указавшего на недопустимость манипулирования с исчислением сроков президентства. Фактически данная запись в Конституции будет утверждать, что общая конституционная норма, изложенная в пункте 3 статьи 81, не действует в отношении двух человек — Владимира Путина и Дмитрия Медведева. Существование такой оговорки в Конституции вступает в прямое противоречие с принципом равенства перед законом, установленным статьей 19 российской Конституции. Оно вступает в противоречие с принципом сменяемости власти, с принципами демократического правового республиканского правления, декларированными в пункте 1 Статьи 1 Конституции. Наконец, оно вступает в противоречие со здравым смыслом и чувством справедливости.
Мы глубоко обеспокоены тем фактом, что и другие принимаемые поправки в главы 3 — 8 Конституции вступают в противоречие с положениями ее неизменяемых первой и второй глав. Эти нормы противоречат принципам равенства перед законом и гарантиям прав и свобод личности, противоречат принципам федерализма, принципам разделения властей, независимости судебной системы и автономии муниципальной власти. Такое противоречие прямо запрещено статьями 16 и 64 Конституции, защищающими ее базовые идеалы и положения. Игнорировать требование указанных статей недопустимо. Это создает ситуацию внутреннего противоречия первой и второй частей Конституции и ведет к параличу и деградации конституционно-правовых механизмов.
Наконец, мы глубоко озабочены грубым нарушением порядка принятия поправок к Конституции. Статья 136 Конституции прямо указывает представительные органы, которые должны выразить свое отношение к поправке в Конституцию, чтобы она считалась принятой. А федеральный закон „О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции РФ“ от 4 марта 1998 г. прямо указывает, что „одним законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации охватываются взаимосвязанные изменения конституционного текста“ (статья 2, пункт 2). Совершенно очевидно, что принимаемый закон „О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти“ грубо и открыто нарушает это требование, соединяя в себе комплекс тематически и содержательно невзаимосвязанных изменений текста. Таким образом, органы представительной власти не имели возможности выразить своего отношения к этим содержательно различным поправкам, а значит порядок принятия поправки к Конституции, обозначенный в статье 136 действующей Конституции, не был соблюден. И перечисленные в законе поправки к Конституции не могут считаться принятыми и вступающими в силу.
Вступление в силу поправок, принятых с грубым нарушением определенного Конституцией порядка принятия поправок, мы вынуждены квалифицировать как как анти-конституционный переворот, разрушение установленного действующей Конституцией правового порядка. Такое развитие событий наносит непоправимый удар перспективе эволюционного развития нашей страны, основанного на принципах народовластия и свободы, и обернется новой трагедией национального раздора.
Осознавая историческое значение этого момента, мы призываем всех неравнодушных граждан, политических и общественных деятелей предпринять все возможные усилия для возвращения ситуации к законности и конституционному порядку».
Под письмом поставили свои подписи несколько сотен человек: известные ученые, юристы, писатели, журналисты, деятели искусств. Подписать письмо можно в специальной форме.
Изначальный список подписавшихся выглядит так:
1 Аникин Александр, академик РАН, Новосибирск 2 Данилов Михаил, академик РАН 3 Костицын Юрий, академик РАН 4 Стишов Сергей, академик РАН 5 Хазанов Ефим, д.ф.-м.н., академик РАН, Институт прикладной физики РАН, Н. Новгород 6 Аранович Леонид, чл.-корр. РАН 7 Белавин Александр, член-корр. РАН 8 Бонч-Осмоловская Елизавета, член-корреспондент РАН 9 Волович Игорь, член-корр. РАН 10 Горбунов Дмитрий, чл.-корр. РАН 11 Дыбо Анна, член-корр. РАН 12 Иванчик Аскольд, историк, член-корреспондент РАН 13 Котов Алексей, член-корр. РАН 14 Кулаков Иван, член-корр. РАН, замдиректора ИНГГ СО РАН, Новосибирск 15 Масчан Алексей, член-корр. РАН, детский гематолог, онколог 16 Розанов Николай, физик, член-корр. РАН, Санкт-Петербург 17 Ритус Владимир, член-корр. РАН 18 Сибельдин Николай, д.ф.-м.н., член-корр. РАН 19 Успенский Федор, доктор филологических наук, профессор, член-корреспондент РАН 20 Жуйков Борис, д.х.н. 21 Захарова Елена Владимировна, филолог-лингвист 22 Индрупский Илья, д.т.н., профессор РАН 23 Лисанюк Елена, доктор философских наук, профессор, СПбГУ 24 Оганесян Татьяна Сергеевна, кандидат медицинских наук. 25 Оскольский Алексей, д.б.н., в.н.с. Ботанического института им. В.Л. Комарова РАН 26 Ростовцев Андрей, д.ф-м.н., в.н.с. ИППИ РАН 27 Ташмухамедов Назар Феликсович, кандидат философских наук 28 Фейгельман Михаил, физик, Москва 29 Цатурян Андрей, биофизик, д.ф.-м.н., Москва 30 Цирлина Галина, д.х.н., профессор (МГУ, МФТИ) 31 Чарная Марина Александровна, доктор биологических наук 32 Штерн Борис, физик, д.ф.-м.н., в.н.с. Институт ядерных исследований РАН 33 Аванесян Алексей Викторович, адвокат Адвокатской Палаты Краснодарского края 34 Алебастрова Ирина Анатольевна, доктор юридических наук 35 Алифанов Антон Викторович, адвокат, Москва, депутат СД МО Хамовники 36 Артёмова Мария Михайловна, юрист, выпускница кафедры конституционного и муниципального права юридического факультета МГУ 37 Арутюнова Екатерина Олеговна, юрист, выпускница юрфака МГУ 38 Арутюнян Виталий Манвелович, юрист, выпускник Томского университета 39 Арчагов Александр Олегович, психолог 40 Астахова Татьяна Александровна, кандидат юридических наук, адвокат 41 Балашова Юлия Алексеевна, директор по правовым вопросам коммерческой компании, Москва 42 Батюченко Анна Александровна, юрист 43 Берман Даниил Борисович, адвокат 44 Бирюков Михаил Юрьевич, адвокат, Москва 45 Бирюкова Ирина Анатольевна, адвокат, Московская область 46 Бирюкова Мария Михайловна, юрист, выпускница юрфака МГУ 47 Бойков Константин Анатольевич, юрист 48 Борошенко Николай Сергеевич, юрист, выпускник НИУ ВШЭ 49 Брестер Александр Александрович, кандидат юридических наук, советник бюро «Хорошев и партнеры» 50 Кушнир Василий, адвокат 51 Васильев Алексей, адвокат, Москва. 52 Васин Владимир, адвокат, Красноярск 53 Вахтинская Елена, юрист 54 Воронин Всеволод Владимирович, юрист, выпускник юрфака МГУ 55 Ворошилова Диана Станиславовна, юрист, факультет права НИУ ВШЭ 56 Гак Ирина Владимировна, адвокат, Ростов-на-Дону. 57 Герасимова Елена Сергеевна, кандидат юридических наук, доцент 58 Герштейн Григорий Исаакович, третейский судья 59 Гончарова Вера Велимировна, адвокат 60 Горинов Алексей Александрович, юрист, депутат Совета депутатов Красносельского МО. 61 Грузд Борис Борисович, адвокат, Санкт-Петербург. 62 Гурьянова Екатерина Германовна, юрист, выпускница юрфака МГУ 63 Джеломанова Наталья Владимировна, (Санкт-Петербург), главный юрисконсульт Межрегиональной общественной организации «Союз садоводов, огородников и дачников Санкт-Петербурга и Ленинградской области». 64 Егоров Андрей Владимирович, кандидат юридических наук, действительный государственный советник юстиции РФ 2го класса, главный редактор журнала РШПЧ 65 Елагина Елена Хасановна, юрист 66 Елагина Ольга Михайловна, адвокат 67 Заводцова Светлана Викторовна, Тульская областная адвокатская палата, реестр 71⁄998 68 Заводцова Светлана Викторовна. Тульская областная адвокатская палата. 69 Захватов Дмитрий Игоревич, адвокат, Москва 70 Зубкова Галина Владимировна, юрист. 71 Ивлев Павел Петрович, адвокат 72 Игнатьев Михаил Викторович, адвокат Москва 73 Идалов Тимур Саид— Магомедович, Адвокатская Палата Чеченской Республики 74 Исаков Виталий Михайлович, юрист Института права и публичной политики, выпускник НИУ ВШЭ 75 Казанников Дмитрий Афанасьевич, юрист 76 Кантария Екатерина Анзоровна. адвокат 77 Кичигина Татьяна Леонидовна, кандидат юридических наук. 78 Кондаков Михаил Юрьевич, юрист, Архангельск. 79 Кравченко Фёдор Дмитриевич, управляющий партнёр, Коллегия медиа-юристов, Москва 80 Краснокутский Константин Игоревич, юрист 81 Кряжкова Ольга Николаевна, кандидат юридических наук 82 Кузнецов Борис Аврамович, экс-адвокат, юрист 83 Кюрджев Михаил Владимирович, адвокат. 84 Ларин Юрий Александрович, адвокат, Москва 85 Левенберг Ева Викторовна, юрист 86 Левченко Татьяна Григорьевна, кандидат юридических наук 87 Линчевская Юлия Альбертовна, юрист 88 Липцер Алексей Евгеньевич, адвокат, Москва 89 Лихачев Клим Сергеевич, юрист 90 Ломоносова Ольга Олеговна, юрист 91 Лукьянова Елена Анатольевна, доктор юридических наук, адвокат, директор Агентства мониторинга эффективности правопрменения 92 Мальцева Елена Борисовна, юрист 93 Маргулев Андрей Игоревич, юрист, выпускник Международного юридического института 94 Маркеева Оксана Геннадьевна, адвокат 95 Мартыненко Дмитрий Романович, юрист, депутат и председатель Регламентной комиссии Совета депутатов МО Щукино, Москва 96 Марутенков Максим Андреевич, юрисконсульт Аппарата Совета депутатов муниципального округа Якиманка, Москва 97 Маятникова Елена Леонидовна, юрист, прокурор в отставке 98 Мельникова Ирина Николаевна, юрист 99 Михайлов Виктор Камоевич, кандидат юридических наук 100 Михельсон Оксана Сергеевна, юрист 101 Михно Елена Александровна, кандидат юридических наук, адвокат 102 Мишина Екатерина Августовна, кандидат юридических наук. 103 Моисеева Мария Александровна, юрист 104 Морозова Наталья Юрьевна, юрист. Москва 105 Мосина Оксана Львовна, юрист, выпускница юрфака МГУ 106 Москаленко Каринна Акоповна, Адвокатская палата Москвы — реестр # 77⁄4728 107 Надеждин Борис Борисович, президент Института региональных проектов и закнодательства 108 Нажжар Андрей Жоржевич, адвокат, МРКА 109 Назмутдинов Булат, правовед 110 Немова Мария Игоревна, адвокат, Московская область 111 Никитинский Леонид Васильевич, юрист, журналист, обозреватель «Новой газеты» 112 Николай Бобринский, юрист, депутат муниципального округа Раменки, Москва 113 Нисанбекова Эльза Ринатовна, юрист 114 Новиков Валерий Валерьевич, юрист 115 Окушко Татьяна Борисовна, адвокат, Москва 116 Олейник Оксана Михайловна, доктор юридических наук, профессор 117 Паламарчук Инна Александровна, директор по правовым вопросам ООО «Иннова Дистрибьюшен» 118 Пельше Ольга Игоревна, адвокат 119 Петров Игорь Витальевич, юрист, выпускник юрфака ЛГУ, полковник таможенной службы на пенсии, бывший зам начальника СЗТУ — начальник правовой службы. 120 Подоплелова Ольга Германовна, юрист Благотворительного фонда помощи осуждённым и их семьям. 121 Порошин Евгений Николаевич, юрист, выпускник юрфака МГУ 122 Прилипко Татьяна Александровна, адвокат, Москва 123 Прокудина Мария Александровна. Юрист 124 Путилова Ирина Николаевна, юрист 125 Ракита Марина Львовна, адвокат, выпускница юрфака МГУ 126 Ракова Елена Геннадьевна кандидат юридических наук, доцент, адвокат Санкт-Петербург 127 Ратникова Светлана Сергеевна, адвокат, Санкт-Петербург 128 Редькин Александр Юрьевич, адвокат, Москва 129 Ручко Ирина Юрьевна, адвокат, Свердловская область 130 Рыжова Екатерина Николаевна, юрист 131 Савин Егор Николаевич, юрист, выпускник СПб Университета МВД РФ. 132 Саморукова Анастасия Орестовна, адвокат, Москва 133 Сасов Константин Анатольевич, кандидат юридических наук, адвокат 134 Сафронская Елена Эдуардовна, юрист, выпускница юрфака МГУ 135 Сахно Дарья Константиновна, адвокат, registered foreign lawyer at FriedFrank 136 Селезнева Екатерина Сергеевна, юрист 137 Серновец Мария Николаевна, адвокат Москва 138 Сивашов Дмитрий Геннадиевич, адвокат Москва 139 Сидоров Илья Львович, адвокат, Москва 140 Сидорович Ольга Борисовна, директор Института права и публичной политики 141 Симбирев Дмитрий Юрьевич, адвокат, Москва 142 Смирнов Родион Николаевич, адвокат, Москва 143 Соболева Анита Карловна, кандидат филологических наук, старший юрист Института права и публичной политики 144 Соломина Татьяна Викторовна, адвокат, Москва 145 Сотников Дмитрий Валерьевич, адвокат, Москва 146 Спиридонов Михаил Валериевич, адвокат Москва 147 Ставицкая Анна Эдвардовна, адвокат, Москва 148 Станских Станислав, юрист-конституционалист 149 Степанов Александр Александрович, ведущий юрист 150 Стусов Антон Александрович, адвокат, депутат Муниципального округа Академический, Москва 151 Сычева Юлия Александровна, адвокат, Москва 152 Талантов Дмитрий Николаевич адвокат, Адвокатская Палата Удмуртской республики 153 Тамаев Роман Владимирович, адвокат 154 Тамаева Карина Игоревна, адвокат, выпускница юрфака МГУ 155 Тимченко Роман Анатольевич, практикующий юрист, индивидуальный предприниматель, Москва 156 Титов Михаил Викторович, юрист, почетный профессор юридического факультета Тверского государственного университета, полковник милиции в отставке, председатель избирательной комиссии Тверской области 1977 – 2007 гг. 157 Трегубова Юлия Михайловна, адвокат, Астраханская область 158 Тятова Татьяна Борисовна, адвокат 159 Фатенко Юрийц Петрович, юрист 160 Федотова Юлия Евгеньевна, кандидат юридических наук, Краснодар. 161 Федяров Алексей Владимирович, управляющий партнёр Консалтинговой группы «Статус», руководитель юридической практики Благотворительного Фонда «Русь Сидящая» 162 Фитоз Ангелина Михайловна, Управляющий партнёр Lawitt Hamilton Tax&Legal 163 Фогельсон Юрий Борисович доктор юридических наук, адвокат 164 Чащилова Мария Валерьевна — юрист 165 Чекунаева Юлия Александровна адвокат, Москва 166 Чердаков Сергей Владимирович, кандидат юридических наук доцент, преподаватель вуза. 167 Чередник Юрий Евгеньевич, адвокат, Московская область 168 Чиликов Егор Сергеевич, юрист 169 Чиликова Александра, адвокат 170 Чирагов Мирза Назим Оглы, правовед, Москва 171 Шаблинский Илья Георгиевич, доктор юридических наук 172 Шануренко Игорь Александрович, юрист, выпускник СПбГУ 173 Шереметьева Елена Николаевна, адвокат 174 Шингарёв Евгений Виленович, адвокат, Москва 175 Эйсмонт Мария Олеговна, адвокат, Москва 176 Юмашев Андрей Николаевич, адвокат 177 Юмашев Николай Станиславович, адвокат, Москва 178 Павлов Иван Юрьевич, адвокат, Санкт-Петербург 179 Скосаренко Екатерина Евгеньевна, кандидат юридических наук, редактор, журналист 180 Алексашенко Сергей, экономист 181 Булычева Мария Александровна, экономист, «Фэнни Мэй» 182 Веденеева Валентина, социолог, историк 183 Гудков Лев, социолог, директор «Левада-центра» 184 Дубнов Аркадий, политический аналитик 185 Захаров Алексей, экономист, 186 Ерофеев Сергей, социолог, Ратгерский университет 187 Иноземцев Владислав, Доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества 188 Клямкин Игорь, доктор философских наук, профессор 189 Колесников Андрей, журналист, политолог ( Московский центр Карнеги) 190 Кынев Александр, политолог 191 Морозов Алекснадр, политолог, научный сотрудник Академического Центра им. Б. Немцова Карлова университета 192 Орешкин Дмитрий, социолог 193 Павловский Глеб, политолог 194 Панеях Элла, социолог 195 Преображенский Иван, политолог 196 Рогов Кирилл, политолог, Фонд «Либеральная миссия» 197 Cатаров Георгий, политолог, президент фонда ИНДЕМ 198 Снеговая Мария Владиславовна, политолог 199 Уринсон Яков, доктор экономических наук 200 Шевцова Лилия, доктор исторических наук 201 Юдин Григорий, философ, социолог 202 Ясин Евгений, экономист, доктор экономических наук 203 Бармин Алексей, кандидат исторически наук 204 Ведерников Владимир Викторович, кандидат исторических наук, заместитель главного редактора журнала «Историческая экспертиза», член Вольного исторического общества 205 Вигасин Алексей, доктор исторических наук, заслуженный профессор МГУ, ведущий научный сотрудник ИСАА МГУ 206 Дмитриев Сергей, с.н.с. Института востоковедения РАН, в.н.с. ИСАА МГУ, доцент РГГУ 207 Дятлов Виктор, доктор исторических наук, профессор кафедры мировой истории и международных отношений Иркутского государственного университета 208 Зенкин Сергей, доктор филологических наук 209 Кац Борис, музыковед, заслуженный работник культуры Российской Федерации 210 Курилла Иван, доктор исторических наук, профессор Европейский университет в Санкт-Петербурге 211 Липкин Михаил, учитель истории и обществознания 212 Мильчина Вера, переводчик, филолог 213 Минц Михаил, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник ИНИОН РАН 214 Мосин Алексей, доктор исторических наук, 215 Неретина Светлана, доктор философских наук, профессор, гл. науч. сотр. Института философии РАН 216 Николай Подосокорский, кандидат филологических наук, публицист, член Вольного исторического общества 217 Соколов Никита, к. и. н., заместитель исполнительного директора музея Б.Н.Ельцина по научной работе 218 Солонин Марк, независимый историк 219 Турилов Анатолий, член Вольного исторического общества, Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук 220 Чигирева Елена, к.и.н., учитель истории и обществознания 221 Шнирельман Виктор, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН 222 Айзенберг Михаил, поэт 223 Архангельский Александр, писатель 224 Баевская Елена, переводчик, литературовед 225 Бахнов Леонид, литератор 226 Богатырева Ирина, писатель 227 Бонч-Осмоловская Татьяна, писатель 228 Ботева Мария, писатель 229 Бувайло Марина, писатель 230 Варшавер Ольга, переводчик 231 Витухновская, Алина писатель 232 Вишневецкая Марина, писатель 233 Газизова Лилия, поэт 234 Галина Марина, писатель 235 Гандлевский Сергей, писатель 236 Ганиева Алиса, писатель 237 Гельман Александр, драматург 238 Генис Александр, писатель, литературовед 239 Гербер Алла, писатель 240 Горностаева Варвара, издатель 241 Гринберг Марк, переводчик 242 Громова Наталья, писатель 243 Громова Ольга, писатель 244 Гуголев Юлий, поэт 245 Диксон Виталий, писатель 246 Дробот Ольга, переводчик 247 Ермолин Евгений, писатель, журналист 248 Есипов Виктор, поэт, литературовед 249 Ефремов Георгий, литератор 250 Збарский Андрей, редактор 251 Зорин Леонид, писатель, драматург 252 Зотов Игорь, писатель, журналист 253 Иванова Наталия, писатель 254 Калашников Геннадий, поэт 255 Карельский Дмитрий, переводчик 256 Катерли Нина, писатель 257 Красухин Геннадий, литературовед 258 Кучерская Майя, писатель 259 Лавут Евгения, поэт 260 Ларина Ксения, журналист 261 Лекманов Олег, филолог 262 Людковская Мария, переводчик 263 Мавлевич Наталья, переводчик 264 Матизен Виктор, кинокритик 265 Моторов Алексей, писатель 266 Мощенко Владимир, писатель 267 Нечаев Антон, писатель 268 Николаев Валерий, писатель 269 Оборин Лев, поэт 270 Осипов Максим, писатель 271 Пасько Григорий, журналист 272 Петров Дмитрий, журналист 273 Петухов Григорий, поэт 274 Подосокорский Николай, филолог 275 Прокопьев Алеша, поэт, переводчик 276 Рубинштейн Лев, писатель 277 Светова Зоя, журналист 278 Середа Вячеслав, переводчик 279 Слаповский Алексей, писатель 280 Соколов Борис, писатель, историк 281 Соколовская Наталия, писатель 282 Сотников Владимир, писатель 283 Сотникова Татьяна (Анна Берсенева), писатель 284 Стаф Ирина, переводчик 285 Стахов Дмитрий, писатель, журналист 286 Сумм Любовь, переводчик 287 Сурат Ирина, филолог 288 Тимофеев Лев, писатель 289 Харичев Игорь, писатель 290 Чепик Наталия, сценарист 291 Шевелкина Алла, журналист 292 Шендерович Виктор, писатель, журналист 293 Штыпель Аркадий, поэт 294 Щербина Татьяна, писатель 295 Якович Елена, режиссер 296 Яковлев Сергей, писатель 297 Ярошенко Виктор, редактор 298 Ажгихина Надежда, журналист 299 Азар Илья, журналист 300 Альбац, Евгения, журналист 301 Архангельский Андрей, журналист 302 Астахова Александра, фотограф 303 Барабаш Екатерина, журналист 304 Бычкова Ольга, журналист 305 Гринкруг Ольга, журналист 306 Давыдов Иван, редактор 307 Давыдова Марина, журналист, театральный критик 308 Демина Наталья, научный журналист 309 Дзядко Филипп, редактор 310 Долин Антон, журналист, кинокритик 311 Корчагина Елена, преподаватель обществознания, Пермь 312 Жвик Анастасия, журналист 313 Жукова Лариса, журналистка 314 Ивлева Виктория, журналист 315 Калинин Даниил, журналист 316 Качуровская Анна, музейный работник 317 Клишин Илья, журналист 318 Колезев Дмитрий, журналист 319 Крашенинников Федор, журналист 320 Крылов Дмитрий, журналист, телеведущий 321 Крючкова Арина, журналистка 322 Лазарева Татьяна, телеведущая 323 Лариса Малюкова, журналист, кинокритик 324 Лобков Павел, журналист 325 Лошак Андрей, журналист 326 Лубнина Яна, журналист 327 Лютых Сергей, журналист 328 Малкина Татьяна, журналист 329 Мартынова Екатерина, журналист 330 Медведева Анастасия, журналист 331 Монгайт Анна, журналист 332 Наринская Анна, журналист, куратор 333 Наталия Геворкян, журналист 334 Наталья Фролова, журналист 335 Олевский Тимур, журналист 336 Парфенов Леонид, журналист 337 Пархоменко Сергей, журналист 338 Петровская Ирина, журналист 339 Плющев Александр, журналист 340 Погребняк Мария, журналистка 341 Полонский Василий, журналист 342 Ройзман Евгений, писатель, историк 343 Романова Ольга, журналист 344 Светлана Сорокина, журналист 345 Слоним Маша, журналист 346 Смирнов Сергей, журналист 347 Соколов Михаил, журналист 348 Тимофеева Лидия, журналист 349 Фишман Михаил, журналист 350 Хоперскова Алёна, журналист 351 Хоров Дмитрий, журналист 352 Чапнин Сергей, журналист 353 Черных Александр, журналист 354 Ширвиндт Михаил, телеведущий, блогер 355 Шихман Ирина, журналист 356 Эггерт Константин, журналист 357 Ясина Ирина, журналист

Источник
submitted by mr_Fatalyst to PikabuPolitics [link] [comments]


2020.02.22 10:54 alyosha092 9 перепланировка в муниципальной квартире как узаконить 2016

Что следует знать о трудовом законодательстве РФ https://preview.redd.it/z0ze70hhhgi41.jpg?width=1200&format=pjpg&auto=webp&s=be6357ec2e3163e82bf4dc3a1c2aee8e4e80f0ab
Все работодатели (физические лица и юридические лица, независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности) в трудовых отношениях с работниками обязаны руководствоваться положениями трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.
На государственных гражданских служащих и муниципальных служащих действие трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права, распространяется с особенностями, предусмотренными федеральными законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации о государственной гражданской службе и муниципальной службе.
Трудовое законодательство не распространяется на следующих лиц (если в установленном настоящим Кодексом порядке они одновременно не выступают в качестве работодателей или их представителей):
  • военнослужащие при исполнении ими обязанностей военной службы;
  • члены советов директоров (наблюдательных советов) организаций (за исключением лиц, заключивших с данной организацией трудовой договор);
  • лица, работающие на основании договоров гражданско-правового характера;
  • другие, если это установлено федеральным законом.
Трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом.
Рабочее время — время, в течение которого работник в соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка и условиями трудового договора должен исполнять трудовые обязанности. Нормальная продолжительность рабочего времени не может превышать 40 часов в неделю. Подсчитайте, сколько часов работаете вы?
Порядок исчисления нормы рабочего времени на определенные календарные периоды (месяц, квартал, год) в зависимости от установленной продолжительности рабочего времени в неделю определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере труда (часть третья, введена Федеральным законом от 22.07.2008 N157-ФЗ). Работодатель обязан вести учет времени, фактически отработанного каждым работником. Продолжительность ежедневной работы (смены) творческих работников средств массовой информации, организаций кинематографии, теле- и видеосъемочных коллективов, театров, театральных и концертных организаций, цирков и иных лиц, участвующих в создании и (или) исполнении (экспонировании) произведений, в соответствии с перечнями работ, профессий, должностей этих работников, утверждаемыми Правительством Российской Федерации с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений, может устанавливаться коллективным договором, локальным нормативным актом, трудовым договором.
Продолжительность рабочего дня или смены, непосредственно предшествующих нерабочему праздничному дню, уменьшается на один час.
В непрерывно действующих организациях и на отдельных видах работ, где невозможно уменьшение продолжительности работы (смены) в предпраздничный день, переработка компенсируется предоставлением работнику дополнительного времени отдыха или, с согласия работника, оплатой по нормам, установленным для сверхурочной работы.
Накануне выходных дней продолжительность работы при шестидневной рабочей неделе не может превышать пяти часов. Ночное время — время с 22 часов до 6 часов. Продолжительность смены в ночное время сокращается на один час без последующей отработки.
Порядок работы в ночное время творческих работников средств массовой информации, организаций кинематографии, теле- и видеосъемочных коллективов, артистов театров и цирков, а также иных лиц, участвующих в создании и (или) исполнении (экспонировании) произведений, должно устанавливаться трудовым договором.
Сверхурочная работа — работа, выполняемая работником по инициативе работодателя за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени: ежедневной работы (смены), а при суммированном учете рабочего времени — сверх нормального числа рабочих часов за учетный период.
Привлечение работодателем работника к сверхурочной работе допускается с его письменного согласия в следующих случаях:
1) При необходимости выполнить начатую работу, которая вследствие непредвиденной задержки по техническим условиям производства не могла быть закончена в течение установленной для работника продолжительности рабочего времени, если невыполнение этой работы может повлечь за собой порчу или гибель имущества работодателя (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя государственного или муниципального имущества), либо создать угрозу жизни и здоровью людей.
2) При производстве временных работ по ремонту и восстановлению механизмов или сооружений в тех случаях, когда их неисправность может стать причиной прекращения работы для значительного числа работников.
3) Для продолжения работы при неявке сменяющего работника, если работа не допускает перерыва.
Привлечение работодателем работника к сверхурочной работе без его согласия допускается в следующих случаях:
1) При производстве работ, необходимых для предотвращения катастрофы, производственной аварии либо устранения последствий катастрофы, производственной аварии или стихийного бедствия.
2) При производстве общественно необходимых работ по устранению непредвиденных обстоятельств, нарушающих нормальное функционирование централизованных систем горячего водоснабжения, холодного водоснабжения и (или) водоотведения, систем газоснабжения, теплоснабжения, освещения, транспорта, связи.
3) При производстве работ, необходимость которых обусловлена введением чрезвычайного или военного положения, а также неотложных работ в условиях чрезвычайных обстоятельств, то есть в случае бедствия или угрозы бедствия (пожары, наводнения, голод, землетрясения, эпидемии или эпизоотии) и в иных случаях, ставящих под угрозу жизнь.
В других случаях привлечение к сверхурочной работе допускается с письменного согласия работника и с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации.
Не допускается привлечение к сверхурочной работе беременных женщин, работников в возрасте до восемнадцати лет. Привлечение к сверхурочной работе инвалидов, женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, допускается только с их письменного согласия и при условии, если это не запрещено им по состоянию здоровья в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. При этом инвалиды, женщины, имеющие детей в возрасте до трех лет, должны быть под роспись ознакомлены со своим правом отказаться от сверхурочной работы.
Продолжительность сверхурочной работы не должна превышать для каждого работника 4 часов в течение двух дней подряд и 120 часов в год.
Теперь об отпусках. Ежегодный основной оплачиваемый отпуск предоставляется работникам продолжительностью 28 календарных дней.
За выполнением Трудового кодекса следит Инспекция по труду. В Севастополе данная структура пока не создана, и когда она заработает — неизвестно. В Республике Крым также отсутствует инспекция, однако в январе текущего года стартовал второй этап конкурса на вакантные места в надзорной структуре. Также за правомерными отношениями между работниками и руководством следят профсоюзы. Они обязаны оказывать консультации по правовым вопросам, защищать работника от незаконного увольнения, составлять нормативные правовые акты, которые работодатель должен согласовывать с профкомом. Летом 2014 года в Севастополе заработало Севастопольское территориальное объединение организаций профсоюзов, которое является объединением организаций профсоюзов.
Источник - https://trud-kodeks.ru
submitted by alyosha092 to u/alyosha092 [link] [comments]


2020.01.21 17:08 Alex_Jew 9 муниципальной квартире 2016 перепланировка как в узаконить

Рабочая группа по изменению Конституции РФ считает, что внести поправки надо как минимум в 17 статей Основного закона страны. Об этом говорится в разработанных группой предложениях, направленных президенту Владимиру Путину, сообщают «Интерфакс» и РБК со ссылкой на документ. В частности, эксперты предлагают скорректировать: ст. 15, ст. 79 (закрепить приоритет Конституции РФ над международным правом), ст. 75 (закрепить МРОТ не ниже прожиточного минимума и индексацию пенсий), ст. 78, ст. 97, ст. 110, ст. 119, ст. 129 (в них надо закрепить основные требования к лицам, замещающим ключевые государственные должности, членам парламента и судьям), ст. 81 (ужесточить требования к кандидату на должность президента РФ), ст. 114 (закрепить обязанность правительства обеспечить исполнение перечисленных обязательств), ст. 125 (расширить компетенцию Конституционного суда РФ в части проверки принятых законов), ст. 132 (закрепить в РФ принцип единства публичной власти), ст. 83, ст. 102, ст. 103, ст. 129 (расширить полномочия Федерального собрания и уточнить полномочия президента), ст. 14 (РБК и «Интерфакс» не уточняют суть изменений).
Как считает рабочая группа, в Конституции РФ «должны быть разрешены ключевые вопросы статуса Госсовета, включая принципы его формирования», для чего также необходимо принять федеральный закон о Госсовете. Кроме того, по мнению экспертов, «серьезной проработки требует вопрос соотношения системы государственной и муниципальной власти», и при внесении поправок в ст. 132 нужно действовать так, «чтобы не пострадали конституционные гарантии местного самоуправления».
submitted by Alex_Jew to PikabuPolitics [link] [comments]


2019.11.02 17:56 Alex_Jew 9 муниципальной квартире 2016 узаконить как в перепланировка

"Прилетел Владимир Владимирович в город Калининград, повстречался там с общественниками из ОНФ, которые соприкасаются с медициной, и открыл им глаза на корень всех наших проблем в здравоохранении", - пишет бывший политик на своей странице в Facebook.
"Корень оказывается в том, что у нас государственная власть разделена с муниципальной! Он, как президент, или губернатор в своей вотчине, жилы рвут, чтобы россиян лучше лечили, а мэры и главы администраций в городах, да районах поплевывают на них снизу и улучшением первичного звена в здравоохранении не занимаются. А приказать или заставить - нельзя! У нас же местное самоуправление не подчинено государственной власти. По нашей Конституции не подчинено, да и Европе мы пообещали, что МСУ у нас самостоятельным будет.
Активисты ОНФ сочувственно кивали головами, а губернаторы, которые в Калининград на Госсовет съехались, так они и давно твердили, что если бы мэры ими назначались и снимались напрямую, без всяких демократических финтифлюшек, то здравоохранение в их регионах сейчас было бы хлеще, чем в Германии или Израиле, где сами губернаторы со своими ближними и лечатся, когда прихватит.
Вот только россияне, которым свезло жить в Москве или Санкт-Петербурге, в критике по части здравоохранения не только не участвуют, но и нарадоваться им не могут! Особенно замечательно в этих двух столицах обстоят дела в первичном звене - в районных поликлиниках.
А все потому, что корневой проблемы - местного самоуправления - ни в Москве, ни в Санкт-Петербурге нет".
Отсюда
submitted by Alex_Jew to PikabuPolitics [link] [comments]


2019.09.29 08:08 Russian_partisan Американский писатель Джек Лондон объясняет, почему капитализм не может существовать без лжи.

Американский писатель Джек Лондон объясняет, почему капитализм не может существовать без лжи. ЧТО ЗНАЧИТ ДЛЯ МЕНЯ ЖИЗНЬ
Джек Лондон в 1910-х
Я родился в рабочей среде. Рано познал я восторженность, власть мечты, стремление к идеалам; и добиться желанной цели - было надеждой моего детства. Меня окружали грубость, темнота, невежество. И смотрел я больше не вокруг, а вверх. Место мое в обществе было на самом дне. Жизнь здесь не давала ничего, кроме убожества и уродства тела и духа, ибо тело и дух здесь в равной мере были обречены на голод и муки.
Надо мной высилось громадное здание общества, и мне казалось, что выход для меня - это подняться вверх. Проделать этот путь я решил еще в детстве. Там, наверху, мужчины носили черные сюртуки и накрахмаленные рубашки, а женщины одевались в красивые платья. Там же была вкусная еда, и еды было вдоволь. Это для тела. Но там же были и духовные блага. Я верил, что там, наверху, можно встретить бескорыстие, мысль ясную и благородную, ум бесстрашный и пытливый. Я знал это потому, что читал развлекательные романы, где все герои, исключая злодеев и интриганов, красиво мыслят и чувствуют, возвышенно декламируют и состязаются друг с другом в благородстве и доблести. Короче говоря, я скорее усомнился бы в том, что солнце завтра вновь взойдет на небе, чем в том, что в светлом мире надо мной сосредоточено все чистое, прекрасное, благородное, - все то, что оправдывает и украшает жизнь и вознаграждает человека за труд и лишения.
Но не так-то легко пробиться снизу вверх, в особенности если ты обременен иллюзиями и не лишен идеалов. Я жил на ранчо в Калифорнии, и обстоятельства понуждали меня упорно искать лесенку, по которой я мог бы вскарабкаться наверх. Я рано начал допытываться, сколько дохода приносит денежный вклад, и терзал свои детские мозги, стараясь постичь благодеяния и преимущества этого замечательного человеческого изобретения - сложных процентов. Затем я установил, каковы действующие ставки заработной платы рабочих всех возрастов и каков их прожиточный минимум. На основе собранных сведений я пришел к выводу, что если я немедленно начну действовать и буду работать и копить деньги, то к пятидесяти годам смогу бросить работу и вкусить те блага и радости, которые станут мне доступны на более высокой ступени общественной лестницы. Само собой разумеется, что я твердо решил не жениться и совершенно упустил из виду болезни - этот страшный бич трудового люда.
Но жизнь, бившая во мне ключом, требовала большего, чем жалкое существование мелкого скопидома. К тому же десяти лет от роду я стал продавцом газет, и мои планы на будущее стали быстро меняться. Вокруг меня было все то же убожество и уродство, а высоко надо мной - все тот же далекий и манящий рай; но взбираться к нему и решил по другой лестнице - по лестнице бизнеса. К чему копить деньги и вкладывать их в государственные облигации, когда, купив две газеты за пять центов, я мог, почти не сходя с места, продать их за десять и таким образом удвоить свой капитал? Я окончательно избрал лестницу бизнеса и уже видел себя лысым и преуспевающим королем торгашей.
Обманчивые мечты! В шестнадцать лет я в самом деле получил титул "короля". Но этот титул был присвоен мне бандой головорезов и воров, которые называли меня "королем устричных пиратов". К этому времени я уже поднялся на первую ступень лестницы бизнеса. Я стал капиталистом. Я был владельцем судна и полного снаряжения, необходимого устричному пирату. Я начал эксплуатировать своих ближних. У меня была команда в составе одного человека. В качестве капитана и владельца судна я забирал себе две трети добычи и отдавал команде одну треть, хотя команда трудилась так же тяжко, как и я, я так же рисковала жизнью и свободой.
Эта первая ступень оказалась пределом, которого я достиг на лестнице бизнеса. Однажды ночью я совершил налет на китайские рыбачьи лодки. Веревки и сети стоили денег, это были доллары и центы. Я совершил грабеж - согласен; но мой поступок полностью отвечал духу капитализма. Капиталист присваивает собственность своих ближних, искусственно сбивая цену, злоупотребляя доверием или покупая сенаторов и членов верховного суда. Я же пользовался более грубыми приемами - в этом была вся разница, - я пускал в ход револьвер.
Но в ту ночь моя команда оказалась в числе тех ротозеев, по адресу которых порою так негодует капиталист, ибо они весьма чувствительно увеличивают непроизводительные расходы и сокращают прибыль. Моя команда была повинна и в том и в другом. Из-за ее небрежности загорелся и пришел в полную негодность парус с грот-мачты. О прибыли нечего было и думать, китайские же рыбаки получили чистый доход в виде тех сетей и веревок, которые нам не удалось украсть. Я оказался банкротом, неспособным уплатить шестьдесят пять долларов за новый парус. Я поставил свое судно на якорь и, захватив в бухте пиратскую лодку, отправился в набег вверх по реке Сакраменто. Пока я совершал это плавание, другая шайка пиратов, орудовавшая в бухте, разграбила мое судно. Пираты утащили с него все, вплоть до якорей. Некоторое время спустя я нашел его остов и продал за двадцать долларов. Итак, я скатился с той первой ступени, на которую было взобрался, и уже никогда больше не вступал на лестницу бизнеса.
С тех пор меня безжалостно эксплуатировали другие капиталисты. У меня были крепкие мускулы, и капиталисты выжимали из них деньги, а я - весьма скудное пропитание. Я был матросом, грузчиком, бродягой; работал на консервном заводе, на фабриках, в прачечных; косил траву, выколачивал ковры, мыл окна. И никогда не пользовался плодами своих трудов! Я смотрел, как дочка владельца консервного завода катается в своей коляске, и думал о том, что и мои мускулы - в какой-то степени - помогают этой коляске плавно катиться на резиновых шинах. Я смотрел на сынка фабриканта, идущего в колледж, и думал о том, что и мои мускулы - в какой-то степени - дают ему возможность пить вино и веселиться с друзьями.
Но меня это не возмущало. Я считал, что таковы правила игры. Они - это сила. Отлично, я тоже не из слабых. Я пробьюсь в их ряды и буду сам выжимать деньги из чужих мускулов. Я не боялся работы. Я люблю тяжелый труд. Я напрягу все силы, буду работать еще упорней и в конце концов стану столпом общества.
Как раз в это время - на ловца и зверь бежит - я повстречал работодателя, который придерживался тех же взглядов. Я хотел работать, а он, в еще большей степени, хотел, чтобы я работал. Я думал, что осваиваю новую профессию, - в действительности же я просто работал за двоих. Я думал, что мой хозяин готовит из меня электротехника. А дело сводилось к тому, что он зарабатывал на мне пятьдесят долларов ежемесячно. Два рабочих, которых я заменил, получали ежемесячно по сорок долларов каждый. Я выполнял их работу за тридцать долларов в месяц.
Мой хозяин заездил меня чуть не до смерти. Можно любить устрицы, но, если их есть сверх меры, почувствуешь к ним отвращение. Так вышло и со мной. Работая сверх сил, я возненавидел работу, я видеть ее не мог. И я бежал от работы. Я стал бродягой, ходил по дворам и просил подаяния, колесил по Соединенным Штатам, обливаясь кровавым потом в трущобах и тюрьмах.
Я родился в рабочей среде и вот теперь, в восемнадцать лет, стоял ниже того уровня, с которого начал. Я очутился в подвальном этаже общества, в преисподних глубинах нищеты, о чем не очень приятно, да и не стоит говорить. Я очутился на дне, в бездне, в выгребной яме человечества, в душном склепе, на свалке нашей цивилизации. Это такой закоулок в здании общества, который предпочитают не замечать. Недостаток места заставляет меня умолчать о нем, и я скажу лишь, что то, что я там увидел, повергло меня в ужас.
Потрясенный, я стал размышлять. И наша сложная цивилизация предстала предо мной в своей обнаженной простоте. Вся жизнь сводилась к вопросу о пище и крове. Для того чтобы добыть кров и пищу, каждый что-нибудь продавал. Купец продавал обувь, политик - свою совесть, представитель народа - не без исключений, разумеется, - народное доверие; и почти все торговали своей честью. Женщины - и падшие и связанные священными узами брака - готовы были торговать своим телом. Все было товаром, и все люди - продавцами и покупателями. Рабочий мог предложить для продажи только один товар - свои мускулы. На его честь на рынке не было спроса. Он мог продавать и продавал только силу своих мускулов.
Но этот товар отличался одним весьма существенным свойством. Обувь, доверие и честь можно было обновить. Запас их был неиссякаем. Мускулы же нельзя было обновить. По мере того как торговец обувью распродавал свой товар, он пополнял запасы его. Но рабочий не имел возможности восстановить запас своей мускульной силы. Чем больше он продавал, тем меньше у него оставалось. Только этот товар и был у него, и с каждым днем запас его уменьшался. И наступал день, - если только рабочий доживал до него, - когда он продавал остатки своего товара и закрывал лавочку. Он становился банкротом, и ему ничего не оставалось, как спуститься в подвальный атаж общества и умереть с голода.
Затем я узнал, что человеческий мозг тоже является товаром. И что этот товар также имеет свои особенности. Торговец мозгом в пятьдесят - шестьдесят лет находится в расцвете сил, и в это время изделия его ума ценятся дороже, чем когда-либо. А рабочий уже к сорока пяти - пятидесяти годам истощает свой запас сил.
Я находился в подвальном этаже общества и считал это место не подходящим для жилья. Водопровод и канализация были в антисанитарном состоянии, дышать было нечем. Если уж мне нельзя было жить в бельэтаже, то стоило попытаться попасть хотя бы на чердак. Правда, рацион там тоже был скудный, но зато воздух чистый. Я решил не продавать больше мускульную силу, а торговать изделиями своего ума.
Тогда началась бешеная погоня за знаниями. Я вернулся в Калифорнию и погрузился в чтение книг. Готовясь к тому, чтобы стать торговцем мозгом, я невольно углубился в область социологии. И тут, в книгах определенного толка, я нашел научное обоснование тех простых социологических идей, до которых додумался самостоятельно. Другие и более сильные умы еще до моего появления на свет установили все то, о чем и я думал, и еще многое такое, что мне и не снилось. Я понял, что я социалист.
Социалисты - это революционеры, стремящиеся разрушить современное общество, чтобы на его развалинах построить общество будущего. Я тоже был социалистом и революционером. Я вошел в группу революционных рабочих и интеллигентов и впервые приобщился к умственной жизни. Среди них было немало ярко талантливых, выдающихся людей. Здесь я встретил сильных и бодрых духом, с мозолистыми руками, представителей рабочего класса, лишенных сана священников, чье понимание христианства оказалось слишком широким для почитателей маммоны; профессоров, не ужившихся с университетским начальством, насаждающим пресмыкательство и раболепие перед правящими классами, - профессоров, которых выкинули вон, потому что они обладали знанием и старались употребить его на благо человечества.
У революционеров я встретил возвышенную веру в человека, горячую преданность идеалам, радость бескорыстия, самоотречения и мученичества - все то, что окрыляет душу и устремляет ее к новым подвигам. Жизнь здесь была чистой, благородной, живой. Жизнь здесь восстановила себя в правах и стала изумительна и великолепна, и я был рад, что живу. Я общался с людьми горячего сердца, которые человека, его душу и тело, ставили выше долларов и центов и которых плач голодного ребенка волнует больше, чем трескотня и шумиха по поводу торговой экспансии и мирового владычества. Я видел вокруг себя лишь благородные порывы и героические устремления, и мои дни были солнечным сиянием, а ночи - сиянием звезд, и в искрах росы и в пламени передо мной сверкал священный Грааль, символ страждущего, угнетенного человечества, обретающего спасение и избавление от мук.
А я, жалкий глупец, я думал, что это всего лишь предвкушение тех радостей, которые я обрету в верхних этажах общества. Я утратил немало иллюзий с тех пор, когда на ранчо в Калифорнии читал развлекательные романы. Но мне предстояло еще много разочарований.
В качестве торговца мозгом я имел успех. Общество раскрыло передо мной свои парадные двери. Я сразу очутился в гостиной и очень скоро утратил свои последние иллюзии. Я сидел за обеденным столом вместе с хозяевами этого общества, с их женами и дочерьми. Одеты женщины были красиво - все это так; но, к моему простодушному изумлению, я обнаружил, что они из того же теста, что и все женщины, которых я знал в подвальном этаже. Оказалось, что, несмотря на различие в одежде, "знатная леди и Джуди О'Греди во всем остальном равны".
Но меня поразило не столько это обстоятельство, сколько их низменный материализм. Верно, эти красиво одетые и красивые женщины были не прочь поболтать о милых их сердцу маленьких идеалах и столь же милых и мелких добродетелях, но их детская болтовня не могла скрыть основного стержня их жизни - голого расчета. А в какой покров сентиментальности обряжали они свой эгоизм! Они занимались всякого рода мелкой благотворительностью, причем охотно ставили вас об этом в известность, а между тем та пища, которую они ели, и те платья, которые носили, были куплены на дивиденды, запятнанные кровью детского труда, кровью потогонного труда и кровью тех, кто был вынужден торговать своим телом.
Когда я говорил об этом и в простоте души ожидал, что эти сестры Джуди О'Греди немедленно сбросят с себя залитые кровью шелка и драгоценные камни, они обижались и со злобой возражали мне, что нищета в подвальном этаже общества явилась следствием мотовства, пьянства и врожденной порочности. Когда же я замечал, что не понимаю, каким образом мотовство, пристрастие к спиртным напиткам и врожденная порочность полуголодного шестилетнего ребенка заставляют его еженощно работать по двенадцати часов на бумагопрядильной фабрике Юга, то мои собеседницы обрушивались на мою личную жизнь и называли меня "агитатором", - видимо, считая, что на такой веский довод возразить нечего.
Не лучше чувствовал я себя и в кругу своих хозяев. Я ожидал встретить людей нравственно чистых, благородных и жизнедеятельных, с чистыми, благородными, жизнеутверждающими идеалами. Я вращался среди людей, занимавших высокое положение, - проповедников, политических деятелей, бизнесменов, ученых и журналистов. Я ел с ними, пил с ними, ездил с ними и изучал их. Верно, я встречал немало людей нравственно чистых и благородных, но, за редким исключением, люди эти не были жизнедеятельны. Я глубоко убежден, что мог бы все эти исключения сосчитать по пальцам. Если в ком чувствовалась жизнь, то это была жизнь гниения; если кто был деятелен, то деяния его были гнусны; остальные были просто непогребенные мертвецы - незапятнанные и величавые, как хорошо сохранившиеся мумии, но безжизненные. Это особенно относится к профессорам, с которыми я познакомился, - к тем людям, что придерживаются порочного академического принципа: "Будь бесстрастен в поисках бесстрастного знания".
Я знал людей, которые на словах ратовали за мир, а на деле раздавали сыщикам оружие, чтобы те убивали бастующих рабочих; людей, которые с пеной у рта кричали о варварстве бокса, а сами были повинны в фальсификации продуктов, от которых детей ежегодно умирает больше, чем их было на совести у кровавого Ирода.
Я беседовал с промышленными магнатами в отелях, клубах и особняках, в купе спальных вагонов и в каютах пароходов, и я поражался скудости их запросов. В то же время я видел, как уродливо развит их ум, поглощенный интересами бизнеса. Я понял также, что во всем, что касалось бизнеса, их нравственность равнялась нулю.
Вот утонченный джентльмен с аристократическим лицом, он называется директором фирмы, - на деле же он кукла, послушное орудие фирмы в ограблении вдов и сирот. А этот видный покровитель искусств, коллекционер редкостных изданий, радеющий о литературе, - им, как хочет, вертит скуластый, звероподобный шантажист - босс муниципальной машины. А этот редактор, публикующий рекламные объявления о патентованных лекарствах и не осмеливающийся сказать правду о них в своей газете из-за боязни потерять заказ на рекламу, обозвал меня подлым демагогом, когда я заявил, что его познания в области политической экономии устарели, а в области биологии - они ровесники Плинию.
Вот этот сенатор - орудие и раб, маленькая марионетка грубого и невежественного босса: в таком же положении находится этот губернатор и этот член верховного суда; и все трое они пользуются бесплатным проездом по железной дороге.
Этот коммерсант, благочестиво рассуждающий о бескорыстии и всеблагом провидении, только что бессовестно обманул своих компаньонов. Вот видный благотворитель, щедрой рукой поддерживающий миссионеров, - он принуждает своих работниц трудиться по десяти часов в день, платя им гроши, и таким образом толкает их на проституцию.
Вот филантроп, на чьи пожертвования основаны новые кафедры в университете, - он лжесвидетельствует на суде, чтобы выгадать побольше долларов и центов. А этот железнодорожный магнат нарушил слово джентльмена и христианина, тайно обещав сделать скидку одному из двух промышленных магнатов, сцепившихся в смертельной схватке.
Итак, повсюду грабеж и обман, обман и грабеж. Люди жизнедеятельные - но грязные и подлые; или чистые и благородные - но мертвые среди живых. И тут же огромная масса - беспомощная и пассивная, но нравственно чистая. Она грешила не расчетливо и не произвольно, а в силу своей пассивности и невежества, мирясь с господствующей безнравственностью и извлекая из нее выгоды. Если бы она была сознательна и активна, она не была бы невежественна и отказалась бы от участия в прибыли, добываемой грабежом и обманом.
Я почувствовал отвращение к жизни в бельэтаже, где расположены парадные комнаты. Ум мой скучал, сердце томилось. И я вспомнил своих друзей - интеллигентов, мечтателей, лишенных сана священников, выброшенных па улицу профессоров, честных, сознательных рабочих. Я вспомнил дни и ночи, пронизанные сиянием солнца и звезд, когда жизнь казалась возвышающим душу чудом, духовным раем, исполненным героизма и высокой романтики. И я увидел перед собой, в вечном сиянии и пламени, священный Грааль.
И я вернулся к рабочему классу, в среде которого родился и к которому принадлежал. Я не хочу больше взбираться наверх. Пышные хоромы над моей головой не прельщают меня. Фундамент общественного здания - вот что меня привлекает. Тут я хочу работать, налегать на рычаг, рука об руку, плечо к плечу с интеллигентами, мечтателями и сознательными рабочими, и, зорко приглядываясь к тому, что творится в верхних этажах, расшатывать возвышающееся над фундаментом здание. Придет день, когда у нас будет достаточно рабочих рук и рычагов для нашего дела и мы свалим это здание вместе со всей его гнилью, непогребенными мертвецами, чудовищным своекорыстием и грязным торгашеством. А потом мы очистим подвалы и построим новое жилище для человечества, в котором не будет палат для избранных, где все комнаты будут просторными и светлыми и где можно будет дышать чистым и животворным воздухом.
Таким я вижу будущее. Я смотрю вперед и верю - придет время, когда нечто более достойное и возвышенное, чем мысль о желудке, будет направлять развитие человека, когда более высокий стимул, чем потребность набить брюхо, - а именно это является стимулом сегодняшнего дня, - будет побуждать человека к действию.
Я сохраняю веру в благородство и величие человека.
Я верю, что чистота и бескорыстие духа победят господствующую ныне всепоглощающую алчность.
И наконец - я верю в рабочий класс. Как сказал один француз: "Лестница времени постоянно сотрясается от деревянных башмаков, поднимающихся вверх, и начищенных сапогов, спускающихся вниз".
(Из сборника "Революция"; впервые опубликована в журнале "Космополитен мэгэзин" в марте 1906 года.)
Перевод М. Урновой
Источник
-----------------------
Добавление от меня:
Советская интеллигенция часто возмущалась, почему рабочим в СССР платили больше разработчиков. На мой взгляд, это было справедливо. Рабочий стареет быстрее работника умственного труда, его жизнь подвергается большему риску. Однообразная работа утомляет сильнее, для восстановления физических сил нужно затратить больше средств. У рабочего за станком или на конвейре нету времени разглядывать модные журналы или трепаться в курилке.
submitted by Russian_partisan to Russian_forest [link] [comments]


2019.08.10 21:30 Russian_partisan 9 перепланировка в муниципальной квартире как узаконить 2016

О радикальном переломе в настроениях россиян. Социолог Михаил Дмитриев.
Бывшего президента Центра стратегических разработок Михаила Дмитриева в прессе называют не иначе как «экспертом, предсказавшим Болотную». В последние годы политическая жизнь в России не отличалась особым разнообразием и держалась на законсервированном чувстве внешнеполитической эйфории. Но в мае прошлого года Дмитриев вместе с группой социологов зафиксировал резкий перелом этого тренда. По его словам, в России на глазах начал рушиться «посткрымский общественный консенсус». Основные симптомы происходящих перемен — резкое падение доверия к власти, рост социального раздражения и обострение запроса на перемены. Дмитриев рассказал «Новой», возможны ли сегодня в России новые «болотные протесты», как президент перестал быть сакральной фигурой и почему россияне готовы обменять часть зарплаты на политические свободы.

Михаил Дмитриев. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»
— За последние несколько месяцев мы видели череду локальных побед гражданского общества: освобождение Ивана Голунова, отмену строительства храма в Екатеринбурге, консервацию полигона в Шиесе. Это следствие изменений в общественных настроениях, которые вы начали фиксировать еще прошлой весной?
— Да. У нас были периоды, когда из года в год мы получали от респондентов примерно одни и те же высказывания, ничего не менялось. Когда в обществе все статично, фокус-группы дают примерно такой же результат, как и количественные опросы. Но сейчас три раза подряд с интервалом в полгода в наших фокус-группах люди начинают высказывать принципиально другие мнения по одному и тому же кругу вопросов. Это признак того, что цепочка крымского консенсуса оборвалась. По сути, началось броуновское движение, поиск новых смыслов там, где раньше все заменял крымский консенсус.
То, что мы видим в наших социологических исследованиях, — это усиление внимания к проблемам местного уровня, в крайнем случае — регионального. И здесь гражданская активность простых людей — не политически активной части населения, а рядовых граждан — проявляется наиболее сильно. Это тенденция, которая обострилась в конце прошлого года, а этой весной еще усилилась. Это необязательно акции протеста, но и конструктивное участие в локальной повестке — например, в НКО и различных мероприятиях, которые инициируют власти для улучшения ситуации.
Что особенно важно, именно на местном уровне появилось доверие к гражданским активистам, которые проявляют инициативу по местным проблемам и берут на себя функции лидеров.
Весной люди впервые стали упоминать местных активистов в качестве героев, достойных подражания, даже если они пытаются решать местные проблемы ценой противостояния с властями. Долгие годы такие фигуры не вызывали позитивных эмоций у людей. Период крымского консенсуса был периодом стагнации и, в известной мере, кризиса институтов гражданского общества. Появились признаки изоляции гражданских активистов от остальной части общества. Сейчас ситуация изменилась, люди готовы действовать, проявлять инициативу. Именно с этим связана успешность многих протестных акций, в том числе в Екатеринбурге. Они были четко сфокусированы на проблемах, которые можно решать на местах.
Политический кризис в Москве в преддверии выборов в Мосгордуму вы тоже связываете с интересом к местной повестке? Или здесь речь идет о чем-то более масштабном?
— Мне кажется, что московская история гораздо более сложная. В ней выпукло, как в линзе, обозначились противоречия массового политического сознания и ограничения потенциала протестной активности по сравнению с тем, что было в других регионах. В случае выборов в Мосгордуму повестка, которая является предметом протестных акций, по сути, не является местной. Формально — да, все выглядит похоже на екатеринбургские протесты. Отозвали несколько оппозиционных кандидатов в МГД, орган не только регионального, но и местного самоуправления, поскольку в Москве муниципалитетов как таковых нет. Теоретически МГД должна быть сфокусирована именно на местных проблемах, которые близки гражданам. Но по сути ситуация здесь очень отличается.
Если объективно посмотреть на вещи, то Москва сегодня — это один из наиболее успешно развивающихся мегаполисов мира.
В благоустройство, инфраструктуру, развитие городской жизни вкладываются огромные ресурсы. Кроме того, Москва — это довольно зрелый мегаполис. Это не китайские города, которые развиваются еще быстрее, но сталкиваются с проблемами быстрой урбанизации, то есть с большим притоком людей из сельской местности. В Москве умеренный приток мигрантов, а уровень жизни населения, как в развитых странах. Московское руководство сейчас управляет самой амбициозной в Европе программой развития городской агломерации. По многим параметрам Москва сейчас более комфортна, чем Лондон и Париж.
Вы хотите сказать, что в Москве решены все городские проблемы?
— Катастрофических претензий, ради которых надо ложиться под танки, в Москве объективно нет. Конечно, у каждого горожанина есть свои проблемы и поводы для недовольства: пробки, дефицит жилья и многое другое. Одно время поводом для протестов стала программа реновации, но и эти проблемы постепенно утратили мобилизующую силу. В целом проблемы сегодняшней Москвы мало чем отличаются от проблем самых успешных агломераций мира. И это мелочь по сравнению с тем, с чем сталкиваются люди во многих других регионах страны. Если серьезные проблемы и есть, то они, скорее, в Подмосковье, где уровень эффективности менеджмента и ресурсы для развития намного ниже. Население Москвы, как мне кажется, хорошо все это понимает.
Претензии возникают скорее к федеральной политической системе. Произошла очень жесткая фильтрация кандидатов, видно, что она была крайне селективная и фокусировалась на людях, которые рассматриваются не столько как активисты местного масштаба, сколько как представители оппозиции федерального уровня. Это не проблема улучшения муниципальной жизни Москвы. Будем откровенны: оппозиционные политики, по сути, пошли на эти выборы с повесткой федерального уровня.
Главная проблема московских протестов — это их гибридный политический характер.
Проблем местного уровня в Москве мало, вряд ли они могут мобилизовать людей на протесты.
А федеральная повестка и фигуры, которые ее продвигают, не вызывают доверия среди населения. Случись сейчас какой-нибудь местный конфликт в регионе, скорее всего, он вызвал бы больший отклик среди населения этого региона. Более того, местные власти по локальным конфликтам тактически довольно легко идут на уступки, и, где проблема может быть решена, стараются ее решить, как в Екатеринбурге. Силового продавливания решений по местным проблемам стараются избегать.
Еще пару лет назад недопуск оппозиционных кандидатов в городской парламент не вызвал бы такой реакции?
— Однозначно. Интерес к демократическим процессам и способности граждан влиять на политику, в том числе федерального масштаба, опять усилился. И это произошло совсем недавно, в течение последнего года. У граждан, в том числе у москвичей, накапливается все больше вопросов. Причем запрос на свободу превалирует над запросом на материальное благополучие.
Проблемы Москвы как города с местными проблемами отходит на второй план,
растет запрос на самовыражение, политические свободы, уважение, честность к гражданам, демократический стиль политического лидерства.
В нашем исследовании это проявилось очень выпукло — люди действительно очень интересуются этими проблемами. Примерно так же это произошло в 2011 году во время выборов в Госдуму.
Но специфика общественного активизма сейчас в том, что он четко сфокусирован на локальных проблемах. На федеральном уровне массовая протестная мобилизация затруднена. Главная проблема в том, что доверие существует только на местном уровне. Здесь можно работать с активистами, которых все знают лично. На федеральном уровне люди не доверяют никому. Даже к тем оппозиционерам, которые избираются в МГД, уровень доверия как к политикам федерального масштаба стремится к нулю. Большинство людей их даже не знает.
То есть запрос на федеральную повестку изменений существует, но он сочетается с высокой степенью недоверия к политикам любой ориентации, будь это провластные политики или оппозиционеры. Интерес людей переключается на проблемы функционирования политсистемы, но происходит это в крайне дисфункциональном формате. Этот разрыв в доверии, на мой взгляд, создает для московских протестов очень зыбкую почву.
То есть человек готов выйти на улицу, потому что знакомого ему районного активиста не зарегистрировали на выборы, но перекинуть отсюда мостик к проблеме свободных выборов в стране пока не получается?
— Да, мостик к более абстрактной повестке политических свобод нуждается в посредниках, которым люди готовы делегировать представительство своих интересов на федеральном уровне. Для сравнения: в 2011–2012 годах уровень доверия к разным политикам, как оппозиционным, так и провластным, был выше, люди действительно идентифицировали фигуры, в которых видели лидеров для отстаивания федеральной повестки. А в конце перестройки, например, появился Ельцин, которому население в целом было готово делегировать эти полномочия. Он оказался харизматическим лидером, который правильно уловил момент. Сейчас такого рода фигур нет даже близко, по крайней мере, мы не можем идентифицировать их в своих обследованиях.
В силу глубокого барьера персонального недоверия элементы представительной демократии и массовые политические движения с федеральной повесткой в России сейчас просто не работают. Важный пример: пенсионная реформа, казалось бы, породила повестку общероссийского масштаба, но она так и не вылились в межрегиональные движения массового характера.
Более того, то, что происходит в России, не является чем-то из ряда вон выходящим.
Именно кризис доверия к политике общенационального масштаба мы наблюдаем в странах Западной Европы и США.
Это, в частности, породило глубочайший кризис политической системы Великобритании, который фактически ведет к полной рекалибровке партийной системы. То же самое происходит в США, где институты представительской демократии начинают давать сбой из-за низкого уровня доверия населения. Еще один пример — Италия, когда население, голосуя за «Движение 5 звезд», выбирает клоуна вместо профессионального политика. Это проявление крайней степени недоверия к любым фигурам, которые могут представлять интересы избирателей на общенациональном уровне.
В плане остроты контрэлитных выступлений Россия, видимо, следует общим тенденциям стран со средним и высоким уровнем дохода. И это падение доверия имеет под собой более фундаментальные основания, которые мы до конца еще не понимаем. Вероятно, они связаны со спецификой социально-экономического развития после глобального кризиса 2008 года. Здесь должен пройти определенный исторический цикл, прежде чем мы поймем, почему именно так произошло. Для свободы и демократии нужны соответствующие институты, политические партии, движения и лидеры, которые в состоянии артикулировать интересы населения. Этого в России сейчас нет в принципе. Окажись мы сейчас в классической демократической ситуации, как в Италии, то мы бы получили глубокий кризис этой демократической системы.
Но россияне вполне освоили протестное голосование. Это было видно на прошлых губернаторских выборах, когда население голосовало за самых проходных кандидатов, исключительно чтобы насолить «Единой России».
— Да, но это примерно то, что характерно сейчас для Западной Европы. Этот сценарий не ведет к устойчивой работе, а скорее к сбоям в системе и ее деградации с тяжелыми последствиями. Ведь голосовали практически за случайных людей, не обладающих качествами, необходимыми для успешного политического руководства.
Эффективная демократическая система предполагает не негативное голосование, а делегирование полномочий тем политикам, которых избиратели считают представителями своих интересов.
В Европе популистская волна тоже не предполагает высокого уровня доверия к альтернативным кандидатам. Люди просто голосуют против системы.
— В России нет таких условий, представительный характер демократических институтов здесь гораздо более жестко ограничен. Лидеры здесь имеют возможность принимать многие решения, не апеллируя к избирателям. На мой взгляд, сейчас это даже не является недостатком. Одно дело — кризис доверия в устойчивой демократии типа Великобритании, где институты формируются с XII века ценой многочисленных кризисов. Другое дело — такой же кризис в России, где при нулевом уровне доверия происходит внезапная демократизация. Это сценарий революции 1917 года с похожими последствиями.
Вы довольно высоко оценили результаты работы московских властей. Но одно дело, когда мэр занимается благоустройством и устраивает фестивали мороженого, и совсем другое — когда он позволяет силовикам избивать дубинками мирных горожан на своей территории. Может быть, борьба с полицейским насилием все-таки имеет шансы стать предметом общенациональных протестов?
— Безусловно, силовая реакция на протесты усиливает недоверие людей к власти. Это могут быть всплески протестов под влиянием негативных эмоций. Но в устойчивости такой мобилизации я сомневаюсь по тем же причинам, о которых я уже сказал: это повестка другого уровня, и для нее нужны другие механизмы координации протестной активности, которые сейчас в России не работают. Как в Москве, так и в других регионах.
Другое дело, что негативные эмоции очень быстро накапливаются. В нашем весеннем исследовании накал эмоций был несравненно сильнее, чем осенью. Более того, пробные замеры летом показывают, что идут дальнейшие подвижки в эту сторону. В такой эмоциональной среде, в отсутствии доверия к лидерам общество может всколыхнуть в результате какого-нибудь провоцирующего события.
Например, избыточного применения насилия, которое приобретет символический характер и вызовет всплеск эмоций у всей страны.
Такого рода ситуации могут активировать массовые движения даже в отсутствие лидеров. Проблема в том, что это будет не более чем выпуском пара. Не будет возможности сформулировать конструктивную повестку действий, на основе которой люди смогут продвигать свои интересы в реальную политику. Но сама по себе это крайне негативная история, разрушительный протест без реального позитивного содержания. Отзыв мандатов и жесткая реакция на протесты повышает риски именно такой эмоциональной реакции.

Фото: Антон Карлинер / специально для «Новой»
Понятно, что тотальное недоверие к политикам — это эффект намеренного курса на деполитизацию, который в последние годы проводили власти. Людей постоянно призывают «не политизировать ситуацию», политика приравнивается к преследованию чьих-то корыстных интересов. Почему оппозиционные кандидаты пострадали от этой риторики больше, чем провластные?
— Оппозиционеры пострадали потому, что у них другая задача: они хотят избраться в демократические органы и получить в них определенное влияние. У власти такая задача уже решена, не надо никуда пробиваться, она и так держит под своим контролем все основные политические институты. В этом плане у провластных и оппозиционных политиков неравные стартовые условия. Уровень доверия — низкий по отношению к подавляющему большинству политических фигур, но оппозиционеры асимметрично страдают от этой проблемы, поскольку обладают большей степенью уязвимости.
Но президент все-таки перестал быть сакральной фигурой, на рейтинг которой вообще не влияет реальное положение дел в стране?
— Доверие к Путину по-прежнему гораздо выше, чем к любой другой политической фигуре, но при этом постепенно снижается по всем показателям. Например, в недавнем опросе «Левады» видно, что население сейчас гораздо ниже оценивает способности президента решать проблемы, накопившиеся в стране. Наше весеннее исследование тоже показывает эту тенденцию. В наших фокус-группах сильно сузился диапазон позиций, в которых люди склонны указывать исторические достижения Путина. Этих достижений в их понимании осталось совсем немного, и они ушли теперь уже в далекое прошлое, в нулевые годы. Очень мало людей называют достижения президента за последнее десятилетие.
Реально это свидетельствует о том, что есть скепсис и в отношении будущего.
Люди не верят в перспективы улучшения, доминирует ультрарадикальный пессимизм. Многие респонденты заявляют, что улучшений не будет вообще. На местном уровне, как я уже говорил, ситуация другая: здесь есть доверие и готовность действовать.
Вы пишете, что в структуре мотивации населения начинают доминировать нематериальные факторы: около 60% ваших респондентов предпочитают свободу росту зарплат. Это звучит очень неожиданно, учитывая, что еще недавно все опросы говорили о возвращении «ценностей выживания». И местные протесты в основном связаны с экономической повесткой вроде повышения тарифов ЖКХ.
— Для нас тоже было сюрпризом, что в октябре прошлого года холодильник внезапно проиграл и отошел на второй план. В 1,5–2 раза выше, чем материальное потребление, наши респонденты стали оценивать нематериальные ценности. Это произошло молниеносно, всего лишь за полгода. Экономические запросы сейчас не акцентированы, они вытеснены постматериалистическими потребностями. Даже местные конфликты связаны не совсем с защитой уровня жизни. Это не протесты против бедности, неиндексации зарплат и так далее. Это протесты против храма в сквере, захоронения отходов, экологических проблем, плохого состояния городской среды. И даже типичная проблема недовольства на местах, закрытие сельских больниц и школ — это тоже не совсем про зарплату.
Честно говоря, причины этого сдвига довольно трудно объяснить. Мне кажется, система крымского консенсуса, которая поддерживалась на протяжении четырех предыдущих лет, сыграла здесь свою роль. Все-таки та консервативная система установок, которую власти начали активно формировать у населения начиная с 2012 года и которая сильно укрепилась после присоединения Крыма, была сфокусирована на очень узком спектре жизненных проблем. Это внешние угрозы России, возрождение статуса как великой державы, символическая гордость за страну, символическое возвращение того, что было в понимании людей несправедливо утрачено, вроде Крыма. Но эти вопросы не касались очень многих сторон частной и общественной жизни. Например, они полностью исключили тематику функционирования политической системы и значительную часть вопросов текущего благосостояния. Это такая подзорная труба, которая высветила только один узкий кружочек, а не всю панораму проблем, с которыми люди сталкиваются в своей повседневной жизни. Невозможно бесконечно жить узким набором вопросов, на которых базировался крымский консенсус, когда проблемы накапливаются в других сферах.
Благодаря крымскому консенсусу с его фокусировкой на узком спектре приоритетов российское общество спокойно пережило падение реальных доходов на 10%. Я думаю, это не было бы возможно ни в одной другой ситуации.
Главная проблема в 2014–2016 годах, безусловно, заключалась в падении уровня жизни, который до сих пор не восстановился.
Но в связи с этим и проблемы функционирования политической системы, и аспекты самореализации вышли сейчас на первый план. Все-таки российское общество не такое бедное, физическое выживание не является первостепенной проблемой для большого числа российских семей — это мы знаем по анализу бюджетов домохозяйств. Российское общество давным-давно переросло чистые проблемы выживания в стиле «Парижских тайн» Эжена Сю: за кусок хлеба рвать глотку ближнему. И многие проблемы, которые для этого общества на самом деле важны — самоуважение, самореализация, желание влиять на политические процессы, — оставались за рамками крымского консенсуса.
Люди действительно предпочли бы уважение и равенство возвращению в сытые годы?
— По крайней мере, сами люди говорят, что не отдадут свободу даже за резкое увеличение зарплаты. Но, если честно, что было бы на самом деле, если бы вдруг зарплаты начали расти темпами 15–20% в год, как в нулевые, мы проверить не можем. Этот эксперимент сейчас не воспроизвести. Ведь запрос на политические свободы может иметь и вполне прагматические мотивы: после падения доходов люди хотят иметь дополнительные каналы влияния на власть, чтобы решать накопившиеся экономические проблемы. Вполне возможно, что при росте доходов сверхвысокими темпами, характерными для нулевых годов, внимание людей переключится на новую волну массового потребления, потому что им все еще есть что покупать дополнительно, — например, жилье.
Это запросто может отвлечь внимание от фундаментальных политических проблем. Мы наблюдали и гораздо более благополучные общества, где это происходит: достаточно посмотреть на некоторые страны Персидского залива. Но, по крайней мере, небольшое улучшение текущего уровня потребления уже не является для людей безусловным приоритетом. Они понимают, что, если зарплата вырастет на 5%, это мало что изменит. А вот во многих других сферах, которые не связаны с деньгами, чувствуется, что расти есть куда, и очень сильно.
— В начале прошлого года вы говорили, что согласия по поводу реформ в российских элитах сейчас гораздо больше, чем когда-либо в истории. Что изменилось с тех пор?
— Я думаю, аппетит к реформам поубавился после повышения пенсионного возраста. Типичный пример — это административная реформа. Накануне президентских выборов разрабатывалась очень амбициозная программа. Многие в окружении Путина говорили, что без этого страной невозможно будет нормально управлять. Но в итоге этот раздел был почти полностью исключен из повестки реформ. Административная реформа явно стала жертвой гипертрофированной реакции общества на повышение пенсионного возраста. В условиях роста недовольства населения начинать реорганизацию госаппарата — это очевидный риск, потому что любая сильная реформа усиливает трения внутри государственной администрации и ослабляет лояльность чиновников. Сейчас и без того ситуация выглядит не очень устойчивой. До этого, я думаю, желание проводить реформы было вполне искренним.
При этом со стороны населения запрос на реформы, наоборот, растет на глазах. Весной респонденты говорили нам то, чего не говорили никогда. Мы давали им неоконченные фразы: «Я буду протестовать, если…» Три года назад люди сказали бы, что будут протестовать, если начнутся реформы. Теперь они говорят, что пойдут протестовать, если реформ не будет. Как бы парадоксально это ни выглядело, даже пенсионная реформа начинает ассоциироваться у людей с нематериальными ценностями. Уже осенью наши респонденты перестали интерпретировать повышение пенсионного возраста как проблему того, что у них отобрали деньги. Теперь они интерпретируют это в нематериальном ключе, как проблему уважения.
Главный мотив, по которому люди осуждали пенсионную реформу прошлой осенью, — «власти не посчитались с ними, не попытались обсудить, а внезапно приняли очень радикальное решение».
В то же время подспудно население понимает неизбежность такой реформы. Весной практически ни один респондент из дюжины крупных городов не потребовал отменить повышение пенсионного возраста. По их мнению, хотя реформа и плохо сделана, она неизбежна. И они готовы к другим реформам, хотят изменений, по крайней мере на декларативном уровне. Осенью люди готовы были терпеть пять лет, чтобы вывести страну на траекторию развития, сейчас они готовы поверить политику, который скажет, как Моисей, что еще 20 лет будет плохо, то есть за пределами ожидаемой жизни людей старших возрастов.
Главная проблема в том, что реальных решений они не знают. И толком предложить никто ничего не может. Отсюда возникают нереалистичные, непоследовательные решения, такие как региональный сепаратизм. На Дальнем Востоке, в Екатеринбурге, Магадане, Якутии, Владивостоке у нас были случаи, когда на фокус-группах большинство респондентов голосовало за отсоединение от России. Это бессмысленное решение, которое объективно ничего не решает, но в отсутствие других очевидных идей многие готовы даже на самые радикальные эксперименты, как в Великобритании.
Вы говорите о том, что структура массового сознания россиян в последнее время потеряла стабильность и в чем-то даже носит шизофренический характер. В чем причина этой неустойчивости? Может быть, проблема в вашей методологии, или сейчас просто переходный период, когда старый консенсус разрушен, а новый еще не сформировался?
Хочу обратить внимание, что наша методология по определению гипертрофированно оценивает любые изменения в массовом сознании. В наших фокус-группах результаты нередко бывают преувеличенными по сравнению с количественными опросами. Фокус-группы подталкивают людей к интерактивному взаимодействию, что довольно сильно нарушает пропорцию между тем, кто и что думает. Участники фокус-группы начинают делиться мнениями и формировать коллективную позицию. В анкетах все по-другому: ты заранее пишешь вопросы, которые отражают твое представление о ситуации, а не спрашиваешь случайных людей с какими-то новыми идеями.
Но эта методика имеет и свои преимущества, поскольку позволяет оценить потенциал проникновения новых идей, которые раньше не были распространены в обществе. Фокус-группы — это микрокосм, в котором мы можем смоделировать все общество, в котором возникают новые идеи и дальше эндогенно распространяются от человека к человеку. Мы видим, как люди реагируют на них, и, соответственно, можем предсказывать немного вперед, какие идеи заглохнут, а какие станут доминирующими.
И тем не менее даже с той поправкой, что мы сразу получаем сильно преувеличенную реакцию,
темп изменений в массовом сознании сейчас настолько высокий, что это совершенно не характерно для наших исследований в более стабильной общественной ситуации.
Одновременно меняются мнения по очень большому кругу вопросов, поэтому возникают противоречия. В обществе это не может происходить в формате диалогов Сократа, где выявляются все логические парадоксы. Общественное мнение мыслит стереотипами — где-то они поменялись, где-то остались прежними. Эти стереотипы не всегда логически сопоставляются между собой. Тенденции разные, порой противоречивые.
Например, продолжающийся рост популярности и моральное одобрение Сталина сочетается с усилившимся запросом на лидеров демократического типа. Это связано с тем, что доля стабильных элементов в массовом сознании сократилась, и общество не в состоянии сразу упорядочить большое количество быстрых изменений. Но на долгих интервалах общественное сознание не может существовать в таком противоречивом формате, рано или поздно темпы изменений замедлятся, и общество войдет в менее противоречивую мировоззренческую канву.
Когда, по вашим прогнозам, это брожение должно подойти к концу?
— Мы можем судить только по аналогии. Все такие периоды бурных подвижек в общественном мнении начиная с 2000 года продолжались не более двух лет. Это касалось и периода сильного возбуждения общественного мнения после монетизации льгот — тогда тоже были многочисленные протесты, очень негативные отзывы о властях, но это устаканилось меньше чем за год. Второй период, в 2011–2012 годах, не протянулся больше двух лет и перешел в крымский консенсус в управляемом формате, потому что влияние массовой пропаганды в то время было очень сильным. Сейчас мы наблюдаем за этим брожением уже примерно на протяжении полутора лет.
Честно говоря, у периода изменений есть естественный лимит. Общество не может непрерывно жить в чехарде, для населения это тяжело чисто психологически. Я не исключаю, что через 1–2 года мы получим более статичную конфигурацию мнений, которая будет существенно отличаться от того, с какими настроениями общество вошло в этот период изменений. Могу сказать, что это, скорее всего, случится гораздо раньше, чем в 2024 году. Но куда в конечном итоге это нас приведет, мы пока сказать не можем.
Источник
submitted by Russian_partisan to Russian_forest [link] [comments]


2019.08.09 09:59 Forjoin 9 перепланировка в муниципальной квартире как узаконить 2016

– А часто ли вы комментируете происходящее в стране в социальных сетях? Вы же редактор газеты, можете там свое мнение высказывать?
– В газете я далеко не все могу писать. Мы все понимаем, что есть цензура, она существует во всех официальных изданиях, которые дотируются из бюджета. Поэтому у себя на странице мы какие-то вещи говорить не можем. А на своей странице в ФБ я бы хотел выражать свое мнение и не под псевдонимом. Я журналист и только потом редактор. У меня есть своя точка зрения на волнующие меня вопросы.
Поэтому периодически я комментирую в ФБ то, что меня задевает по-настоящему. Конечно, можно на кухне возмущаться. Но пусть у меня немного подписчиков, как у среднего пользователя ФБ, однако, если кто-то прочитает мой пост и у него в голове что-то хоть изменится, и он перестанет смотреть телевизор или хотя бы начнет задумываться о том, что что-то не то и не так у нас происходит, – уже хорошо.
– Но большинство по-прежнему верит телевидению…
– Потому что сегодняшнее телевидение – это активный массированный пропагандистский канал, который, кстати, на огромные бюджетные деньги в основном существует. А редакторы этих каналов ходят на планерки в администрацию президента, где и выстраивается генеральная линия этой пропаганды. И да, эта пропаганда эффективна. Такова наша реальность.
– Думали ли вы, что надо быть осторожнее в ФБ, что ваши посты могут создать для вас такие проблемы?
– Да, и даже какое-то время я перестал комментировать происходящее в ФБ. Причем многие мои друзья, которые работают даже и не в СМИ, а в бизнесе, в бюджетной сфере, – они многим недовольны, но говорят, что боятся писать об этом даже в сетях, потому что боятся последствий.
Даже многие люди во власти мне про это говорят: мол, не всё устраивает, но приходится молчать. Но дело в том, что я не мог вот так цензурировать себя даже в социальных сетях. И честно говоря, я не думал, что из-за ФБ будут такие проблемы. Ну, думал, что могут вызвать, проработать, я буду спорить, скажу, что не подписывал никаких контрактов, ограничивающих мою деятельность в социальных сетях. Такого жесткого поворота событий я не ожидал. Увольнения за пост о советнике второго класса! Я написал комментарий о деятельности человека, который живет не в России даже, а в Нью-Йорке. А получил асимметричный ответ. Грубил Сафронков, а уволили главреда магаданской газеты.
– Кто и как мониторит сейчас активность людей в социальных сетях, на ваш взгляд?
– Я думаю таких структур у нас несколько. В правительстве кто-то мониторит, в мэрии. Они хотят знать, что люди думают и говорят. Это даже и нормально. Но в моем случае, скорее всего, как я понял из объяснений, были какие-то силовики, некий звонок с требованием меня уволить – не из местных органов власти. Мониторинг силовой явно ведется.
– А почему власть все болезненнее реагирует на активность людей в соцсетях, на ваш взгляд?
– Потому что в соцсетях сидят люди, которые не смотрят телевизор, которые сами выбирают повестку – что слушать, что смотреть. И это молодые в основном люди, которые горячи в силу молодости, и при этом многие уже могут голосовать на выборах. И власть часто сама провоцирует их на несогласие.
Все эти идиотские аресты блогеров. Вот человек ловил покемонов в храме, и его арестовывают. А у него – 200–300 тысяч подписчиков. Понятно, что все они начнут теперь интересоваться политикой и становиться несогласными с происходящим у нас. То же самое и с Навальным происходит. Чем больше его прессуют, тем больше у него появляется сторонников среди молодых.
– Пока вы руководили муниципальной газетой, насколько сильную цензуру вы чувствовали, как она осуществлялась: вам звонили, давали указания, жестко требовали, вычитывали номер?
– Каждый номер вычитывается. Не было прямых угроз, прямого давления и требований жестких, все в нашем случае решалось тактично. Но я понимал всегда, что есть темы, которые мы никогда и никак не сможем затронуть. Были материалы, которые задевали чьи-то могущественные интересы, и они снимались. А были темы, по которым можно было найти компромисс. И о каких-то проблемах мы все-таки могли рассказывать.
Например, о том, что людей арестовывают и дают сроки за репосты в социальных сетях. Мы рассказывали о неправомерных действиях полиции, говорили о социальных проблемах, о бедности. В общем, нам довольно многое позволялось по нынешним временам. И что касается газеты… Я не считал себя муниципальным чиновником. Я редактор издания, которое финансируется за счет налоговых отчислений простых людей. А эти люди имеют право на информацию. И мы должны им эту информацию предоставлять.
Другое дело, что учредители издания, к сожалению, считают, что они вправе диктовать повестку и жестко цензурировать материалы. Конечно, муниципальное издание должно освещать деятельность мэрии и губернатора, но не быть только их рупором.
– А как издание, которое финансируется из бюджета, может быть независимым?
– Чиновник – это просто управленец. Он не своими деньгами распоряжается. Но у нас почему-то чиновник, получивший власть, считает, что это его деньги он распределяет не из бюджета, а как бы из своего кармана. У них и язык такой: я выделил деньги, я дал распоряжение. Будто они из личных средств что-то финансируют.
Так же и со СМИ. Мы что-то напишем о воровстве конкретных людей, звонить будут не мне даже, а губернатору или мэру: что вы там одурели, что ли, что ваша газета пишет! У всех представление такое, что если что-то написано в региональном или муниципальном издании – это мнение мэра или губернатора. Это совковое сознание, что СМИ должны быть подконтрольны.
– И как тогда быть региональному журналисту? Что делать, если ты хочешь оставаться в профессии все же?
– Писать в ФБ. (Смеется.) Хотя и эту лавочку уже тоже прикрывают. Ну есть еще "Одноклассники". По-разному все. Некоторые люди, как я сказал, уходят от политических тем, говорят о социальных проблемах.
И еще вот что важно. Вот в моей ситуации меня же не поддержало наше местное журналистское сообщество, кроме нескольких людей. Я без пафоса это говорю. Просто констатация. И это потому, что тех, кто поддержит, возьмут на карандаш. И все это понимают. Никакой солидарности поэтому нет. И в большинстве своем коллеги промолчали.
– Ну и дальше Колымы все равно не сошлют?
– Ну да. И еще понимаете – журналиста ведь и должны ненавидеть. Его должны ненавидеть все. Чиновники, конечно. Но и народ даже. Люди по большому счету не хотят часто знать правдивую информацию, которая вырывает из уютного мира.
Любого гонца с плохой вестью не любят. Журналиста должны ненавидеть поэтому. Но, ненавидя, не нужно мешать ему работать. Потому что, рассказывая правду, мы ведь меняем мир к лучшему. Даже если в одной голове мы что-то поменяем к лучшему, это ведь уже хорошо.
submitted by Forjoin to rusagitprop [link] [comments]


2019.07.10 13:23 Russian_partisan Квартире как муниципальной перепланировка 9 2016 в узаконить

«Единая Россия» исключила из партии мэра Нижнеудинского района Иркутской области Сергея Худоногова за использование муниципальной техники при расчистке своего подтопленного участка. Об этом говорится на сайте регионального отделения партии.
«Когда жители, партийцы все силы и ресурсы направили на помощь пострадавшим, буквально сутками собирали и сортировали гуманитарную помощь, он решил помочь себе. Этот аморальный поступок не достоин партийца и мэра», — заявили в «Единой России».
Причиной стало опубликованное 3 июля видео, в котором рассказывается, что коммунальщики в первую очередь устраняли потоп на территории коттеджа Худоногова.
После этого вице-премьер Виталий Мутко потребовал отстранить Худоногова от должности. Губернатор Иркутской области Сергей Левченко попросил Следственный комитет проверить действия мэра. Худоногов же утверждает, что живет в квартире, поэтому никакой дом он не спасал, а в том районе у него только огород с картошкой и баня.
В нескольких районах Иркутской области с конца июня действует режим ЧС. По последним данным, из-за наводнения погибли 25 человек, более 480 — госпитализированы. Всего за это время подтопило более десяти тысяч жилых домов.
Источник
submitted by Russian_partisan to PikabuPolitics [link] [comments]


2019.06.09 14:21 YaskerMos За это расследование против похоронной мафии, Ивана Голунова и пробуют посадить ни за что. 2 часть.

Россия. Кусочек земли на Сейшелах
2016 году у традиционных похоронных компаний и холдингов появился хорошо организованный и высокотехнологичный конкурент, — по словам его представителей, он собирается делать ставку на обычную рекламу для потенциальных клиентов, а не на нелегальную покупку информации о смертях. Олег Шелягов, бывший топ-менеджер того же НПФ «Благосостояние», где работал Андрей Марсий, выкупил половину акций «Ритуал-Сервиса» — той самой компании, основанной в 1993 году женой Семена Могилевича и мэрией Юрия Лужкова, — и решил делать ритуальный бизнес по-новому. Как рассказывает операционный директор компании Валерий Пильников, за два года с момента сделки количество заказов у «Ритуал-Сервиса» выросло с 20 до 1200 заказов в месяц. Пильников утверждает, что новый менеджмент отказался от практики покупки информации об умерших, положившись на продвижение в интернете, рекламу в районных газетах и листовки в почтовых ящиках. Для похоронных агентов компания разработала специальную цифровую платформу вроде той, что сделало «Яндекс.Такси» для водителей.
Шелягов стал широко известен в прошлом году, устроив вечеринку во Владимирском дворце в Петербурге в честь десятилетия свадьбы со своей женой Викторией. Торжество проходило в русском стиле: гостей встречали 15 балалаечников в народных костюмах. В интервью журналу Tatler, который подробно рассказывал о вечеринке, Виктория Шелягова сообщила, что у ее семьи есть «кусочек земли на Сейшелах, в глубокой старости я буду выращивать там зелень и помидоры». Согласно декларации о доходах, Олег Шелягов в 2017 году заработал всего 9,2 миллиона рублей, а его жена — 0 рублей; на двоих они владеют двумя квартирами в Москве и одним автомобилем.
Конкуренты утверждают, что «Ритуал-Сервис» также не брезгует традиционными правилами игры на рынке. В начале 2018 года поток тел, проходящих через морг Центра травматологии и ортопедии (ЦИТО), резко вырос. Ритуальные услуги в нем на тот момент оказывала компания «Бруно», созданная в январе 2017-го. Ее основатель и гендиректор Олег Пеняев одновременно являлся сотрудником «Ритуал-Сервиса» (в компании подтверждают эту информацию, но отрицают связь между собой и «Бруно») — а агенты «Бруно» представлялись клиентам сотрудниками муниципального «Ритуала», из-за чего весной 2018 года против компании возбудили уголовное дело о мошенничестве.
Теперь Шелягов собирается масштабировать свой бизнес на разные регионы России — хотя принято считать, что на похоронном рынке нет федеральных игроков, потому что он строится на связях с местными чиновниками. В начале 2018 года владелец «Ритуал-Сервиса» зарегистрировал компанию в Санкт-Петербурге, однако на рынок пока не выходил: по его словам, приходится учитывать «монополизм на этом рынке». Пока бизнесмен пытается «обкатать технологию» в других регионах — и везде его партнерами становятся влиятельные люди. В Челябинске это бывший глава местного ритуального госпредприятия; в Нижнем Новгороде — бывший вице-мэр. В Екатеринбурге Шелягов работает с Виктором Бубликом — раньше он был юристом в компаниях, связанных с организованной преступной группировкой «Уралмаш».
Глядя на успехи Шелягова, ставку на цифровые технологии начали делать и старые игроки рынка. Дети владельца холдинга «Горбрус» Юрия Манилова — Артем и Илья — создали компанию «Честный агент», которая запустила собственную IT-платформу для комплексного оказания ритуальных услуг — от транспортировки тела в морг до выбора места на кладбище. Впрочем, главное преимущество компании — все равно налаженные связи с кладбищами: «Честный агент» управляет муниципальными кладбищами в нескольких районах Подмосковья. А земля — наряду с информацией об усопших — это по-прежнему главный актив похоронной отрасли.
Москва. Опекуны могил
На одной из центральных аллей Ваганьковского кладбища в Москве в 2012 году появилась могила молодой девушки Марины Красильниковой. Монумент, на котором выгравированы письма родственников покойной, занимает сразу несколько участков на пересечении двух центральных аллей. Сбоку участка стоят четыре обветшалых памятника с другими фамилиями.
Отец Марины — Сергей Красильников, один из совладельцев снесенного в 2016 году вещевого рынка около метро «Петровско-Разумовская», — получил участок земли в рамках программы «опекунства могил». Согласно изданному в 2009 году постановлению, могила может быть признана бесхозной и передана под «опеку» другому человеку. Он должен отреставрировать памятник или поставить новый; если он решит кого-то похоронить на участке, на тыльной стороне нового памятника должна быть написана фамилия покойного из прежнего захоронения. Принимает решение о передаче могилы в опекунство комиссия, состоящая из сотрудников «Ритуала» и «представителей общественности» (каких конкретно, неясно).
Эту схему придумал тот же Алексей Сулоев, когда был главой «Ритуала». За несколько лет до старта программы опекунства компания Сулоева «Спот.ру» выиграла тендер на проведение инвентаризации старых кладбищ Москвы. Когда Сулоев перешел на госслужбу, он объявил программу перерегистрации могил и выдачу электронных паспортов захоронений для родственников усопших. По его словам, это должно было помочь забывчивым людям найти могилы близких — для этого на кладбищах предполагалось установить электронные терминалы (этого так и не произошло). Если владельцы могил не успевали пройти перерегистрацию, то их могилы признавались бесхозными и могли получить «опекуна».
При Сулоеве, в конце 2000-х годов, старые кладбища начали активно переустраивать — сносить хозяйственные постройки и сужать дорожки, продавая освободившуюся землю под могилы. Большинство кладбищ не были зарегистрированы в земельном кадастре, а значит, не имели четких границ, что позволяло их администрации захватывать прилегающие земли. Так, в 2011 году природоохранная прокуратура обнаружила, что Бутовское кладбище незаконно захватило три гектара леса, на которых к тому времени было расположено 4 тысячи могил. (Конфликт урегулировали мировым соглашением.)
В 2014 году правительство Москвы лишило «Ритуал» возможности продавать земли под новые могилы, отменило программу опеки и запустило электронные аукционы по продаже земли под семейные захоронения на старых кладбищах. За несколько лет на них выставили более 2 тысяч участков. Впрочем, ажиотажа эта процедура не вызвала. Самый дорогой участок — 4 квадратных метра у входа на Троекуровском кладбище — за 4,65 миллиона рублей приобрел бывший акционер газового холдинга «Итера» Валерий Коротков. На самый дешевый лот — 0,88 квадратных метра за 24 тысячи рублей на Черкизовском кладбище у аэропорта Шереметьево — покупателей так и не нашлось.
Еще один важный ритуальный актив — торговые точки вокруг кладбищ. Как показывает расследование «Медузы», наиболее привлекательные участки для такой торговли принадлежат людям, которые аффилированы с бывшими чиновниками «Ритуала» и заведующими кладбищами.
Наибольшая торговая конкуренция — на крупнейшем кладбище Москвы, Хованском, где работает более 35 точек. Две из них принадлежат Игорю Дашдамирову, которого связывали с Солнцевской ОПГ и задерживали по подозрению в убийстве телеведущего Влада Листьева. Крупнейший же здешний торговец — «Ритуал-1», одна из старейших компаний рынка, которая до сих пор является заметным продавцом ритуальных товаров и гранитных памятников. О владельцах «Ритуал-1» известно немного. Среди них — православная меценатка Вера Слепухина и уроженец Солнцево Павел Руднев, который вместе с федеральным МВД продюсирует документальные фильмы и художественные сериалы про полицейских.
Москва, Тольятти, Омск. Суицид на кладбище
Ежегодно для новых захоронений Москве необходимо 5 гектаров земли. Власти решили расширить несколько существующих кладбищ — однако этот процесс идет не без затруднений. Против расширения на 43 гектара Хованского кладбища — крупнейшего в городе — выступили жители расположенных неподалеку коттеджных поселков. А против увеличения Домодедовского — подмосковные власти: они считают, что 60 новых гектаров могил привлекут слишком много птиц, которые будут мешать посадке самолетов в аэропорту Домодедово.
Сейчас правительство Москвы намерено решить проблему радикально — создав в 35 километрах от МКАД рядом с законсервированным мусорным полигоном «Малинки» второе по размерам кладбище в мире на 580 гектаров (самое большое находится в Ираке). Называться оно будет «Белые березки»; в ближайшие годы на его создание будет потрачено около 2 миллиардов рублей.
В регионах зачастую нет денег не только на создание новых кладбищ, но и на содержание действующих. В середине июня 2018 года места официально закончились на всех кладбищах Тольятти (каждый месяц в городе умирает около семисот человек). В последние годы местные жители хоронили родственников на частном кладбище, которое появилось на территории бывшего колхоза «Россия», — открыл его в 2010 году совладелец местного судоремонтного завода. Там уже расположено несколько тысяч могил — однако в начале 2018 года новые захоронения суд на этой территории запретил, мотивировав это тем, что частных кладбищ быть не должно. Мэрия Тольятти должна выкупить землю и открыть кладбище вновь, однако денег в бюджете на это пока не предусмотрено.
Сейчас единственное место в Тольятти, где можно рыть могилы, — участок на месте сгоревшего соснового бора, расположенный за оградой городского Тоазовского кладбища. Формально эта земля принадлежит лесничеству, но с начала 2010-х там хоронят людей самовольно, а в последнее время участки там начала выделять и администрация кладбища. Убирают территорию сами родственники: нанять подрядчика, чтобы, например, разгрести упавшие деревья, администрация не может — это не ее территория.
Многие жители Тольятти теперь хоронят родственников на сельских кладбищах вокруг города: неофициально это может стоить до 30 тысяч рублей (официально — бесплатно). Однако, согласно выводам депутатской комиссии Самарской губернской думы, из четырнадцати таких погостов только пять зарегистрированы в земельном кадастре. Другая альтернатива — кремация, но в Самарской области собственного крематория нет: местные похоронные компании несколько раз в неделю отправляют тела на автомобилях в Москву — в частный крематорий «Горбрус».
Попытки создать полностью частные кладбища упираются в правовую неопределенность. В начале 2010-х создать свое кладбище решил омский предприниматель Игорь Малышев, занимавшийся до того скупкой металлолома. Его компания арендовала 40 гектаров земли под Омском, официально выделенных под кладбище, обустроила участок и согласовала все документы. На въезде должен был быть построен храм; место для церкви и для кладбища освятил местный митрополит в присутствии районных чиновников. Осенью 2012 года на кладбище начали хоронить людей.
Похорон состоялось всего три — после этого деятельность кладбища была остановлена: решение о его создании отменил новый глава района. 19 ноября 2012 года администрация подала в суд иск о расторжении договора аренды, переносе уже существующих могил в другое место и приведении участка в исходное состояние. Через две недели Малышев позвонил своему партнеру и сообщил, что едет «погонять куропаток и отвезти рабочим еду и зарплату». Вместо этого он приехал на кладбище, выстрелил себе в грудь и вскоре умер в больнице. В его офисном сейфе была обнаружена десятирублевая монета и записка, адресованная главе района и фермеру, выступавшему против создания кладбища: «Забираете у меня землю, заберите тогда и жизнь».
Через несколько лет после смерти Малышева на том же месте появилось новое кладбище. Участок, где хоронят людей, принадлежит сельсовету, однако подъезды к кладбищу и здание администрации расположены на частной территории. Она теперь принадлежит омской компании «Авалон». Один из владельцев «Авалона» — Григорий Горовой, «мусорный король» Омска, контролирующий крупнейшие свалки региона.
Екатеринбург. «Дондики» против администрации президента
Во многих крупных российских городах передел ритуальных рынков еще продолжается. Иногда это происходит стремительно — в этом случае новым игрокам чаще всего требуются самые высокие покровители.
В 2016 году после серии поджогов катафалков и других нападений на конкурентов в Екатеринбурге прошел громкий судебный процесс над создателями группы ритуальных компаний, которых в прессе называли «Дондики». Их сотрудники, притворяясь работниками муниципальной похоронной службы, забирали тела умерших у родственников, а потом требовали от них деньги за проведение похорон (формально — за сопутствующие услуги вроде перевозки трупа). В ходе суда выяснилось, что обвиняемые бизнесмены были связаны как с муниципальными ритуальными чиновниками, так и с людьми, проходившими по уголовному делу так называемой Уралмашевской организованной преступной группировки.
В том же году были арестованы заведующие несколькими екатеринбургскими кладбищами. К тому, что администрация требует денег за предоставление места под могилу, внимание публики привлек Дмитрий Малышев — он дважды пытался похоронить разных друзей на разных кладбищах и дважды поднимал шум в прессе, когда ему не давали сделать это бесплатно.
Позже выяснилось, что и у самого Малышева есть интересы в похоронном бизнесе — как в его родном Пермском крае, так и в Екатеринбурге, где он возглавляет компанию «Мемори Энималс», создавшую кладбище домашних животных и колумбарий для хранения урн с прахом людей. Партнером Малышева по этому бизнесу является Ольга Курченкова — жена бывшего высокопоставленного сотрудника Ростехнадзора Константина Курченкова, который, в свою очередь, является бизнес-партнером бывшего чемпиона мира по шахматам и депутата Госдумы Анатолия Карпова (приветствия Курченкова и Карпова размещены на официальном сайте кладбища домашних животных).
Основали же компанию, которую возглавляет Малышев, другие активные игроки на екатеринбургском ритуальном рынке — владельцы группы «Вознесение» Наталья Домрачева и Алексей Анисимов. Прославилась компания, в частности, тем, что их похоронный дом перекрывал дорогу в единственный в Екатеринбурге морг судебно-медицинской экспертизы — и катафалки конкурентов «Вознесение» пропускало только за деньги. Дошло до того, что тела в морг по ночам перекидывали через забор; решать конфликт пришлось мэру города.
Алексей Анисимов стал соучредителем «Вознесения», когда ему был 21 год. Его дядя — тоже Алексей Анисимов — в тот момент работал замглавы управления внутренней политики администрации президента России, а весной 2014 года стал руководителем исполкома Общероссийского народного фронта. Судя по данным, которые выкладывала в открытый доступ хакерская группировка «Шалтай-Болтай», Анисимов-старший обсуждал работу «Вознесения» в своей переписке.
Россия. Общественник из «Оккупай-педофиляй»
С конца 2016 года в московских СМИ стало появляться необычно много статей о ритуальном бизнесе. Рен-ТВ, канал «360», «Лента.ру» и другие издания писали о «вечеринке в гробу», устроенной в морге, о гробах, выкопанных после конфликтов с ритуальщиками, и о «ямах из грязи», в которых хоронят людей в Подмосковье.
Источником всех этих новостей было общество защиты прав усопших «Верум». По словам его президента Владимира Горелова, он решил создать правозащитную организацию после того, как, подобно екатеринбуржцу Малышеву, занимаясь организацией похорон своего друга, столкнулся с «беспределом». В социальных сетях «Верум» размещает объявления о покупке видео с противоправными действиями работников ритуальных агентств; в штате организации, помимо президента, работают два юриста и пресс-секретарь, который распространяет информацию по СМИ.
По словам Горелова, зарабатывает «Верум» на юридических консультациях для людей, у которых возникли проблемы при организации похорон. Корреспондент «Медузы», побывавший в офисе «Верума», заметил там лишь несколько сотрудников ритуальных компаний, пытавшихся урегулировать ситуацию после шума в СМИ и соцсетях. «Вот с Рузы [люди] — видели, мы недавно выкладывали ролик [о них]? — объяснял Горелов. — Теперь приехали познакомиться и рассказать, как исправляются».
За полтора года работы «Верума» героями их публикаций стали почти все крупнейшие игроки похоронной отрасли Москвы и Подмосковья. К кому-то приходили проверки; по словам собеседников «Медузы», у нескольких компаний фактически рухнул бизнес. Ритуальные предприниматели, попавшие в фокус внимания «Верума», подтверждают «Медузе», что ездили к Горелову на переговоры — но не говорят, чем переговоры закончились. «У них, вероятно, очень высокая крыша, — объясняет один из них свое нежелание рассказывать подробности. — Они точно не с рынка. Мы нанимали частного детектива, чтобы узнать, кто за ними стоит».
«[Президент «Верума»] Горелов — это зиц-председатель, отставной военный с орденами, который был найден по резюме на сайтах поиска работы», — объясняет «Медузе» человек, знакомый с работой. Как выяснила «Медуза», ранее Горелов возглавлял управление по привлечению инвестиций компании «Социальная инициатива», подписывая договоры с дольщиками. Дома для них так и не были построены; пострадавшими от деятельности компании были признаны более 9 тысяч человек. Сам Горелов, владевший4% «Социальной инициативы», проходил по уголовному делу против компании как свидетель; ее основного владельца в итоге посадили на 10 лет.
Управляет же деятельностью «Верума» совсем другой человек. До 2016 года юрлицо, которое потом станет «Верумом», называлось «Костромская общественная организация по защите прав потребителей». Ее учредили трое жителей Костромской области. Как рассказал «Медузе» один из них, несколько лет назад организация была продана москвичу по имени Денис. Несколько людей, общавшихся с «Верумом», рассказали «Медузе», что в переговорах от имени организации участвовал Денис Логинов.
Денис Логинов ранее возглавлял межрегиональное отделение движения «Реструкт», созданного неонацистом Максимом «Тесаком» Марцинкевичем. Участники движения, в частности, проводили акции «Оккупай-педофиляй» — от имени несовершеннолетних знакомились в социальных сетях с потенциальными «педофилами», а во время личных встреч избивали и запугивали, снимая это на видео и затем вымогая деньги у жертв, которые не хотели огласки. В августе 2014 года Марцинкевича осудили на пять лет колонии. Был фигурантом одного из уголовных дел и Денис Логинов — но в итоге его перевели в статус свидетеля. Несколько участников «Реструкта» рассказали «Медузе», что уже после суда они узнали: раньше Логинов работал в управлении полиции по борьбе с экстремизмом.
Многие сторонники Тесака после этого перестали общаться с Логиновым — но не все. Вместе с другими соратниками, как рассказывает один из бывших участников «Реструкта», они начали задумываться о «более легальной» сфере применения технологии, отработанной на «Оккупай-педофиляй». Для этого при участии Логинова было создано потребительское общество «Реструктуризация», — впрочем, несколько первых концепций, по словам собеседника «Медузы», не имели успеха. Проверка продуктов в супермаркетах была оперативно пресечена торговыми сетями, проект по противодействию строительным компаниям тоже не дал желаемых результатов; в 2016 году «Реструктуризация» была ликвидирована.
Вскоре «Костромское общество по защите прав потребителей» превратилось в «Верум». «Я слышал, что в последнее время они занимались темой, связанной с ритуалкой», — говорит бывший участник «Реструкта». Три представителя похоронной индустрии опознали Дениса Логинова по фотографии как человека, участвовавшего в переговорах в офисе «Верума». Аватар Логинова в фейсбуке снят в переговорной организации; бывший лидер «Реструкта» также размещал свои фотографии на фоне стенда «Верума» на похоронной выставке «Некрополь». Новости из жизни «Верума» регулярно появляются в сообществе «Руки прочь от Тесака» во «ВКонтакте», есть такие посты и на странице самого Марцинкевича. Несколько знакомых Логинова и человек, которого он приглашал на работу в «Верум», подтвердили, что именно Логинов — идеолог организации.
«Медуза» отправила Денису Логинову вопросы в фейсбуке, после чего президент «Верума» Горелов прислал на оставленный корреспондентом номер телефона SMS о том, что готов предоставить всю необходимую информацию об организации. Позже «Медузе» перезвонил и сам Логинов — он заявил, что готов дать любую информацию о ритуальном рынке, но попросил не упоминать его имя в контексте «Верума».
Денис Логинов на стенде «Верума» на выставке «Некрополь», посвященной ритуальной индустрии
Основная цель «Верума» — стать всероссийским общественным контролером ритуального бизнеса: об этом говорит и знакомый Логинова, и общавшиеся с «Верумом» бизнесмены. Владимир Горелов и его коллеги участвуют практически в каждом мероприятии, посвященном проблемам похоронной индустрии. Дважды они были инициаторами обсуждения нового закона «О погребении и похоронном деле», который уже более пяти лет готовится в федеральном министерстве строительства и ЖКХ.
Новый закон, по словам чиновников, должен регламентировать работу похоронных служб, создать для них критерии и реестры, агентам будет запрещено приходить в квартиры без вызова родственников покойного, а также работать на территории медицинских учреждений и моргов; нарушителей будут заносить в черный список. Предусмотрен также контроль индустрии общественными организациями.
Денис Логинов — сын замглавы аппарата правительства РФ Андрея Логинова, который отвечает за обеспечение законотворческой деятельности. Два собеседника «Медузы» в ритуальной отрасли рассказывают, что начиная с осени 2017 года Андрей Логинов лоббировал скорейшее принятие нового закона о погребении, подготовленного Минстроем. Жена Андрея Логинова Светлана в тот момент возглавляла Центральный научно-исследовательский и проектный институт Минстроя, а руководителем министерства был его хороший знакомый Михаил Мень.
Ранним утром 16 мая 2018 года сотрудники СК и полиции провели обыски в квартире президента «Верума» Владимира Горелова и еще пяти сотрудников общественной организации — а также в редакции издания The Daily Storm, опубликовавшего несколько материалов о ритуальном бизнесе в Москве. Обыски проходили в рамках уголовного дела о клевете, возбужденного по заявлению сотрудников московского «Ритуала». Вскоре в новом составе правительства Михаила Меня во главе Минстроя сменил губернатор Тюменской области Владимир Якушев.
Судьба законопроекта на данный момент неясна. Индустрия изменения не приветствует: как сообщаетсяв резюме исследования, проведенного в 2017 году по заказу правительства Москвы, директора ритуальных компаний «призвали с осторожностью внедрять любые нововведения в области похоронного дела, так как инновации в этой отрасли в Западной Европе ускорили конец традиционного общества, сопровождающийся распадом таких структур, как семья». Проводившим анализ самого проекта нового закона сотрудникам федерального Минэкономразвития ритуальные предприниматели заявили, что он не решит существующих на рынке проблем, зато законодательно зафиксирует положение существующих монополистов.
Одним из опрошенных был Алексей Семенов — он владеет похоронной компанией в городе Тихвине в Ленинградской области. По словам Семенова, в 2017 году местная администрация передала городское кладбище в управление компании «Арт Стоун Мастер», которая сразу повысила цены в несколько раз — и которая входит в холдинг Игоря Минакова, контролирующий практически всю ритуальную индустрию Петербурга.
«С принятием нового закона эта фирма станет монополистом во всем, — утверждает Семенов. — Люди уже сейчас стараются хоронить [близких] в деревнях, ‎а в скором будущем им придется [делать это] у себя в огородах».

https://echo.msk.ru/blog/echomsk/2441779-echo/
submitted by YaskerMos to PikabuPolitics [link] [comments]