W сделали перепланировку дома как узаконить 2016

Watch People Die Inside r/ WatchPeopleDieInside. Join. hot. hot new top rising. hot. new. top. rising. card. card classic compact. 23.3k. Posted by 5 hours ago. Don't scare me! Hamster Edition. ... Subject must die inside. physical pain does not constitute internal death for the purposes of the subreddit. 3. No stage deaths. 4. No screenshots ... A confetti cannon is set off at an unfortunate time, a guy gets his 'unbreakable' glasses broken, and a couple learns about paid leave in America, as we watc... WATCH PEOPLE DIE INSIDE | Ultimate Compilation Happy holidays! “There are no mistakes, only happy accidents.” - Bob Ross. Get Memes Apparel here: http://bit.ly/OddCyberMemesMerch Get Hip-hop Apparel here:... WATCH PEOPLE DIE INSIDE | Ultimate Compilation PT. 3 Dio is back! “There are no mistakes, only happy accidents.” - Bob Ross. 🔥Get Memes Apparel here: http://bit.ly/OddCyberMemesMerch 🔥Get Hip-hop Apparel here: ... Watch People Die (WPD) 2.0 Rules. There must be a Person's death in the post, or reasonable expectation thereof. Adherence to the Pyramid of Debate is mandatory. Any comment below level 4 is report worthy, consequences TBC. Posts involving Minors must be accidental, no exception. Title and Flair your post appropriately. No animal deaths. 🔥Get Memes Apparel here: http://bit.ly/OddCyberMemesMerch 🔥Get Hip-hop Apparel here: http://bit.ly/OddCyberHiphopMerch Use code meme for an Extra 5% discount... “There are no mistakes, only happy accidents.” - Bob Ross. Get Memes Apparel here: http://bit.ly/OddCyberMemesMerch Get Hip-hop Apparel here: http://bit.ly/O...

2016.10.21 13:38 relayrider Дома перепланировку w как узаконить 2016 сделали

People dying - but on the inside. Subscribe to /TurtleFacts
[link]


2020.09.25 12:15 AlexEustace W сделали перепланировку дома как узаконить 2016

ЦРУ пресекает деятельность российской разведки в отношении Белого дома https://preview.redd.it/lf0w0z9pcap51.jpg?width=1919&format=pjpg&auto=webp&s=38518810d315801947f3928b764a263c4b8ae8f3
ЦРУ затруднило доступ разведки России к Белому дому, разжигая опасения среди нынешних и бывших чиновников, что информация скрывается в угоду президенту, который, как известно, вспыхивает гневом всякий раз, когда он сталкивается с плохими новостями о Москве.
Девять нынешних и бывших официальных лиц заявили в интервью, что директор ЦРУ Джина Хаспел стала крайне осторожной в отношении того, какие разведывательные данные, связанные с Россией, попадут на стол президента Дональда Трампа. Хаспел также пристально следила за легендарным «Русским домом» агентства, с аналитиками которого она часто не соглашается, а иногда обвиняет в намеренном введении ее в заблуждение.
В прошлом году, по словам трех человек, Хаспел поручил генеральному юрисконсульту ЦРУ Кортни Элвуд провести обзор практически всех продуктов, выпускаемых «Русским домом», который является домом для аналитиков и специалистов по таргетингу, являющихся экспертами в России и на постсоветском пространстве. прежде, чем он «уйдет в центр» в Белый дом. Один из бывших юристов ЦРУ назвал «беспрецедентным то, что в такой степени был задействован главный юрисконсульт».
Четыре человека сказали, что это изменение привело к тому, что меньше разведданных о России попадает в Белый дом, но точная причина этого — блокирует ли Элвуд это, или российские офицеры разочаровались и производят меньше, или даже самоцензура из-за страха получить выговор — менее понятно.
Один из официальных представителей администрации объяснил сокращение потока разведывательных данных, связанных с Россией, от ЦРУ к Совету национальной безопасности «вопросом качества, а не количеством». Другой представитель администрации сказал, что, хотя ЦРУ — не единственное агентство, которое предоставляет разведывательные данные для СНБ, восприятие этого чиновника таково, что ЦРУ «определенно» проявляет «излишнюю осторожность» в отношении российской разведки, которую оно направляет в СНБ, начиная с примерно во время процедуры импичмента Трампа. Жалоба осведомителя о Трампе от аналитика ЦРУ, которую Элвуд передал в то время юристу СНБ Джону Айзенбергу, вызвала импичмент Трампа, питая недоверие к связанной с Россией разведке внутри Белого дома и среди высших чинов агентства.
Повышенное внимание со стороны ЦРУ происходит в связи с тем, что Министерство юстиции через прокурора Джона Дарема продолжает расследование выводов разведывательного сообщества о вмешательстве России в выборы 2016 года — и в частности вывода российских аналитиков о том, что президент России Владимир Путин вмешался специально для того, чтобы повысить авторитет Трампа. кандидатура, а не просто сеять хаос.
Трамп, который публично осудил вывод разведывательного сообщества о том, что Россия вмешалась в 2016 году, чтобы поддержать его кандидатуру, также работает над тем, чтобы поставить разведывательное сообщество под свой контроль с момента его оправдания в рамках импичмента в феврале. Он назначил лоялистов на руководящие должности, такие как директор национальной разведки и высший разведывательный пост в штате КНБ.
Действующие и бывшие официальные лица заявляли, что в частном порядке президент остается чрезвычайно чувствительным к вопросу о вмешательстве России — до такой степени, что они не решаются поднять эту тему. Не далее как в прошлый четверг президент раскритиковал своего директора ФБР в Твиттере за то, что он свидетельствовал о том, что Москва стремится «сеять разногласия и раздор» и «очернять вице-президента Байдена» в попытке повлиять на кампанию 2020 года.
«Изучение продуктов и процессов разведки — это именно то, что ожидается от директора Хаспел не только потому, что это ее работа, это работа всей ее жизни — поиск источников, проверка информации и проверка предположений — это у нее в крови», — сказал пресс-секретарь ЦРУ Тимоти Барретт. «Она справедливо задает сложные вопросы и обеспечивает подтверждение, перепроверку разведданных, а затем еще раз обрабатывает их. Любое предположение о политических мотивах того, как она руководит этим агентством, ошибочно ».
После того, как эта история была опубликована, Барретт добавил: «Представление о том, что главный юрисконсульт или кто-либо другой из высшего руководства препятствует анализу, просто смехотворно. Все, кто здесь работает, знают, что аналитическая объективность безупречна ».
Изучение Хаспелом разведывательных данных, поступающих из Русского дома ЦРУ, привело к недавним расследованиям. Глава «Русского дома», имя которого официальные лица отказались назвать, поскольку они работают под прикрытием, был уволен в начале этого года, по словам четырех нынешних и бывших чиновников, знакомых с этим вопросом, но остается в агентстве в другом центре миссии. Непонятно, почему его выгнали, но личная неприязнь к нему Хаспела была очевидна. «Джина не была фанатом», — сказал один из людей, знакомых с этим вопросом.
Еще один аналитик «Русского дома» ушел в отставку в начале этого года после того, как Хаспел обвинил его во лжи о разведывательных данных — обвинение, которое случается довольно часто, заявили несколько бывших чиновников. «Она все время называет аналитиков лжецами», — сказал один из бывших сотрудников ЦРУ. Сам глава миссионерского центра по-прежнему на месте.
Совсем недавно Хаспел «полностью уволила» аналитиков «Русского дома», которые представили свои данные, показывающие взаимосвязь между Россией и любопытным феноменом, когда дипломаты переживают травму мозга, по словам одного нынешнего американского чиновника, осведомленного об этом эпизоде. Проблема травмы мозга впервые возникла в 2017 году, когда сотрудники посольств США и Канады на Кубе пожаловались на загадочные проблемы со здоровьем, которые так и не получили окончательного объяснения.
«Она очень оборонительно отреагировала, очень плохо отреагировала и сделала несколько замечаний о необходимости очистить Русский Дом», — сказал чиновник.
Разведка — это двусторонний процесс: должностные лица в СНБ и другие «потребители» в правительстве регулярно отправляют вопросы и запросы разведывательному сообществу в так называемом «задании», в то время как «продюсеры» в американских шпионских агентствах затем пытаются дать ответы.
Но в последние несколько лет портфолио Совета национальной безопасности России по России столкнулось с постоянным оттоком: Райан Талли — пятый человек, занимавший должность старшего директора, которую ранее занимали Фиона Хилл и Тим Моррисон, оба из которых дали показания в ходе расследования по делу об импичменте. . Джо Ван, который был заместителем старшего директора по Европе и России в СНБ при Талли, летом уехал в Государственный департамент. Подобная смена «тяжело сказалась на [политике России], — сказал другой представитель администрации, — потому что вам нужен кто-то, кто руководит ею, у которого есть последовательная точка зрения» — и не похоже, что работа над [Россией] была главным приоритетом. ”
Критики советника по национальной безопасности Роберта О’Брайена говорят, что он был склонен выделять информацию и разведданные о национальной безопасности, «на которые, как он выразился, президент отреагирует хорошо», как выразился один бывший чиновник Белого дома. «О’Брайен из-за реакции не хочет, чтобы кто-либо прикасался к вещам, связанным с Россией», — сказал второй бывший сотрудник Белого дома. «Он просто не хочет раскачивать лодку с Трампом».
Представитель КНБ не ответил на запрос о комментариях, но представитель администрации ответил: «Любой, кто наблюдал за политическим процессом КНБ в течение последнего года, знает, насколько серьезно КНБ работает над противодействием злонамеренной деятельности России».
Как и другие специализированные подразделения, «Русский дом», который оставался сильно разрозненным даже после того, как был интегрирован в Миссионерский центр ЦРУ по Европе и Евразии в рамках реорганизации под руководством бывшего директора ЦРУ Джона Бреннана, чрезвычайно защищает свою разведку. Но некоторые сотрудники агентства, в том числе Хаспел, назвали его слишком изолированным и нуждающимся в капитальном ремонте, по словам нескольких нынешних и бывших официальных лиц США.
Другие описывают эту характеристику как несправедливую и говорят, что необходим уровень секретности и ограничения на сотрудничество с другими подразделениями, чтобы защитить информацию от слишком широкого распространения или манипулирования. «Мы думали, что ее мнение о том, что« Русский дом »был кликой или изолированным, было крайне несправедливым», — сказал бывший высокопоставленный сотрудник ЦРУ. «У нее были предвзятые представления об этом еще со времен работы в агентстве». Хаспел присоединилась к ЦРУ в 1985 году и провела почти всю свою карьеру, работая под прикрытием в качестве подпольного офицера, работая начальником отделения в Европе и Центральной Евразии и время от времени сосредотачиваясь на российских операциях, согласно графику, опубликованному ЦРУ.
Однако некоторые по-прежнему опасаются, что негативное восприятие Хаспелом аналитиков ЦРУ по России является результатом продолжающегося политического давления со стороны администрации Трампа с целью представить их предвзятыми и близорукими из-за вывода, который они сделали в 2016 году, разозлившего президента: что Путин приказал кампания вмешательства специально для поддержки кандидатуры Трампа. Этот анализ был основан, по крайней мере частично, на информации, полученной от очень секретного агента ЦРУ в Кремле, и сейчас он находится в центре расследования Дарема.
«Когда я был там,« Русский дом »был самой чувствительной и самой секретной организацией в здании», — сказал Ларри Пфайффер, бывший руководителем штаба бывшего директора ЦРУ Майкла Хайдена. «Они очень защищают информацию, и это справедливо. Учитывая усилия российской контрразведки и невероятную чувствительность любых источников, которые у них могут быть, если что-то выйдет наружу, это может привести к потере жизни актива. И учитывая то, что мы знаем об усилиях России по обеспечению безопасности, я могу только предполагать, что этих активов немного и они редки ».
Некоторые люди, знакомые с усиленным вниманием Хаспел к материалам о России, говорят, что это не обязательно гнусно или результат ее усилий, чтобы оставаться в благосклонности Трампа. Один американский чиновник признал, что, хотя Хаспел «очень требовала всего, что связано с Россией», вполне возможно, что она просто чувствует «защиту» агентства, в которое пришла. «Она знает, что они находятся под микроскопом», — этот человек сказал. «Поэтому она считает, что они должны быть более точными и герметичными». По крайней мере, одна оценка ЦРУ, которая могла бы разозлить Трампа, была, как сообщается, включена в засекреченный ЦРУ World Intelligence Review, который распространяется среди широкого круга политиков и других заинтересованных сторон, 31 августа: Путин, вероятно, лично руководил продолжающейся операцией по подрыву Джо. Кандидатура Байдена.
Увольнение Трампом бывшего исполняющего обязанности директора национальной разведки Джозефа Магуайра, который принял решение о прекращении карьеры и разрешил депутату проинформировать законодателей о продолжающемся вмешательстве России в выборы, по-прежнему остается в центре внимания многих в разведывательном сообществе, опасающегося, что они могут попасть в штаб Трампа перекрестие, если они бросают ему вызов в любой официальной обстановке.
Эти опасения разыгрались в четверг вечером, когда Трамп в Твиттере неистовствовал против директора ФБР Кристофера Рэя. Рэй дал показания во время публичных слушаний в Конгрессе о продолжающихся попытках России подорвать авторитет Байдена (Китай представляет собой «намного большую угрозу, чем Россия, Россия, Россия», — ответил Трамп в Твиттере, — а также об угрозе насилия со стороны сторонников превосходства белой расы в США. их как кучку хорошо финансируемых АНАРХИСТОВ и БОРЬБЫ, которые защищены, потому что ФБР, вдохновленное Коми / Мюллером, просто не может или не желает найти свой источник финансирования и позволяет им избежать наказания за «убийство», — написал в ответ Трамп.
Рэй и другие лидеры национальной безопасности, включая Хаспела, специально пытались избежать гнева Трампа в начале этого года, потребовав, чтобы ежегодные слушания по всемирным угрозам перед Конгрессом проводились за закрытыми дверями и вне поля его зрения.
Недоброжелатели Хаспела говорят, что такой подход исказил мандат агентства по предоставлению неприукрашенных оценок мировых дел, невзирая на политические соображения. «Директор отказалась от обязанности сообщать президенту то, что ему нужно сказать, и это частично поддерживается Элвудом», — сказал другой бывший высокопоставленный чиновник ЦРУ. Этот человек сказал, что Элвуд «практически на каждой встрече принимает решения и участвует в вещах, не относящихся к юридическим вопросам», включая ее роль в проверке всех материалов, связанных с Россией, перед их отправкой потребителю, что обычно выполняется. при необходимости — штатным юристом подразделения.
Другой бывший сотрудник ЦРУ сказал, что Элвуд проявила «гораздо больший интерес» к подразделению контрразведки агентства, чем предыдущие генеральные советники, и попросила поверенного этого подразделения подчиняться своему заместителю. «Никто не хочет бросать вызов», — сказал Элвуд или Хаспел, — сказал бывший высокопоставленный чиновник ЦРУ. Он добавил, что изменения Хаспел «некоторые воспринимают как попытку« защитить здание »- ну, ее работа не в том, чтобы защищать здание, а в защите страны».
https://eustace-spy.com/2020/09/25/czru-presekaet-deyatelnost-rossijskoj-razvedki-v-otnoshenii-belogo-doma-2541.html
submitted by AlexEustace to u/AlexEustace [link] [comments]


2020.09.20 20:22 postmaster_ru W сделали перепланировку дома как узаконить 2016

Мобильный атом: от Чукотки до тропических островов? Чем меньше энергосистема, тем дороже в ней электричество. Это верно и для Гавайев, и для Певека на побережье Северного Ледовитого океана. Можно попробовать сэкономить, отапливаясь углем, но серый снег на Чукотке и сильнейшее загрязнение воздуха на южных островах практически гарантированы. Альтернативу этому разрабатывают с 1950-х — небольшие транспортабельные атомные электростанции. Заменят ли они более грязные и дорогие решения?
Плавучий энергетический блок «Академик Ломоносов», основная часть плавучей атомной теплоэлектростанции нового типа / ©Александр Рюмин/ТАСС
Большинство из нас, попадая в экзотические места как туристы, редко задумываются над тем, как там живут местные жители. Между тем, чем экзотичнее место, тем сложнее обеспечить в нем приемлемую энергетику — фундамент современного технологического общества.
Причина в том, что большинство решений в энергетике оптимизированы для крупных сетей, которые возможны только на большой земле. Обычная газовая ТЭС подсоединена к газопроводу, а сетевой газ дешев. Но что, если мы на острове, а газопровода там нет? Придется везти сжиженный газ на танкере-газовозе — а это уже поднимет цену топлива от полутора раз и более. Плюс потребуется строить хранилище для запасов. А если это Певек на Чукотке, куда значительную часть года не ходят корабли? Каким должен быть размер хранилища?
Есть решения попроще: дизель-генераторы. Но надо понимать, что электричество от них выходит много дороже (только по топливу, без учета цены самого генератора, — от 17 рублей за киловатт-час). Другой вариант — угольная мини-ТЭС, где топливо дешевле. Однако жители того же Певека на опыте Чаунской ТЭЦ прекрасно знают, что в итоге снег в округе приобретает серый цвет. Любой может догадаться, что легкие местных жителей от этого чище не становятся. За такую «дешевизну» приходится платить весомыми больничными счетами, а то и жизнями: микрочастиц от сгорания твердого топлива много больше, чем при сжигании солярки и тем более — природного газа.
Впрочем, забудем на минуту о Чукотке. Возьмем Гавайи — вроде бы крупную островную энергосистему, где живут 1,4 миллиона человек. Средняя стоимость электричества там — 37 центов за киловатт-час, порядка 25 рублей, а типичный месячный счет за электричество — 206 долларов, в три-четыре раза выше, чем на континенте. Причина? Местные ТЭС по американским меркам небольшие и работают на мазуте. «Эффект острова» сказывается, таким образом, даже там, где этот остров весьма велик и густонаселен.
Тот же эффект виновен в том, что проблемы малых энергосетей нельзя решить за счет обычной атомной электростанции. Сегодня мощность даже одного современного реактора АЭС — до 1-1,2 гигаватта. Ранее строили и меньшие по размеру реакторы: например, ВВЭР-440 (последний запуск нового — в 2000 году).
Однако из-за перехода на более мощные реакторы ВВЭР сегодня ВВЭР-440 или их зарубежные аналоги (в плане мощности) уже не строят. За год четырехблочная станция с энергоблоками-«тысячниками» может выработать до нескольких десятков миллиардов киловатт-часов, потому что экономичнее всего для АЭС работать в режиме 24 часов в сутки на полной мощности: ведь ядра атомов в «таблетках» с топливом внутри тепловыделяющих элементов делятся непрерывно, их нельзя «выключить», пока в сети нет спроса. Десять миллиардов киловатт-часов в год — это один процент потребления электричества в такой стране, как Россия. Очевидно, в «островных» или северных малых энергосистемах столько энергии будет некуда девать.
Наконец, на обычных АЭС отработанное ядерное топливо сначала надо долго выдерживать в бассейне охлаждения, пока его температура не упадет достаточно, чтобы топливо можно было вывозить на дальнейшую переработку. Такая инфраструктура требует места, обученного персонала, обеспечения требований безопасности, поэтому тоже не слишком подходит для изолированных и удаленных территорий.
Атом на гусеницах и колесах В начале 1960-х в СССР была создана так называемая ТЭС-3. Вопреки названию, это не тепловая, а транспортабельная электростанция —полноценная АЭС тепловой мощностью на 8,8 мегаватта. Ее разместили на шасси четырех тяжелых танков Т-10 — только лишенных брони и удлиненных, чтобы вместить все необходимое. Реактор сделали в виде компактного цилиндра диаметром в две трети метра, помещенного в свинцовый стакан.
ТЭС-3 на удлиненном шасси тяжелого танка Т-10
На ходу мини-АЭС не работала: после прибытия на место и соединения всех четырех машин трубопроводами поверх свинцовой защиты заливали воду, тем самым создавая внешний контур, который не только обеспечивал отвод тепла, но и резко снижал «вылет» нейтронов за пределы реактора. К тому же во время работы все четыре машины АЭС должны были находиться в бетонных или земляных защитных капонирах. Система оказалась довольно дорогой на фоне дизель-генераторов, поэтому от нее отказались.
ТЭС-3 на месте работы. Гусеницы танкового шасси закрыты заслонками, чтобы снизить потерю тепла от систем мини-АЭС
Однако оставалось еще одно окно для атомных реакторов — в обеспечении электричеством небольших геологических партий на Крайнем Севере и иных удаленных местах. Для этого в 1980-х в СССР создали «Памир-630Д»: цифра в названии означала электрическую мощность, равную 630 киловаттам.
«Памир-630Д» по электрической мощности лишь вдвое превосходил механическую мощность мазовского многоосного тягача, который его перемещал. Зато дозаправка ему требовалась раз в несколько месяцев
В тундре чистую пресную воду зачастую взять негде, поэтому для охлаждения нового реактора — теперь уже на автомобильном многоосном шасси — выбрали совершенно фантастическую жидкость на основе тетраоксида азота (ракетный окислитель высокой токсичности). В итоге один сотрудник погиб еще на этапе испытаний нового мобильного атомного реактора. В конечном счете от уже испытанной конструкции отказались.
Несамоходное плавание С технико-экономической точки зрения у всех этих проектов были большие проблемы. Дело в том, что атомный киловатт-час от слишком малых станций выходит очень уж дорогим. При уменьшении линейных размеров реактора вдвое площадь его стенок снижается вчетверо, а объем — в восемь раз. Значит, удельная материалоемкость резко повышается — а с ней растет цена вырабатываемой электроэнергии.
Мощность «Памира» или ТЭС-3 была столь мала, что там сработал именно такой эффект: удельная материалоемкость и цена зашкаливали. Дизельные мобильные генераторы не нуждались в толстой свинцовой защите или экзотическом (и небезопасном) ракетном окислителе, отчего выигрывали не только в простоте конструкции, но и в цене.
Поэтому, подойдя к проблеме на новом технологическом уровне, в 2006 году конструкторы «Росатома» решили воспользоваться другим путем. Во-первых, не создавать принципиально новую конструкцию реактора: они взяли за основу пару ледокольных реакторов — для начала КЛТ-40.
Лихтеровоз «Севморпуть» с атомным реактором на борту плавает с 1988 года. Это крупнейшее невоенное судно с атомным источником энергии на борту: его водоизмещение 62 тысячи тонн
Это надежная конструкция, которая работает в Арктике не один десяток лет: такие стояли и стоят на ледоколах и атомном лихтеровозе «Севморпуть». Его электрическая мощность — 35 мегаватт, в десятки раз больше «Памира» или ТЭС-3, что позволило серьезно улучшить экономику проекта. Решение использовать ледокольный реактор, кроме прочего, позволило заметно сэкономить на НИОКР.
Во-вторых, разработчики разместили новую мобильную атомную электростанцию на несамоходном судне — по сути, огромной барже. В случае первой плавучей атомной теплоэлектростанции, ПАТЭС: ее плавучий энергоблок «Академик Ломоносов» длиной в 144 метра, шириной — в 30 метров и водоизмещением — в 21 тысячу тонн. На нем размещено два реактора КЛТ-40С общей чистой электрической мощностью до 70 мегаватт.
Несамоходность позволила сэкономить место для систем АЭС, да и в любом случае отправлять в море судно придется не чаще раза в 10-12 лет — именно столько назначено между циклами ремонтов оборудования судна. Сама частичная замена ядерного топлива там будет происходить раз в три-четыре года, но ее проведут прямо на борту плавучего энергоблока «Академик Ломоносов», что позволит минимизировать время, когда ПАТЭС не сможет снабжать жителей ближайших населенных пунктов теплом и электричеством.
«Академик Ломоносов» изнутри
Кстати, ремонт проведут так же, как у ледоколов, на судоремонтных заводах. Весь персонал станции предполагается размещать на борту того же несамоходного судна, в жилой зоне на корме. Дело в том, что его большие размеры и масса позволяют использовать полноценную радиационную защиту — такую же, как на ледоколах, при которой опасности избыточного облучения экипажа не существует. А размещение на судне, где предусмотрены спортивный зал, бассейн, сауна, баня и даже магазин с прачечной, способно существенно повысить комфорт работы энергетиков.
Дно и борта «Академика Ломоносова» — двойные, что повышает его устойчивость к любым возможным повреждениям или терактам. К тому же на месте постоянной эксплуатации его защищает специальный мол-причал. В случае Певека, где работает плавучий энергоблок «Академик Ломоносов», защита будет работать против льдов. На тропических изолированных островах она дополнительно защитит от тайфунов и цунами.
Что важно, «Росатом» не планирует останавливаться на достигнутом. Там уже создали новый реактор для ледоколов — РИТМ-200 — и работают над еще более мощным РИТМ-400. Все они могут быть установлены на следующих ПАТЭС.
РИТМ-200М («М» — модификация для плавучих АЭС) сильно отличается от КЛТ-40С: в нем парогенераторы установлены прямо в корпусе реактора, что позволило сделать реактор намного компактнее. Если КЛТ-40С имеет размеры 12×17,2×12 метров при массе в 3800 тонн, то РИТМ-200М — лишь 6×13,2×15,5 метра при массе в 2200 тонн. Сокращение материалоемкости означает и снижение (при серийном выпуске) стоимости изделия.
Первый заместитель гендиректора АО «ОКБМ имени И. И. Африкантова», где проектируют ледокольные реакторы, Виталий Петрунин особо подчеркивает: «Если заменить реактор КЛТ-40С, который установлен на первой ПАТЭС, реактором РИТМ-200М и оптимизировать плавучий энергоблок, то водоизмещение уменьшится почти в два раза — с 21 до 12 тысяч тонн». Естественно, такая ПАТЭС будет заметно дешевле плавэнергоблока «Академик Ломоносов».
Реактор РИТМ-200
При этом РИТМ-200М мощнее предшественника: электрическая мощность одного такого реактора достигает 50 мегаватт. То есть одна ПАТЭС с двумя подобными реакторами сможет дать до 100 мегаватт мощности вместо 70 у «Академика Ломоносова». Следовательно, стоимость выработки киловатт-часа может ощутимо упасть.
В ту же сторону снижения цены эксплуатации играет то, что у РИТМ-200М перерывы между ремонтами увеличены по сравнению с КЛТ-40С.
Что это означает на практике? Дело в том, что во многих изолированных энергосистемах максимальная мощность АЭС значительную часть суток не востребована. Это на большой земле ночью электричество можно перебросить в другой регион, где на ночь остановили ТЭС: на острове или в Певеке такой «сетевой маневр» не сработает, а потребителей ночью здесь очень мало. Изначально ледокольный принцип работы реактора дает возможность маневров с его выработкой: и если их использовать, то срок работы РИТМ-200М до ремонта может быть увеличен до 20 лет вместо прежних 10-12 лет.
РИТМ-200 исходно создали для нового поколения ледоколов, но планируется и его использование и для создания новых транспортабельных атомных теплоэлектростанций
Но и это не все. Ряду островов нужно куда больше, чем даже 100 мегаватт мощности от одной ПАТЭС с двумя реакторами РИТМ-200М. Конечно, можно заказать сразу два плавучих энергоблока — но это повышает стоимость.
В связи с созданием крупнейшего в мире ледокола «Лидер» в России разрабатывают реактор РИТМ-400 — и его электрическая мощность составит не 50, а около 110 мегаватт: то есть одна ПАТЭС с парой таких реакторов даст до 220 мегаватт мощности. Габариты нового реактора —8,2×9×17 метров против 6×13,2×15,5 метра у РИТМ-200М, а масса — 4000 тонн против 2200 тонн у предшественника. Значит, по массе конструкций на единицу мощности РИТМ-400 на 20% эффективнее (примерно 33 тонны на мегаватт мощности против 40 тонн массы на мегаватт у РИТМ-200М). Соответственно, и цена его киловатт-часа будет заметно ниже.
Стоит отметить, что, помимо электричества, ПАТЭС производит много тепла. В случае Певека «Академик Ломоносов» будет обеспечивать отопление городу, отдавая в его теплосети то низкопотенциальное тепло, которое нельзя экономически эффективно использовать для электрогенерации и которое обычно рассеивается АЭС в атмосферу. Поскольку вода для этого берется из второго контура, никакой радиационной опасности попутно не возникает — как и в случае теплоснабжения от атомных станций, десятилетиями работающего в российских городках атомщиков.
Что это даст Возникает закономерный вопрос: каковы рыночные перспективы ПАТЭС? Да, для Крайнего Севера России решение кажется более чем оправданным. Уголь ведет к преждевременной гибели примерно одного человека на 100 миллионов киловатт-часов генерации — и это в случае развитых стран, а для развивающихся отраслевые специалисты говорят об одной смерти на 10 миллионов киловатт-часов выработки.
ПАТЭС имеет заметный запас сейсмической устойчивости
Как уже писал Naked Science, из 52 тысяч американцев, преждевременно умирающих из-за работы тепловых электростанций ежегодно, подавляющее большинство становятся жертвами именно угольных ТЭС. То есть потенциально даже первая ПАТЭС «Академик Ломоносов« спасает не менее трех жизней в год, а ПАТЭС на РИТМ-200М — не менее пяти за тот же срок. Еще десятки избегут легочных и сердечных заболеваний, вызываемых микрочастицами угля.
Но что с зарубежными заказчиками? Пригодится ли большая тепловая мощность ПАТЭС в тропическом климате, на далеких островах? Окажется ли проект конкурентоспособным в теплых регионах планеты?
Оценочная стоимость первой ПАТЭС «Академик Ломоносов» — до пяти раз выше, чем у угольной ТЭС, и даже несколько выше, чем у крупных дизельных электростанций. Но при этом в киловатт-часе тепловой станции основную долю занимает топливо, а у АЭС лишь малая часть цены электричества приходится на него. Поэтому лобовое сравнение такого рода не вполне корректно.
К тому же, как мы отмечали выше, с использованием новых реакторов РИТМ-200М водоизмещение судна, где базируется энергетический остров, может сократиться в полтора раза вместе с ее стоимостью, а мощность при этом в полтора раза вырастет. Из этого видно, что потенциально стоимость энергии ПАТЭС никак не сможет быть такой же высокой, как у дизельных генераторов, и она вполне конкурентоспособна на фоне гавайских ТЭС с их 37 центами за киловатт-час. Еще вернее это в том случае, если ПАТЭС начнут делать на базе РИТМ-400, с меньшей удельной материалоемкостью.
Разумеется, это не значит, что ПАТЭС будут строить на Гавайях: США довольно жестко регламентируют, кто и с чем может войти на их рынок. И очевидно, что допускать туда такого игрока, как «Росатом», они не намерены по чисто политическим причинам. Но вот многие государства Океании, Латинской Америки и Африки своих игроков атомной отрасли не имеют, а западные компании просто не предлагают такого мобильного продукта с мощностью атомной станции в 100-220 мегаватт. Даже наземные серийные АЭС подобной мощности вне России существуют лишь на бумаге, в виде эскизных проектов.
Перед такими странами будет стоять довольно простой выбор: либо более дорогие малые ТЭС на углеводородах, либо такие же по цене киловатт-часа, но куда более «грязные» угольные ТЭС. А ведь если речь идет о зонах с развитым туризмом, «угольный шлейф» способен серьезно навредить местной экономике. Туристы редко любят грязный воздух, да и климатическая озабоченность населения западных стран (где особенно распространен зарубежный туризм) постоянно растет. В таких условиях у ПАТЭС есть заметные шансы на успех.
Как ни странно, может пригодиться даже их низкопотенциальное тепло, которое на Крайнем Севере пускают на подогрев воды и отопление домов. Многие тропические зоны не имеют устойчивых источников пресной воды — особенно в сухой сезон. В зависимости от температуры забираемой воды и некоторых других факторов тепло от ПАТЭС на базе плавучего энергоблока «Академик Ломоносов», по расчетам, позволяет опреснить от 40 до 240 тысяч кубометров морской воды в сутки. При использовании РИТМов этот объем может быть куда больше.
Принцип такого опреснения прост: перегретая вода второго контура испаряет морскую воду через теплообменник. Водяной пар конденсируют на выходе опреснительной установки, а недоиспарившийся рассол сливают обратно в море, благо его объемы там будут в прямом смысле лишь каплей.
Почему зеленые атакуют ПАТЭС Еще в 2017 году российское отделение Гринписа пыталось помешать работам на строящемся «Академике Ломоносове», заявляя: «Аварии на любых АЭС могут иметь очень серьезные последствия, а в случае с плавучей АЭС к списку угроз добавляется особая уязвимость к стихии и террористическим атакам. Операция по загрузке топлива и запуску реакторов фактически в центре города подвергает горожан неоправданному риску, город не готов к возможным экстренным ситуациям такого рода».
На первый взгляд, ситуация выглядит странно. В мире известна только одна авария на АЭС, которая привела к неоспоримым человеческим жертвам, — Чернобыльская, о которой Naked Science подробно писал ранее.
Напомним: по углю число преждевременных смертей начинается от одной на 100 миллионов киловатт-часов выработанного на нем электричества. В то же время сегодняшние АЭС, где технологические усовершенствования радикально подняли уровень безопасности, вообще не вызывают преждевременных смертей — ни одной в год.
Выдуманные опасности загрузки топлива в реактор, которые озвучили гринписовцы, еще ни разу в истории не сопровождались реальными угрозами для жизни и здоровья. Но разве это может остановить того, кто ничего не знает об атомной энергетике, но всей душой против нее?
Почему же Гринпис против ПАТЭС, если единственная альтернатива этому во многих местах, типа того же Крайнего Севера и далеких островов, — все тот же уголь? Или же дрова и биотопливо для ТЭС, дающие еще больше микрочастиц и еще более высокую смертность, чем уголь. Отчего гринписовцев беспокоит стандартная процедура погрузки топлива в центре города, но не сжигание угля, до сих пор стабильно идущее в центре огромного числа городов?
Да что уголь. В центре Санкт-Петербурга есть работающий исследовательский атомный реактор и вокруг него стоят жилые дома. Почему Гринпис не беспокоят они? Почему он не протестовал против прежних загрузок ядерного топлива на суда с ледокольными реакторами на том же Балтийском заводе?
Наиболее вероятный ответ на этот вопрос таков: Гринпис, к сожалению, плохо знаком с данными по опасности разных видов электрогенерации и вообще слабо представляет себе технические основы устройства атомной отрасли. Это легко видеть из его опасений по загрузке атомного топлива: за всю историю атомной индустрии на таких операциях не погиб ни один человек. Гринписовцы правы, когда говорят про загрузку топлива на ПАТЭС, что «город не готов к возможным экстренным ситуациям такого рода». Правы по той простой причине, что при погрузке топлива в истории еще не было случаев, создающих угрозу здоровью или жизни людей. Никакой город не может быть готов к угрозе, которой не существует.
Источник
submitted by postmaster_ru to Popular_Science_Ru [link] [comments]


2020.09.19 06:44 Alex_Jew W сделали перепланировку дома как узаконить 2016

Мы не знаем, чем это лечить Как доктора и пациенты в России бьются за препараты от коронавируса — хотя они почти никому не помогают. Расследование «Медузы». ***Длиннопост *** В начале сентября число россиян, заразившихся коронавирусом, превысило миллион. Во многих регионах страны, судя по статистике, уже начинается вторая волна эпидемии. Однако в России до сих пор никто точно не знает, как наиболее эффективно лечить пациентов. Спецкор «Медузы» Светлана Рейтер и научный редактор Александр Ершов изучили, чем лечили (и лечат) россиян от коронавируса, кто зарабатывает на противовирусных лекарствах, почему COVID-19 почти не поддается терапии — и что с этим всем делать.
https://preview.redd.it/s9kspk1bu1o51.jpg?width=980&format=pjpg&auto=webp&s=83cce6f1ac901b4b2d9895a10937c2a3b32d854e
Схватка за лекарства «За время работы в России мы ко всему привыкли, но это был шок. На пике пандемии в регионах нашим дистрибьюторам открыто говорили: не отгрузите нам достаточное количество лекарств от ковида, можете забыть про наш рынок — мы вас выдавим», — рассказывает «Медузе» источник в «Санофи», одной из крупнейших фармацевтических компаний мира.
Весной 2020 года переговоры о закупках лекарств в России были напряженными. Собеседник «Медузы» вспоминает, что Москва и Московская область «подсуетились с заявками на лекарства» первыми, зато в регионах наблюдался «бардак»: нужного объема лекарств у поставщиков уже не было, местные власти осаждали дистрибьюторов. В итоге фармкомпаниям, как они сами утверждают, приходилось изворачиваться, чтобы обеспечить всех.
Основная борьба развернулась за противомалярийный препарат гидроксихлорохин — на пике пандемии он считался главным лекарством от ковида. «Мы договорились об экстренных поставках из Европы на наш склад в течение месяца — службе логистики удалось все протащить через еле работающую в карантин таможню. Пока груз ехал, наши дистрибьюторы выкручивались, как могли: сейчас мы дадим вам меньше, потом — больше, пандемия одним месяцем не ограничится, лекарства будут нужны еще долго», — рассказывает источник «Медузы» в «Санофи».
Опрошенные «Медузой» врачи из разных российских регионов подтверждают эти слова. «Проблемы были в начале: не было лекарств», — вспоминает врач одной из барнаульских больниц, согласившийся поговорить с «Медузой» на условиях анонимности. С ним соглашается инфекционист, доцент кафедры инфекционных болезней Дагестанского государственного медицинского университета (ДГМУ) Саният Магомедова: «Начальство пыталось достать [лекарства], не получалось. Говорили, что приезжали комиссии из Москвы: «Разве вам что-то нужно? У вас по статистике летальность низкая, дополнительно ничего не требуется»». Во время пика эпидемии Саният консультировала одну из больниц Махачкалы.
Бывало, что родственникам больного приходилось покупать лекарства за свой счет — не хватало даже простейшего антибактериального средства азитромицина, рассказывает «Медузе» на условиях анонимности врач Александровской больницы в Санкт-Петербурге.
«Все знали, что где-то там, в Китае, а потом уже и в Европе есть коронавирус. По факту, никто в России не был к этому готов. Доходило до такого: в одной больнице этого лекарства завались, а в соседней — ноль, одна клиника с другой не делится. Нам коллеги из других фармкомпаний, у которых родственники в больницах лежали, писали, просили дать им возможность хоть что-то купить», — вспоминает источник «Медузы» в «Санофи».
На пике эпидемии никто не знал, что лекарства, которых так не хватало, не в состоянии победить коронавирус. Не появились они и сейчас — но все их ждут.
Из пушки по воробьям 40-летний топ-менеджер Егор заболел коронавирусной инфекцией в конце апреля. Началось с температуры: в первый день она поднялась до отметки 37,5, за четыре дня дошла до 39 и не снижалась.
Егор, решив поначалу, что он простудился после бани, лечился чаем с лимоном и медом. Когда народные средства не помогли, сделал рентгенографию грудной клетки и компьютерную томографию (КТ): исследование показало двухстороннюю пневмонию. «Из поликлиники меня отправили домой и велели вызывать врача. Дальше я весь вечер вызванивал скорую помощь. По полису ОМС [обязательного медицинского страхования] меня положили в больницу частной компании «Медси» в Красногорске — ее как раз переоборудовали под ковидную инфекционку», — рассказывает Егор.
В больнице он провел две с лишним недели, и за это время ему трижды меняли план лечения. В больничных листах, которые Егор переслал «Медузе», в качестве препаратов первого выбора указаны антибиотики широкого спектра действия — «Амоксиклав» и азитромицин. В дополнение — витамины и отхаркивающий сироп «Лазолван». Температуру этот набор скинуть не давал, и Егор, посоветовавшись с братом, попросил врачей назначить ему гидроксихлорохин — препарат, изначально созданный для профилактики и лечения малярии, ревматоидного артрита и красной волчанки.
«Брат сказал: «Максимально настаивай на том, чтобы тебе его давали». В тот момент это было самое модное лекарство от «короны». Я сказал об этом врачу: «Брат советует, может, попробуете?» И мне начали давать гидроксихлорохин», — вспоминает Егор.
Список побочных действий от гидроксихлорохина довольно большой — от обильной диареи до фатального сбоя сердечного ритма, психозов и суицидального поведения. Медбрат одной из ковидных больниц в Нижнем Новгороде в разговоре с «Медузой» вспомнил пациентку, у которой от приема гидроксихлорохина была мышечная атония: «Не просто слабость, как у многих, а прям вставать не могла».
У Егора скакало давление: «верхнее» до 160 при норме в 119. Он пил новое лекарство шесть дней, но температура так и не упала. Врачи убрали гидроксихлорохин и вернули антибиотики. «Мне честно говорили: «В принципе, мы не знаем, чем тебя лечить. Долбим как из пушки по воробьям — может, попадем», — рассказывает Егор. Мужчина все-таки вылечился: организм, сделали вывод врачи, сам победил инфекцию.
«Мы начинали работать в апреле, Минздрав только утвердил методические рекомендации, по которым гидроксихлорохин следовало использовать в качестве противовирусного средства. Были работы, которые показывали, что он может быть эффективен — слабые доказательства, но ничего другого не было. При лечении пациентов в нашем стационаре какого-либо выраженного эффекта мы не наблюдали. К тому же многим он не подходил из-за риска сердечных осложнений, — рассказывает Дарья Камышова, клинический фармаколог Пироговского центра. — Позже появились данные исследований, что препарат, скорее всего, неэффективен — я этому даже не удивилась. Когда мы сократили использование гидроксихлорохина в лечении наших пациентов, не все врачи этому радовались — доктору сложно побороть желание лечить, даже если подходящих препаратов в принципе нет».
Обновление. После выхода текста директор по корпоративным связям «Санофи» в евразийском регионе Юрий Мочалин заявил «Медузе», что в первой половине года компания наблюдала «ажиотажный рост спроса на гидроксихлорохин» из-за публикации материалов, где рассказывалось «о потенциальной антивирусной активности препарата при COVID-19». «Однако эти публикации были основаны на предварительных результатах небольших исследований», — сказал Мочалин. По его словам, в этот период повышенного спроса «компания решила приоритетно обеспечивать пациентов по зарегистрированным показаниям», то есть не в связи с лечением ковида. Поставки же по заявкам региональных органов здравоохранения, которые заказывали гидроксихлорохин для антикоронавирусной терапии, компания «осуществляла в качестве исключения», сказали в «Санофи». 
Цена рекомендаций Несмотря на противоречивые клинические исследования, гидроксихлорохин до сих пор остается в клинических рекомендациях Минздрава — вместе с другими препаратами, рекомендованными ведомством для лечения COVID-19.
«Пандемия, ажиотаж, невероятное ожидание в части поиска какой-то панацеи, которая может всех спасти. Понятно, что это происходит во всем мире — и даже Трамп зачем-то принимает гидроксихлорохин для профилактики ковида. Но в России мы столкнулись с тем, что те правительственные институты, которые должны выступать в качестве буфера между производителями и потребителями, берут на себя, по сути, функции рекламных агентств и вносят в методические рекомендации то, что им нравится», — возмущается Светлана Завидова, представитель Ассоциации организаций по клиническим исследованиям.
В качестве примера она упоминает антималярийный препарат мефлохин: его производит предприятие «Химзащита» Федерального медико-биологического агентства (ФМБА); препарат был в рекомендациях Минздрава до начала сентября, в новой версии рекомендаций его нет.
Данные: Минздрав России, NIH
Глава ФМБА, бывший министр здравоохранения Вероника Скворцова несколько раз называла мефлохин действенным средством для лечения ковида. «Он полностью подавляет вирус за 48 часов и снижает действие вируса на 75% при профилактическом применении», — говорила Скворцова.
С февраля по апрель больницы закупили мефлохина на сумму в 7,6 миллиона рублей. В аптеках на него потратили 236 тысяч рублей. В 2019 году закупки мефлохина исчислялись всего 10 тысячами рублей (данные DSM).
«Препарат старый, тяжелый, с побочными реакциями, но в России он активно применяется при той же малярии. И у ФМБА возникла идея, что нужно его поставить в рекомендации для лечения ковида — вместе со схожим по действию гидроксихлорохином. Надо понимать, что мы, как ассоциация, никогда не влезали в вопросы лечения. Но тут мы даже написали в Минздрав, потому что сил терпеть не было: 10 апреля ФМБА опубликовало громкое заявление, что ими доказана вирусная активность мефлохина в отношении возбудителя COVID-19. Оказалось, они имеют в виду лабораторные исследование и влияние препарата на клеточную культуру в пробирке. Вы меня извините, но если клетки полить той же «Белизной», тоже будет вам нехилая противовирусная активность», — говорит Завидова.
«Медуза» поговорила об использовании лекарств с несколькими врачами из Москвы и регионов. Врачи из Барнаула, Краснодара, Петербурга и Нижнего Новгорода, говорившие с «Медузой» на условиях анонимности, ни разу не упомянули мефлохин в своих схемах лечения COVID-19. Не слишком активно им пользовались и в московских больницах.
«Мефлохин? Ой, нет, мы им не работали, — сказала «Медузе» Дарья Камышова, клинический фармаколог Пироговского центра. — Мне казалось, использовать мефлохин — сомнительная идея, если учитывать, что при COVID-19 его никто не исследовал. Не было рекомендаций по его использованию у зарубежных коллег. Зато у мефлохина есть побочные эффекты — в частности, развитие серьезных неврологических расстройств».
Мефлохин не используют и в ГКБ № 15 имени О.М. Филатова, главном ковидном госпитале Москвы, в котором на пике лечились 1700 человек, говорит главный врач клиники Валерий Вечорко. «Мы не давали мефлохин», — сказала «Медузе» главврач московской ГКБ имени И.В. Давыдовского Елена Васильева.
Представитель ФМБА Анна Спрогис не ответила на вопросы «Медузы», отправленные ей в мессенджер.
Лечение и бюрократия В начале пандемии, рассказывает источник «Медузы» в «Санофи», процесс получения лекарств замедляло то, что препараты, которыми врачи лечили COVID-19, были изначально зарегистрированы для других заболеваний. Из-за этого в больницах шли на хитрость: в заявках на закупки, которые согласовывались в профильных ведомствах, указывали заболевание строго по инструкции к лекарству. Так, заявки на тоцилизумаб — препарат, используемый при ревматоидном артрите, которым лечили тяжелую форму COVID-19, — подписывали ревматологи, вспоминают два собеседника «Медузы» в фармкомпаниях; эту информацию «Медузе» подтвердил врач в одной из региональных клиник.
«В начале больницы закупались по заболеванию, которое было указано в инструкции, иначе бы эти закупки не были оплачены. Дальше стали работать по новым правилам», — объясняет источник «Медузы», близкий к руководству Минздрава.
В конце марта министерство финансов упростило порядок закупок на время пандемии. В регионах сильно легче не стало. «Нам говорили, что стратегический запас держит Москва», — вспоминает Саният Магомедова из Дагестана. «Если бы постановление приняли раньше, люди не умирали бы от цитокинового шторма без тоцилизумаба», — категоричен источник «Медузы» в «Санофи».
В столице перебоев не было: тот же тоцилизумаб, рассказывает главврач московской ГКБ № 52 Марьяна Лысенко, показывал неплохие результаты в лечении пациентов с тяжелым течением болезни. Правда, клинические исследования говорят об обратном.
«Поскольку в Россию COVID-19 пришел позже Китая и Италии, мы уже имели их ценный опыт, нам было проще. Например, в Москве в протоколы лечения в большинстве клиник сразу вошли блокаторы цитокинового шторма. Мы широко и рано, при первых признаках шторма вводили тоцилизумаб. У многих больных клинический эффект был несомненным», — убеждена Елена Васильева, главврач московской ГКБ имени И.В. Давыдовского.
В больницы, как правило, попадали те, кто уже некоторое время лечился дома — под наблюдением участкового врача из ближайшей поликлиники. В поликлиниках лечили по рекомендациям Минздрава. «Росздравнадзор и фонд ОМС требуют дословного соблюдения методических рекомендаций Минздрава. Раньше это была просто бумажка, но правительство РФ издало распоряжение, что с 8 июля рекомендации обязательны для применения — вместе со всеми арбидолами, что там налеплены», — рассказывает врач из Петербурга, говоривший с «Медузой» на условиях анонимности. При этом доктора должны были еженедельно отчитываться руководству — с точным указанием количества выписанных препаратов.
45-летний журналист Ильяс заболел ковидом в мае одновременно с мамой — она переносила болезнь гораздо хуже, чем сын. «Я просто просидел дома на карантине, принимая все лекарства, которые мне дали в поликлинике. Там ты делаешь КТ, садишься в кабинете врача, он говорит: «У вас есть показания к приему препаратов от коронавируса», ты подписываешь согласие на экспериментальное лечение, получаешь азитромицин и гидроксихлорохин. У меня был один побочный эффект — сильная диарея. Маму лечили тем же — но у нее пульс был 130 (при норме 60-100), она начала задыхаться. Ее госпитализировали в Пироговский центр и две недели лечили».
Телеведущий Павел Лобков переболел COVID-19 дома. «Мне врачи из поликлиники сразу нанесли всяких разных препаратов — и «Калетру», и гидроксихлорохин. Мой сосед по дому Денис Проценко сказал: ничего не пей, просто наблюдай за собой, будут проблемы с дыханием — положим». Сам Денис Проценко — главврач ГКБ№ 40 в Коммунарке, где централизованно лечили COVID-19 — не нашел времени для разговора с корреспондентом «Медузы».
Противовирусную «Калетру», комбинированный препарат лопинавира и ритонавира, активно использовали в самом начале пандемии — и заметной эффективности в лечении пациентов не наблюдали, отмечает Камышова. «В нашей больнице в локальный протокол мы не включили «Калетру» и гидроксихлорохин, поскольку на мой взгляд уже в апреле было ясно, что доказательств пользы от этих препаратов нет, а побочных действий много», — добавляет главный врач ГКБ имени И.В Давыдовского Елена Васильева. «Калетра» присутствовала в рекомендациях Минздрава с апреля до сентября — сейчас этого препарата там нет. Очень жаль, что там до сих пор остался гидроксихлорохин, добавляет Васильева.
Равны перед болезнью У терапевта Василия Купрейчика руки покрыты татуировками. При встрече с корреспондентом «Медузы» Купрейчик берет татуированной рукой сигарету, закуривает — и цитирует фильм «Изображая жертву»: «Как я в такое ********** [идиотство] вляпался?»
В апреле Купрейчик работал в приемном отделении Первой Градской больницы в Москве. Его первая смена была 17 апреля; за четыре дня после этого все места, отведенные под ковид, оказались заняты. «По первости основные лечебные силы направлялись на «Калетру», гидроксихлорохин и антибиотики, — рассказывает Купрейчик. — В какой-то момент акцент стал смещаться, а я по картине поступающих пациентов заметил, что у них есть склонность к тромбозу, и надо заниматься профилактикой тромбоза, а не давать почем зря «Калетру», от которой пользы ноль, а побочек много. Я написал об этом в фейсбуке». (Среди побочных эффектов «Калетры» — диарея, тошнота, рвота, мигрень и повышение артериального давления.)
Медики московской больницы № 52 изучают протокол лечения от COVID-19 и пневмонии. Июнь 2020 года
Закуривая очередную сигарету, Купрейчик вспоминает: «Дальше понеслось. Куча комментариев. Алексей Свет, главврач [моей] клиники, говорит мне: «Может, тебе попробовать поработать в отделении терапии?» Я иду в отделение терапии. Там люди работают как машины. В отделении — сто пациентов. Врачи в три смены заполняют четыре вида разных дневников». (Главврач Первой Градской Алексей Свет отказался разговаривать с корреспондентом «Медузы».)
В итоге Купрейчик ушел из Первой Градской — и теперь, по его словам, консультирует «всяких топчиков», то есть обеспеченных людей; мэр Москвы Сергей Собянин в начале пандемии обвинял именно «топчиков» в том, что они завезли в страну «чемодан вирусов» из Куршевеля.
Терапия, которую им назначают, часто не отличается от стандартной. «Медузе» удалось ознакомиться с протоколом лечения мэра столицы одного из южных регионов России. Чиновник заболел в конце июля (официально об этом не сообщалось), ему сразу назначили «Калетру».
«Все надеялись, что если есть бабло, тебя откачают, — рассказывает на условиях анонимности помощник живущего в Европе олигарха, входящего в первую сотню списка Forbes. — Когда шарахнуло, стало понятно, что протоколов нет, доказательств нет, где и что покупать, как и чем лечиться — непонятно. Начальник купил парацетамол и пару упаковок гидроксихлорохина — кажется, он их даже не открыл. Попытался зарезервировать палату в госпитале, но ему отказали». По словам помощника, сперва у его начальника были иллюзии, что можно купить домой аппарат ИВЛ, но быстро стало понятно, что аппарат без специалистов бесполезен.
Российские чиновники и бизнесмены спасались от ковида по-разному — от иглоукалывания до тибетской медицины. Один из крупных российских бизнесменов на всякий случай забронировал за собой палату в частной клинике недалеко от Рублевского шоссе: реанимационную палату он держал за собой с начала и до конца карантина, что обошлось ему в несколько миллионов рублей. Об этом «Медузе» на условиях анонимности рассказал сотрудник больницы и подтвердил врач другой клиники, знакомый с руководством той больницы.
Многие выбирали для лечения комфортабельную клинику «Лапино» — она принадлежит известному акушеру-гинекологу, деловому партнеру Сергея Чемезова Марку Курцеру. В этой клинике, в частности, лечился старший партнер GHP Group и бывший член совета директоров ОАО «Роснефть-Сахалинморнефтегаз» Марк Гарбер.
Он переболел COVID-19 в марте и лечился по следующей схеме. «Протокол лечения изначально — «Калетра». Потом — наше все, антималярийный гидроксихлорохин, антибиотик азитромицин и витамины поддерживающие — C, D, цинк», — сказал сам Гарбер «Медузе». В дополнение он пил противотревожные лекарства, «поскольку антималярийные препараты могут вызывать депрессию, вплоть до суицида». Все это время Гарбер был на связи со своими однокашниками в Израиле и Америке — «они работали в [лос-анджелесском госпитале] Cedars Sinai и присылали протоколы лечения, по которым работали; протоколы были примерно такими же, как у нас».
Миллиардер Дмитрий Босов принимал для профилактики ковида несколько таблеток гидроксихлорохина в день, рассказали «Медузе» двое его близких знакомых. «Я не буду комментировать жизнь своей семьи», — так вдова Дмитрия Босова (он покончил с собой в начале мая) Катерина ответила на вопрос «Медузы».
Американская панацея По словам Ярослава Ашихмина, терапевта и советника гендиректора Фонда Международного медицинского кластера, его обеспеченные клиенты готовы выложить 10 тысяч долларов за коробку ремдесивира — американского противовирусного препарата, который считается главным фармакологическим оружием в коронавирусной войне. Клиенты говорили ему, что всерьез собираются добыть препарат, рассказывает Ашихмин. В ответ он объяснял им, что эффективность ремдисивира — под вопросом.
Специальным препаратом, «который производится только в США», в мае лечили от коронавирусной инфекции и премьер-министра Михаила Мишустина, утверждала «База»; опровержения этой информации не было. Глава правительственной пресс-службы Борис Беляков не ответил на вопросы «Медузы» о том, в какой клинике лечился Мишустин и получал ли он ремдесивир.
«На пике ремдесивир, на который возлагали большие надежды, в нью-йоркских больницах можно было получить только двумя способами. Организовать клиническое исследование и получить на него одобрение комитета больницы — стандартный протокол, но он занимает время. Второй вариант — compassionate care, то есть помощь из сострадания. Производитель препарата, компания Gilead Sciences, заявила, что для молодых пациентов, а также для детей и беременных они готовы сделать исключение и дать им этот неизученный, но, возможно, работающий препарат. Таким образом мы получили четыре курса — очень маленькая выборка», — рассказывает «Медузе» реаниматолог The Brooklyn Hospital Centre Евгений Пинелис.
Результаты интерпретировать трудно. «Одна пациентка после того, как мы ей стали давать ремдесивир, совершенно невероятно улучшилась, исход ее госпитализации был неожиданно хорошим — хотя до этого ей было очевидно плохо и были сомнения, что она выживет. Была ли в этом заслуга ремдесивира или какие-то силы природы и ее организма, сложно сказать», — объясняет Пинелис.
Когда пациентку уже выписали, вышло исследование, доказавшее, что в реанимации ремдесивир не подходит. «Он действует, как и положено противовирусному препарату, только на ранней стадии: если пациента поймали до развития тяжелой дыхательной недостаточности или в самом ее начале, исход улучшается. Позже — препарат, похоже, не работает. Проблема в том, что пациенты на таких ранних стадиях редко попадают в больницу — так что у нас в реанимации, скорее всего, пациенты улучшились благодаря поддерживающей терапии, а не ремдесивиру», — объясняет Пинелис.
Флаконы с ремдесивиром. США, Калифорния. Март 2020 года
Несмотря на это, правительство США выкупило у компании-производителя Gilead Sciences почти весь запас препарата.
Летом в России начали клинические исследования препарата. Одно из исследований — по лечению ковида комбинацией тоцилизумаба и ремдесивира — сейчас проводит компания Roche совместно с компанией Gilead Sciences. В клиническом исследовании — 160 пациентов из шести российских медучреждений.
Российский ответ Вероятно, за ремдесивир в России можно будет не переплачивать: сейчас идет наблюдательная стадия клинического исследования его первого российского дженерика, препарата «Ремдеформ» иркутской группы компаний «Фармасинтез».
«Фармасинтез», который производит «Калетру» для терапии ВИЧ-инфекции, во время пандемии нарастил обороты — с февраля по июнь включительно компания заключила контракты на сумму около двух миллиардов рублей. В 2019 году цифры за тот же период были в полтора раза ниже (данные DSM). Основатель «Фармасинтеза» Викрам Пуния с гордостью называет корреспонденту «Медузы» финансовые показатели своей компании: в 2010 году ее оборот составлял один миллиард рублей, сейчас — 30 миллиардов.
Уроженец индийского Джайпура, Сингх Викрам Пуния в Россию попал в 18 лет по бесплатной программе для студентов — и остался. В прошлом студент Иркутского мединститута, на жизнь Пуния зарабатывал мелкой торговлей и возил в Иркутск все, что пользовалось спросом — от индийских колготок до индийского же пива. Позже, влюбившись в иркутянку Ирину Полякову, Викрам основал компанию «Фармасинтез» вместе с ее троюродным братом Русланом Поляковым.
Дженерик ремдесивира «Фармасинтез» сделал еще в феврале. Несмотря на то, что патент на оригинальное лекарство принадлежит компании Gilead Sciences как минимум до 2031 года, Пуния считает свои действия правильными: «На сегодня компания Gilead Sciences не предприняла каких-либо мер для того, чтобы ремдесивир был доступен на рынке. Я не знаю, насколько компании Gilead Sciences важны жизни россиян, но они важны для нас. Мы хотим, чтобы у нас тоже была возможность получить эффективное лечение и шанс на полное выздоровление. «Фармасинтез» неоднократно обращался в Gilead Sciences с предложением выплаты роялти в размере 2% от объема продаж за добровольную лицензию, но обратной связи мы не получили».
В клинических испытаниях «Ремдеформа» участвуют 23 российские клиники. 220 участников получили по 10 флаконов препарата. На пятый день, рассказывает Пуния, у тех, кто получил препарат, «произошло явное улучшение по категориальной шкале ВОЗ [шкала тяжести симптомов] и снизилась вирусная нагрузка». Ни одного летального случая, утверждает Пуния, не зафиксировано. Все участники, сообщили «Медузе» в компании, были «средней степени тяжести» и выздоравливали за неделю — вместо стандартных двух. Проверить эти слова, пока не опубликованы результаты исследования, нельзя.
Среди крупных ковидных клиник, получивших «Ремдеформ» для исследований, — Центральная клиническая больница управделами президента. Больница не входила в список клиник, перепрофилированных под массовое лечение COVID-19. Здесь стандартно обслуживают «спецконтингент» — чиновников аппарата правительства, премьер-министра и президента. Заведующий инфекционным центром ЦКБ Георгий Сапронов в телефонном разговоре сказал «Медузе», что в больнице «проводилось лечение коронавирусной инфекции у контингента» — и что больница была «одним из центров, где проводилось исследование» ремдесевира. Вопрос о том, сколько пациентов участвовали в исследовании, Сапронов назвал «провокационным». В ответ на просьбу корреспондента «Медузы» уточнить количество пациентов, лечившихся в ЦКБ от COVID-19, Сапронов сказал, что журналист «некрасиво с ним играет» и заблокировал его номер.
Массовое производство ремдесивира обещают наладить в октябре-ноябре. Для этого Пуния планирует обратиться в правительство за получением принудительной лицензии (которая позволяет в определенных случаях использовать изобретение без согласия того, кто владеет патентом), чтобы «Фармасинтез» производил ремдесивир без разрешения Gilead Sciences.
Свой дженерик ремдисивира недавно сделала и российская компания «Р-Фарм» — один из крупнейших поставщиков препаратов, рекомендованных Минздравом для лечения COVID-19. Глава «Р-Фарм», председатель «Деловой России» Алексей Репик сказал «Медузе»: «Мы закончили с мышками и сейчас будем проводить клиническое исследование с людьми».
Субстанцию ремдесивира собирается производить петербургская фармкомпания «Активный компонент», поставляющая сырье крупным российским производителям — «Фармстандарту», «Нижфарму» и «Вертексу». По словам президента компании Александра Семенова, разработку субстанции «инициировали в марте — на случай, если осенью она будет востребована в связи с новой волной пандемии».
Японский вариант »Нам сильно помог »Авифавир» (действующее вещество фавипиравир), люди стали выписываться не за три недели, а за неделю», — хвалится в разговоре с корреспондентом «Медузы» чиновник городской администрации в одном из регионов центральной России.
Применять фавипиравир против коронавируса без особого успеха пробовали в Японии — при помощи препарата «Авиган». Самые известные российские дженерики этого препарата — «Коронавир» и «Авифавир» — разработали две компании: «Р-Фарм» и «Химрар».
В июне Минздрав упомянул фавипиравир в своих рекомендациях: до этого ведомство одобрило клинические исследования «Коронавира» от «Р-Фарм» и «Авифавира» от «Кромис» — совместного предприятия «Химрара» и Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ). Фонд активно инвестирует в бизнес, связанный с коронавирусом — от тестов до вакцины, разработанной в исследовательском центре эпидемиологии им. Н.Ф. Гамалеи. Глава РФПИ Кирилл Дмитриев дважды переносил интервью корреспондентам «Медузы» — а в итоге так и не нашел времени для разговора.
Новые упаковки «Авифавира», который активно используют в России для лечения ковида
В «Кромисе» «Медузе» сказали, что дженерик «Авифавир» для клинических исследований получили в 51 регионе 30 тысяч пациентов: все они «внесены в регистр, на основе которого составлен промежуточный отчет». Препарат, сказали в компании, помогает врачам подавить заболевание на ранней стадии и не дать пациенту перейти в стадию более тяжелую.
«В начале эпидемии китайские врачи перепробовали несколько десятков лекарственных препаратов для лечения больных COVID-19. В середине марта только по одному препарату было уверенное заявление о его эффективности для лечения коронавирусной инфекции. Это был фавипиравир», — добавила представитель «Кромиса». Теперь компания готова производить до 600 тысяч курсов лекарства ежемесячно.
У главврачей больниц, которые вошли в клиническое исследование по фавипиравиру, единого мнения нет. Лекарство хвалит главврач московской ГКБ № 52 Марьяна Лысенко: «В «клинике» препарат давали 20 пациентам, в наблюдательном исследовании — 60 пациентам. Он, безусловно, требует медицинского сопровождения из-за тератогенного эффекта (препарат запрещен к применению у беременных и планирующих беременность женщин из-за высокого риска пороков развития у плода, — прим. «Медузы»), но по ПЦР [полимеразной цепной реакции] мы видим явное снижение вирусной нагрузки».
«Мне рано четко занять позицию: есть больные, которые выздоравливают на приеме фавипиравира, но есть больные, которым мы отменили этот препарат — увеличились печеночные ферменты», — объясняет главврач ГКБ № 15 имени О.М. Филатова Валерий Вечорко.
«К тому моменту, когда появился фавипиравир, я стала гораздо более осторожно относиться ко всему, что не имеет доказанной эффективности, а доступных исследований с хорошей доказательной базой по препарату нет. По итогам нашего опыта какие-либо выводы делать сложно: в рамках клинического исследования препарат получали только шесть пациентов стационара. Вау-эффекта не было: был пациент, состояние которого ухудшилось до развития цитокинового шторма, у кого-то отмечено развитие нежелательных реакций. Были пациенты, у которых можно было отметить клиническое улучшение на фоне приема лекарства», — рассказывает Дарья Камышова, клинический фармаколог Пироговского центра.
«Я убил коронавирус за три дня фавипиравиром», — убеждает корреспондента «Медузы» председатель совета директоров «Р-Фарм» Алексей Репик (49-е место в списке Forbes, состояние 1,2 миллиарда долларов). Коронавирусную инфекцию Репик выявил у себя в июне сам: принимая дженерик фавипиравира «Коронавир» миллиардер делал тесты — тоже самостоятельно. К четвертому дню вирусная нагрузка, по его словам, «полностью исчезла». Несмотря на многочисленные побочные эффекты, Репик считает фавипиравир однозначным «препаратом выбора для амбулаторных пациентов» — потому что в этом случае можно будет поймать болезнь «на раннем моменте». Раньше фавипиравиром лечили только в больницах — с 17 сентября он разрешен Минздравом для амбулаторного лечения, препарат может поступить в аптеки уже 21 сентября.
Мощную рекламную кампанию — а «Коронавир», «Авифавир» и еще один российский дженерик фавипиравира «Арепливир» СМИ объявляли «первыми эффективными российскими препаратами от ковида» — испортило исследование университета Fujita. Фавипиравир в лечении коронавируса не помогает, сказали ученые. В «Химраре» ответили, что корректным это исследование считать нельзя, и вместе с РФПИ начали масштабные поставки дженерика фавипиравира в Бразилию.
Российские больницы уже потратили на фавипиравир 367 миллионов рублей (данные госзакупок). «Мы лично продали 17 тысяч упаковок по 12 тысяч рублей. Получили порядка 200 миллионов рублей», — подсчитывает Репик.
При этом считать доходы фармкомпаний от пандемии неправильно, уверен бизнесмен: «Во-первых, упали продажи лекарств, которые требовались нашим пациентам с хроническими заболеваниями — они сидели на карантине и не могли даже дойти до больницы, поликлиники или аптеки. На самом деле, трагедия. Во-вторых, можете посчитать сами: на начало сентября мы заработали на препаратах от коронавируса около миллиарда рублей. При этом объем инвестиций в эти лекарства — в разработку, клинические исследования, производство — пять-семь миллиардов рублей».
Старый знакомый По подсчетам компании DSM Group, выполненным по просьбе «Медузы», на лекарства от коронавируса с февраля по июнь включительно в больницах и аптеках было потрачено больше 10 миллиардов рублей.
В расчет брались противовирусные препараты, рекомендованные для лечения именно COVID-19 (а не его осложнений) из действующих на тот момент рекомендаций Минздрава (предпоследняя, седьмая версия). Подсчет делался с февраля, поскольку в конце января в России были зафиксированы первые случаи заражения коронавирусом и резкий рост числа внебольничных пневмоний.
https://preview.redd.it/u1omcxz0w1o51.jpg?width=980&format=pjpg&auto=webp&s=f58f17a4c74b32021affa65ef8b8f7d5f1c61b03
По этим данным в аптеках на противовирусный «Арбидол» (действующее вещество умифеновир) с февраля по июнь включительно потратили почти четыре миллиарда рублей — в четыре раза больше, чем в 2019 году. Производитель лекарства — компания «Отисифарм» — связана с компанией «Фармстандарт», который принадлежит Виктору Харитонину, давнему знакомому семьи вице-премьера Татьяны Голиковой. Сама она возглавляет федеральный оперативный штаб по борьбе с коронавирусом.
Рекламу «Арбидола» в качестве лекарства от COVID-19 признала незаконной Федеральная антимонопольная служба, он не зарегистрирован в США и отсутствует в рекомендациях ВОЗ по лечению гриппа, но продажи препарата только растут: «Арбидол» есть во всех рекомендациях Минздрава, его выдают больным ковидом в поликлиниках и приносят на дом участковые врачи.
Десять лет назад его искал в аптеке президент Владимир Путин; теперь его скупают в Москве и регионах. «Даже всякие «топчики», которые консультировались у лучших врачей — даже англоязычных, ели гидроксихлорохин и — по привычке — «Арбидол»», — говорит «Медузе» терапевт Василий Купрейчик.
В бизнесе по производству лекарств от коронавируса участвует и компания «Нанолек». Ее президент Владимир Христенко — сын Виктора Христенко, мужа Татьяны Голиковой и бывшего главы Минпромторга. До «Нанолека» Христенко-младший работал в «Фармстандарте» (а эта компания, как уже отмечалось выше, принадлежит знакомому семьи Голиковой-Христенко Виктору Харитонину).
В мае 2020 года «Нанолек» подал в Минздрав РФ документы на регистрацию дженерика гидроксихлорохина, в июне выпустил первую партию препарата на заводе в Кирове. Вдобавок крупнейший российский производитель гидроксихлорохина — компания «Биоком» (принадлежит АФК «Система» и «Ростеху») — зарегистрировала «Нанолек» в качестве дополнительной площадки для производства своего препарата. Как сказал «Медузе» представитель «Биокома», сделано это для того, «чтобы максимально подстраховаться и обеспечить страну необходимым количеством препарата на случай, если ситуация с COVID-19 ухудшится».
До пандемии, сказали «Медузе» в «Биокоме», объемы производства гидроксихлорохина составляли до четырех тысяч упаковок в год; с начала пандемии до апреля 2020-го это число выросло до 170 тысяч.
Вторая волна Главврач больницы в Коммунарке Денис Проценко обещал, что второй волны в России «не будет», но страна по-прежнему остается на четвертом месте в мире по числу зараженных COVID-19. В России каждый день выявляют больше пяти тысяч новых зараженных, и этот показатель плавно растет (с 4 828 до 5 762 человек в день за последний месяц).
«Мы в ноль никогда не уходили, но у нас в середине лета было меньше ста пациентов [с ковидом одновременно], а сейчас — 200», — рассказывает исследователь Дагестанского медицинского университета Саният Магомедова про больницу, которую она консультирует. В терапии, говорит говорит Магомедова, появился новый фаворит — гормональный препарат «Дексаметазон». Он доступен, недорог, и, как говорят, помогает подавить цитокиновый шторм.
В Москве число пациентов с COVID-19 тоже увеличивается: в сентябре в городе начали фиксировать более 700 случаев заражения ежедневно (мэр города Сергей Собянин заявил, что это связано с увеличением количества тестов). В ГКБ № 15, главном ковидном госпитале Москвы, в июне было меньше тысячи пациентов, сейчас их — 1300.
У самого главврача ГКБ № 15 Валерия Вечорко в анализе обнаружились антитела к ковиду, хотя он и принимал регулярно для профилактики гидроксихлорохин. Переболела и клинический фармаколог Пироговского центра Дарья Камышова. Болезнь, сказала она «Медузе», протекала в легкой форме: сильная головная боль и повышенная температура.
— И чем вы лечились?
— Обычным пломбиром.
— Мороженым?
— Да, обычным мороженым. Это приятно и жар снимает.
Больше Камышова, по ее словам, ничем лечиться не пыталась.
Главврач одного из самых крупных «ковидариев» столицы — ГКБ № 52 — Марьяна Лысенко считает, что доктора научились бороться с осложнениями от вируса, хотя пока и не могут его убить в самом начале. «Вы хотите, чтобы вам сказали, как лечится коронавирус — при этом, чтобы это была одна таблетка, и чтобы мы с этим вирусом научились жить. Но так произойти не может, средства Макропулоса нет, пока коллективный иммунитет не сформирован, помочь может только вакцина», — рассуждает она. Однако в широком доступе вакцина появится в лучшем случае только в феврале 2021 года; пока вакцины нет, врачи лечат тем, что есть.
Вся территория ГКБ № 52 уже несколько месяцев остается «красной зоной». У входа в корпуса устало переговариваются медики в защите, в парке при больнице стоят «редеры» — белоснежные полевые госпитали со свежеотделанными палатами, куда положат новых больных.
отсюда
submitted by Alex_Jew to CIS_Politics [link] [comments]


2020.09.11 23:15 DarkRedFist W сделали перепланировку дома как узаконить 2016

Фашизм в Беларуси Fascism in Belarus
Девушки, которых задержали 11 августа рассказали свою историю. «Он упивался своей властью. Были фразы про то, что «я ваши (половые органы) в узел завяжу», «теперь вы поняли, что такое власть?»
Истории
«Нам стыдно, что нас не били». Девушки, которые были задержаны 11 августа, решили рассказать свою историю
Аня и Оля все время повторяют, как будто оправдываясь: «Нас даже не били». И тем не менее вздрагивают от резких звуков, просят подержать за руку во время разговора и до сих пор плачут, вспоминая ночь в одном из столичных РУВД. Девушки долго размышляли, стоит ли рассказывать свою историю («мы не чувствуем себя в безопасности ни минуты»), но в итоге решили, что об этом важно говорить.
«Я сразу улетела в какой-то астрал и слышала эти крики как будто через завесу»

— Знаете, я никогда не могла понять, почему молчат жертвы изнасилования, — говорит одна из героинь. — А теперь, наверное, поняла. Ты не можешь себе представить, что люди, которые через это не прошли, поймут тебя. Но со мной была Оля, и она переживала то же самое. Значит, это действительно было и я могу об этом рассказать.
Это Аня. Мы встретились с девушками, когда они пришли в салон красоты L’Atelier De L’Image, который сразу объявил о том, что бесплатно примет всех, кто был задержан в ходе мирных протестов, чтобы хоть немного поднять им настроение.

Одиннадцатого числа подруги расклеивали в своем районе листовки о мирных забастовках (девушки показывают фото, которые подтверждают их слова о содержании объявлений. — Прим. редакции)

— Прежде чем делать это, мы перечитали соответствующие статьи законодательства, убедились в том, что забастовки не противоречат конституции. Мы были уверены, что не нарушаем закон. Такие все продуманные и юридически подкованные, — грустно улыбается Оля.

Уверенность в законности своих действий и понимании происходящего пошатнулась, когда сзади раздался крик: «Стоять!».

— Мы дико испугались, — делится Аня. — Я не знаю, кто именно нас задерживал. Когда мы просили представиться и объяснить, куда нас ведут, отвечали, что это не наше дело и мы сами все скоро поймем. Нас посадили в легковую машину без опознавательных знаков и повезли в РУВД (героини текста сообщили, в какое именно РУВД были доставлены, однако попросили не указывать это в материале. — Прим. редакции)

— Когда мы приехали, я по привычке здоровалась со всеми сотрудниками, которых видела. Реакция была такой: «А ты культурная что ли?». Ну вообще-то, да. Со мной никогда не происходило подобного, и я даже не представляла, что нас ждет. Продолжала себя вести также, как в обычной жизни, а обычная жизнь закончилась, — вспоминает Оля.
Оля

Девушек привели во внутренний дворик, и первое, что они услышали, — это «ужасные крики, стоны, мольбы остановиться и такие вздохи прерывистые, как будто люди уже задыхаются».

— Там был парень со сломанными ребрами, которому не разрешали даже присесть. Если он стонал, угрожали: «Еще один звук — и тебе конец». Я сразу улетела в какой-то астрал и слышала эти крики как будто через завесу, — говорит Оля. — Наверное, психика пыталась себя защитить, потому что я никогда не слышала раньше, как бьют людей. Такой звук… как будто дети кричат. Старалась убеждать себя: «Не слушай. Сосредоточься на дыхании». Пришли, подготовленные психотерапевтами и йогами девочки… С одной стороны, это так глупо. А с другой, возможно, в тот момент это и помогало чувствовать себя живой.

— Били парней, а нас — нет, — обозначает Аня. — И, знаете, норма так сместилась, что теперь за это стыдно. Стыдно, что не били. И даже разрешали иногда поприседать, обнять друг друга, чтобы стало теплее. Все остальное время нужно было стоять лицом к стене, подняв высоко руки и поставив ноги на ширину плеч.

Холодно было так, что стучали не только зубы, но и коленки друг о друга — со мной такого еще не было.

И это мы были в свитерах, а многие девочки — в платьицах на тонких лямках, в майках-алкоголичках. Я все время просила передать кому-то мой шарф, который лежал в рюкзаке — нет, нельзя. И любой твой вопрос сопровождается криком, матом, унизительными комментариями. Ты чувствуешь себя ничтожеством.

— И даже стыдно попроситься в туалет, — добавляет Оля. — У меня были месячные, когда меня задержали, и мне это было необходимо. Но было очень страшно, что после моей просьбы меня поставят в центр этого двора, разденут и будут надо мной насмехаться. Я понимаю, как это дико звучит, но в тех обстоятельствах мне казалось, что это вполне может случиться.

На практике же Олину просьбу о туалете просто долгое время игнорировали, а когда она наконец туда попала, увидела, что дело плохо.

— Все было в крови, руки тоже. Помыть их негде, вытереть нечем… Я вышла из кабинки этого биотуалета, умирая от стыда, в состоянии прострации. Аня увидела мое состояние и взяла меня за эту грязную руку. Простите (плачет. — Прим. редакции), я думала, что слез уже не осталось, а вот что…


Понимаете, я всегда старалась жить так, чтобы развиваться: литература, духовные практики, путешествия. Ты все время хочешь подняться на уровень повыше в моральном плане, а тут оказываешься в ситуации, где невозможно удовлетворить низшие пункты в пирамиде потребностей. Где ты не человек. Где тебя пытаются сломать всеми способами: смотри в стену, быстро отвечай «да» на вопрос «все понятно?!», не смей поднимать голову.

Это невероятно унизительно. Но понимать, что люди живут по таким законам изо дня в день, что для них это норма, — еще хуже.
«Мечтаю, чтобы он ответил по закону за то, что делал»

Оле и Ане особенно запомнились две истории людей, которые оказались вместе с ними во внутреннем дворике в ту ночь.

— Там был дедушка-полковник, совсем седой, — вспоминает Оля. — Всю ночь мужчин били по ногам и заставляли приседать. Если ты не мог, били сильнее. Его тоже. Он просил позвонить сыну, сказать, что дома закрыты собаки. Сын живет в другом городе, дедушка боялся, что пока он узнает обо всем и доедет, животные умрут. Очень переживал. А «злой омоновец» начал на него орать матом, мол, ты, дед, опозорил погоны, закрой рот. Полковник этот сказал, что просто шел домой, что ничего не сделал. А тот в ответ: «Ты опозорил погоны тем, что здесь сидишь». Это было страшно. Я видела человека, который не слышит, что ему говорят, он захлебывается от ненависти и уверен, что во всем прав.

Девочки все время упоминают про «плохого омоновца» и «хорошего омоновца», который «все понимал, но ничего не мог сделать».


— Одной из задержанных женщин было 52 года, — рассказывает Аня. — Она плакала всю ночь, потому что ей не переставая звонила дочка. Просила ответить ей, сказать, что мама жива. «Злой омоновец» орал на нее: «Че ты ходишь по этим улицам! Я тебя научу ходить по улицам! Сидеть дома надо».

Знаете, я вспоминаю это сейчас и понимаю: у меня не случилось тогда нервного срыва только потому, что я была с подругой и это страдание как-то разделилось на двоих. А эта женщина была совсем одна.

Правда, другой, «добрый омоновец» этого злого от нас отгонял. Говорил: «Хватит-хватит, иди к мужикам».

Вспоминая омоновца, которого приходилось «отгонять», Аня отрицает версию о том, что он мог не отдавать себе отчет в своих действиях. Девушка говорит, что, по ее ощущениям, человек понимал, что он делает, и получал от этого удовольствие.

— Он упивался своей властью. Были фразы про то, что «я ваши (половые органы) в узел завяжу», «теперь вы поняли, что такое власть?», «поняли, что вы никто?».

Мне все время нужно было себе напоминать, что Бог смотрит на меня по-другому, что я человек.

Я верующая и знаю, что в каждом должен быть Божий образ. Хоть чуть-чуть, но что-то светлое во всех можно найти. Но в этом человеке я не увидела ничего светлого.

Мечтаю, чтобы он ответил по закону за то, что делал. Не потому что хочу отомстить за все, что я слышала. А потому что я увидела, сколько в нем зла, и представляю, сколько страданий он еще причинит людям. Я молюсь о том, чтобы это зло остановили.

Один раз я подняла на него глаза. А это запрещено. Я запомнила этот взгляд навсегда, он был очень страшным. И эта ярость, с которой он заорал: «Че ты вылупилась на меня?!»… Мне показалась странной такая реакция на взгляд девушки. Как будто он что-то всё-таки почувствовал и тоже испугался.
«У них нет представлений о том, что возможна другая жизнь. И они не ищут этой другой жизни»

Аня признается, что, за исключением этого человека, пыталась разговаривать со всеми сотрудниками силовых структур, которых видела в эту ночь. После нескольких попыток построить диалог почувствовала, по собственным словам, полное опустошение и бессилие.

— Сначала в ответ на любую реплику я слышала только крик: «Лицом к стене». Но так как я не сопротивлялась и стояла вся в слезах, а им, видимо, стало скучно, они начали разговаривать.

И, понимаете, силовики верят в то, что они нас защищают, что без их действий страна развалится.

— Например, они рассказывали какую-то жуткую историю про таджиков, которые якобы караулили девушек в подъездах, открытых неравнодушными жителями домов для протестующих. Ну, караулили и насиловали, — вспоминает Оля. — Говорят: «Вы этого добиваетесь? Вы хотите, чтоб так всегда было?». Они думают, что как «папочки» спасают народ от анархии.


У них настолько перепутано черное и белое, что они сначала избивают парней, а потом подходят к нам и с гордостью говорят: «Вот видите, а вас мы не бьем». Как будто ждут похвалы и благодарности за это.

Ты слушаешь и не веришь в то, что у людей действительно может быть такое мышление. Наверное, когда-то их поломали, я верю, что они могли быть другими, просто так сложились обстоятельства.

— Еще они верят, что мы ненавидим их только за то, что они в форме, и готовы убить каждого, дай нам волю, — говорит Аня. — Они думают, что если бы не их работа на мирных протестах, нас бы подорвали к чертям, а потом и всю страну разнесли. Агрессии — море.

И мы с Олей, зареванные в хлам, пытались объяснять им, что это неправда. Говорили: «Вы же видите, кто мы. Обычные девушки. Мы просто хотим честных выборов. Почему нас настраивают друг против друга?»

Они уверены, что мы видим одну сторону медали, а они — две. Они верят, что нами манипулируют, что нам дают задания «с Запада», что нам платят. Очень смеялись над тем, что «нас бросила наша Тихановская».

Такой абсурд…

Только после того, как я начинала говорить о, видимо, понятных им вещах, агрессия и крики утихали. Я говорила про них самих: «Посмотрите, как устроена ваша система. Как вы нагибаете друг друга! У вас ведь все построено на агрессии и страхе. Разве вы хотите так жить всегда?». Говорила про коронавирус: «Посмотрите, что происходит в здравоохранении: какой была реакция власти на ковид, сколько людей заболело из-за того, что ситуацию пустили на самотек. У моей мамы была двусторонняя пневмония, температура, пропало обоняние. Но она вынуждена была солгать, что стала контактом первого уровня, чтобы ей сделали тест и назначили нормальное лечение, а до этого от нее просто отмахивались».

Вот тут они притихли, стали слушать и прекратили нас прессовать. Видимо, у каждого есть родные, друзья, которых это коснулось.

Но как только разговор возвращается к государственному строю, к социуму — все снова заходит в тупик.

Даже «добрый омоновец» сказал, что система может работать только так: на деньгах, силе, унижении друг друга. Говорит: «Я ни за кого. Но я выбрал такую работу, и тут уже ничего не поменяешь. Если я попробую что-то сделать, будет трибунал».

Пыталась рассказывать про инициативы айти-сферы, про то, что можно получить новые навыки и финансовую поддержку, если уйдешь из структуры… Не верят. Сказали, что айтишников очень мало и денег в любом случае на всех не хватит.

У них нет представлений о том, что возможна другая жизнь. И они не ищут этой другой жизни. Смотрят на тебя как на девочку в розовых очках, которая рассказывает про мир, дружбу, жвачку, а сама дура дурой.
«Только дойдя до края, мы смогли сплотиться, почувствовать чужую боль»

На утро девушек ждало подписание протокола, которое проходило в своеобразной форме:

— Нас всех сгоняли подписывать бумаги на коленях. Это, наверное, какой-то прощальный ритуал унижения, — делится Аня. — Прочесть его толком не дают, но мельком я увидела, что выкрикивала лозунги, вела себя буйно. Я читала этот ужас и заливалась слезами. Говорила, что не могу такое подписать, потому что все это неправда. А «добрый омоновец» сказал: «Не усугубляй, пожалуйста, просто подпиши, так будет лучше».

Ты подписываешь, понимая, что больше вообще не влияешь на свою судьбу, ты — дело случая. Ты никто.

Параллельно перетряхивают твои вещи, и это отдельная история. Оттуда выпало две книжки: одна меня сильно подвела, а вторая — спасла. Сначала они увидели блокнот, в котором был расписан список дел на неделю. Среди прочего было написано — meeting. Помню, что я имела в виду видеосозвон по работе, но что тут началось…
Снова крики… Что я организатор протестов, что я профессиональная забастовщица, что я попалась…

В этот поток мата невозможно было слово вставить. Да и понятно, что их уже не разубедить. Думала, меня приговорят к сроку по какой-нибудь уголовной статье.
Но, к счастью, они отвлеклись, потому что нашли в рюкзаке Новый Завет, и это их очень удивило. Спросили, зачем он мне.

Я сказала, что верующая.

И они были так поражены, что забыли про «митинг». Я им рассказала про 10 заповедей — они со всеми согласились. Сказали: «В этом что-то есть».

Без комментариев. (Улыбается.)

Девушки вспоминают еще один момент, который шокировал их перед выходом из РУВД:

— Аню выпустили первой, а она попросила подождать меня, — говорит Оля. — Ее спросили, какая у меня фамилия. И оказалось, что в списках меня просто нет. Пошли проверять лично…

Я не знаю, что было бы, если б Ани не было рядом и она не задала этот вопрос. Не хочу строить догадки. Но это страшно, что о тебе могут просто забыть. Что системы нет, что никакие правила и законы не работают.

Девочки признаются, что, когда вышли, расплакались.

Аня — сразу же: «От счастья сделать три шага в сторону, потому что тебе этого хочется. А потом от ужаса, что теперь меня радуют такие вот вещи». (Улыбается.)

Оля — позже.

Когда увидела родителей и представила, что на месте любого из мужчин, которых избивали в эту ночь, мог оказаться ее отец.

Девочки признаются, что сидят на антидепрессантах и спят только благодаря таблеткам. Когда они слышат, что кто-то смотрит видео, где звучит «голос из рупора», все внутри замирает, «хочется закрыть двери на все замки и занавесить окна». На женские марши смотрят с ужасом — от того, что девочки «как белые мишени», их «в любой момент могут схватить и сделать с ними все что угодно». Ходить в одиночку им страшно. Если видят человека в форме, переходят на другую сторону улицы, повторяя про себя «все будет хорошо, все будет хорошо». Это Оля. Аня еще молится.

На вопрос, не изменила ли эта история ее отношений с верой, она отвечает с уверенностью:

— Нет конечно. Это только кажется, наверное, что Бог закрывает глаза на весь этот ужас. Если так, то только лишь потому, что мы сами долго закрывали глаза на беззаконие, что мы допускали это по отношению к другим. И только дойдя до края, мы смогли сплотиться, почувствовать чужую боль. Стать не теми белорусами, у которых выученная беспомощность, а теми, которые хотят «людзьмі звацца».

Да, это больно и сложно, но, к сожалению, только этот уровень страданий смог нас разбудить. До этого ведь был дикий индивидуализм: каждый сам за себя, лишний раз не улыбнется, лишний раз не пожалеет никого — самому плохо. И я вижу волю Бога в том, что у нас появился шанс стать другими.

Это исключительно моя теория, но я думаю, это происходит с нами еще и потому, что в свое время мы не покаялись за Куропаты. Не осудили это публично, не признали эту боль. Не сделали работу над ошибками — и вот результат. Но теперь-то можно все признать, исправить и жить иначе.
— И у меня есть ощущение, что это возможно, — добавляет Оля. — Мы как будто выходим из зависимых отношений с властью, забываем о том, что кто-то нам что-то должен, и всего добиваемся сами. Объединяемся, поддерживаем и вдохновляем друг друга.

Это помогает держаться на плаву и верить в то, что пережитое было дано нам не просто так.

Многие из наших знакомых говорили после этого: «Девочки, вы такие сильные». Я поначалу не понимала, в чем сила. А потом заметила ее — сначала в Ане, потом в себе, потом во всех белорусах. Сила в том, что в любой ситуации мы можем думать о чем-то, кроме собственной боли. Мы можем находить добро, свет и смысл там, где их, казалось бы, и быть не может.

истории из жизнинасилие выборы история Беларус милиция правоправовая информация
https://lady.tut.by/news/mylife/699485.html
8 сентября 2020 в 9:00 TUT.BY
Полина Кузьмицкая / Фото: Ольга Шукайло

***
Вступайте в наши сообщества - Join Us:

https://www.reddit.com/Self_Defense_Security/ Самооборона, Безопасность - Руководства
и
https://www.reddit.com/True_Russia/ Сопротивление, Протест - Руководства
и
https://www.reddit.com/1_News/ Новости

Делитесь со всеми, распространяйте информацию!


***
Революция в России и Беларуси.
Фашизм в России и Беларуси. Власть в России и Беларуси оккупационная! Пора менять власть!

Что делать, как сменить власть в России на народную? Читайте Руководства по сопротивлению и Советы по протестам в нашем сообществе.
Как организовать сопротивление и мирные протесты.
Теория и практика революции, сопротивления и протестов. Рекомендации как бороться с преступной властью. Как защищаться.
ПРОТЕСТЫ на УЛИЦЕ и МАССОВОСТЬ + ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ДАВЛЕНИЕ на власть (забастовки и пр.) - это ГЛАВНОЕ для эффективного сопротивления и смены власти !
Поведение на митинге. Как вести себя на акции протеста. Что делать на акции протеста, на митинге.

читайте "Руководство по сопротивлению. Советы по протестам - Часть №1":
https://www.reddit.com/True_Russia/comments/cjeply/

читайте "Руководство по сопротивлению. Советы по протестам. Часть №2":
https://www.reddit.com/True_Russia/comments/fk5d2p/

читайте "Руководство по сопротивлению. Советы по протестам. Часть №3":
https://www.reddit.com/True_Russia/comments/hs1dhi/

читайте "Руководство по сопротивлению. Советы по протестам. Часть №4":
https://www.reddit.com/True_Russia/comments/i7doue/

читайте "Руководство по сопротивлению. Советы по протестам. Часть №5":
https://www.reddit.com/True_Russia/comments/iembag/

ВСЕ Руководства и советы по сопротивлению, протестам, митингам - читать тут
в Коллекции № 1:
https://www.reddit.com/True_Russia/collection/932a8f94-b44a-4737-ac25-fcb1428831a2/
и
в Коллекции № 2:
https://www.reddit.com/True_Russia/collection/78d163e1-cf30-4dbb-a153-053f71bede10/


Изменить ситуацию в России и сменить преступную власть мировых хозяев денег, путина и его банды из ФСБ, Совета безопасности и олигархов могут только протесты на улице:
постоянные массовые многотысячные протесты народа во многих городах и населенных пунктах России - забастовки и уличные протесты каждый день, протесты без уведомлений власти !

Организуйте забастовки, митинги, шествия, марши по улицам, протест в виде уличной вечеринки.
Организуйте протесты каждый день в вашем районе! Мирный протест.
Сохраните себе текст статьи - пригодится!
Распространяйте информацию. Поделитесь ссылкой. Поделитесь этой информацией с другими людьми. И просите друзей распространять информацию.

***
Для администрации сайта reddit : в нашем сообществе мы не призываем к каким-либо действиям, мы лишь теоретически рассматривам возможные варианты. Мы - за мирный протест.
***

True Russia - Истинная Россия.
Сопротивление. Мирный протест. Протесты на улице. Протестные Марши Шествие Митинги.
Борьба за народ России и Беларуси, за справедливость.
Resistance. Peaceful protest. Street protest. Protest Marches. Meeting Demonstrations

Фашизм в России Fascism in Russia. Фашизм в Беларуси Fascism in Belarus.
Social Justice Социальная Справедливость. Revolution in Russia Революция в России
Global News. IT Cybersecurity Privacy cybercrime Security and Surveillance. Top and breaking news, pictures and videos. International Journal business politics science economics видео video
Новости РФ и мира. Политика Наука Экономика. IT Информационная безопасность Защита данных. Руководства Советы Анонимность Защита от слежки. Обход блокировок сайтов и цензуры в России. Как защищаться от слежки. интернет Internet СОРМ Cybersecurity cybercrime privacy safety security anonymity and surveillance Тотальный контроль Total Control
сообщество сабреддит реддит на русском языке in Russian русский язык Russian language по-русски student студент студентка школа школьник школьница мем мэм мемы финансы силовики news resist protest социализм социалист солидарность сопротивление протест свобода единство борьба socialism socialist solidarity resistance protest freedom unity fighting видео video Кризис в России Мировой Кризис .
Self-Defense Guidelines Security Liberation. Руководства по самообороне. Самооборона Безопасность Освобождение Энциклопедия безопасности Encyclopedia of Security Encyclopedia of Safety Гражданская оборона
Беларусь Belarus Minsk Минск join nation-wide strike общенациональная забастовка Анархизм Anarchism анархист anarchist Anarcho-syndicalism Анархо-синдикализм Либертарный социализм Libertarian socialism
***
submitted by DarkRedFist to True_Russia [link] [comments]


2020.09.08 04:48 Alex_Jew Зима без локдаунов: Европа решила взять пример с Швеции и не запираться от вируса

Зима без локдаунов: Европа решила взять пример с Швеции и не запираться от вируса Европа готовится к первой полной зиме с коронавирусом и второй волне пандемии, но твердо намерена избежать нового локдауна, подобного тому, что парализовал жизнь на континенте минувшей весной. Всеобщий карантин слишком дорого обошелся обществу и экономике, поэтому политики ищут аргументы в пользу жизни с вирусом, а не полной изоляции от него.
Шведы даже в марте ничего не закрывали, но соблюдали дистанцию и санитарные правила. Теперь и остальная Европа хочет так
И все чаще находят их.
Летний выход из локдауна обернулся ростом числа заражений, однако сейчас нет ни всплеска смертности, ни волны госпитализаций. Люди устали, число недовольных и протестующих против карантина растет. Доходы бизнеса, населения и государства падают, а расходы на поддержание экономики в искусственной коме становятся неподъемными.
Все это дает европейцам надежду на зиму без локдауна, особенно с учетом того, что и медицина, и граждане, и бизнес постепенно адаптируются к жизни с вирусом: носят маски, моют руки, держат дистанцию, работают из дома. Эмоциональные итальянцы с испанцами ведут себя, как сдержанные скандинавы, и рассчитывают пройти вторую волну шведским путём - не закрывая магазины, кафе, офисы и границы.
Против нового локдауна уже высказались самые влиятельные политики на континенте: немецкий канцлер Ангела Меркель и президент Франции Эммануэль Макрон.
"Мы не можем позволить себе остановить жизнь в стране, поскольку у локдауна масса вредных побочных эффектов", - сказал Макрон в интервью журналу Paris Match перед встречей с Меркель в своей резиденции на Лазурном берегу. - Так не бывает, чтобы риски в обществе были сведены к нулю".
Побеседовав с Макроном в форте Брегансон, Меркель сказала, что никто в ЕС не хочет повторения весеннего кошмара, когда 450 млн жителей крупнейшего на планете политического и торгового союза вдруг оказались разделены и отрезаны друг от друга.
"Как политики мы любой ценой стремимся избежать нового закрытия границ, - сказала она. - Но для этого нам нужно действовать сообща".
Макрон и Меркель обошлись без поцелуев и рукопожатий: долой привычки, только бы не было нового локдауна
Из-за вируса 27 стран Евросоюза не только закрылись от мира, опечатав Шенгенскую зону, но и отгородились друг от друга шлагбаумами на внутренних границах, о которых не вспоминали десятилетиями.
Люди перестали ездить по делам и в отпуск, что вкупе с другими последствиями локдауна нанесло гигантский урон экономике ЕС. Своим размером - 14 трлн евро в год - она уступает только американской, и в последние годы богатство прирастало, пусть и вяло. Коронавирус положил этому конец: в этом году спад превысит 8%, и экономика недосчитается более 1 трлн евро.
За время первой волны (с февраля по июнь) ключевой сектор услуг сократился на 16,4% в целом, а вот обвал туристических услуг составил аж 75%.
К середине лета оживление наметилось только в ресторанном бизнесе, но и там оборот восстановился едва наполовину. Гостиницы и авиакомпании остаются в глубоком кризисе с показателями на 70% ниже доковидных.
Обойтись без локдауна Такими темпами бизнес не только не переживет вторую волну, но и рискует не дожить до нее.
Конечно, не факт, что вирус вернется с новой силой, но предчувствие второй волны обострилось в Европе с возвращением школьников и студентов в классы и в общественный транспорт после полугодового перерыва. И в связи с грядущим похолоданием, которое впервые за время относительной вольности загонит людей в помещения, где риск заразиться выше, чем на террасах и лужайках.
А вот что факт - так это жгучее желание Европы найти способ справиться с любым обострением пандемии, не запирая людей по домам на несколько недель, как это было в большинстве крупнейших стран ЕС - Франции, Италии, Испании. И в соседней Великобритании.
"Я сейчас исключаю возможность нового локдауна в нашей стране", - сказал министр здравоохранения Италии Роберто Сперанца.
"Общий локдаун Италии не грозит", - сказал он в интервью агентству Bloomberg и объяснил свою уверенность тем, что сейчас больницы лучше подготовлены, анализы делаются быстро, средний возраст заразившихся - 30 лет, у большинства нет даже симптомов, а по всей стране в конце августа в реанимации лежало 66 пациентов по сравнению с 4068 на весеннем пике пандемии.
Туристическая отрасль не переживет еще один мертвый сезон. Италия, Австрия и Франция надеются вернуть лыжников на склоны
Его немецкий коллега выразился в том же духе: зимой и осенью Германия обойдется без большого локдауна.
"Уж точно не понадобится вводить его в масштабах всей страны. Мы с уверенностью входим в осенне-зимний период", - сказал глава немецкого минздрава Йенс Шпан.
В основном потому, добавил он, что за последние полгода медики и чиновники научились точечно бороться с эпидемией, выделять и изолировать очаги, не прибегая к ковровым бомбардировкам.
Научиться жить с вирусом Чем дальше в прошлое уходит первый приступ страха перед смертельным вирусом и чем четче очертания экономического и социального кризиса, тем больше критиков у тактики выжженной земли, к которой прибегли власти многих стран мира в первые месяцы пандемии.
И тем меньше у политиков желания повторять эксперимент над избирателями.
"Мы должны любой ценой избежать крайних мер, на которые мы вынужденно пошли в марте и апреле, поскольку и с социальной, и с экономической точки зрения они невыносимы", - сказал в понедельник португальский премьер Антониу Кошта.
Возможно, власти перегнули палку, но иного выхода не было, уверен немецкий министр Шпан.
"В марте была не такая ситуация, как сейчас, в сентябре. Мы меньше знали, и динамика была другая. Тогда единственным верным и нужным решением было принять меры, и мы сделали это, чтобы защитить людей", - сказал он.
За это время врачи разобрались с тем, как эффективнее лечить больных Covid-19, ученые создали несколько вакцин и сейчас тестируют их, а власти укрепили систему здравоохранения, погасили смертельную вспышку в домах престарелых, наладили массовое тестирование, научились отслеживать контакты заболевших и вводить локальные локдауны.
Смертность в Азии и Европе сошла на нет, а с ней исчез и страх новой пандемии масштаба "испанки" столетней давности или чумы в средневековой Европе.
Каждый десятый немец против санитарных ограничений. Некоторые выходят на протесты с конституцией в руках
Пора возвращаться к нормальной жизни, говорят недовольные, а то борьба с вирусом нанесет больший ущерб, чем сам вирус. Санитарные бунты прокатились по Европе, и самыми шумными по традиции оказались немцы.
Власти ответили: всему свое время, сначала вернем экономику к жизни, детей - в школы, работников - на работу. Если для этого всем придется носить маски и отказаться от тусовок, значит, так тому и быть, будем штрафовать нарушителей.
"Нам предстоит еще долго жить с этим вирусом", - сказала немецкий канцлер Меркель и напомнила, что сдерживать эпидемию осенью и зимой сложнее, чем летом.
"Проблема по-прежнему серьезная. Пожалуйста, относитесь к ней все так же серьезно", - сказала Меркель на пресс-конференции, объясняя недавнее решение ужесточить правила и штрафы.
Ее австрийский коллега Себастьян Курц считает, что жизнь вернется в прежнее русло не раньше лета.
"Исходя из того, как сейчас развивается ситуация, очень вероятно, что следующее лето будет уже нормальным", - сказал канцлер Австрии и не исключил ужесточения некоторых санитарных норм уже на этой неделе.
С одной целью - обуздать пандемию, не прибегая к карантину мартовских масштабов, сказал Курц.
Его горячо поддержал президент Франции, которая, как и Австрия, славится горнолыжными курортами и не хочет терять еще один зимний туристический сезон.
"Наша главная задача - вернуть людей на работу, - сказал Макрон. - Все наши усилия направлены на то, чтобы избежать еще одного локдауна, особенно общенационального. Мы научены опытом и знаем, что ничего нельзя исключать. Но мы делаем все возможное, чтобы этого не случилось".
отсюда
submitted by Alex_Jew to CIS_Politics [link] [comments]


2020.08.30 19:10 5igorsk Это проекция ада на земле

Это проекция ада на земле
https://i.redd.it/y1k5d01xu6k51.gif
Белорусский IT–предприниматель с иракскими корнями Амир Аль–Хайдар рассказал в Facebook историю своего задержания и нахождения в тюрьме на Окрестина.
«Друзья, хочу извиниться, что так долго тянул с опубликованием истории нашего с Настей задержания и нахождения в тюрьме, а точнее концлагере, на Окрестина – иначе это место не назовешь. Все это время после выхода я занимался срочными делами – обратился к травматологу в районной поликлинике, подал заявление в Следственный Комитет, прошел освидетельствование побоев в судмедэкспертизе, был на приеме у невролога в частном медицинском центре.
Теперь, когда все эти неотложные меры приняты, собрался с мыслями и решил написать обо всем, что произошло. Сразу хочу предупредить, это действительно будет лонгрид: я постараюсь изложить не просто сухие факты, но добавить мысли, размышления и инсайты, которые пришли ко мне в основном там – я очень много всего передумал, а также после выхода. В той мере, в какой это возможно, постараюсь снабдить свой рассказ смешными историями, ибо юмор помогал нам держаться и отвлечься от навязчивых мыслей о безысходности.
Нас задержали Минске в ночь с 11 на 12 августа на пересечение улиц Куйбышева и Богдана Хмельницкого в 500 метрах от нашей квартиры по ул. Якуба Коласа. Мы ехали в машине вместе с медиками–добровольцами, которые любезно согласились подвезти нас домой – в городе перестал ходить транспорт, хотя табло на остановке вот уже как полчаса показывало, что через 3 минуты придет троллейбус. Поворачивая на улицу Богдана Хмельницкого, мы заметили, что сотрудник ОМОН вяжут парня, а ближе к универсаму «Рига» увидели большое количество сотрудников внутренних дел и людей, лежащих на земле. Водитель нашей машины приостановился и мы – о это была большая глупость – спросили у сотрудников ОМОН, не нужна ли медицинская помощь. ОМОНовец что–то рявкнул в нашу сторону, но видимо, наш водитель на расслышал и пытался переспросить. В этот момент ОМОНОвец подбежал к автомобилю, бросил в сторону машины гранату, наставил на нас винтовку, приказал выйти из машины и лечь на пол. Все развивалось очень стремительно: было недостаточно времени, чтобы все осознать. Я услышал взрыв под колесами, потом увидел ствол винтовки перед своим лицом и в следующую секунду я уже нырял руками вперед в асфальт – это не такая простая задача выскочить из минивэна и быстро лечь на землю.
Нам приказали лечь и взять руки в замок над головой. В первые секунды я почувствовал огромное чувство обиды, что нас схватили в пустом городе, рядом с домом. Следующим чувством был страх, что будут бить ногами, а ты не можешь защититься. Мне приказали вытащить из кармана телефон и показать приложение «Галерея». Я достал телефон из кармана, он был разряжен. Продемонстрировав это, я извинился перед сотрудниками ОМОН. Они приказали вернуть телефон в карман. Забрезжила надежда, что нас могут отпустить. Я услышал, что Насте приказали подняться и она стоит возле автомобиля милиции. Ее спрашивают, кто мы, что делали и почему здесь оказались. Судя по разговору, она почти убедила сотрудников, что мы тут живем и что оказались тут совершенно случайно – мы не имеем отношения к ребятам–медикам (позже я узнал, что в эту ночь они лютовали против медиков, мол, как это так медики помогают протестующим? Тут, дескать, не война, чтоб красный крест участвовал). Пока я лежал и внимательно слушал разговор с Настей неожиданно почувствовал хлопок и жжение в области ягодиц – это был первый удар резиновой палкой за ночь. Поскольку я не ожидал этого, боли в момент удара практически не почувствовал, лишь после. Поймал себя на мысли, что если это и есть эффект от удара дубинкой, то не все так плохо — не так уж больно. Через пару минут я получил удар по спине, и сотрудник ОМОН задал мне вопрос: «А сейчас почувствовал боль?». Я решил подыграть ему и ответил: “Да”. Он схватил за шнурок с крестиком на моей шее, хотел вырвать и спросил: «Сколько мне заплатили за это?». Я ответил, что это крестик, я православный. На что сотрудник сказал: «Ок, крестик можно». Видимо, он думал, что у меня есть какая–то символика на шее. Рядом сильно били медиков, и я подумал, что, наверно, Насте удалось доказать им, что мы случайные люди. С одной стороны, очень надеялся, что нас отпустят домой, с другой – решил, что, даже если не отпустят, все не так уж плохо — пройдем все это, раз нас уже приняли, — увидим как все происходит изнутри (я и догадываться не мог, что нас на самом деле ожидало в ту ночь)! Затем подошли еще сотрудники ОМОН. Видимо, среди них был какой–то командир, который принимает решение, забирать нас или нет. Он быстро решил, что мы их клиенты, что нас надо паковать. Руки нам не связывали, так как у них закончились стяжки. Нам приказали встать и бежать в милицейский микроавтобус. По пути нас били – я запомнил удар кулаком в левый висок. На секунду я был оглушен этим ударом. Но осознал, что удар был короткий, так что никакого сотрясения быть не должно. Я лег на двух людей, которые были в салоне автомобиля. На меня лег один из медиков – они оба были очень крепкого телосложения. От веса тела мужчины болела спина, зато меня не били — били того, кто лежал сверху, так что в чем–то повезло.
Мы ехали в машине с минуту. Как только машина остановилась, нас начали по одному выпускать. Из машины меня вывел сотрудник ОМОНа, по голосу молодой парень. Он сказал мне дословно: “Братан, на бойся, все будет хорошо!”. Он положил меня на траву и попросил показать мое лицо. Я посмотрел на него. Он сказал лежать спокойно, руки взять за голову в замок. Подошел какой–то другой сотрудник, по голосу мужчина лет за тридцать. Он обзывал нас и избивал медиков. Грозился, что будет массажировать им простату дубинкой. Меня обзывал петушарой и бил ногой по рукам, которые были за головой. Я несколько раз ударялся лицом об землю и думал лишь о том, чтобы он мне не разломал череп. Потом он подошел сзади меня и начал давить на стопы ног, будто угрожая мне, что переломает лодыжки. Я лежал и не двигался. Меня спросили, где меня задержали. Я ответил, что возле дома. А где мой дом — улица Я Коласа. А где задержали – я ответил Куйбышева. Сложилось впечатлении, что эти ребята плохо знают Минск. Наверно, они из других городов, подумал я.
Нам приказали лечь набок, ноги под себя, встать на колени – это не так просто сделать из такого положения – и повели в автозак. Нужно было держать голову ниже, а я держал ее прямо, за это меня на пороге автозака много били. Мне пришлось симулировать, что у меня сердце заболело, я начал дрожать. Они спросили, что с тобой? Я ответил: сердце. – «А когда на улицу выходил сердце не болело?» Но бить перестали. Когда запихивали в автозак, заставили достать из карманов все вещи и бросить внутрь машины. Увидев мой мобильник один из сотрудников ОМОНа совершенно нормальным голосом спросил: “Что это за телефон, Xiaomi?” – “Нет, iPhone XR”, ответил я. “Ааа, понятно”, услышал в ответ. Запихнули меня в камеру в автозаке – там было еще два человека. Я сидел у них на коленях. Так мы ехали минут 10–15.
Машина остановилась и я услышал голос Насти. У нее спросили, все ли вещи с собой, на что она ответила утвердительно. Затем ее выпустили. Также я слышал женский голос надзирательниц тюрьмы. Я почему–то тогда поверил в то, что Настю выпустят сразу же из автозака и скажут идти домой, раз вещи при ней. Это предположение было ошибочно – она провела там на 1 сутки меньше, чем я. Но это ошибочная догадка дала мне силы верить, что с ней все в порядке и ее нет в этом ужасном месте.
Мы несколько минут сидели в камере в автозаке, ожидая что нас начнут выпускать. Сотрудники ОМОН смеялись, говорили о чем–то своем, предупредили нас, чтобы при выходе мы бежали очень быстро. Я понял, что издевательства и побои не закончатся.
Вот нас уже выводят, руки за спиной голова вниз – я не вижу ничего кроме асфальта и земли. Нам приказывают встать на колени на траву вдоль металлического забора тюрьмы, голову положить на землю, а колени поджать под грудь – так. наз. “поза эмбриона”. В такой позе мы провели 5 часов. Стоять так очень сложно, ноги затекают, а если попробуешь выпрямить ноги – сразу бьют дубинкой. Я перекладывал вес тела попеременно с одного колена на другое, потом переносил вес тела на голову. В один момент я почувствовал хруст в шейном отделе позвоночника. Я испугался, что могу сломать шею, поэтому начал больше нагружать ноги. Справа от меня были парни, которые знали друг друга, может быть братья, а может друзья. Я советовал им двигаться и менять положения, насколько это возможно, чтоб ноги не затекали. Охранял нас надзиратель тюрьмы, не ОМОНовец. Он бил дубинками по ягодицам, но без остервенения. Хуже всех били ОМОНовцы. Очень крепко били медиков, парня, у которого был нож, парня, который был с дредами – его не только били, но еще состригли волосы – им не понравилась его прическа. Где–то справа от меня очень сильно избивали человека. Он много говорил с избивающими, умолял их не бить больше, а потом от отчаяния встал и пытался защитить себя от ударов. За это сотрудник со словами: «На что ты рассчитывал, когда пытался кинуться на меня” нещадно стал избивать его дубинкой. По голосу сотрудника я определил, что он взрослый – ему точно за тридцать и более менее развитый, так как смог сформулировать такой сложный речевой оборот – «на что ты рассчитывал)».
Но самое страшное, что творилось в том дворике – это избиение людей поодаль от нас. Где–то в глубине двора людей избивали бесчеловечно, их били так часто и с таким остервенением, что я никогда не слышал ни таких стонов и криков, ни таких звуков от ударов по телу. Было такое ощущение, что бьют по какой–то наполненной пластмассовой бочке или канистре. Несколько человек били одного, и я не могу поверить, что один человек может вынести столько ударов. Я лежал, прислушивался, молился Господу Богу, чтоб меня не сделали инвалидом и одновременно морально готовился достойно стерпеть все эти удары. Думаю, что каждый из нас вновь привезенных туда, готовился стать следующим. Парни, которых избивали, умоляли не бить больше, уважительно просили ОМОНовцев: “братцы”, “мужики”, “товарищ командир”, не бейте больше». Но те не унимались, более того – зверели и били с большим остервенением, вкладывая в удары весь вес своего тела, наносили удары с криками и кряхтя на выдохе. Угрожали, что убьют людей, спрашивали риторически: перемен захотел, воевать захотел и тд. Один парень от отчаяния начал кричать “Позор”, и те его просто забивали как поросенка. Другой сказал: “Мужики, лучше застрелите меня. Я больше не могу!”.
Я задумался над тем, что это все же не тюрьма, это не концлагерь, — это проекция ада на земле. Как будто недра земли разверзлись и кусочек ада вылез из породы наружу. И мы все здесь должны пройти 9 кругов ада согласно тем ‘грехам’, которые совершили. У кого–то был нож, кто–то был в камуфляжных штанах, кто–то в берцах, у кого–то при себе были рации, противогаз, у кого–то якобы обнаружили взрывпакет, кто–то, не дай Бог, оказывал сопротивление, кто–то стоял в сцепке, кто–то был медик, у кого–то на руке была белая лента, у кого–то БЧБ–флаг, кто–то был одет в белое. Всех они классифицировали, помечали баллончиком с краской, на майках, байках писали нож или рисовали крест. Соответственно, каждого из нас ждала кара соразмерно его “греху”. У меня ничего не было, каким–то образом нам с Настей, видимо, удалось убедить их, что мы не медики, так что меня не избивали очень сильно.
Я прислушивался, о чем говорили между собой сотрудники между всеми этими зверствами. Обычный разговор: кто–то просит сигарету, кто–то воды, кто–то смеется, обсуждали что надо ввести комендантский час и проч. Потом у нас спросили ФИО и дату рождения. При этом били. Меня ударили 2 раза дубинкой. При втором ударе сотрудник МВД сказал: ”Хач е..аный”. В эти моменты словесные оскорбления никак не действовали на психику, мне было все равно кем и чем меня обзовут – лишь бы сохранить здоровье. Также спросили: “Гражданин чего?”. Я побоялся тогда сказать, что у меня есть второе гражданство Республики Ирак, потому что мой паспорт истек еще 10 лет назад, для его продления нужно было ехать в Ирак, а там было не менее опасно, чем сейчас в Беларуси. Быть может, меня отведут, начнут наводить справки по базе иностранцев, обнаружат, что я числюсь как гражданином РБ, уличат во лжи и изобьют до смерти. Также я не знал степень их юридического образования. Возможно, они не поверят, что у гражданина РБ может быть второе гражданство и они, как некоторые несведущие люди, считают, что это невозможно, — будут избивать.
В “положении эмбриона” мы провели не менее 5 часов. Затем нам велели подняться и бежать по диагонали в помещение тюрьмы. Пока мы бежали, нас били. Мне прилетело как минимум 3 удара дубиной по разным местам. Мы забежали внутрь помещения, нас заставили встать на колени вдоль стены и раздеться. Пока раздевались, вещи обыскивали. сзади нас я видел 2 пакета: один большой холщевый, второй маленький целлофановый. Я подумал, неужели нас здесь убьют, а пакеты для трупов?. У меня во внутреннем кармане джинсовой куртки нашли браслет с фестиваля Lolapolooza в Берлина. Сразу спросили – это что (видимо думал, что какая–то символика? Ответил. Дальше реплика – Круто. Там был Рамштайн? Я сказал, не было, а были Imagine Dragons. “Класс” слышу в ответ. От любого человеческого отношения и общения там сердце радуется и наполняется надеждой, что не все потеряно, раз там могут быть нормальные ребята. После этого разговора отогнал мысли о гибели. Нам приказали все ценности и шнурки сложить в маленький пакетик. Я решил спросить, что делать с крестиком – очень не хотелось с ним расставаться. В ответ получили какую–то угрозу. В общем, решил, что безопаснее все же будет снять крестик и сложить в пакет.
Далее нам приказали взять нашу одежду и голыми бежать вереницей по коридору. Мы прибежали в помещение 10x10 на улице, где было много парней, стоящих на коленях и локтях головой вниз. Так, голые мы тоже стали, ожидая, что же с нами будет дальше. Откуда–то из застенков доносились ужасные звуки избиений, стоны и адские крики. У нас спросили, хотим ли мы туда, в кровавую баню. – «Никак нет, товарищ командир!”. Нам приказали, стоя на коленях, одеться. Зачет по последнему. Кто оденется последним из 10ти, тот получает. Начал быстро одеваться, у меня была куртка – как минимум на одну вещь больше, чем у тех, кто был легко одет. Одев всю верхнюю одежду, понял, что остались носки. Было желание не надевать носки, но потом я подумал, что это будет нечестно по отношению к другим, а также, что носки будут скомканные в кроссовках под ногами – это неудобно и холодно. Я оделся последним. Охранник сказал: «Можешь уже не спешить, прими достойно!”. Я подготовился, продышался и получил один сильный удар по спине. Был очень рад, что не последовала серия ударов. Кстати, это был последний удар, который я получил. Охранник с периодичностью в несколько минут бил других парней, задавал вопросы, проводил лекцию политинформации для нас: «Зачем вам это надо? Вам что плохо живется? Зачем Вам эта Тихановская, она же домохозяйка! Посмотрите на Ваши крутые шмотки! У вас же у всех айфоны! (про айфоны уже второй раз за ночь услышал) 26 лет жили спокойно, стабильно, сыто! Вы хотите воевать с нами? Мы не хотим с Вами воевать! Мы хотим Вас защищать! Вы думаете, мне нравится то, что я делаю сейчас? Мы боремся с убийцами, насильниками, ворами, почему мы должны бороться с Вами!» Что я заметил из этого разговора. Мне показалось, что политическая часть напоминала какое–то шоу, будто охранник говорил на публику. И не был заметен какой — то энтузиазм и искренность в его словах. Когда же он говорил, что это не его работа с нами разбираться, что он хочет нас охранять, его клиенты — это убийцы и проч. – я почувствовал, что человек говорит искренне. В общем, сложилось ощущение, что они там соревнуются, кто больше охваливает власть, чтоб показать лояльность перед своим и смежным ведомствами.
К часам 8–9 утра нам разрешили встать. На этой площадке, не знаю, что это карцер или прогулочная, мы простояли до вечера. Слава Богу, у меня была куртка, мне не было холодно. С нами был парень без майки, он замерзал. Я ему периодически давал надеть куртку, чтобы согреться. Казалось, что все пытки позади, выглянуло солнце и мы расслабились. Начали знакомиться, общаться. Обсуждали и гадали, что нас ждет дальше. Надеялись, что нас отпустят в виду того, что тюрьмы, должно быть, уже переполнены, и силовики попросту не знают, куда нас девать. Много было разных разговоров, не буду описывать их подробно, да уже и не помню всего, что говорилось. Помню, что гадали, куда мы попали. Бывалые правонарушители и манифестанты зорким глазом сразу определили, что мы на Окрестина. Сверху на террасе за нами следил сотрудник ВД в маске, ни на какие вопросы не отвечал. Слава Богу появилось ведро, и впервые за 12 часов я смогу справить нужду. Нам сбросили несколько бутылок воды, но до меня она не дошла. Воды давали мало и редко. Поскольку я стоял далеко от террасы, я так и ни разу не попил до вечера. Те кто ловил, выпивали всю воду и делились только с рядом стоящими. Это такой показатель заключённых – в этих условиях все думают лишь о себе, о своем выживании. Начались небольшие перепалки между заключёнными из–за воды. Помню еще, что, когда человек в очередной раз попросил воды у стоящего сверху надзирателя, последний ответил: “Посцать бы на тебя!”.
Некоторые люди стучали в дверь, звали сотрудников ВД, просили еды, жаловались на холод. Мы осуждали такое поведение. Я понимал, что с нами нарочно обращаются как со скотом, чтоб дать понять, что мы самые недостойные люди в стране в данный момент. Мы опасались, что из — за недовольства отдельных личностей, нас изобьют или не выпустят. Мы слышали, что возле здания на Окрестина образовался пикет и девушки скандируют “Позор”, “Выпускай”, другие кричалки. Это нас раздражало, так как мы опасались возмездия за это. В соседнем карцере были задержанные девушки. Они возмущались, спорили. Я в чем–то завидовал их отваге. Все же девушек не должны бить так как нас, и они могут себе позволить возмущаться.
Пока мы там стояли, я думал: как так происходит, что люди c образованием и интеллектом ниже среднего избивают и глумятся надо мной, человеком с высшим образованием, с 11–летним опытом работы юристом и на руководящих должностях, говорящего на 4 языках. Такое государство просто недостойно меня. Как так вышло? Ко мне пришла мысль и я высказал ее ребятам вслух, что сейчас для власти мы хуже бандитов, убийц и самых отъявленных злодеев. Поэтому лучше ничего не требовать, не возмущаться, а достойно молча ожидать свою судьбу.
Нам сказали, что сейчас приедет судья и будут суды. Постепенно начали вызывать людей на суды. Из 127 человек, которые были на площадке вместе со мной вызвали максимум 30–40 человек. Люди возвращались. Кто–то признался, что он нарушал ст. 23.34 КоАП «Нарушения порядка организации или проведения массовых мероприятий», кто–то отказывался. Мы сразу окружали вернувшихся с судов, чтоб расспросить, что там происходит и как лучше себя вести на судах. Те, кто признавался получали по 10–11 суток ареста. Те, кто спорил – 15 суток – максимальное наказание. Заключенные разделились на 2 лагеря: те, кто хотел признаться лишь бы выйти поскорее и лишь бы не били; и те, кто не соглашался. Поскольку большинство людей, как и я, участие в митинге не принимали, этот выбор был мучителен для нас. Поступиться своей совестью ради здоровья, либо рискнуть здоровьем ради правды. Я сказал, что я юрист с большим опытом. Начал консультировать людей. По закону, конечно, я должен был всем советовать не признаваться. Но в этот день в этом месте в этих обстоятельствах закона не было, он не работал и был жестоко попран грубой силой и безнравственностью силовиков. Я много думал и переживал, как поступить в моей ситуации, что посоветовать другим. Самое лучшее, что мне пришло на ум, это выжидать и надеяться, что нас выпустят без суда, так как тюрьмы переполнены. А уже если дойдет до суда, то поступать по ситуации и попробовать поговорить с судьей, спросить, дадут ли меньший срок, если согласишься или нет. Также с прагматической точки зрения я понимал, что никакой возможности привлечь свидетелей, истребовать доказательства, заявлять жалобы, ходатайства, отвод судье, а уж тем более потребовать записи видеокамеры на улицах в месте задержания, нам не дадут. Я отрезвил некоторых ребят, раскрутив им сценарий того, что будет. Я видел перед собой вопрошающие глаза людей. И советовал им соглашаться, так как сутки или штрафы дадут в любом случае. Сказал, какая у нас цель? Наша цель, выйти отсюда как можно скорее, сохранив здоровье, а не добиваться правды. Поэтому лучше согласится и не бесить этих чертей. Это было тяжело, но я решил для себя, что так будет лучше. К счастью, судов против остальных людей кроме тех 30–40 не было, и этот моральный выбор отпал сам собой.
Целые сутки я не спал. Место для того, чтобы расположиться для сна всем 127 человека, не было. Мы придумали ложиться на пол на спину и каждый следующий человек ложился между ног лежащего сзади – выстроили такие шеренги вагончиков людей вдоль стен помещения. Лежать на полу было холодно, но зато мне удалось подремать минут 30–40. Сон придал сил ждать. Погода резко портилась, намечался дождь. Мы молили небеса, чтобы не полило. К счастью, небо в тот день к нам было благосклонно. Где–то через час наши вагончики развалились, затекали ноги, в таком положении проспать долго было невозможно. И к лучшему: это нас спасло от переохлаждения.
Мы встали и простояли еще несколько часов, пока нас не начали отводить по камерам. Это тоже была пытка, так как начиная с обеда привозили новых заключенных, и они проходили круги ада: мы слышали из–за стены как черти в черном кричали, избивали и издевались над людьми. На нас гаркнули стать к стене и по 10 человек со словами: “Вы жаловались на холод, сейчас мы вам сделаем погорячее” стали куда–то угонять. Мы запомнили, что на экзекуцию ночью и рано утром тоже гнали по 10 человек со словами: «Этих я уже отработал. Давай еще десяточку на отработку”. Мы стояли лицом к стене и прислушивались, последуют ли крики. Криков не было. Выводили по 10 человек достаточно быстро, а также мы слышали, как гремят двери в камерах, на основании чего я сделал вывод, что скорее всего нас сортируют по камерам. Когда же охранник сказал: «Вам тут было тесно. Сейчас будете гулять по хатам”, на сердце отлегло, так как я понял, что действительно нас ведут в камеры. Забегание в камеру это еще та история. Ты держишь руки за спиной, голову вниз, твое тело согнуто почти под углом 45 градусов, шея повернута влево. И в таком положении, словно овца, ты бежишь в свой загон. Я видел по телевизору, что так конвоируют людей в колониях строгого режима, осужденных за совершение особые тяжких преступлений, но никак не мирных манифестантов.
В камере мы встретили трех парней, они были бодры, смеялись. Они были задержаны во время протестов 9–10 числа. Двое из них было осуждены на сутки административного ареста, один парень еще ожидал суда. В двухместной камере нас оказалось 22 человека. Никакого негатива постояльцы камере в связи с пополнением не высказывали, а напротив угостили нас хлебом, объяснили правила, помогли расположиться. Места было очень мало, первую ночь спать было невозможно – я спал сидя. Вдруг вспомнил про нашу кошку – Клепу, она осталась дома одна без еды. Так как мы с женой оба оказались тут, очень разнервничался, что нам дадут по 15 суток, а кошка умрет от голода. Потом я вспомнил, что предусмотрительно оставил ключ под передним амортизатором своей машины и сказал маме и сестре, где лежит ключ. Но я боялся, что на стрессе они забудут про это и не покормят нашего любимого зверька. Спросил у ребят, сколько кошка может прожить без еды. Они ответили, что 10 дней может прожить, она будет есть обои, цветы и тд. На сердце немного отлегло, но я решил, что буду признаваться, чтобы дали меньше суток. Окно нашей камеры выходило на улицу прямо напротив ворот ЦИП Окрестина. Я лежал на Пальме (на фене так называемое верхнее лежачее место на нарах) и смотрел в окно. Вдруг сквозь решетку в окне я увидел, что на улице напротив окна сидит девушка с русыми волосами в джинсовой куртке и светит какими–то фонариками. Присмотревшись, я понял, что она держит какого–то зверька под курткой, похоже, кошку. Долго присматривался сквозь решетку, потом позвал сокамерника посмотреть. Он подтвердил, что видит девушку с кошкой. Около часа я смотрел в окно, но лица девушки рассмотреть не мог. В общем, мне удалось убедить себя, что с 90% вероятностью – это была Настя с нашей любимой кошкой. Удалось отогнать дурные мысли, и стало легче. Забегая вперед, скажу, что ошибся.
В камере мы много общались, шутили. Из смешного запомнилась демонстрация друг другу синяков и гематом от дубинок на спине, плечах и задницах. Мы смотрели на форму синяков и угадывали в них очертания различных вещей, контуров карты Беларуси и других стран. Также бодрились, что Ленин сидел, Сталин сидел, Якуб Колас сидел, Пушкин был в ссылке – каждый нормальный мужик должен отсидеть хотя бы раз. В ту ночь я смог поспать совсем немного, так как спать можно было только сидя.
Утром нам дали чай, 3 буханки черного и 2 – белого хлеба, а также сечку. Помню момент, когда один парень решил попросить у кухарки мобильный телефон, чтоб сделать звонок маме. Она ответила: “E..нулся?” Некоторые ребята не ели или не доели кашу. Возвращая тарелки у кухарки спросили, а что делать с оставшейся едой, может вернуть ее Вам, чтоб не выбрасывать? На что получили ответ от рядом стоящего охранника тюрьма, что–то вроде: “Щас я тебе въе..у – быстро вымыл!”. Постепенно наша камеру пустела – кого–то отпустили, кого–то вызывали на суды, кого–то, как мы решили, перевезли отбывать сутки в Жодино. На протяжении целого дня к нам каждые полчаса–час приходили сотрудники тюрьмы и называли фамилии людей, а также заставляли нас писать список нашей камере не листке бумаги. Какая–то неразбериха у них была. К часам 5–6 дня нас осталось 11 человек в камере.
Днем нас вызвал наш охранник – мы узнали, что его зовут Сергей – и повел на третий этаж помещений изолятора. Он сказал, что мы можем уже идти нормально, не сгибая головы. Также использовал к нам слова: “мужики”, мне показалось, что на второй день к нам уже улучшилось отношение. Там нас вызвали к какому–то важному офицеру на допрос. Я шел вторым. Первым вышeл мой сокамерник cо словами: “Свобода! Cегодня нас выпускают!”. Я зашел в кабинет, там был приятной наружности офицер лет 45. Он мне сказал: я вправе решать, кто отморозок, а кто вменяемый человек. После 15–20 минут беседы, он сказал, что меня отпустят. Я подписал бумагу, что нарушал закон, раскаиваюсь и если меня еще раз задержат на митинге, то будет уголовная ответственность. Подождав остальных парней, мы вернулись назад в камере в полном воодушевлении. Обращение с нами по пути назад было нормальное.
Мы убрали камеру и приготовились, что с минуты на минуту нас могут выпустить. Разделили и доели остатки черного хлеба. Прошел час, второй, третий, но никто к нам не пришел. Часть ребят начали засыпать. Ночью раздался грозный голос: “Встать! Лицом к стене!”. Мы встали, но к нам никто не зашел. Заметили, что это не голос Сергея. Хоть бы не ОМОН, подумали мы. Простояв с полчаса, некоторые опять вернулись спать на кровати и на пол. Я стоял возле окна и с сокамерниками смотрел, что происходит за территорией изолятора. Там образовался большой пикет. Кто–то сказал, посмотрите сколько там людей: стоят с котами, собаками, шашлыки жарят. Потом мы узнали, что это волонтерский лагерь и родственник заключенных. Начинали отпускать людей, и мы смотрели в окна. Когда выходили заключенные, люди аплодировали. Но людей выходило немного. Потом вместо людей начали выезжать скорые, я насчитал штук 5–6, а может и больше. Также выезжали милицейские грузовики и машины. Люди на улице начали возмущаться, требовали показать людей, кричали имена. Обстановка была очень нервозная. Это было, наверно в 2–3 часа ночи.
Вся наша камера спала, я был единственный, кто не мог заснуть. Слышал в коридоре беготню ОМОНовцев, лязг ключей и дверей, шум где–то в глубине здания. Людей из соседних камер выводили, куда–то гнали. Я начал думать и соотносить выезжающие скорые, весь этот шум, и стал опасаться, что они дополнительно избивают людей до того, как выпустить (я не знал тогда, что некоторым тяжело избитым не вызывали медицинскую помощь своевременно). Из соседней камеры вывели людей. Я слышал, как один заключенный сказал, что не может встать, так как ему сломали позвоночник. Сотрудник ОМОНа крикнул ему: “Встать!”. Люди побежали куда–то вправо, через кормушку в двери камеры я видел бегущих “космонавтов”, потом через некоторое время слышал, как заключенные бежали из правой стороны влево. Далее я услышал, как кого–то тащат по полу. Видимо, тащили того человека, который не мог встать. Потом тащить перестали. Видимо он сел, опираясь на стену между дверьми двух соседних камер. Я слышал его дыхание. Он дышал, словно у него была дырка в груди, как будто через трубку. Мороз по коже был от этих звуков. Думал, не дай Бог нас отправят домой на скорой. Открылась наша дверь, нас спросили, когда задержаны. Мы ответили, что 12 и что нас должны выпустить. На что сотрудник милиции спросил, почему это он должен нас выпустить? Мы пояснили. Он сказал: ”Ну раз подполковник из центрального аппарата сказал, то отпустим”. Где–то через час нас вывели и построили вдоль стены. Был один сотрудник в милицейских штанах и черной байке, без маски, не ОМОНовец. Он спросил, кто задержан 11 числа, подозвал к себе несколько человек по одному и запихнул их в другую камеру. Затем он спросил, кто задержан 12 числа. Подозвал к себе 1 человека чтобы запихнуть в другую камеру. Следующим должен был идти я. Пока мой товарищ шел в камеру, я уловил взгляд сотрудника тюрьмы и посмотрел ему в глаза просящим взглядом, мол, не калечь меня. Он подозвал меня, спросил гражданство и кем работаю. Я сказал, что у меня гражданство Беларуси, но еще Ирака, и что у меня ИП и я директор собственной фирмы. Он сказал мне вернуться в строй со словами: “Судьба тебе дала второй шанс”. Нам приказали бежать вниз. Внизу было больше сотни людей. А также сотрудники тюрьмы и военные с автоматами в защитной форме. Был также тот сотрудник, который сортировал нас на выход, еще одного я запомнил – он вызывал нас на суды. Мы стояли вдоль стены, а напротив другой стены лежали наши вещи, разбросанные, как на барахолке. Военный сказал, что есть минута осмотреться вокруг и найти взглядом свои вещи. Я понял, что это невозможно, да и было одно желание быстрее выйти отсюда и попытаться спасти ребят, которых, как я предполагал, сейчас избивали. Нас заставили еще раз подписать признание и предупреждение об уголовной ответственности, назвать анкетные данные для включения в базу. Кто–то вперед меня залупался с военными по поводу вещей. Я не понимал этого: “Убегай скорее, а то заберут в камеру и искалечат”, мысленно я давал совет тому человеку. По пути я спросил у двух разных сотрудников насчет Насти, отпустили ли ее, и как это узнать. Мне сказали, что девушек всех отпустили. У второго сотрудника, молодого мента, я спросил, били ли девушек. Он мне ответил, что здесь никого не бьют. В тот момент на секунду злость резко вскипела в жилах, но рационализм взял верх – мне оставалось несколько шагов до выхода.
Как только я переступил порог тюрьмы, моя мама обняла меня (позже я узнал, что Настя прислала ее встретить меня). Следом я увидел давнюю знакомую и подругу жены. Удивился, зачем они тут. Оказалось, их родственники тоже на Окрестина. Я взял телефон у мамы и позвонил Насте, спросил били ли ее, как там кошка и что надо срочно спасать людей. Попросил свою знакомую написать другу, у которого есть связи в силовых ведомствах, чтобы спасти ребят. Но было около 6 утра – люди спят в это время. Мой выход затянулся на добрые полчаса. Я ходил взад–вперед по волонтерскому лагерю и начал плакать от отчаяния. Стрельнул у кого–то сигарету, выкурил и почувствовал себя плохо. У меня было давление 190/100 – это мой рекорд на сегодняшний день. Мне вкололи магнезию в скорой, давление нормализовалось. Волонтеры опросили указать свои ФИО в списках, что я сделал. Давать интервью отказался. В некоторых людях усматривал признаки тихарей. Ко мне подошел человек, он оказался доктором, но до знакомства с ним я сразу спросил, Вы не силовик?:)
Еще не знал, что происходит в стране, что включили интернет, рабочие бастуют, а люди массово выходят на митинги. Когда я выходил, думал, что все страдания зря. Еще в камере решил, что пусть его хоть коронуют, но ни одна человеческая жизнь не должна быть отнята или искалечена. Как только узнал все, что произошло за эти 3 дня, воодушевился – понял: все было не зря. В волонтерском лагере было очень много добрых людей: я поел, выпил воды, предлагали чай, кофе, сигареты, мед помощь, психологи, транспорт. Прям попал с корабля на бал. Приехала Настя. Мы побыли еще какое–то время в лагере, а затем парень волонтер довез нас до дома моих родителей. Там я еще раз вызвал скорую, давление уже было 155/100, что в принципе достаточно норм. Мне сказали мониторить и выпить каптоприл, если повысится. Я не мог уснуть, все время беспокоился о ребятах, которые там остались. Нашел в fb профиль и связался с племянницей моего сокамерника – известного художника, который там остался. Рассказал ей все, но без подробностей. Информации о нем не было ни в больнице, ни в списках. Это был хороший знак. Как только увидел новость в 10 утра о том, что его выпустили, сразу успокоился. Потом я узнал, что их не избивали, а продержали еще несколько часов в камерах и выпустили. Моя догадка, что скорые увозят только что покалеченных людей не оправдалась. Я и допустить не мог, что силовики додумаются до того, чтобы вообще людям не вызывать скорые и держать их покалеченных в камерах. Когда я лежал головой в пол с согнутыми ногами, то подсматривал между ног, что происходит. Видел, что во дворике тюрьмы были скорые прямо во время избиений. Один раз слышал, что “отработав” человека по–полной ОМОНовец кричал: “Скорую!”. Эта дикость еще укладывалась в моей голове, но не вызывать людям скорую в принципе – моя фантазия здесь оказалась бессильна.
Наверно, можно было всю эту историю существенно сократить, уместив в 2 буквы – АД. Короче слово вряд ли можно придумать. Я читал «Записки из мертвого дома» Достоевского, «Архипелаг Гулаг» Солженицына, «Другой мир» Герлинга–Грудзинского. Там описаны быт и испытания узников лагерей, в том числе политических заключенных. В этих произведениях свидетельства пыток, унижений, суровых условий труда заключенных. Наверно, что–то близкое к этому, но интенсивом, выпало испытать нам. Однако у меня сразу появилась другая аналогия, еще там, когда головой в пол на коленях сидел во дворике изолятора – это монолог Князя Мышкина из романа Достоевского «Идиот» о ценности времени и жизни перед казнью. Меня этот монолог сильно тронул, и когда читал книгу, и в исполнении Евгения Миронова просто талантливо сыграно. Так вот, я испытал что–то похожее, когда был там в ожидании своей участи. Я думал очень четко и планировал, что буду делать при различных исходах. А также слушал и анализировал по поведению и словам ОМОНовцев, чего стоит ожидать. Кого, как бьют и за что. Все было очень четко и ясно в сознании. Понятно, если убьют, то и планировать нечего. Страх смерти был пару раз и исчезал быстро – все–таки не верилось, что будут убивать. Страха физической боли не было, так как уже испытал ее. Самый большой страх был – остаться инвалидом. И вот это ожидание и подготовка к неминуемой своей участи, это самое страшное. Эти часы и минуты тянулись очень долго. А на утро, когда вся эта вакханалия прекратилась, было действительно облегчение и осознание того, что жить хорошо. И что постоять 12 часов на ногах на открытом воздухе без еды и питья не так уж плохо
В заключение одна важная мысль. Когда я слышу обвинения каких–то чиновников в адрес «провокаторов», наркоманов, алкоголиков, ранее судимых, что, оказывается, их можно бить до полусмерти, что их жизнь за половину идет жизни человеческой, не могу понять, где росли, учились люди, которые это все говорят, какая мать их воспитала. Мне как юристу — это вообще непонятно.
Несколько слов про провокаторов и тех, кто сопротивлялся сотрудникам ОМОН. ОМОН вышел с оружием, техникой, гранатами, щитами, дубинками, водометами, газом против мирных людей в шортах и майках, навязал им бойню, в которой люди не хотели участвовать. Кто–то из демонстрантов не смог терпеть насилие, начал защищаться. Это нормальная реакция людей на угрозу жизни – защищаться. Мы социальные животные, так или иначе ведомые инстинктами. Не все готовы как поросята лежать и выносить удары, когда есть хоть малейший шанс этих ударов избежать. В итоге ОМОН победил человека в неравном бою. В бою, который ОМОН развязал сам. Но потом, после боя, уже побежденного и беззащитного человека они калечили и мстили лишь за саму попытку защититься. Это вдвойне подло.
Про наркоманов, алкоголиков, безработных – это просто какая–то классовая вражда, сродни кулакам, врагам народа и контрреволюционерам. Как достижение Лукашенко приводят то, что он в 1994 разобрался с бандитами и “ворами в законе”. Мол, дали им 24 часа, а кто не уехал, расстреляли. Об этом слагают легенды и поют ему дифирамбы. Даже сам на недавнем выступлении сказал про это. Так вот, я думаю, что тогда, c первого дня мы и начали свой путь к тому, что имеем сейчас. Нельзя грязными и незаконными методами установить мир и законность. Нельзя проливать кровь сейчас во имя того, чтоб не пролилась кровь в будущем. Попирать закон чьими–то понятиями, суждениями и представлениями о справедливости тоже никому не позволено».
https://charter97.org/ru/news/2020/8/28/391242/
submitted by 5igorsk to Tay_5 [link] [comments]


2020.08.18 05:52 NewsPlastic W узаконить сделали как дома 2016 перепланировку

7 знаменитых мужчин, которые увеличили губы Не только женщины имеют комплексы по поводу своей внешности. Публичные личности и не только все чаще прибегают к услугам косметологов, чтобы они им сделали чувственные губы как у Бреда Питта или четко очерченные контуры рта как у Ченнинга Татума. Вот шорт лист знаменитостей, которые решили изменить размер и форму губ:
Сергей Зверев
https://preview.redd.it/nkdqz8b89ph51.jpg?width=791&format=pjpg&auto=webp&s=b781ac735fe67b6306937468714a27c9134e6e3b
По лицу известного стилиста сразу видно, что он сделал ни одну пластическую операцию, но в глаза бросаются губы. По словам звезды, в 90е он пережил серьезную аварию, получил травмы, шрамы от которых пришлось убирать с помощью пластического хирурга. Позже, увидев хороший результат, Сергей решил накачать губы филлерами. Косметологи подозревают, что звезда делает уколы ботокса. Кто бы что не думал, Зверев выглядит эффектно и пухлые губы - его визитная карточка.
Валерий Леонтьев
https://preview.redd.it/6a5y1ole9ph51.jpg?width=783&format=pjpg&auto=webp&s=c5ee78e518a917f27d72602feba5e6f07d4c312c
Лицо певца приковывает внимание, он до сих пор выглядит хорошо. Но очень часто в прессе можно встретить подробные разборы, какие процедуры и операции сделал Валерий. По слухам, впервые услугами эстетической медицины певец воспользовался еще в 90-х, а теперь доверяет свою внешность только американским врачам. Также внимательные люди отмечают, что певец использует филлеры, которые поддерживают четкий контур губ.
Гоген Солнцев
https://preview.redd.it/hm7ou7hj9ph51.jpg?width=790&format=pjpg&auto=webp&s=c2726c6a5cab8794c76bf655410c9cab6e685c26
Его называют фриком, эпатажным типом, зарабатывающем на хайпе шоуменом. Имидж Гоген меняет часто, каждый раз поражая поклонников своим внешним видом. Солнцев не скрывает, что обратился к косметологам и увеличить свои и без того не тонкие губы.
Александр Шпак
https://preview.redd.it/ds17pz4n9ph51.jpg?width=791&format=pjpg&auto=webp&s=6fa7f270d0985a222695a697f130693cd8bfe80a
Мужчина начинал как фитнес - тренер и бодибилдер, но в один момент решил изменить свою внешность. Первые эксперименты начались с татуажа бровей и татуировок по всему телу. Далее последовала блефаропластика (операция на веках), ботокс, филлеры в губу. Однажды Александр переборщил с гиалурункой, это повлияло в плохую сторону на мимику. Но Шпак не собирается останавливается и продолжает искать себя и свой стиль.
Рустам Солнцев
https://preview.redd.it/6huo3q5r9ph51.jpg?width=782&format=pjpg&auto=webp&s=d6323f2014e04e5db8bea0e859ece81c1a3fd16c
Бывший участник Дома-2 в одном интервью признался, что его операция на губах была неправильным решением. До 2018 года Рустам колол филлеры, но почувствовал недомогание. Медики выяснили, что биогель способен «передвигаться» по лицу и вызывать воспаление. Солнцеву пришлось лечь под нож и удалить чужеродную субстанцию из лица.
Джеймс Чарльз
https://preview.redd.it/1iu9g7ru9ph51.jpg?width=789&format=pjpg&auto=webp&s=cf069e724baf4291049746cdcb508d486132ba65
Первый парень, который стал лицом и основателем бренда женской косметики CoverGirl. Он создает невероятные палетки и потрясающие помады, а также тестирует продукты на себе, создавая креативные макияжи. Джеймс положительно относится к пластической хирургии и бьюти - процедурам, но утверждает, что пухлые губы — это результат правильно выбранного мейка.
Стас Михайлов
https://preview.redd.it/76ekgmky9ph51.jpg?width=774&format=pjpg&auto=webp&s=bb97577a93fcfb4fbaa8e0be9cab6090c4d99cee
Неожиданно, но да, любимый певец женщин бальзаковского возраста тоже пользуется услугами пластической хирургии. Поклонники певца подозревают, что он делал подтяжку лица, колол ботокс, филлеры в губы и скулы. Посвежевшая звезда опровергает домыслы о хирургическом вмешательстве. Косметологи заметили, что определенные процедуры все же были, а именно коррекция овала, аппаратные процедуры и заполнение губ филлером для четкости контура.
Как относится к мужской пластической хирургии, решать вам. Мужчины, как и женщины, стремятся подольше сохранить молодость, особенно это касается публичных людей, которые грубо говоря вынуждены "зарабатывать лицом". Эстетическая медицина помогает людям реализовать себя через внешность, убрать или подчеркнуть черты лица, чтобы в дальнейшем видеть в зеркале отражение, которое будет нравится. А это полезно для ментального здоровья.
Источники: https://dr-vedrov.ru/ и https://ps-live.ru/
submitted by NewsPlastic to u/NewsPlastic [link] [comments]


2020.08.07 21:11 Russian_partisan Как произошло вмешательство в американские выборы. Почему институт президенства особенно хорошо подходит банановым республикам. Отвечает Гугл, я ему помогаю.

Как произошло вмешательство в американские выборы. Почему институт президенства особенно хорошо подходит банановым республикам. Отвечает Гугл, я ему помогаю. Попробуем разобраться при помощи специальных инструментов Гугл, как до Трампа проходили выборы в США.
У Гугла была специальная программа, которая, кстати, вызвала множество нареканий, когда они сканировали и распознали огромную часть книг и газет в мировых библиотеках. Разумеется, такая большая работа была проделана не для того, чтобы сделать нам всем хорошо, а чтобы потом зарабатывать денежки на этих общедоступных материалах. Чем, кстати, Гугл сейчас и занимается. Побочным продуктом этой программы стал Books Ngram Viewer, который по правильно составленному поисковому запросу выдает количество упоминаний заданного выражения за указанное время. Длительное время гугл придерживал данные за новейшую историию (после 2010 года), а теперь вот вдруг открыл. Спешите видеть, шоу начинается.
Послевоенные Президенты США:
  1. Harry S. Truman, Democratic , April 12, 1945 - January 20, 1953
  2. Dwight D. Eisenhower, Republican, January 20, 1953 - January 20, 1961
  3. John F. Kennedy, Democratic, January 20, 1961 - November 22, 1963
  4. Lyndon B. Johnson, Democratic, November 22, 1963 - January 20, 1969
  5. Richard Nixon, Republican, January 20, 1969 - August 9, 1974
  6. Gerald Ford, Republican, August 9, 1974 - January 20, 1977 (1 срок)
  7. Jimmy Carter, Democratic, January 20, 1977 - January 20, 1981 (1 срок)
  8. Ronald Reagan, Republican, January 20, 1981 - January 20, 1989
  9. George H. W. Bush, Republican, January 20, 1989 - January 20, 1993 (1 срок)
  10. Bill Clinton, Democratic, January 20, 1993 - January 20, 2001 (1 срок)
  11. George W. Bush, Republican, January 20, 2001 - January 20, 2009
  12. Barack Obama, Democratic, January 20, 2009 - January 20, 2017
  13. Donald Trump, Republican, January 20, 2017 - ....
70% послевоенных президентов просидело в кресле два срока, если им позволяло здоровье, а также удавалось избежать скандалов.
За выделенный период было 6 демократов и 7 республиканцев. Хорошая симметрия! Наберем эти имена частями в Ngram:
Часть1
Что мы видим на этой картинке?
О Harry S. Truman начали ускоренно забывать, когда на взлет пошел Dwight D. Eisenhower. И произошло это примерно за 2 года до выборов 1953 года. Смотрим дальше. Dwight D. Eisenhower "протух", когда ракетой взлетел рейтинг упоминания Кеннеди. До выборов 1961 года оставалось два года.
Смотрим следующую серию "балета":
Часть2
В 1963 году Кеннеди убили, однако, замена по рейтингу к этому времени уже была готова, осталось только выбрать место и время. Понятно, что рейтинг упоминания Кеннеди продолжил рост и после убийства, покойник опасности для Джонсона не представлял.
В 1967 году, за 2 года до избрания президентом, начался взлет рейтинга Никсона, а про Джонсона разговаривать стало неприлично :) Случайность или договоренность? Не похоже на случайность, так как с Джеральдом Фордом картина повторяется. Ровно за 2 года до выборов (середина президенского срока!) Форд выныривает из неизвестности и начинает топить предыдущего президента. Пусть вас не смущают частые упоминания Никсона, он им не был рад. В то время произошел Уотергейтский скандал, высокий рейтинг Никсона поправили ложкой компромата. После выборов говно потеряло актуальность:
«Наш долгий национальный кошмар окончился», сказал Форд. Он помиловал Никсона «за все преступления, которые тот мог совершить», на что имел право, так как импичмент ещё не начинал рассматриваться в Сенате. Позже Форд отмечал, что считает это решение одной из главных причин его поражения на выборах в 1976 году.
Смотрим следующую серию:
Часть3
Не буду спорить с Джеральдом Фордом, но конец его президенской карьере по данным Ngram призошел еще в 1975 году, когда вынырнул из неизвестности Картер. Ровно за два года до выборов! В 1979 году Рональд Рейган без сожаления задавит Картера своим рейтингом, опять, ровно за 2 года до выборов.
Предпоследняя выборка:
Часть4
Все как обычно: ровно на середине второго срока предыдущего президента, в 1987 году из неизвестности появляется Джордж Буш (старший), а о Рональде Рейггане сразу, как по команде, "забывают". В 1991 году обычная история повторяется уже с Биллом Клинтоном. Вот как объясняет википедия поражение Буша (старшего) на выборах:
Однако экономическая рецессия и повышение налогов, которое в ходе предвыборной кампании он обязался ни в коем случае не применять, а также заметно увеличившаяся безработица (7,5 % трудоспособного населения в 1992 году) вызвали резкий спад в его рейтинге, и Буш проиграл на выборах 1992 года.
...
3 октября 1991 года Билл Клинтон выдвинул свою кандидатуру на пост президента США. Во время предвыборной кампании упор делался на непростом экономическом состоянии, в котором пребывала страна по итогам 12 лет правления республиканцев, и в частности Джорджа Буша—старшего. Огромный государственный долг, дефицит бюджета, растущая безработица и высокая инфляция позволили Биллу Клинтону проводить свою предвыборную кампанию под лозунгом «Это экономика, дурачок», обращённым в конечном счёте к действующему президенту Бушу.
Трудно сказать, кто из них глупее, но на стажерке в Белом Доме потом попался не Буш, а Клинтон :)
Вот мы и подошли к "вмешательству в выборы":
Часть5
Что мы видим на этой картинке:
  1. Барак Обама "протух" еще 2010 году, сразу через год после своего избрания. Для продолжения шоу его нужно было сменить на первом сроке, но он к этому времени еще не выслужил свою Нобелевскую премию мира «за экстраординарные усилия в укреплении международной дипломатии и сотрудничества между людьми» . Кстати, премия ему была дана для поддержки рейтинга, но она не сработала.
  2. В 2017 Хиллари Клинтон и Трамп стартовали одновременно, но Хиллари вытащили уже из бывших в употреблении карт. Не для того народ приходит на шоу, чтобы смотреть на бывших в употреблении престарелых актеров. При гораздо более частом упоминании на старте, Хиллари не смогла поднять интерес к своей персоне выше времен скандала с Клинтоном и Моникой. А Трамп смог, так как его никто ранее не знал в этом шоу. В головах обывателей от выборов до выборов теплится мысль, что новый кандидат будет лучше прежних. Точно в срок эти надежды по расписанию разрушают, но каждый раз история повторяется вновь.
Почему Трамп "вмешался" в выборы?
Его вообще не должно было быть на этом празднике жизни выпускников дома престарелых. Народ по планам должен был выбирать среди совсем засохших какашек или еще немного с запахом. Трамп сломал отработанную годами рекламную схему, а убрать его с выборов под каким-нибудь предлогом своевременно не смогли. Означает ли это, что он лучше других президентов США? Нет, не означает, он просто лучше почувствовал рынок "президентских услуг" и смог победить конкурентов.
На президентских выборах побеждает не лучший руководитель или начальник, а никому неизвестный чувак с хорошей актерской игрой и мощной финансовой поддержкой.
Теперь мы знаем про американские выборы все, осталось понять, какую функцию должен выполнять президент. Википедия) дает такой ответ:
Президент - это общий титул главы государства в большинстве республик. В политике президентом называют лидеров республиканских государств.
Функции, выполняемые президентом, варьируются в зависимости от формы правления. В парламентских республиках они обычно, но не всегда, ограничиваются полномочиями главы государства и, таким образом, носят в основном церемониальный характер. В президентских, избранных парламентских (например, Ботсвана и Южная Африка) [1] [2] и полупрезидентских республиках роль президента более заметна, охватывая также (в большинстве случаев) функции главы правительства [3]. ] В авторитарных режимах президентом также может называться диктатор или лидер однопартийного государства.
К чему это я? Для сильных независимых государств президент выполняет в основном представительские функции, его возможности сильно ограничены парламентом. В банановых республиках президент неизбежно превращается в диктатора, так как победа на выборах достается ему вовсе не за успехи в руководстве страной. Никто даже толком не представляет, чем он там должен заниматься. Оценивают беседы за столиком, упражнения за штурвалом или на спортивной арене. Президент является отличной мишенью для атак. Вы что-нибудь слышали о китайском диктаторе? Вот и я не слышал, пишут в основном про нехорошую компартию Китая :) Эффект уже не тот, что с КНДР. На президента легко надавить, запугать, он может сам умереть от болезней или по возрасту. Отличная уязвимость для неоколониальных стран.
Может ли маленькое государство иметь своего национального президента, который не превратится со временем в диктатора? Может, но только если он ничего решать не будет, например, как президент Швейцарии:
Президент Швейцарской Конфедерации (нем. Bundespräsident, фр. Président de la Confédération, итал. Presidente della Confederazione, романш. President da la Confederaziun) является председательствующим членом Федерального совета (правительства Швейцарии). Президент Швейцарии не является главой государства, поскольку функции главы государства выполняют коллективно все члены Федерального совета. Однако его голос является решающим при обсуждении текущих дел на Федеральном совете. Как первый среди равных, президент не имеет полномочий руководить другими членами Совета и продолжает возглавлять свой департамент. Избирается на один год парламентом из числа членов Федерального совета, высшего органа исполнительной власти, и обладает по преимуществу, представительскими функциями.
Во всех прочих случаях финансовый капитал найдет способ посадить на трон нужного человека. Эта история стара как мир, была описана О. Генри в "Короли и капуста" еще в 1904 году:
Мы уже упоминали о том, что с самого начала своего президентстве Лосада сумел заслужить неприязнь народа. Это чувство продолжало расти. Во всей республике чувствовалось молчаливое, затаенное недовольство. Даже старая либеральная партия, которой так горячо помогали Гудвин, Савалья и другие патриоты, разочаровалась в своем ставленнике. Лосаде так и не удалось сделаться народным кумиром. Новые налоги и новые пошлины на ввозимые товары, а главное, потворство военным властям, которые притесняли гражданское население страны, сделали его одним из самых непопулярных правителей со времен презренного Альфорана. Большинство его собственного кабинета было в оппозиции к нему Армия, перед которой он заискивал, которой он разрешал тиранить мирных жителей, была его единственной и до поры до времени достаточно прочной опорой.
Но самым опрометчивым поступком нового правительства была ссора с пароходной компанией «Везувий». У этой организации было двенадцать своих пароходов, а капитал ее выражался в сумме несколько большей, чем весь бюджет Анчурии — весь ее дебет и кредит.
Естественно, что такая солидная фирма, как компания «Везувий», не могла не разгневаться, когда вдруг какая-то ничтожная розничная республика вздумала выжимать из нее лишние деньги. Так что когда агенты правительства обратились к компании «Везувий» за субсидией, они встретили учтивый отказ. Президент сквитался с нею, наложив на нее новую пошлину: реал с каждого пучка бананов — вещь, невиданная во фруктовых республиках! Компания «Везувий» вложила большие капиталы в пристани и плантации Анчурии, служащие этой компании выстроили себе в городах, где им приходилось работать, прекрасные дома и до этого времени были в наилучших отношениях с республикой к несомненной выгоде обеих сторон. Если бы компания вынуждена была покинуть страну, она потерпела бы большие убытки — продажная цена бананов — от Вэра-Крус до Тринидада — три реала за один пучок. Эта новая пошлина — один реал — должна была разорить всех садоводов Анчурии и причинила бы большие неудобства компании «Везувий», если бы компания отказалась платить. Все же по какой-то непонятной причине «Везувий» продолжал покупать анчурийские фрукты, платя лишний реал за пучок и не допуская, чтобы владельцы плантаций потерпели убытки.
Эта кажущаяся победа ввела его превосходительство в заблуждение, и он возжаждал новых триумфов. Он послал своего эмиссара для переговоров с представителем компании «Везувий». «Везувий» направил для этой цели в Анчурию некоего мистера Франзони, маленького, толстенького, жизнерадостного человечка, всегда спокойного, вечно насвистывающего арии из опер Верди. В интересах Анчурии был уполномочен действовать сеньор Эспирисион, чиновник министерства финансов. Свидание состоялось в каюте парохода «Спаситель».
Сеньор Эспирисион с первых же слов сообщил, что правительство намерено построить железную дорогу, соединяющую береговые районы страны. Указав, что благодаря этой железной дороге «Везувий» окажется в больших барышах, сеньор Эспирисион добавил, что, если «Везувий» даст правительству ссуду на постройку дороги, — скажем, пятьдесят тысяч песо, — эта трата в скором времени окупится полностью.
Мистер Франзони утверждал, что никаких выгод от железной дороги для компании «Везувий» не будет. Как представитель компании, он считает невозможным выдать ссуду в пятьдесят тысяч pesos. Но он на свою ответственность осмелился бы предложить двадцать пять.
— Двадцать пять тысяч pesos? — переспросил дон сеньор Эспирисион.
— Нет. Просто двадцать пять pesos. И не золотом, а серебром.
— Своим предложением вы оскорбляете мое правительство! — воскликнул сеньор Эспирисион, с негодованием вставая с места.
— Тогда, — сказал мистер Франзони угрожающим тоном, — мы переменим его.
Предложение не подверглось никаким переменам. Неужели мистер Франзони говорил о перемене правительства?
Можно с уверенностью сказать, что излишняя публичность вредит качеству работы. Я не могу себе представить работу А. Н. Туполева под видеокамеру при создании нового самолета. Также меня не интересует, как он проводил свой отпуск. Я вижу отличные самолеты для того времени, поэтому понимаю, что человек был на своем месте Руководителя с большой буквы.
Как оценить работу президента, служебной инструкции для которого не существует, ответственности за срыв обещаний и сроков не предусмотрено? Таких работников можно часто увидеть на презентациях товаров, они ничего толком не умеют, но хорошо выглядят и привлекают доверчивых клиентов :)
Выводы:
  • Улучшить жизнь путем "выбора" президента невозможно.
  • Любой кандидат в президенты обязан обещать и не выполнять. Если бы их обещания сбывались, то был бы кризис перепроизводства президентов :)
  • Гарантировать результат может только личная борьба за свои интересы. В мире, где все продается и покупается, ваши интересы у президента быстро перекупят более богатые спонсоры :)
  • Самый лучший народный выбор - это отсутствие президента!
submitted by Russian_partisan to Russian_forest [link] [comments]


2020.08.05 05:44 Alex_Jew Мощный взрыв в Бейруте: власти заявили, что виновата селитра

Мощный взрыв в Бейруте: власти заявили, что виновата селитра В результате двух взрывов в порту столицы Ливана Бейрута погибли по меньшей мере 78 человек, более 4 тыс. получили ранения, несколько кварталов города полностью разрушены. Согласно заявлениям властей, взорвалась большая партия нитрата аммония (также известного как аммиачная селитра), которая долгое время хранилась в порту без соблюдения мер безопасности.
Многочисленные свидетели взрыва опубликовали в социальных сетях кадры, на которых над портом сначала виден столб дыма, а затем - сильнейший взрыв, после которого над городом повисло облако в форме гриба. Взрывная волна разрушила множество зданий, в том числе расположенных на расстоянии нескольких километров от порта, и разбросала автомобили.
В результате взрыва был разрушен порт и прилегающие к нему районы
По данным местных средств массовой информации, число жертв может возрасти, поскольку под обломками зданий остаются люди.
Корреспондент Би-би-си на месте событий передает, что порту Бейрута нанесены сильнейшие повреждения, и работать он пока не сможет. Это тяжелый удар для страны, импортирующей практически всё необходимое.
"Все здания, которые находятся рядом, разрушены, - сказал один из свидетелей агентству Франс пресс. - Мне приходится идти по стеклу и обломкам в темноте".
Зона бедствия Взрыв был настолько сильным, что его слышали на средиземноморском острове Кипр, который находится на расстоянии 240 километров от Бейрута.
Ливанский Красный Крест сообщил, что больницы в Бейруте переполнены.
Президент Ливана Мишель Аун объявил в стране трехдневный траур, а также пообещал выделить для ликвидации последствий происшествия 100 млрд лир (66 млн долларов США). Бейрут объявлен зоной бедствия, власти получили право использовать армию для обеспечения безопасности.
Министерство иностранных дел Казахстана сообщило, что взрывной волной повреждено здание посольства этой страны и получил "незначительные ранения" консул.
Также повреждено здание российского посольства, в нем пострадала одна сотрудница, сообщили в дипмиссии агентству ТАСС.
ООН заявила, что в результате взрыва получил повреждения военный корабль ее миротворческой миссии в Ливане, несколько военнослужащих ранены. Среди пострадавших - также несколько сотрудников посольства Германии.
Аун заявил, что 2750 тонн нитрата аммония хранились в порту уже шесть лет, необходимые меры безопасности при этом не соблюдались. Он призвал наказать людей, виновных в этом происшествии. Премьер-министр страны Хассан Диаб также сообщил, что "опасные вещества" были конфискованы и находились в порту с 2014 года.
Что такое нитрат аммония
Нитрат аммония, также известный как аммиачная селитра, широко используется как азотное удобрение и в качестве взрывчатого вещества.
Продолжается масштабная спасательная операция
Он особенно взрывоопасен при контакте с открытым огнем. После взрыва аммиачной селитры в атмосферу могут выбрасываться токсичные газы, в том числе оксиды азота и пары аммиака.
Поскольку это вещество особенно опасно, к условиям его хранения предъявляются строгие требования. Одно из них - помещение, где находится нитрат аммония, должно быть пожаробезопасным, и в нем запрещено устанавливать какие-либо трубы, вытяжки или другие каналы, где могут накапливаться взрывоопасные вещества.
Эксперты сообщают, что дым красного цвета, который был виден над портом после взрыва, также может свидетельствовать о том, что речь идет именно о взрыве аммиачной селитры.
Версии прессы Ливанский телеканал LBC International передает со ссылкой на свои источники, что во время заседания совета безопасности страны под председательством президента Ауна была обнародована версия произошедшего. Согласно этим сведениям, в порту велись сварочные работы, во время которых произошло возгорание пиротехники, после чего огонь перекинулся на нитрат аммония. Независимых подтверждений этих сведений нет.
Эксперты говорят, что дым красного цвета свидетельствует о взрыве селитры
Кроме того, агентство ТАСС сообщает со ссылкой на свои источники, что взорвавшаяся селитра была доставлена в Берут на молдавском судне Rhosus, которое перевозило взрывоопасный груз в Африку, но было задержано ливанскими властями из-за нарушений правил эксплуатации. Об этом же сообщает канал LBC International, хотя других подтверждений этой информации нет.
По данным ТАСС, экипаж судна был украинским, однако в марте 2104 года агентство Интерфакс сообщало, что в Ливане задержан молдавский сухогруз Rhosus с грузом нитрата аммония, на борту которого были моряки-россияне. Тогда они жаловались, что их оставили в порту без средств к существованию.
Что говорят очевидцы
Хади Насралла, свидетель происшествия в интервью Би-би-си:
Я увидела огонь, но еще не было понятно, что произойдет взрыв. Мы зашли вовнутрь. Внезапно я оглохла, потому что, видимо, оказалась очень близко. На несколько секунд я вдруг перестала слышать - тогда стало ясно, что что-то случилось.
Правообладатель иллюстрацииEPA
Некоторые районы Бейрута напоминают зону военных действий
И тут внезапно в машинах рядом с нами посыпались стекла. И в соседних машинах, в магазинах и домах тоже. Просто отовсюду сыпалось стекло.
Практически по всему Бейруту люди звонили друг другу из районов в разных концах города - и везде было одно и то же: стекла разбиты, здания трясутся. Громкий взрыв.
Мы были потрясены, потому что обычно, когда такое происходит, последствия взрыва чувствуются только в одном районе. А на этот раз - во всем Бейруте, даже за городом.
Суннива Роуз, журналист:
Мы приехали в Бейрут на машине ранним вечером, когда еще не стемнело, и везде царил абсолютный хаос. На улицах полно битого стекла. Машинам скорой помощи было трудно проехать - повсюду были кирпичи, бетонные блоки. Обрушились целые дома.
Когда мы подъехали к порту, стало ясно, что его оцепили военные. Они сказали нам, что нужно держаться подальше, потому что может снова произойти взрыв.
Дым поднимался над портом до позднего вечера. Весь город почернел. Ходить по улицам было очень сложно: нам встречались окровавленные люди. Я видела, как врач оказывает помощь 86-летней женщине, он только что выбежал с аптечкой из своего дома. Машины были полностью разбиты камнями.
В моей собственной квартире тоже все стекла разбиты. Масштабы повреждений просто невероятные.
Реакция мира Ливанский премьер-министр Хассан Диаб призвал страны мира помочь стране. "Я хочу срочно попросить дружественные нам и братские страны стать рядом с Ливаном и помочь нам вылечить эту глубокую рану", - сказал он.
Очевидцы описывали облако в форме гриба
Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон написал в "Твиттере": "Я потрясен сегодняшними фотографиями и видеокадрами из Бейрута. Все наши мысли и молитвы - с теми, кто пострадал в этом ужасающем происшествии".
Президент США Дональд Трамп выразил сочувствие пострадавшим, назвав произошедшее "ужасным нападением". Американский госсекретарь Майк Помпео написал в "Твиттере": "Мы следим за ситуацией и готовы помочь народу Ливана пережить эту ужасную трагедию".
Франция заявила, что отправляет в Ливан помощь и необходимое оборудование.
Министр иностранных дел Ирана написал в "Твиттере", что предложит стране "всю необходимую помощь".
Власти Израиля сделали заявление, в котором сообщили, что "по международным дипломатическим каналам обратились к Ливану и предложили ливанскому правительству медицинскую и гуманитарную помощь".
Что происходит в Ливане В пятницу на этой неделе трибунал ООН должен огласить вердикт четырем заочно обвиняемым в убийстве премьер-министра страны Рафика Харири. Харири погиб в 2005 году в результате мощного взрыва заминированного автомобиля.

https://preview.redd.it/pwsk0zigg4f51.jpg?width=624&format=pjpg&auto=webp&s=b5ffe66b4e0509517d8f4baf20481efcaf020b9d
В этом взрыве обвиняли поддерживаемое Ираном военизированное движение "Хезболла", в котором состоят все четверо обвиняемых. Оно неизменно отвергало все обвинения.
Ливан в последние месяцы переживает острый экономический кризис, еще более усугубившийся из-за эпидемии Covid-19. Его называют самым глубоким после гражданской войны, продолжавшейся в стране с 1975 по 1990 год.
На улицах не стихают демонстрации, участники которых обвиняют правящую верхушку в том, что она беспокоится только о собственном богатстве и не может провести необходимые стране реформы. В Ливане периодически происходят отключения электричества, здесь недостаточно питьевой воды, медицинские службы истощены.
Кроме того, обострилась ситуация на границе Ливана с Израилем, власти которого на прошлой неделе сообщили, что предотвратили попытку "Хезболлы" проникнуть на израильскую территоию. Однако, несмотря на многочисленные теории в ливанских соцсетях, высокопоставленный представитель израильских властей сообщил Би-би-си, что к взрыву в Бейруте "Израиль отношения не имеет".
Анализ Себастиан Ашер, эксперт Би-би-си по Ближнему востоку
Видеокадры и фотографии происшествия - не только самого мощнейшего взрыва в Бейруте, но страшных разрушений на расстоянии многих километров - вызвали в Ливане новую волну тревоги и шока. При этом страна и так находится на грани полного экономического коллапса.
Всего за несколько часов до взрыва около министерства энергетики Ливана произошли столкновения полиции с участниками антиправительственных демонстраций, которые снова требовали ответа от лидеров страны.
Эксперты предупреждают об угрозе голода - или возобновления межконфессионального конфликта, если экономическая ситуация ухудшится.
И этот взрыв напомнит многим о бомбе, которая убила Рафика Харири.
Ливанцам только остается надеяться, что нынешние события - это случайная трагедия, а не спланированный заранее акт.
submitted by Alex_Jew to RussNews [link] [comments]


2020.08.03 04:44 Alex_Jew Это же закон 19-го века, поэтому и ребенок рассматривается как собственность *** Длиннопост***

Это же закон 19-го века, поэтому и ребенок рассматривается как собственность *** Длиннопост*** Елена Альшанская — о законопроектах, регламентирующих изъятие детей из семьи по решению суда
https://preview.redd.it/1aic7141wpe51.jpg?width=600&format=pjpg&auto=webp&s=14a4cbfa41530e5294b1091f8eff008d9ba1b1d5
В Госдуму поступило два законопроекта, которые могут изменить Семейный кодекс РФ и практику изъятия детей из семьи. Президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская изучила оба законопроекта и рассказала спецкору “Ъ” Ольге Алленовой, почему такие законы принимать нельзя.
«В большинстве случаев оценить эту угрозу смерти никто из участников процедуры не сможет»
— В Госдуму подано два законопроекта, которые касаются Семейного кодекса, детей-сирот, отобрания детей из семьи. Один написан депутатами Крашенинниковым и Клишасом, другой — депутатом Мизулиной. Как вы их оцениваете?
— Оба законопроекта поступили в Госдуму с разницей в пару дней. Первым свой проект подали в Госдуму Крашенинников и Клишас — в нем, по сути, всего лишь три пункта, сам документ на двух страничках. Они предлагают отбирать детей из семьи только по судебному решению. Опека должна подать в суд иск против родителей, суд в течение 24 часов должен рассмотреть это дело в присутствии родителей, психолога или педагога ребенка, если тот может высказать в суде свое мнение. И в результате такого процесса суд принимает решение об удовлетворении иска опеки или отказе. Предусматривается единственный вариант, когда опека может отобрать ребенка сразу же без суда,— если ребенку угрожает прямая опасность и опека может прогнозировать наступление смерти ребенка в течение ближайших нескольких часов. Но понятно, что в большинстве случаев ни один человек, даже медик, не сможет спрогнозировать смерть через несколько часов.
— То есть опека не сможет оценить реальную угрозу?
— В этом законопроекте я не вижу никакого механизма, на основании которого опека может сделать вывод, что ребенку в ближайшие часы угрожает смерть в семье. Да и в целом такой механизм невозможно себе представить даже чисто умозрительно. Какие должны быть критерии для такого вывода? Кто вообще может спрогнозировать такое? Как опека должна потом доказывать в суде, что она отобрала ребенка обоснованно?
— Если бьют ребенка, и это слышат соседи, а полиция и опека, войдя в семью, видят избитого ребенка в тяжелом состоянии…
— Да, в таком случае теоретически опека может решить, что избиение может закончиться смертью ребенка. Но как они могут это решать сами, да еще и определить, что смерть может произойти через несколько часов? Как это должна сделать опека и полиция непонятно, и, если опека «на глазок» определила угрозу неверно, ей влетит. Боюсь, не каждый специалист в такой ситуации захочет вообще в это лезть.
А сколько случаев, когда насилие над ребенком не так очевидно со стороны — и, если оставить ребенка в ситуации такого насилия дома еще на 24 часа, пока решение об отобрании примет суд, ребенок может погибнуть.
— Получается, что опека не сможет забрать ребенка никак, кроме как по суду.
— Да, и в общем выходит странная история. В законопроекте оставили возможность изъять ребенка из семьи немедленно только в случае угрозы смерти в течение ближайших часов, но в большинстве случаев оценить эту угрозу смерти никто из участников процедуры не сможет. И все отобрания будут происходить по суду. А если ребенок находится в реальной ситуации риска и опасности — мы все равно оставим его на 24 часа в семье, и это может плохо кончиться. С другой стороны, если мы действительно можем оставить ребенка в семье на 24 часа, значит, нет опасности для него в этой семье, и зачем тогда вообще его оттуда забирать? Вот это главные мои вопросы к этому проекту.
Ну и еще один аспект — в этом законопроекте сохраняется норма, по которой при отобрании ребенка из семьи опека обязана в семидневный срок подготовить документы в суд о лишении родительских прав или ограничении в них. Эта норма и сегодня действует в законодательстве.
Она приводит к тому, что опека часто не решается отбирать детей по 77-й статье ровно потому, что ей потом надо за неделю подготовить документы в суд.
С точки зрения бюрократии это очень сложно — специалистам опеки за семь дней нужно собрать серьезные аргументы для того, чтобы суд лишил прав или ограничил в них людей, которых они в первый раз увидели, когда вошли в их дом. Это должны быть серьезные доказательства, часто собрать их за неделю невозможно.
А если смотреть на этот законопроект с точки зрения родителей, то он опять же сильно несовершенен. Потому что ситуация опасности может быть разовой, экстренной, внезапной, не зависящей от родителей. Например, приходит опека, по дому ходит маленький ребенок, а родитель лежит в «отключке». Можно решить, что родитель — запойный алкоголик, ребенок предоставлен сам себе, и это для его жизни опасно. А может быть, родитель отравился чем-то, а в обычное время он хорошо заботится о своем ребенке. Вы, как специалист опеки, не можете знать, что именно происходит,— вы просто видите картинку. И в такой ситуации у опеки нет пути назад — она отбирает ребенка, потому что оставить его в такой ситуации дома опасно, и она обязана выйти в суд с иском против родителей. Пути назад у нее уже нет.
— Вы считаете, что нужна какая-то норма, позволяющая опеке вернуть родителям ребенка, если выяснится, что произошла ошибка с отобранием?
— Да, конечно, это необходимо. У нас вся ситуация с отобранием — это путь в одну сторону, на вывод ребенка из семьи. Если опека ребенка забрала, то никаких вариантов возвращения нет. Такой ситуации нет нигде в мире. И это очень мешает органам опеки нормально работать. Сейчас они решают, забирать или не забирать ребенка из семьи не на основании реальной угрозы, а на основании оценки своих возможностей — соберут или не соберут они документы для лишения или ограничения родительских прав?
— Допустим, родитель напился, ребенок брошен, ребенка забрали. Как, по-вашему, должна дальше работать система?
— Если родитель напился, надо выяснить, что с ним происходит — он уходит в запои? Он ходит с топором? Не заботится о ребенке? Он выпивает изредка, но не теряет контроль над собой и ребенком?
Может быть много разных ситуаций, и большинство из них не означает, что родитель больше никогда не должен быть с ребенком вместе.
Нужна программа работы — сначала проанализировать ситуацию, в которой оказалась семья, чтобы объективно оценить ее жизнь. Потом — составить план помощи семье. Если речь идет о поведении родителя, надо выяснить, можно ли работать с родителем, чтобы помочь ему изменить поведение. Если проблема — в условиях проживания, надо предложить план, как изменить эти условия, чтобы ребенку было комфортно в семье. То есть целью должно быть благополучие ребенка в семье, и вся система должна работать на то, чтобы помочь семье и ребенку соединиться.
У нас же сейчас отобрание — это цель, конечная точка, вывод ребенка из семьи навсегда. В нашем законодательстве, по сути, предусмотрено только такое реагирование на трудную ситуацию в семье. У нас невозможен вариант, когда родитель ограничен в правах, а ребенок с ними проживает, и родитель исправляется под контролем социальных служб. Или вариант, когда родителя ограничивают в каких-то решениях — например, родитель запрещал делать ребенку переливание крови, и в таком случае можно ограничить его в принятии решений, касающихся здоровья ребенка, но жить они могут вместе. — Возврат к судебной процедуре отобрания — это же попытка вернуться к советской системе в сфере опеки?
— В Советском Союзе тоже были разные этапы. Был этап в 1930-е годы, когда отбирали детей вне судебных процедур, но потом довольно долго отобрание было судебной процедурой. Потом, в конце 1990-х—начале 2000-х, это опять стало внесудебной процедурой — именно потому, что количество детей, которые оказывались в опасности в своих семьях, было таким огромным, что суды просто не справлялись с объемом этих дел, и нужно было упрощать процедуру. Ее сделали слишком простой и слишком неопределенной, когда органам опеки предложили действовать на глазок.
Эта система сохраняется и сейчас, ребенка можно забрать из семьи без суда, при этом нет каких-либо критериев, по которым это нужно делать, но обязательно нужно подать документы в суд на лишение или ограничение родительских прав.
— Каковы перспективы законопроекта Крашенинникова—Клишаса?
— Сама идея отобрания с участием суда разумна, но это должно быть судебное подтверждение отобрания после отобрания, а не до него. Поэтому, надеюсь, в таком виде он не будет принят. Его необходимо серьезно скорректировать. Нужно убирать из него обязательное требование для органов опеки подавать в суд на лишение или ограничение родительских прав, нужно внести туда обязательные социальные программы возвращения ребенка домой. Нужно четко обозначить, в каких ситуациях можно отобрать ребенка и что должно спровоцировать органы опеки на это решение. Должна быть в законе прописана и процедура расследования ситуации, в которой оказалась семья. Должны быть определены специалисты, которые в этом участвуют. А то сейчас в законопроекте возникает психолог или педагог уже в судебном процессе — это тоже хорошо, но такой специалист должен появиться задолго до суда и участвовать в исследовании ситуации в семье и в составлении программы для восстановления семьи и возврата ребенка.
Наконец, мы должны начать уже разделять две разные ситуации — насилие и жестокое обращение с ребенком, и социальные проблемы родителей, например их дезадаптированность, когда они не очень понимают про потребности ребенка, потому что сами выросли без родителей или в асоциальных семьях.
Вот если родитель ничего плохого с ребенком не делает, а просто не понимает, как за ним ухаживать,— зачем в его отношении применять те же меры, что и в отношении родителя, который издевается над ребенком? Или сравните ситуации: родители проживают в аварийном доме и тем самым создают угрозу жизни ребенка; родители ребенка приковывают к батарее или держат в будке с собаками. И в первом, и во втором случаях ребенка отберут, хотя в первом можно семье помочь и сохранить ее, а во втором речь идет о правонарушении, и там необходимо ребенка забрать. К сожалению, ни один закон или законопроект не предлагает решить эту проблему.
«Зато можно ограничить родителей в правах за антиобщественные действия»
— Законопроект, внесенный в Госдуму Еленой Мизулиной, называют результатом работы так называемых антиювенальщиков. Какого вы о нем мнения?
— Это 126 страниц текста, который, по сути, перекраивает весь Семейный кодекс, а также Гражданско-правовой кодекс.
Ключевое в нем вот что. Из Семейного кодекса полностью исчезают все упоминания жестокого обращения, насилия со стороны родителей, злоупотребление родительскими правами, кроме одной ситуации — когда родители втягивают ребенка в преступную или антиобщественную деятельность. А все остальное, похоже, им можно. Авторы вводят понятие «добросовестности родителей», которые по определению являются добросовестными, пока вы не доказали обратное через суд. Вроде бы это хорошо. Но, по сути, это означает следующее: до тех пор, пока суд не решил, что родители делают что-то плохое в отношении ребенка, никто не вправе их в этом обвинять, забирать у них ребенка и как-то его защищать.
В этом законе вообще никак не предусмотрено отобрание ребенка в ситуации угрозы его жизни. Оно там даже не упоминается. Отобрание там возможно только в ситуации, когда есть решение суда о том, что родитель лишен прав или ограничен в правах. А опека, по сути, выполняет роль судебных приставов, исполняющих решения суда.
Лишить и ограничить родителя в правах можно, только если он совершил умышленное преступление против жизни и здоровья ребенка или других членов семьи, и только в том случае, когда преступление доказано и есть судебное решение.
Эти люди описывают мир, которого не существует. Мир, в котором родители никогда не обижают своих детей, а есть только какие-то закоренелые преступники, и их судит наш самый справедливый в мире суд, быстренько доказывает вину, сажает их в тюрьму, и тогда после этого их лишают прав на ребенка.
— То есть родитель совершает преступление против ребенка, идет следствие, потом суд, который выносит решение, что родитель виновен, затем можно выйти в суд, чтобы лишить прав родителя, и только после этого — забрать ребенка?
— Да, похоже, авторы законопроекта видят это так.
— А где ребенок все это время должен находиться?
— Видимо, с родителями. Его же нельзя забрать без решения суда. Во всяком случае, я не увидела других вариантов для ребенка в этом законопроекте.
Хотя сами авторы утверждают, что допишут все эти аспекты в других, еще не опубликованных законопроектах, где роль органов, которые будут защищать права ребенка, отводится только полиции и следственным органам.
Ограничение родителей в правах авторы закона опять же предлагают по узкому количеству критериев — за неуплату алиментов, алкоголизм, отказ забрать ребенка из учреждения,— но среди этих критериев нет ничего, связанного с жестоким обращением в отношении ребенка. Есть только вовлечение ребенка в преступную или антиобщественную деятельность — за это родителя могут ограничить в правах или лишить прав. Антиобщественной деятельностью наше законодательство считает «действия физического лица, нарушающие общепринятые нормы поведения и морали, права и законные интересы других лиц». То есть это опять же не про самого ребенка, а про какие-то действия родителей, нарушающие нормы поведения и морали.
И меры реагирования защищают скорее общество, чем ребенка. Ребенок тут как бы получается ни при чем.
Это классический пример, когда с водой выплеснули ребенка.
— Там вообще не говорится про интересы детей?
— Права детей и их защита упоминаются в самом начале, как цель этого законопроекта, но дальше их не особо видно. Подробно есть что-то про права, связанные с проживанием в том жилье, которое есть у родителей, а также с участием в судебных процессах, где рассматривается судьба ребенка. Но в целом в этом законопроекте вообще не упоминается, что родители могут делать что-то плохое в отношении своих детей и что детям может угрожать какая-то опасность в семье и их как-то нужно от этого защищать. В реальности огромное количество детей, заброшенных в своих семьях, подвергающихся насилию, будут страдать и погибать, а мы ничего сделать не сможем.
«Этот законопроект расширяет возможности для киднепинга»
— Почему авторы не пишут про угрозу детской безопасности, как вы думаете?
— Как я уже говорила, в самом проекте ничего этого нет, но авторы объясняют это в СМИ так: все плохие действия родителей в отношении ребенка — это уголовное преступление, которым занимается полиция. Поэтому на всякое жестокое обращение и насилие нужно вызывать полицию, а не опеку. И пусть полиция занимается расследованием, заводит эти уголовные дела.
— Но у нас декриминализовано домашнее насилие. Даже если кого-то бьют в семье, полиция может и не вмешаться.
— Ну это по случаям побоев между взрослыми полиция не принимает решения, а по поводу побоев в отношении детей еще как принимает. Есть случаи, когда родители, которые побили своих детей, были осуждены по статьям 115, 116 УК РФ.
Приведу в пример историю. К нам обращалась женщина, мама-одиночка, воспитывает восьмилетнего ребенка. Ей тяжело с ним, ребенок с нарушениями поведения, свое поведение он демонстрирует в школе. Школа бесконечно вызывает ее на ковер, отчитывает, что она должна этого ребенка каким-то образом исправить. Мама не справляется. Она большую часть времени на работе, он приходит из школы и дома весь день один, вечером она начинает капать ему на мозг, потому что ей опять позвонили из школы, и все это никак не улучшает их отношения, а только ухудшает. В очередной раз ребенок набедокурил в школе, маму вызывает директор, на нее орут, она должна срочно что-то делать, иначе ее ребенка поставят на учет в КДН (комиссию по делам несовершеннолетних.— “Ъ”). Она приходит домой, она не знает, что ей делать, она достает ремень и бьет его. На следующий день этот ребенок идет в школу, у него физкультура, он снимает майку — все видят следы от ремня. Эта же самая школа вызывает опеку и полицию. Ребенка забирают в приют, а маму вызывают в полицию, где на нее орет следователь, что на нее заведут дело по 116-й статье, что она сядет, что ее лишат прав. И в этой ситуации рыдающая мама звонит нам.
Вот такое будущее рисует законопроект для семьи — при любой проблеме он предлагает подключать полицию, а полиция и следственные органы вряд ли будут особо разбираться в деталях семейных отношений и входить в положение мамы-одиночки. Могу предположить, что быстро появится статистика по количеству дел, которые они должны успешно закрыть по каким-нибудь параметрам, чтобы отчитаться о защите детей от жестокого обращения,— и мы просто получим вал вот таких историй, о которой я рассказала.
Потому что полиция — не социальная служба. Она не будет вникать, что это мама-одиночка, что ей никто не помогает, потому что нет в стране адекватной системы помощи семьям в трудных жизненных ситуациях, что школа не умеет работать с трудными подростками.
Полиция не будет искать способы, как этой маме помочь справиться с ситуацией, получить поддержку. У полиции другие задачи — они должны правонарушения предотвращать или наказывать правонарушителей. Поэтому полиция просто заведет уголовное дело, влепит маме судимость, а может, и срок, и все, дальше займется своими делами. Никто не будет думать, что ребенок с трудным поведением в детдоме останется навсегда, что семья разрушена, хотя ей можно было помочь. Привлекать полицию в семью при любых нарушениях прав детей — это просто какой-то оксюморон.
— Кто лоббирует этот законопроект?
— Не могу точно сказать. Похоже, часть общественных организаций и объединений, которые называют себя антиювенальщиками. Поэтому они никак не упоминают насилие родителей в отношении ребенка.
А еще они заложили в закон право для каждого родителя отдать своего ребенка на воспитание — в любой детский дом, в любое социальное, медицинское учреждение — на любой срок, без потери родительских прав, по широкому кругу оснований, например по причине «разъездной работы». Просто сдал ребенка и все, и у ребенка уже нет декларируемого ими права на семью, устроить его в другую семью нельзя.
— Так это же противоречит постановлению правительства РФ №481 о реорганизации сиротских учреждений.
— Да, это полностью противоречит постановлению №481, в котором говорится, что родитель может отдать ребенка в сиротское учреждение только временно в связи с трудной жизненной ситуацией и обязан участвовать в его воспитании и содержании. «Временно» — обязательное требование. Это может быть месяц, три месяца, полгода. Но не три года. А в этом законопроекте нет ограничений срока, написано, что срок указывает родитель.
Также они предусматривают право родителя доверить воспитание ребенка третьему лицу, и для этого не нужно вообще никаких документов. С одной стороны, они пытаются решить действительно серьезную проблему, связанную с тем, что детей часто оставляют у бабушек или других родственников. Сегодня, если на бабушку не оформлена опека, а ребенок находится у нее, опека может прийти к этой бабушке и забрать ребенка, у нас есть такие случаи, это безумие. Бабушка должна оформлять опеку, а для этого надо снять опеку с мамы, а мама, может быть, просто работает вахтовым методом, получается все время надо снимать-возвращать опеку?
В этом случае закон вообще не урегулирован, и мы тоже давно говорим, что эту проблему надо регулировать. Но не так, как предлагает этот законопроект. В нем говорится, что не нужно никакого вообще оформления, и отдать ребенка можно на любой срок, хоть до его 18-летия, причем любому лицу, не только родственнику — без оформления опеки, без письменного согласия, без нотариальной доверенности для передачи ребенка третьему лицу. Просто вот передать и все. А это означает, что любой родитель, независимо от степени адекватности, может передать ребенка любому постороннему человеку, например, незнакомцу на улице, или в секту его отдать — на всю жизнь, без ограничения сроков. И никаких документов не надо, и не надо доказывать, что это третье лицо для ребенка безопасно. Этот законопроект расширяет возможности для взаимного родительского киднепинга, который и сегодня процветает.
— Так можно и в рабство ребенка отдать.
— Так это же закон 19-го века, поэтому и ребенок рассматривается как собственность. Когда я его читала, у меня было ощущение, что они переработали законодательство 19-го века. Там, например, опекунам дается право пользоваться имуществом, то есть деньгами, жильем опекаемого, можно получать опекунское вознаграждение из выгоды от использования имущества опекаемого — то есть не государство платит ему вознаграждение, а опекун берет деньги, которые, например, у ребенка есть на счете, и за эти деньги он его опекает. Так было в 19-м веке, когда, по сути, опека назначалась над имуществом и какой-то процент от имущества опекун получал и на эти деньги жил. Вот этим законопроектом пытаются ввести такую схему и сейчас.
Они даже не думают про то, что таким законом создается институт корыстного опекунства.
Ребенок в картине авторов законопроекта — вещь, которую не нужно защищать и с которой собственник имеет полное право делать все, что захочет.
Родитель может отдать его кому угодно, не теряя свои родительские права, при этом никто не следит за жизнью ребенка, неизвестно, где, как и с кем он живет, потому что у нас презумпция добросовестности, опека туда не лезет, если не совершено преступления, на которое уже могут реагировать полиция и суд.
— Еще в законопроекте предлагается называть родителями только кровных родителей, а опекуны, усыновители — это уже не родители.
— Да, они пишут, что родителями можно называть только кровных. Это, конечно, глупость, но не думаю, что это серьезно повлияет на что-то. В семье так и будут называть приемных родителей мамой и папой, отношения между родителями и детьми это не изменит, а в документах родителями будут только кровные.
— Думаете, такой законопроект может быть принят Думой?
— Я уверена, что нет. При всей абсурдности нашего действующего законодательства до такой степени абсурда наша страна все-таки еще не докатилась. Так наплевать на защиту детей, сказать, что мы больше не будем защищать ни одного ребенка в нашей стране — нет, я думаю, на это государство точно не пойдет.
отсюда
submitted by Alex_Jew to RussNews [link] [comments]


2020.08.01 19:12 Angiechen2020 W сделали перепланировку дома как узаконить 2016

Христианские проповеди: как, столкнувшись с болезнью, узнать Божьи намерения? Горечь есть особенное Божье благословение
В реальной жизни наши переживания не всегда по сердцу человека, например мы часто сталкиваемся с такими вещами как: болезни, Когда мы переживаем подобные ситуации, не зная Его воли, не контролируя себя легко впасть в пассивность и скорбь, возможно появятся недоразумения и ропот на Бога. Какова же воля Бога за всеми этими трудностями? Как мы должны правильно переживать эти страдания? В этом тексте вы найдете ответ на свой вопрос.
https://preview.redd.it/q64o846rpfe51.jpg?width=640&format=pjpg&auto=webp&s=e8e91c8533dccf4e9968daa62f21558391ac282c
Христианские проповеди: как, столкнувшись с болезнью, узнать Божьи намерения?
Содержание
  1. Поймите происхождение болезни и не жалуйтесь на Бога
  2. Следуя законам жизни, установленным Богом, мы можем уменьшить количество случаев болезни
  3. Будьте в мире пред Богом и анализируйте себя, а также исповедуйтесь и покайтесь пред Богом
  4. Во время переплавки болезнью имейте веру и оставайтесь твердыми в свидетельстве о Боге
Фраза «когда ты болен, носишься в поисках доктора» прямо отражает чувство тревоги, беспомощности и паники у людей, когда они заболевают. Хотя мы, как христиане, знаем, что все создано Богом, что Бог дал нам само наше дыхание и что Бог управляет и обустраивает жизнь и смерть человека, мы все же можем испытывать растерянность относительно того, что делать при столкновении с болезнью. Поэтому я был озадачен этим вопросом: когда болезнь постигнет нас, как нам следует пережить ее, чтобы иметь возможность спокойно встретить ее и иметь истинную веру в Бога? Я часто молился и обращался к Богу по этому вопросу, и я искал и общался с моими братьями и сестрами, пока спустя некоторое время не понял: когда мы заболеваем, мы можем избавиться от чувств беспокойства, паники и беспомощности и сформировать истинную веру в Бога только понимая, какое Божье намерение стоит за нашим заболеванием, и усвоив четыре практических принципа. Здесь я поделюсь с братьями и сестрами своим небольшим, простым пониманием в надежде, что это поможет вам всем.
1. Поймите происхождение болезни и не жалуйтесь на Бога
Когда мы заболеем, у каждого будут свои мысли об этом, и некоторые братья и сестры будут жаловаться на свою болезнь, говоря что-нибудь вроде «Как я мог заболеть, если я верю в Бога?» или «Почему Бог не охраняет и не защищает меня?» Также некоторые братья и сестры будут думать, что они заболели, потому что каким-то образом не угодили Богу, и Бог не доволен ими, поэтому они отчаиваются и сдаются, они превратно понимают и обвиняют Бога в своем негативном настрое… Так выражаются состояния, которые могут быть у нас, когда мы заболеваем, и все они вызваны тем, что мы не понимаем причины болезни. На самом деле, независимо от того, какая у нас болезнь, нам не следует обвинять и превратно понимать Бога, потому что болезнь исходит от сатаны, потому что она возникла после того, как мы были развращены сатаной.Слово Божье говорит: «Откуда берется присутствующая на протяжении жизни человека боль от рождения, смерти, болезни и старости? В связи с чем люди перво-наперво столкнулись со всем этим? Было ли все это у человека, когда он был только сотворен? Нет, у людей всего этого не было, не так ли? Так откуда же все это взялось? Все это пришло после искушения сатаны, после того как человеческая плоть деградировала. Боль плоти, проблемы и пустота плоти, а также чрезвычайное убожество этого мира произошли от мучений, которым сатана подвергает людей с тех пор, как развратил их. Люди все больше и больше деградировали, людские недуги все больше усугублялись, страдания людей становились все более суровыми… Таким образом, это страдание человеку принес сатана, и оно появилось лишь после того, как человек был развращен сатаной и деградировал» («Смысл переживания Богом боли этого мира»).
Как все мы знаем, Адам и Ева вначале прислушивались к словам Бога и повиновались Ему, они жили в саду Едемском под Божьей заботой и защитой и были совершенно свободны от беспокойства; они не знали ни болезни, ни смерти, и уж тем более страданий или беспокойств. Позже сатана соблазнил Адама и Еву вкусить плод с дерева познания добра и зла, от которого Бог запретил им есть, и поэтому они удалились от Бога и предали Его, они потеряли заботу и защиту Бога и попали под власть сатаны. Поэтому болезнь, беспокойство, пустота, смерть и тому подобное обрушились на человечество. В течение тысячелетий сатана использовал ереси и заблуждения известных и великих людей, чтобы обманывать и развращать человека, например, атеизм, материализм и теорию эволюции, а также различные сатанинские философии, такие как«Бог помогает тому, кто сам себе помогает,» «Нет Бога, чтобы дать нам избавление,» «Твоя судьба в твоих руках,» «Люди гибнут в погоне за богатством, птицы гибнут в погоне за пищей,» «Без труда не вытащишь и рыбку из пруда,» «Нужно завоевать собственное счастье,» «Миром правят деньги.» Сатана постоянно внушает людям эти ереси и заблуждения по таким каналам, как образование в школах, влияние родителей и общение в социуме. Как только нас отравляют этими ересями и заблуждениями, и мы поддаемся их влиянию, мы начинаем отрицать существование и суверенитет Бога, мы больше не верим, что это Бог обеспечивает и поддерживает нас, и мы больше не верим, что Бог правит судьбой каждого из нас. Вместо этого мы полагаемся на различные ереси, заблуждения, философии и жизненные аксиомы сатаны, и выступаем в защиту денег, привязываемся к суете и стремимся к славе, удаче и статусу. На то, чтобы достичь более высокого уровня пользования материальными благами, мы тратим все свои мысли, мы ломаем голову, мы спешим и работаем так усердно, и платим любую цену, даже цену нашего собственного здоровья. Когда мы усердно работаем, но наши желания денег, славы, богатства и статуса не удовлетворяются, мы можем испытать беспокойство, злость и раздражение и даже разочароваться в жизни. Длительное ощущение угнетения и боли может не только привести к истощению как тела, так и ума и причинить сильные страдания, но также может вызвать в нашем теле различные состояния, такие как головокружение и затруднение дыхания, неврастения, а в тяжелых случаях у нас могут даже развиться такие заболевания, как депрессия, гипертония и болезни сердца. Чтобы попасть в хорошую школу и выделиться из толпы, некоторые ученики полностью погружаются в учебу, изо всех сил пытаясь усердно учиться, поэтому в юном возрасте у них развивается шейный спондилез и неврастения; некоторые учащиеся, провалившись на вступительных экзаменах в колледж, не в силах это вынести и каждый день чувствуют себя подавленными, отчего заболевают тяжелой депрессией. Есть также много людей, которые для того, чтобы заработать больше денег и пробиться наверх, переутомляют себя сверх пределов выносливости своего тела, у них возникают проблемы со спиной, ногами, шеей и плечами, желудком и сердцем, они даже могут умереть от переутомления. Это всего лишь несколько примеров, и из них мы можем увидеть, что болезнь — это результат порчи и вреда, причиненного нам сатаной, это результат, вызванный нашим отрицанием Бога, нашим удалением от Бога и предательством Его и нашим стремлением к богатству, славе, удаче и статусу посредством собственного тяжелого труда. Поэтому, когда мы в будущем заболеем, нам следует быть разумными и правильно подходить к этому, и мы не должны обвинять или превратно понимать Бога.
2. Следуя законам жизни, установленным Богом, мы можем уменьшить количество случаев болезни
Иногда мы можем заболеть, потому что мы нарушили законы жизни, установленные для человека Богом. Слово Божье говорит: «Прошло несколько тысяч лет, и человечество по-прежнему наслаждается светом и воздухом, ниспосланными Богом, всё также дышит дыханием, которое вдохнул в него Сам Бог, по-прежнему радуется цветам, птицам, рыбам и насекомым, созданными Богом, и наслаждается всеми теми вещами, которые обеспечил Бог. По-прежнему продолжается чередование дня и ночи; четыре времени года как обычно сменяют друг друга… Все виды живых существ среди всего сущего уходят и возвращаются, и затем снова уходят, в мгновение ока происходят миллионы изменений, но что не меняется, так это их инстинкты и законы выживания. Они живут под обеспечением и питанием со стороны Бога, и никто не способен изменить их инстинкты, как никто не может ухудшить их правила выживания» («Сам Бог уникальный, часть I»).
Бог сотворил все сущее на небесах и на земле и создал человечество. Бог также установил правила и законы жизни для человечества и для всего сущего. Например, Бог предписал человечеству принимать пищу три раза в день, работать днем и отдыхать по ночам, есть пищу, которую Бог дает нам в соответствии с временами года, и так далее. Только следуя законам жизни, которые Бог установил для человека, вкушая хлеб насущный, который Бог дарует нам, и живя на земле упорядоченной жизнью, мы можем избежать некоторых болезней и естественным образом обретем здоровые тела. Однако сатана все сильнее развращает нас, и в наших сердцах не остается места для Бога. Ради удовлетворения своих физических желаний мы большую часть времени нарушаем законы жизни, установленные Богом для человека, и не ведем упорядоченную жизнь, а это, в свою очередь, приводит к тому, что наши тела страдают от разного рода болезней. Например, некоторые люди часто играют в игры на своих телефонах или веселятся допоздна или даже всю ночь, и их неправильная жизнь и график работы и отдыха становятся причиной расстройств эндокринной системы, апатии, повреждения печени и так далее, что в конечном итоге может привести к различным проблемам со здоровьем. Некоторые люди жаждут физических наслаждений и для удовлетворения своего аппетита часто едят и пьют столько, сколько хотят, употребляют пищу, не соответствующую сезону или же сырую, холодную, жирную пищу, а то и в течение длительного периода времени питаются нездоровой пищей, что приводит к дефициту питательных веществ и снижению иммунитета. У них развивается энтерит, проблемы с желудком, сердечно-сосудистые и цереброваскулярные заболевания. У некоторых развивается гипертония, диабет, гиперлипемия и даже рак, и тому подобное. В этот век передовой науки и техники люди могут покупать все, что им нужно, даже не выходя из дома, и многие люди получают недостаточно физической нагрузки. Долгое сидение перед компьютером в одном положении может стать причиной плохого кровообращения, воспаления и боли в спине, ногах, шее и плечах, а в тяжелых случаях может вызвать шейный спондилез и протрузию межпозвоночных дисков. Все эти примеры являются горькими плодами нарушения законов жизни, которые Бог установил для нас. Поэтому мы должны следовать законам жизни, установленным Богом, и в соответствии с нашими индивидуальными обстоятельствами вносить необходимые корректировки в наш график работы и отдыха, чтобы мы работали днем и отдыхали по ночам. Мы должны продолжать выполнять упражнения и больше бывать на свежем воздухе. С точки зрения диеты, нам следует сосредоточиться не на вкусной, а на полезной пище. Такого рода правильный, упорядоченный образ жизни может снизить количество заболеваний.
3. Будьте в мире пред Богом и анализируйте себя, а также исповедуйтесь и покайтесь пред Богом
Божье слово говорит: «Как следует человеку переживать страдания болезни? Следует предстать пред Богом для молитвы и попытаться понять Божьи намерения, а также проверить, какие прегрешения он совершил, и от какой развращенности еще не избавился. Недопустимо, чтобы плоть не переносила страдания, человеку нужно закалиться страданием, чтобы не быть распущенным и иметь возможность всегда жить пред Богом. Если чье-то сердце испытывает боль, тогда он всегда будет молиться и проверять себя, чтобы увидеть, сделал ли он что-то дурное или каким-либо образом обидел Бога. Это полезно для человека. Конечно же, не случайно, что испытание великих страданий может обрушиться на людей» (из беседы Бога). Божьи слова показывают нам практический путь относительно того, как нам следует переживать болезнь. Хотя некоторые болезни вызываются законами природы, есть и другие, которые также не случаются без причины, Божье доброе намерение и добрая воля стоят за этими болезнями, поскольку Бог устраивает их так, чтобы наша развращенность и мятежность могли быть очищены и изменены. Из-за того, что мы так сильно развращены сатаной и полны таких сатанинских черт характера, как гордость и высокомерие, эгоизм и презрительность, жульничество и коварство, злоба и жадность, мы зачастую не способны удержать себя от греха и противления Богу. Например, когда мы работаем и проповедуем о Боге, мы часто хвастаем и рисуемся относительно того, как сильно мы пострадали, как далеко продвинулись и сколько работы проделали, заставляя братьев и сестер боготворить нас и смотреть на нас с восхищением, и в их сердцах не остается места для Бога. Иногда для сохранения своего престижа и статуса мы не можем удержаться от лжи и обмана людей, мы часто в глаза людям говорим одно, а за их спинами — другое. Иногда, когда мы видим, что наши соработники читают проповеди лучше нас, и все братья и сестры хотят их слушать, мы можем испытывать зависть и обиду и настолько сильно хотим, чтоб здесь не было никого лучше или сильнее нас, что судим, унижаем и изгоняем их. Иногда порочные веяния могут привлечь наши сердца, и мы цепляемся за деньги, наслаждаемся материальными вещами, мы удаляемся от Бога и не стремимся к истине. Это всего лишь несколько примеров. Чтобы пробудить нас и заставить нас больше не восставать против Бога и не противиться Ему, чтобы нас не одурачили и не нанесли нам вред под властью сатаны, Бог использует переплавку болезнью с целью побудить нас проанализировать себя, познать себя и заставить нас вовремя вернуться к Нему. Этим в точности исполняются слова из Библии: «Ибо Господь, кого любит, того наказывает» (Евр. 12:6). Поэтому, когда мы заболеваем, нам следует предстать пред Богом, молиться и искать Божью волю, размышлять о своих отношениях с Богом и о том, не сделали ли мы что-нибудь против воли и требований Бога. В ходе нашей молитвы, поиска и размышлений Бог будет просвещать и направлять нас, чтобы мы смогли ясно увидеть свою развращенность и мятежность и в то же время пришли к пониманию Божьей праведности и святости, осознавая, что Бог ненавидит, когда мы живем в грехе, и радуется, когда мы применяем Его слова на практике и живем по Его словам, чтобы воплощать в жизнь истинный облик человека. На основании этого мы можем оценить Божьи кропотливые усилия, направленные на наше спасение, и наши сердца не могут не благоговеть пред Ним, мы начинаем ненавидеть свой развращенный характер, и тогда мы можем принять твердое решение покаяться и измениться, и начать стремиться к жизни.
Как-то я услышал, как одна сестра рассказала о своем опыте в этом отношении. Эта сестра однажды внезапно простудилась. Температура у нее поднялась до 39 градусов, и ее состояние не улучшилось даже после уколов и приема лекарств. Она не переставала задаваться вопросом: «Моя простуда не излечивается, так может быть, это из-за того, что я сделала что-то, противоречащее воле Бога?» Сестра предстала пред Богом, чтобы искать Его волю, она проанализировала ситуацию последних нескольких дней. Она подумала, что с тех пор, как она стала лидером церкви, у нее появилась возможность проповедовать и выполнять какую-то работу, и ей удалось разрешить некоторые трудности и проблемы своих братьев и сестер. Поэтому ей стало казаться, что ей удается добиваться истины лучше всех остальных, она часто была весьма довольна собой и очень собой восхищалась. Когда соработники указывали на некоторые недостатки в ее работе, она хоть и делала вид, что принимает это, в душе отказывалась принимать и нередко пыталась оправдать свои действия перед соработниками. Когда соработники делали какие-либо разумные предложения насчет церковной работы, она не исследовала этот вопрос и не собиралась выяснять, соответствуют ли предложения соработников истине, вместо этого она придерживалась своих собственных взглядов и отвергала взгляды и мнения соработников. Это привело к тому, что она была неспособна слаженно работать с соработниками в служении Богу, и это создавало препятствия в работе церкви. Проанализировав себя, сестра поняла, что она была слишком горда и высокомерна, что она не приняла истину и не подчинилась ей, что она не была богобоязненной в сердце своем, и что она не только вредила своей жизни, но также задерживала работу церкви. Сестра осознала, что была кем-то, кто развращен сатаной, и если бы не Божье водительство, она бы вообще была не в состоянии выполнять какую-либо работу. То, что ей удавалось выполнять небольшую часть работы и решать некоторые из трудностей и проблем братьев и сестер, полностью объяснялось работой Бога, и ее попытки украсть Божью славу были противны Ему. В то же время сестра пришла также к пониманию того, что для нее воля Божья заключается в стремлении к истине в процессе выполнения своего долга, в согласованной работе с братьями и сестрами, в использовании сильных сторон каждого, чтобы все могли учиться на сильных сторонах друг друга и вместе выполнять работу, которую Бог поручил им сделать, потому что только так церковная работа будет выполняться все лучше. После того, как она пришла к такому пониманию, сестре стало очень стыдно, она ощутила угрызения совести и спешно покаялась и исповедалась Богу в своих грехах. Затем она начала практиковать жизнь честного человека в соответствии со словами Божьими и стала очень открыто говорить с братьями и сестрами о собственной развращенности. Впоследствии, когда она выполняла церковную работу и успешно решала проблемы своих братьев и сестер, она выражала благодарность и хвалу Богу и признавала, что слава принадлежит Ему. Работая вместе со своими соработниками в служении Богу, она была способна к сознательному самоотречению, и, если какое-либо предложение соработника соответствовало истине и было полезным для церковной работы, она всегда принимала его. Когда сестра начала практиковать такой образ жизни, ее состояние стало улучшаться, и она сама не заметила, как болезнь прошла. После этого опыта сестра поняла, что переплавка болезнью и болью чрезвычайно полезна для людей, поскольку на самом деле это истинная Божья любовь и защита человека. Во время своего опыта она обрела некоторые знания о Божьем праведном характере. Пока она жила в развращенности, не зная, что ей нужно изменить направление, Бог использовал ее болезнь, чтобы дисциплинировать ее и побудить ее усмирить свое сердце и проанализировать себя; когда она вернулась к Богу, Бог направил и просветил ее, чтобы она познала свой собственный развращенный характер и поняла Божью волю; когда она покаялась пред Богом и стала претворять истину в жизнь, она наслаждалась работой Святого Духа, и постепенно выздоравливала. Сестра стала ценить то, что Бог находится рядом с нами, практически работая для нашего спасения от развращенности. Она также пришла к пониманию того, что когда нас настигает болезнь, мы можем извлечь из нее много уроков, молясь Богу, учась понимать Божью волю, анализируя и познавая себя — болезнь в самом деле является для нас прекрасной возможностью войти в истину.
4. Во время переплавки болезнью имейте веру и оставайтесь твердыми в свидетельстве о Боге
Есть пара поговорок, которые гласят: «Когда родители долго болеют, даже самый преданный сын отойдет от их постели», и «Время открывает сердце человека». Когда мы только начали болеть, у нас все еще есть вера, чтобы пройти через это; мы можем молиться Богу и проверять себя на наличие проблем, и мы можем сосредоточиться на излечении своего дурного состояния. Но когда наша болезнь продолжается, и улучшений нет, тогда мы, возможно, начинаем предъявлять необоснованные требования к Богу и можем даже обвинять Бога и превратно понимать Его. Итак, как нам следует переживать ситуацию, подобную этой? В чем состоит Божья воля? Слово Божье говорит: «И введу эту третью часть в огонь, и расплавлю их, как плавят серебро, и очищу их, как очищают золото: они будут призывать имя Мое, и Я услышу их» (Зах. 13:9). Из Божьих слов мы понимаем, что во время процесса спасения нас Богом Он будет устраивать всевозможные ситуации, чтобы испытывать и переплавлять нас, тем самым разоблачая и очищая наши развращенные характеры и осквернения в нашей вере. В то же время Он обустраивает ситуации для совершенствования нашей веры в Него и любви к Нему. Болезнь — это один из способов, которыми Бог переплавляет нас, и, по мере того как мы переживаем это, мы должны сохранять свою веру в Бога. Независимо от того, стало нам лучше или нет, мы не должны предъявлять необоснованные требования Богу, но нам следует продолжать занимать место сотворенного существа, подчиняться Божьему руководству и обустройству и оставаться твердым в свидетельстве о Боге.
Например, как написано в Библии, Иов твердо держался стези Божьей, он был богобоязненным и удалялся от зла. Бог высоко ценил веру Иова и называл Иова совершенным человеком в Его глазах. Сатана, однако, не был в этом убежден, и он хотел, чтобы Иов отрицал и предал Бога, и поэтому он много раз искушал Иова и поразил его тело проказою лютою от подошвы ноги его по самое темя его. Несмотря на невероятные мучения, Иов никогда не обвинял Бога, но вместо этого говорил такие разумные вещи, как «Неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать?» (Иов. 2:10) и, в конечном счете, твердо стоял в своем свидетельстве Богу. Пройдя это испытание, Иов сумел избежать греховных речей, потому что из всего, что Бог сотворил, он в своей повседневной жизни ценил Божье всемогущество и суверенитет, а также любовь Бога к человеку; он очень хорошо знал, что он был только сотворенным существом, которое должно подчиняться Божьему руководству. Хотя физическая боль заставляла его испытывать невероятные муки, в своем сердце своем он всегда был богобоязненным, он был способен всем сердцем принять то, что с ним случилось, и повиноваться этому, он не был ограничен своей болезнью и, в конце концов, Сатана скрылся пристыженный. Поэтому Бог похвалил Иова и явился ему из бури и заговорил с ним. Вера Иова в Бога была очищена благодаря таким испытаниям; он дорожил и наслаждался этими испытаниями, и его сердце было наполнено покоем и радостью. Из испытаний Иова мы видим, что некоторые болезни являются испытаниями Божьими, но поскольку у нас развращенный характер, их также можно назвать искушениями сатаны. Сатана хочет использовать болезни для разрушения нашей веры в Бога, для того, чтобы заставить нас обвинять Бога, предать и оставить Его. И все же Божья мудрость осуществляется на основе коварных замыслов сатаны, и благодаря болезни Бог совершенствует нашу веру в Него. Мы верим, что наши судьбы находятся в руках Божьих и что Бог решает, когда мы родимся, когда мы умрем и какие болезни у нас будут, и доверить все это Богу и подчиниться Его руководству — это лучший выбор, который мы можем сделать. Таким образом мы можем подчиниться Божьему руководству и обустройству, мы больше не ограничены болезнями и можем продолжать занимать место сотворенного существа, чтобы поклоняться Богу; мы можем приблизиться к Богу так, как это должно, и стремиться к истине так, как это должно; мы можем упорно продолжать выполнять долг сотворенного существа и спокойно относиться к тому, устранит ли Бог наш недуг или нет; даже если мы болеем всю свою жизнь, мы не будем жаловаться, но мы можем продолжать верить в Бога и стремиться к истине, и мы можем выполнять свои обязанности в меру своих возможностей и не позволять болезни мешать развитию нашей жизни. Таково свидетельство, которое мы должны нести перед Богом, и, если мы будем практиковать такой образ жизни, на сердце у нас будет легко и спокойно.
Наконец, мы должны принять к сведению, что, исследуя себя и переживая Божью работу во время болезни, мы можем обратиться за медицинской помощью, равно как и справиться с болезнью, полагаясь на свою веру — тут нет никаких правил. Что наиболее важно, так это то, что мы можем извлечь из этого истину и что в наших жизнях наблюдается некоторое движение вперед и получены определенные результаты.
Братья и сестры, живя в этом мире, мы каждый день может столкнуться с вещами, которых мы никогда не ожидали, такими как мучения от болезни, проблемы в жизни, преследование наших семей, поношение от мирян и так далее. Как христиане, мы должны исследовать и вникать в то, как нам следует искать и понимать Божью волю, и как усвоить уроки, чтобы обрести истину во всех видах испытаний. Я надеюсь, что четыре принципа практики, о которых мы беседовали выше, могут помочь вам преодолеть препятствие болезни, и искренне желаю, чтобы братья и сестры могли понять Божью волю, обрести истину и оставаться твердыми в свидетельстве при любом испытании. Пусть Бог направит и благословит нас. Аминь.
Вам также может понравиться:
Христианские Песни 2020 «Возникновение болезни – это Божья любовь» (Текст песни)
Христианские свидетельства — Божьи дивные деяния
Как разрешить вопросы в жизни, семье и вере? Свидетельства дадут нам откровения
submitted by Angiechen2020 to u/Angiechen2020 [link] [comments]