Узаконить перепланировка квартиры балкон на первом этаже зао под ключ

Великая депрессия 1929–1933 гг. 9.5K вт, 07/07/2020 - 11:15 | Леонид Гринин (6 месяцев 2 недели) Все последующие крупные кризисы обязательно сравниваются с ним. Великая депрессия в США - это экономический кризис, длившийся 7 лет, с 1929 по 1933 годы. Кроме Америки, она также сильно затронула Германию, Францию и Канаду. До сих пор единой теории на этот счет не существует. Однако в ... В одном только ХХ веке спадов было немало: кризис "военного коммунизма" в России, Великая депрессия 1929 года ... Великая депрессия - это продолжительный спад экономики США, причиной которого стало резкое падение котировок акций на Нью-Йоркской бирже 29 октября 1929 года Определение Великая депрессия, предпосылки Великой ... Великая депрессия наиболее сильно затронула США, Канаду, Великобританию, Германию и Францию, но ощущалась и в других государствах. В наибольшей степени пострадали промышленные города, в ... Великая депрессия в художественных произведениях Книги «О мышах и людях» — повесть Джона Стейнбека (1937), действия которой разворачиваются во времена Великой депрессии. В одном только ХХ веке спадов было немало: кризис "военного коммунизма" в России, Великая депрессия 1929 года в США, послевоенный кризис 40-х годов в Европе, английский кризис времен Тэтчер, 91-й ...

2020.07.08 13:12 mr_Fatalyst Великая депрессия

Великая депрессия Пожалуй, самый громкий, внезапный и раздирающий кризис случился в 1929 году. Конечно же в Америке. Великая депрессия была настолько жесткой, что словами не выразить. Люди буквально выходили в окна. Для примера, в первый год кризиса, когда все это произошло резко и неожиданно, количество суицидов выросла на 50 процентов, а в последующие десять лет этот уровень все ещё был выше средних докризисных значений. И речь не только о гангстерах которые потеряли деньги из-за краха на фондовой бирже. В стране была в целом лютая безработица, ведь до начала очередного крушения капиталистической экономики безработицы практически не было, а вот после 1929 она шагала галопом по Европам, да так, что достигала пиковых значений в 25%, то есть целая четверть граждан страны не находила себе места на рынке труда.

https://preview.redd.it/l9xwd4yrrm951.png?width=3000&format=png&auto=webp&s=42cf758edfc00ac344949fbc71c86ef027d89650
Далеко не все могли позволить себе квартиры. Жилье перешло в разряд роскоши, поэтому люди строили лачуги в центральном парке, чтобы хоть где-то спать. Как вы поняли, экономическое состояние в Америке могло быть получше. Чтобы понять весь масштаб трагедии обычно оценивают ВВП — стоимость произведенных всех товаров и услуг за год и, например, так любимый всеми Китай в 2018 году показал рост на 6.6% и это очень много. Россия же за 2018 год улучшила показатели на 2.3%, а Америка на 2.9%.
https://preview.redd.it/t5jzk7d7sm951.png?width=535&format=png&auto=webp&s=296d92e1f33f53efe970c3415b7dbafea7ace4fb
Я к тому, что изменение ВВП — это очень небольшие показатели, особенно среди развитых стран, а сейчас, да и тогда Америка считалось очень даже развитой страной. И вот за первый год Великой депрессии Америка произвела на 12% меньше. Это уже внушительное сотрясение, но дальше было только хуже. Следующий год ещё -16%, затем 23% и только в 1933 было вроде как нащупано и на дно. Экономика начала восстанавливаться только ближе ко второй мировой и, конечно же одной страной не обошлось.
https://preview.redd.it/44jn4kjbsm951.png?width=688&format=png&auto=webp&s=9520cbd6e612ae17d6dee770d99de5af1a3ca93d
За три года производства Британии упало на на 23%, Франции на 24%, а Германии на 41%. С международной торговлей дела обстояли ещё хуже. В общем, жуткая жуть и депрессия творилась в капиталистическом мире. Так что же там произошло, и причем здесь уже надоевшие всем банкиры?
Предпосылки После окончания первой мировой войны в США запустилась эпоха процветания. В 1919 году ВВП США составлял 79 миллиардов долларов, а через 10 лет он увеличился на 32%. В 1920х города, наконец, подключили к электрической системе, и все эти электрические рекламные баннеры и украшения буквально зажгли Америку.
https://preview.redd.it/j6pl5f53xm951.png?width=968&format=png&auto=webp&s=4c63880643a3498e85e411d634484453595596ba
Доходы населения начали расти, а это значит, что их можно было потратить на современные гаджеты: пылесосы, холодильники и радиоприемники. Раньше эти инновационные технологии были лишь у горстки людей из мировой улице, а теперь это становилось необходимостью для домохозяйств. В это время зародилось убеждение об автомобиле в каждый дом. Все хотели купить себе в форд или крайслер. Казалось, началась эра безграничного благоденствия. Чем больше у тебя разнообразных одежонок, ботинок и автомобилей, тем успешнее и, если можно сказать, «правильнее» ты считался.
Да вы верно поняли, в это время зародилась живущая до сих пор культура потребления, только вместо радиоприемника у нас сейчас новенький iphone. Всё началось в Америке, вот уже сто лет назад и именно в это время появилось ещё одно отличное изобретение, которым мы пользуемся до сих пор. Догадались? Без чего нельзя купить новенький iphone? Правильно, без потребительского кредита. Стало нормой продавать в кредит, поощряя людей покупать дорогостоящие товары. Появилась известная многим формула, а точнее слоган «Покупай сейчас, плати потом». Это новая идеология «Живи сегодняшним днем и не беспокойся о завтрашнем» развивалась и укреплялась на протяжении десяти лет. Современная культура говорила, что каждый американец имеет право быть богатым, а там где богатства, там и простор для инвестиций. Государства собиралось компенсировать расходы после войны и, соответственно, правительству нужны были деньги. Просто напечатать деньги они не могли, т. к. это и плюс к инфляции, и, банально, золотой стандарт не позволяет, а новых золотых рудников найдено не было. Поэтому были созданы облигации свободы.
https://preview.redd.it/t09cgh7yzm951.png?width=800&format=png&auto=webp&s=ce2b322d42f1c8db9a3c79ca3f452ce33a61709a
В России вы могли слышать об относительно современных облигациях федерального займа. Облигации свободы по сути своей просто способ взять деньги в кредит у населения под процент но самое интересное в том, что эти ценные бумаги имели свою цену, как акции на рынке. Они начали вращаться, как бы, отдельно от изначального договора кредитования, а, чтобы население с большей охотой давало в долг, государству, то облигации свободы рекламировали популярные в то время актеры: Ал Джонсон, Элси Дженис, Мэри Пикфорд и известный всем Чарли Чаплин. Можно было открыть утренний проспект газет и увидеть сколько стоят облигации свободы.
В Америке прошел первый опыт по привлечению обычных граждан в прекрасный мир инвестиций и опыт оказался крайне удачным. Люди начали привыкать к новым для них финансовым инструментам, но здесь еще был простор для простых смертных на финансовом рынке. Вот смотрите, вы видите индекс dow jones:

Вот до 1921 года дела на фондовом рынке и шли не очень хорошо и тогда возникла идея очень такая очевидная и красивая идея. Чарли Мичелл, президент государственного муниципального банка, решил что раз люди так покупают облигации, то нужно дать им доступ к акциям и сказать, что именно в них надо вкладывать. Со времен последней депрессии прошло целых 20 лет и за это время уже забылось крушение на бирже в Вене. Сейчас-то со всеми этими интернетами люди готовы и через год нести деньги в новые финансовые пирамиды, поэтому в двадцатом веке память прошлых крахов как бы поутихла и вера в акции вернулась с новой силой. Инвестировать стало безопасно и, самое главное, престижно.

https://preview.redd.it/n1gk2pl5wm951.png?width=1319&format=png&auto=webp&s=8d17c3017d4dd726b142c853f0c1caadd1bb637d
После допуска граждан индекс dow jones только и делал, что пёр вверх, протыкая небеса. За восемь лет он увеличился на 567%. Здесь важно отметить, что люди далеко не всегда покупали акции на свои кровные деньги. Большинство сделок осуществлялись через маржинальную торговлю (грубо говоря, получение кредита на торговлю акциями, ну, или подобным)
https://preview.redd.it/mtbms2yhwm951.png?width=720&format=png&auto=webp&s=00f4f8fef470c666f42a8d700e43f8f0fa250b78

Идеология «Покупай сейчас, плати потом» с рынка реальных товаров перекинулось на рынок акций и дошло до того что 90% акций составляли деньги, взятые в долг, а каждые 40 центов каждого доллара тратились на акцию. Самое интересное, что правительство никак не вмешивалось.

Калвина Кулидж
Банкиры убедили президента Калвина Кулиджа, что рынок капиталов — это саморегулирующийся рынок, и вам не нужно контролировать. Это полностью зрелая и автономная система. Такой позиции придерживался и следующий президент республиканец Герберт Гувер. После инаугурации 4 марта 1929, когда речь касалась экономики он говорил:
«Фундаментальный бизнес в стороне, то есть производство и движение товаров находятся в превосходном состоянии».
Эту мантру он будет повторять после каждого падения, и лишь один банкир с уолл-стрит Пол Варбург в марте выступает с заявлением:
«Если безудержным спекуляциям не поставить предел, то неминуемо наступит крах, а затем и полная депрессия, которая охватит всю страну». Конечно же, его клеймят сумасшедшим, но в сентябре рынок начинает трясти. Самые дальновидные игроки летом вышли из игры. Джо Кеннеди говорил: «Если чистильщик обуви знает о фондовом рынке столько же сколько и я то... пора уходить».
Паника 23 октября 29 никто не знает почему, но в этот день люди резко перестали доверять рынку. Распроданы миллионы акций, а на следующий день 24 октября в четверг начался самый известный в истории обвал фондового рынка. На площади перед фондовой биржей собрались тысячи людей там был и Уинстон Ччерчилль в самый разгар паники, как говорил сам Черчилль: «Совершенно незнакомый человек предложил мне подняться на балкон биржи. 1200 членов биржи спокойно бродили по зданию, как по муравейнику, пытаясь продать друг другу огромные пачки ценных бумаг за треть прежней цены». В тот день Черчилль потерял целое состояние. Этим человеком был Бернард Барух — один из основателей ФРС, и он лишь хотел похвастаться своей властью над экономикой страны.

https://preview.redd.it/oyccylogxm951.png?width=981&format=png&auto=webp&s=aa790972c7c018ffbdacd99d8b6850c858acbac9
В «чёрный» четверг 24 октября рынок просел на 11%. Объем торгов был три раза выше обычных значений. В этот же день самые крутые банкиры собрались вместе и попытались остановить падение просто влив в рынок бабло. Их представители начали ходить и просто покупать акции топовых компаний из индекса dow jones. Эта тактика имела относительный успех. Индекс dow jones просел только на 2 процента, а в пятницу он закрылся вообще с плюсом, но последовал понедельник, тоже окрашенный в чёрные цвета. Падение с 301 до 260, а следом и ещё чёрный вторник с падением до 230.

https://preview.redd.it/rpckbzxoxm951.png?width=743&format=png&auto=webp&s=ea461e7a638c2cdc11e617e7293cef368c4894df
В этой ситуации брокеры звонили своим инвесторам и требовали маржу. Они говорили, что либо вы закидываете ещё бабла, либо мы закрываем ваши позиции. Надо ли говорить, что многие жители хранили практически все свои сбережения на бирже и дополнительных денег просто не было. Так как банковская деятельность была не зарегулирована, то многие банки играли на деньги своих вкладчиков, а когда началась паника и набег на банк, то оказалось, что у банков нет достаточной ликвидности. Государственные страховки, кстати, тогда тоже не было. За эти пять дней люди потеряли 25 миллиардов личных сбережений, а это, на секундочку, четверть ВВП целой страны в 20-х годах. В среднем в год закрывалось 70 банков по всей стране, но после биржевого краха только за 10 месяцев закрылось 744 банка. В 10 раз больше. В 30 годах обанкротились около 9000 банков.

https://preview.redd.it/yh3azgguxm951.png?width=480&format=png&auto=webp&s=f6e39d1aae49453ac4db8f456ed2222c3fd6ae8b
Многие люди получали лишь 10 центов со своего положенного доллара 90 процентов акций была куплена по маржинальной торговле. Люди в лучшем случае возвращали 10 процентов своих денег, а чаще всего не получали ничего. В 1932 индекс dow jones дошёл до своего донного значения, в итоге потеряв около 90 процентов. В это время разные люди теряли разное. Список этих потерь был в начале статьи.

Франклин Делано Рузвельт
Так было до прихода нового президента Франклина Делано Рузвельта, который заявил: «Я помогу каждому человеку позабытому на дне экономической пирамиды». На четыре дня он закрыл все банки, чтобы остановить безудержное списание средств со вкладов и зачистить неликвидные банки, а также запустил государственные программы по поддержке экономики, в том числе общественной работы: мост построить, парк отремонтировать, чтобы хоть как-то начать бороться с безработицей и восстановить доверие к экономике. И это начало срабатывать.
Итог Такова была «Великая депрессия», которую вызвали всякие новые штуки, новые технологии, новая идеология потребления, новые потребительские кредиты и новая маржинальная торговля. А помогали этому старые штуки: не зарегулированная банковская деятельность и золотой стандарт. К слову о золотом стандарте. Многие любят говорить, что раньше деньги были обеспечены, а сейчас у нас одни фантики. В данной статье мы рассмотрели самую мощную финансовую потерю всех времён. Многие страны начали тыкать пальцем в американский капитализм и в мире появился запрос на сильные авторитарные правительства, которые придут и всех спасут. Так в это время пришли коммунизм и фашизм. Капитализм действительно не был еще готов к самостоятельному плаванию, но после описанных событий была придумана такая хорошая вещь, как страхование вкладов...

Источник Видео-источник
submitted by mr_Fatalyst to RussNews [link] [comments]


2020.04.19 06:07 triggerbot9000 Карантинное чтиво

Серега Петров хмуро натянул маску и стал перебирать висящие в гардеробе светоотражающие жилеты. Красный, желтый, зеленый, синий… Он все время путался в цветовой дифференциации жилетов, потому скосил глаза на листок бумаги, приколотый к стене. «В магаз – желтый!» – было написано на нем, и Серега, взяв желтый жилет, вышел из квартиры.
Он работал электриком в городских «Энергосетях», дежурил сутки через трое, и считал, что ему повезло. В стране работали только предприятия систем жизнеобеспечения, органы власти и силы правопорядка, взявшие на себя обеспечение населения продуктами и услугами, так что не удивительно было видеть в ленте Инстаграма сплошь стриженные под ноль головы – парикмахеры Росгвардии иначе не умели.
В общем, Сереге повезло, он получал зарплату, а не пандемийное пособие, а значит – мог иногда побаловать себя колбасой, сыром и бананами. Впрочем, он, как и все, выбирал гречку и картошку, а сэкономленные деньги предпочитал тратить на алкоголь.
– Гражданин! – раздался оклик.
Серега обернулся. К нему приближался полицейский патруль, две фигуры в респираторах и с перекинутыми через плечо «калашами».
– Сержант Кутузов, курсант Суворов, – представил себя и коллегу тот, что был повыше. – Дежурный патруль Измайловского района. Пропуск, паспорт.
Серега достал из кармана паспорт с вложенным в него квитком временного пропуска, что выдавали им в отделе кадров на отдыхающие дни.
– Куар-код!
Серега протянул руку, на запястье которой синела свежая татуировка куар-кода. Пискнул сканер, полицейский удовлетворенно кивнул и достал планшет.
– Аккаунт в Инстаграме!
– Serega1980, - мрачно ответил Петров. Он уже понимал, что будет дальше.
Полицейский крутил ленту профиля Сереги.
– Так, позавчера нет фотографий. Почему?
– Бухал, – честно сказал Серега. – Не хотел свою пьяную рожу на весь мир выкладывать.
– Гражданин Петров! – строго сказал полицейский. – Согласно указу Президента РФ за номером 435 вы обязаны трижды в день выкладывать свое фото в Инстаграм с привязкой по геолокации и временной отметкой!
Он полистал ленту еще немного вниз.
– Ладно, вижу, в этом месяце только один день пропущен, так что обойдемся предупреждением. Куда направляетесь?
Серега ткнул пальцем в желтую ленту жилета.
– Куда направляетесь? – повторил вопрос сержант.
– Направляюсь за покупкой продуктов в ближайший к месту проживания магазин, – привычно протараторил Серега. – Таковым является магазин «Люкс» по адресу: улица Лесная, дом 35. Цвет жилета соответствует цели выхода из самоизоляции.
Система цветовой дифференциации, введенная пару месяцев назад, должна была сократить число выходов граждан на улицу без конкретной цели и ужесточить их дисциплину. Каждый получил набор светоотражающих жилетов: желтый – для похода в магазин, красный – чтобы дойти до места работы, синий – вынести мусор, зеленый – выгулять собаку.
Как раз в зеленом жителе мимо них прошла женщина, ведущая на поводке бигля. Ошейник пса подмигивал встроенным чипом, бигль весело рвался с поводка, вертя башкой направо-налево.
– Бибик, не крутись! – говорила женщина. – Бибик, просто пописай и пойдем домой. Мы не гулять вышли, Бибик.
Пес в ответ гавкнул, чем вспугнул ворону, взлетевшую с кучи мусора, рванулся за ней и вырвал поводок из рук хозяйки.
– Бибик! – закричала женщина.
Бибик весело бежал за вороной, когда на его ошейнике запищал предупреждающий сигнал. Раздался треск, пса выгнуло дугой и шмякнуло об землю. Запахло паленой шерстью.
– Бибик! – женщина подбежала к собаке. – Бибик, дурак!
Собака в ответ конвульсивно дернула лапой и обмочилась.
– Ну, вот и пописал, – хмыкнул полицейский.
Серега впервые видел в действии систему «Периметр». Ее ввели, чтобы прекратить спекуляции, связанные с выгулом собак. Через интернет находчивые граждане сдавали собак в аренду, чтобы любой желающий мог выходить на улицу, прикрываясь необходимостью выгулять животное. В ответ власти установили на домах «Периметр» – систему, к которой были привязаны все собаки, живущие в этом самом доме. Они получали ошейники с GPS-навигаторами, система отслеживала их перемещения, а стоило тем удалиться от дома больше, чем на сто метров, била их током. Каждый пес снабжался индивидуальным ошейником, электрический разряд рассчитывался, исходя из веса животного, и должен был парализовать пса после удара.
Конечно, как и все, что делалось поспешно, оно не всегда работало так, как надо. Серега вспомнил ролик, виденный им в Ю-Тубе, где какая-то «блогерка» надела на своего йоркшира ошейник для мастиффа, и «Периметр» оставил от собачонки только обугленную тушку.
Тем временем женщина волокла обмякшую собаку к подъезду и едва не попала под копыта выскочившей из-за угла лошади. На лошади восседал человек в форме, папахе и с нагайкой в руке. Высокие сапоги, эполеты и погоны выдавали в нем как минимум есаула войска казачьего имени великомученика Льва Лещенко.
Следом выехало с десяток казаков, они патрулировали улицы, помогая силам правопорядка выявлять нарушителей. Судя по зеленой форме, это были вегано-казаки, те, что охотились за любителями шашлыков на свежем воздухе. У есаула на поясе болтались три шампура, значит, как минимум, три группы анти-карантинщиков попали под его горячую руку. Есаул поглядел на Петрова и пафосным жестом огладил пышные усы.
– А эти почему не в масках? – спросил Серега.
– Их хранит Святой Дух Русский и Благодать Молитвы, – ответил сержант.
Серега посмотрел вслед колонне всадников, два последних казака постоянно кашляли и крестились.
Следом за казаками из-за угла вырулил БТР. На броне сидели два росгвардейца и крутили головами по сторонам. БТР лениво выкатился на перекресток, башенка повернулась и вечернюю тишину разрезала пулеметная очередь.
– Бродячие собаки, – пояснил сержант. – Позавчера женщина за хлебом выходила, на обратном пути наткнулась на стаю. Сожрали и хлеб, и бабу. Теперь зачищаем ваш район.
Полицейский протянул Сереге документы, махнул курсанту и патруль пошел вдоль дома. Серега спрятал документы и зашагал в противоположную сторону.
Вернувшись домой, он вышел на балкон и посмотрел на темный город. В воздухе медленно кружился первый снежок. Наступал ноябрь 2020-го года

submitted by triggerbot9000 to Pikabu [link] [comments]


2020.04.08 13:33 creaturesa Узаконить на ключ квартиры балкон этаже зао первом перепланировка под

Серега Петров хмуро натянул маску и стал перебирать висящие в гардеробе светоотражающие жилеты. Красный, желтый, зеленый, синий… Он все время путался в цветовой дифференциации жилетов, потому скосил глаза на листок бумаги, приколотый к стене. «В магаз – желтый!» – было написано на нем, и Серега, взяв желтый жилет, вышел из квартиры. Он работал электриком в городских «Энергосетях», дежурил сутки через трое, и считал, что ему повезло. В стране работали только предприятия систем жизнеобеспечения, органы власти и силы правопорядка, взявшие на себя обеспечение населения продуктами и услугами, так что не удивительно было видеть в ленте Инстаграма сплошь стриженные под ноль головы – парикмахеры Росгвардии иначе не умели. В общем, Сереге повезло, он получал зарплату, а не пандемийное пособие, а значит – мог иногда побаловать себя колбасой, сыром и бананами. Впрочем, он, как и все, выбирал гречку и картошку, а сэкономленные деньги предпочитал тратить на алкоголь. – Гражданин! – раздался оклик. Серега обернулся. К нему приближался полицейский патруль, две фигуры в респираторах и с перекинутыми через плечо «калашами». – Сержант Кутузов, курсант Суворов, – представил себя и коллегу тот, что был повыше. – Дежурный патруль Измайловского района. Пропуск, паспорт. Серега достал из кармана паспорт с вложенным в него квитком временного пропуска, что выдавали им в отделе кадров на отдыхающие дни. – Куар-код! Серега протянул руку, на запястье которой синела свежая татуировка куар-кода. Пискнул сканер, полицейский удовлетворенно кивнул и достал планшет. – Аккаунт в Инстаграме! – Serega1980, - мрачно ответил Петров. Он уже понимал, что будет дальше. Полицейский крутил ленту профиля Сереги. – Так, позавчера нет фотографий. Почему? – Бухал, – честно сказал Серега. – Не хотел свою пьяную рожу на весь мир выкладывать. – Гражданин Петров! – строго сказал полицейский. – Согласно указу Президента РФ за номером 435 вы обязаны трижды в день выкладывать свое фото в Инстаграм с привязкой по геолокации и временной отметкой! Он полистал ленту еще немного вниз. – Ладно, вижу, в этом месяце только один день пропущен, так что обойдемся предупреждением. Куда направляетесь? Серега ткнул пальцем в желтую ленту жилета. – Куда направляетесь? – повторил вопрос сержант. – Направляюсь за покупкой продуктов в ближайший к месту проживания магазин, – привычно протараторил Серега. – Таковым является магазин «Люкс» по адресу: улица Лесная, дом 35. Цвет жилета соответствует цели выхода из самоизоляции. Система цветовой дифференциации, введенная пару месяцев назад, должна была сократить число выходов граждан на улицу без конкретной цели и ужесточить их дисциплину. Каждый получил набор светоотражающих жилетов: желтый – для похода в магазин, красный – чтобы дойти до места работы, синий – вынести мусор, зеленый – выгулять собаку. Как раз в зеленом жителе мимо них прошла женщина, ведущая на поводке бигля. Ошейник пса подмигивал встроенным чипом, бигль весело рвался с поводка, вертя башкой направо-налево. – Бибик, не крутись! – говорила женщина. – Бибик, просто пописай и пойдем домой. Мы не гулять вышли, Бибик. Пес в ответ гавкнул, чем вспугнул ворону, взлетевшую с кучи мусора, рванулся за ней и вырвал поводок из рук хозяйки. – Бибик! – закричала женщина. Бибик весело бежал за вороной, когда на его ошейнике запищал предупреждающий сигнал. Раздался треск, пса выгнуло дугой и шмякнуло об землю. Запахло паленой шерстью. – Бибик! – женщина подбежала к собаке. – Бибик, дурак! Собака в ответ конвульсивно дернула лапой и обмочилась. – Ну, вот и пописал, – хмыкнул полицейский. Серега впервые видел в действии систему «Периметр». Ее ввели, чтобы прекратить спекуляции, связанные с выгулом собак. Через интернет находчивые граждане сдавали собак в аренду, чтобы любой желающий мог выходить на улицу, прикрываясь необходимостью выгулять животное. В ответ власти установили на домах «Периметр» – систему, к которой были привязаны все собаки, живущие в этом самом доме. Они получали ошейники с GPS-навигаторами, система отслеживала их перемещения, а стоило тем удалиться от дома больше, чем на сто метров, била их током. Каждый пес снабжался индивидуальным ошейником, электрический разряд рассчитывался, исходя из веса животного, и должен был парализовать пса после удара. Конечно, как и все, что делалось поспешно, оно не всегда работало так, как надо. Серега вспомнил ролик, виденный им в Ю-Тубе, где какая-то «блогерка» надела на своего йоркшира ошейник для мастиффа, и «Периметр» оставил от собачонки только обугленную тушку. Тем временем женщина волокла обмякшую собаку к подъезду и едва не попала под копыта выскочившей из-за угла лошади. На лошади восседал человек в форме, папахе и с нагайкой в руке. Высокие сапоги, эполеты и погоны выдавали в нем как минимум есаула войска казачьего имени великомученика Льва Лещенко. Следом выехало с десяток казаков, они патрулировали улицы, помогая силам правопорядка выявлять нарушителей. Судя по зеленой форме, это были вегано-казаки, те, что охотились за любителями шашлыков на свежем воздухе. У есаула на поясе болтались три шампура, значит, как минимум, три группы анти-карантинщиков попали под его горячую руку. Есаул поглядел на Петрова и пафосным жестом огладил пышные усы. – А эти почему не в масках? – спросил Серега. – Их хранит Святой Дух Русский и Благодать Молитвы, – ответил сержант. Серега посмотрел вслед колонне всадников, два последних казака постоянно кашляли и крестились. Следом за казаками из-за угла вырулил БТР. На броне сидели два росгвардейца и крутили головами по сторонам. БТР лениво выкатился на перекресток, башенка повернулась и вечернюю тишину разрезала пулеметная очередь. – Бродячие собаки, – пояснил сержант. – Позавчера женщина за хлебом выходила, на обратном пути наткнулась на стаю. Сожрали и хлеб, и бабу. Теперь зачищаем ваш район. Полицейский протянул Сереге документы, махнул курсанту и патруль пошел вдоль дома. Серега спрятал документы и зашагал в противоположную сторону. Вернувшись домой, он вышел на балкон и посмотрел на темный город. В воздухе медленно кружился первый снежок. Наступал ноябрь 2020-го года.
submitted by creaturesa to Pikabu [link] [comments]


2020.04.07 16:17 5igorsk На первом узаконить квартиры этаже под балкон ключ перепланировка зао


Серега Петров хмуро натянул маску и стал перебирать висящие в гардеробе светоотражающие жилеты. Красный, желтый, зеленый, синий… Он все время путался в цветовой дифференциации жилетов, потому скосил глаза на листок бумаги, приколотый к стене. «В магаз – желтый!» – было написано на нем, и Серега, взяв желтый жилет, вышел из квартиры.

Он работал электриком в городских «Энергосетях», дежурил сутки через трое, и считал, что ему повезло. В стране работали только предприятия систем жизнеобеспечения, органы власти и силы правопорядка, взявшие на себя обеспечение населения продуктами и услугами, так что не удивительно было видеть в ленте Инстаграма сплошь стриженные под ноль головы – парикмахеры Росгвардии иначе не умели.

В общем, Сереге повезло, он получал зарплату, а не пандемийное пособие, а значит – мог иногда побаловать себя колбасой, сыром и бананами. Впрочем, он, как и все, выбирал гречку и картошку, а сэкономленные деньги предпочитал тратить на алкоголь.

– Гражданин! – раздался оклик.

Серега обернулся. К нему приближался полицейский патруль, две фигуры в респираторах и с перекинутыми через плечо «калашами».

– Сержант Кутузов, курсант Суворов, – представил себя и коллегу тот, что был повыше. – Дежурный патруль Измайловского района. Пропуск, паспорт.

Серега достал из кармана паспорт с вложенным в него квитком временного пропуска, что выдавали им в отделе кадров на отдыхающие дни.

– Куар-код!

Серега протянул руку, на запястье которой синела свежая татуировка куар-кода. Пискнул сканер, полицейский удовлетворенно кивнул и достал планшет.

– Аккаунт в Инстаграме!

– Serega1980, - мрачно ответил Петров. Он уже понимал, что будет дальше.

Полицейский крутил ленту профиля Сереги.

– Так, позавчера нет фотографий. Почему?

– Бухал, – честно сказал Серега. – Не хотел свою пьяную рожу на весь мир выкладывать.

– Гражданин Петров! – строго сказал полицейский. – Согласно указу Президента РФ за номером 435 вы обязаны трижды в день выкладывать свое фото в Инстаграм с привязкой по геолокации и временной отметкой!

Он полистал ленту еще немного вниз.

– Ладно, вижу, в этом месяце только один день пропущен, так что обойдемся предупреждением. Куда направляетесь?

Серега ткнул пальцем в желтую ленту жилета.

– Куда направляетесь? – повторил вопрос сержант.

– Направляюсь за покупкой продуктов в ближайший к месту проживания магазин, – привычно протараторил Серега. – Таковым является магазин «Люкс» по адресу: улица Лесная, дом 35. Цвет жилета соответствует цели выхода из самоизоляции.

Система цветовой дифференциации, введенная пару месяцев назад, должна была сократить число выходов граждан на улицу без конкретной цели и ужесточить их дисциплину. Каждый получил набор светоотражающих жилетов: желтый – для похода в магазин, красный – чтобы дойти до места работы, синий – вынести мусор, зеленый – выгулять собаку.

Как раз в зеленом жителе мимо них прошла женщина, ведущая на поводке бигля. Ошейник пса подмигивал встроенным чипом, бигль весело рвался с поводка, вертя башкой направо-налево.

– Бибик, не крутись! – говорила женщина. – Бибик, просто пописай и пойдем домой. Мы не гулять вышли, Бибик.

Пес в ответ гавкнул, чем вспугнул ворону, взлетевшую с кучи мусора, рванулся за ней и вырвал поводок из рук хозяйки.

– Бибик! – закричала женщина.

Бибик весело бежал за вороной, когда на его ошейнике запищал предупреждающий сигнал. Раздался треск, пса выгнуло дугой и шмякнуло об землю. Запахло паленой шерстью.

– Бибик! – женщина подбежала к собаке. – Бибик, дурак!

Собака в ответ конвульсивно дернула лапой и обмочилась.

– Ну, вот и пописал, – хмыкнул полицейский.

Серега впервые видел в действии систему «Периметр». Ее ввели, чтобы прекратить спекуляции, связанные с выгулом собак. Через интернет находчивые граждане сдавали собак в аренду, чтобы любой желающий мог выходить на улицу, прикрываясь необходимостью выгулять животное. В ответ власти установили на домах «Периметр» – систему, к которой были привязаны все собаки, живущие в этом самом доме. Они получали ошейники с GPS-навигаторами, система отслеживала их перемещения, а стоило тем удалиться от дома больше, чем на сто метров, била их током. Каждый пес снабжался индивидуальным ошейником, электрический разряд рассчитывался, исходя из веса животного, и должен был парализовать пса после удара.

Конечно, как и все, что делалось поспешно, оно не всегда работало так, как надо. Серега вспомнил ролик, виденный им в Ю-Тубе, где какая-то «блогерка» надела на своего йоркшира ошейник для мастиффа, и «Периметр» оставил от собачонки только обугленную тушку.

Тем временем женщина волокла обмякшую собаку к подъезду и едва не попала под копыта выскочившей из-за угла лошади. На лошади восседал человек в форме, папахе и с нагайкой в руке. Высокие сапоги, эполеты и погоны выдавали в нем как минимум есаула войска казачьего имени великомученика Льва Лещенко.

Следом выехало с десяток казаков, они патрулировали улицы, помогая силам правопорядка выявлять нарушителей. Судя по зеленой форме, это были вегано-казаки, те, что охотились за любителями шашлыков на свежем воздухе. У есаула на поясе болтались три шампура, значит, как минимум, три группы анти-карантинщиков попали под его горячую руку. Есаул поглядел на Петрова и пафосным жестом огладил пышные усы.

– А эти почему не в масках? – спросил Серега.

– Их хранит Святой Дух Русский и Благодать Молитвы, – ответил сержант.

Серега посмотрел вслед колонне всадников, два последних казака постоянно кашляли и крестились.

Следом за казаками из-за угла вырулил БТР. На броне сидели два росгвардейца и крутили головами по сторонам. БТР лениво выкатился на перекресток, башенка повернулась и вечернюю тишину разрезала пулеметная очередь.

– Бродячие собаки, – пояснил сержант. – Позавчера женщина за хлебом выходила, на обратном пути наткнулась на стаю. Сожрали и хлеб, и бабу. Теперь зачищаем ваш район.

Полицейский протянул Сереге документы, махнул курсанту и патруль пошел вдоль дома. Серега спрятал документы и зашагал в противоположную сторону.

Вернувшись домой, он вышел на балкон и посмотрел на темный город. В воздухе медленно кружился первый снежок. Наступал ноябрь 2020-го года
Автор:Василий Смирнов
submitted by 5igorsk to Tay_5 [link] [comments]


2020.02.02 11:35 boxitem Узаконить перепланировка квартиры балкон на первом этаже зао под ключ

С ЧЕГО ВСЁ НАЧАЛОСЬ
Несколько лет назад со мной случилась необычная история, которую я и хочу вам рассказать.
Она берёт своё начало на улице Театр-Плаза, когда эта улица ещё существовала, и на ней, напротив театра, стоял полуразвалившийся деревянный дом. Он был похож на промокшую обувную коробку. Его постоянно сотрясал грохот проезжающих мимо машин и окутывало зловонное облако выхлопных газов. Этот дом достался нам в наследство от деда, когда я ещё только закончил школу.
Вскоре маменька моя совершила подлость и ушла от отца к другому мужчина. Отец же мой долго не грустил и сразу завёл знакомство с женщиной по имени Антонина. Уже через неделю он съехал к ней и в доме я стал проживать один.
Очень скоро я устал от одиночества и тоже женился. Жена вместе с тёщей перебрались ко мне. В доме снова проживали трое.
Была вторая середина двадцатого века. 25 июля. Как сейчас помню, жара на улице плавила даже воздух. Каждый вздох давался мне с боем, а липкий пот приклеивал к телу камзол. Вечером я вернулся домой с продуктами из магазина. К тому времени температура несколько спала, но всё ещё казалось, что асфальт плавит подошвы.
Дома я обнаружил отца. Он выглядел взвинченным. С грохотом расхаживал по гостиной взад-вперёд и был похож на заводную игрушку.
Это меня взволновало и удивило, ведь после его переезда он навещал меня лишь по праздникам. Ещё ни разу не нарушил он этой традиции.
Я принялся нервно теребить кончик своих пышных, янтарного цвета, усов.
- Папенька, что с вами сделалось?
Лицо у него было злое.
- Кавалерист, у меня проблемы! - (именно из-за усов меня так и называли).
Я тут же взволнованно спросил у него, что он имеет в виду.
- Антонина, шалава. Она ушла от меня к другому! - рассерженно крикнул отец. - Она променяла меня на какого-то вшивого стриптизёра.
Мне стало жалко отца. Без лишних слов я принёс с кухни его любимую вишнёвую настойку, усадил за стол и наполнил стакан. Отец за пару секунд опустошил стакан и хлопнул им по столу. Однако, я заметил, что это его несколько успокоило.
- Не переживайте вы так, - ободрил я его. - Найдёте себе ещё кого-нибудь. Вы человек статный. У вас ещё от дам отбоя не будет.
Отец поморщился.
- Зачем мне другие? Мне Антонина, шалава, нужна.
- Она совершила глупость, отец, - принялся убеждать его я. - Ушла от вас к какому-то там стриптизёру. Да никакой стриптизёр вам в подмётки не годится! Клянусь честью, она ещё будет локти кусать! Променять ум на тело - слыхано ли это? Ответьте же.
Он промолчал. Я наполнил стакан и он вновь опустел. Наступило волнительное молчание.
Отец нахмурился.
- Эх-х-х, Кавалерист, - наконец сказал он. - Она даже к нему переехала. Я был у них недавно. Пытался этого жопотряса проучить, но там такая скала, ты бы видел. Один я с ним точно не справлюсь. А Тоня же вообще со мной говорить не хочет. Только на прощание сказала, мол: "Чудик ты. Задолбал уже меня со своими цветами". И это с цветами! Раньше она любила со мной гербарии собирать, а теперь... Говорю тебе, этот жопотряс ей точно мозги промыл.
Я сказал, что тогда моему отцу тем более не нужно волноваться, раз от него ушла такая падшая женщина и тут же принялся приводить доводы против неё. Закончив, я увидел, что его лицо вновь налилось кровью и тут же пожалел о сказанном.
Он громко стукнул по столу, отчего я вздрогнул, а бутылку на столе со звоном подскочила и проревел:
- Не сметь! Не сметь в моём присутствии так отзываться об Антонине, кавалерист. Отставить! Только я могу!
Мой отец всю жизнь проработал в библиотеке. В армии он ни разу не был. Тем не менее, голос у него был командирский, что тем более не вязалось с его внешностью: он был низкий, полноватый, дряблый и немолодой, что понятно, мужчина.
Я торопливо наполнил стакан, чуть дрожащими руками.
- Хорошо-хорошо. Вот отец. Испейте.
Отец выпил и опять наступило молчание.
Наконец он успокоился.
- Кавалерист, я вот чо пришёл. Помощь мне твоя нужна. Стриптизёришку этого шуганём, шоб Тоньку мою оставил в покое. Пусть знает, паскудник, с кем связался.
Негодяя из рассказа отца я возненавидел. Он совершил подлость. Украл даму сердца у моего отца. За это его необходимо было призвать к ответу! И я с пылом согласился помочь.
- Вот это мой сына! - воодушевился отец. - Покалечим стриптизёришку, этого жопотряса.
И после этих слов началась история, из-за которой я перестал верить в законы природы.
СТРАННОСТИ НАЧИНАЮТСЯ
Глаза моего отца заблестели энтузиазмом. Сразу же он принялся снимать с петель дверь гостиной, попросив меня помочь. Я помог. Не отказывать же в помощи отцу? Снятая дверь была приложена к пустующей стене и мой отец стремглав выскочил в коридор. Я слышал, как он возится и с входной дверью.
В тот момент я сильно переживал, что мой отец повредился рассудком, не выдержав очередного предательства женщины. Однако же, как потом выяснилось, я ошибался.
Вернувшись в комнату, отец держал в руке мой кнокер. Он не обратил на меня ни малейшего внимания, а сразу же стал устанавливать его на снятую дверь. Наконец он закончил.
- Значит так, Кавалерист, - возбуждённо произнёс он. - Щас мы его выманиваем и вместе учим манерам. Запищит щас у нас.
И тут же он громко ударил кнокером о закрытую дверь.
И только я собирался спросить у него, что он делает, как с огромным удивлением обнаружил, что за дверью играет музыка. И приближаются шаги. Они были громкие. Я машинально отметил, что принадлежат они, вероятно, кому-то очень большому. Когда они достигли двери, то замочная скважина заскрипела и дверь отворилась.
На пороге появился мужчина в трусах.
Он и правда оказался очень большой: темечко его доставало до верхушки порога, а по сложению тела он мог бы посоревноваться и с Апполоном. Мой отец был ему всего-лишь по пояс.
Он посмотрел на меня и взгляд его был наглый и высокомерный.
Челюсть моя, должно быть, достала до пола, а сердце очень громко и быстро билось в груди. Тело словно одеревенело. Этот амбал появился прямо из-за снятой двери! Как такое возможно?
Затем он посмотрел на отца. И стоило ему увидеть его, на его лице тут же выступила ухмылка.
Я сразу понял, что они знакомы. Очевидно это и есть тот негодяй, что украл у отца даму сердца. Мгновенно страх и удивление сменились ненавистью к нему. Мы с отцом были обязаны вернуть ему поруганную честь.
Мерзавец подошёл к отцу. Только сейчас я заметил, что отец дрожит от испуга словно лист на ветру. Ещё бы, ведь наглец был огромен!
Отец честно, хоть и дрожащим голосом, но сказал подлецу, что мы собираемся его проучить.
Ухмылка мерзавца усилилась.
- Что-что вы собираетесь сделать, убогие? - голос его был словно гром. - Убивать меня? Ты, тюфяк, я смотрю подмогу себе привёл. Я же тебя предупреждал, что Тонька теперь моя. Предупреждал? Предупреждал!.. - он кивнул на меня: - А этого ты откопал в училище для клоунов да? И как с тобой раньше жила Тонька я не пойму. Мелкий мешок жира - не более того. Валите давайте отсюда, пока я сам вас не поубивал, чмыри.
- Подлец! - крикнул я. - Вы посмели осквернить честь моего отца. Вы посмели увести у него его даму. Разве можете вы называться после этого мужчиной?
- Правильно, кавалерист! - сказал отец. - Так его!
Когда мерзавец услышал, что меня зовут Кавалерист, то его громоподобный смех заполнил помещение. Он смеялся так сильно, что глаза его заслезились. Всё хохотал и хохотал...
- Кавалерист!.. - отсмеялся наконец он. - Я же вам шанс даю, олени. Бегите давайте отсюда пока можете. Пока ножки на месте, пока ручки целы... Давайте-давайте, бегите-бегите.
Глаза отца сверкнули тихой злобой.
- Верни мне Антонину!
Негодяй хотел схватить его, но я не позволил, тут же подскочив.
- Негодяй! - крикнул я. - Я требую сатисфакции! Вы осквернили честь моего отца. Вы оскорбили и смеялись надо мной. Я вызываю вас на дуэль. Стойте же здесь, я принесу наше дуэльное оружие.
Развернувшись, я собирался сбегать за дуэльными кочергами, когда уже второй раз за сегодня меня охватили глубокие испуг и изумление. Вместо гостиной был чей-то жилой подъезд. А за окном - незнакомый мне двор, усаженный липами и берёзами.
Очевидно, я находился в другом районе. А может даже и в городе. Но это невозможно!
За спиной тем временем продолжалась перепалка. Наконец я взял себя в руки, развернулся и посмотрел на отца. И стоило мне коснуться его взглядом, как он исчез.
Не сразу. Сначала он стал прозрачным, как стекло. Затем яркая вспышка ослепила глаза, заставив зажмуриться и раздался громкий хлопок. Когда глаза открылись, то отца я уже не видел.
Ноги мои подкосились.
- Отец! Папенька! Что это ещё за шуточки? Где вы?
Тишина. Только музыка играла из квартиры негодяя.
Подлец тоже видел этот фокус. Тут же он выругался и хлопнул дверью. Заскрипел замок. Очевидно, напуганный увиденным, он поспешил спрятаться.
В тот момент я забыл о дуэли и выскочил на улицу.
Наверное это сон! Я скоро должен проснуться. Однако, сколько я себя не щипал, я так и не просыпался. Это была реальность.
На улице отца тоже не оказалось. Блуждая, скоро я вышел к Проспекту Токарей. Это был аж центр города.
"Возможно мой отец может оказаться дома, - думал я всё это время. - Вдруг он переместился туда?"
Я тот час же сел на нужный автобус и направился на набережную, возле которой он и жил.
Но вдруг он всё же не переместился, а погиб? Я тряхнул головой и постарался отбросить эти мысли. Это не помогло.
Через некоторое время я уже был на набережной. Эти места я знал хорошо. Набережная была рядом и с моим домом, и часто случалось так, что я искал тут покоя от вредной тёщи.
Тут оказалось необычно много народу. Я торопливо пролезал через толпу. Со всех сторон доносился гомон людей, крики чаек, шум волн. Скорее всего горожане прятались здесь от чудовищной жары, захватившей в тот день наш город и я хорошо их понимал. Здесь стоял прохладный морской бриз. Впрочем, в тот момент мне было не до него.
Дойдя до пирса, я свернул и вскоре гомон остался далеко позади. И скоро я очутился возле нужного мне дома. К этому времени уже опускалась тьма.
Это была девятиэтажка с одним подъездом. Посреди окружавших его двухэтажек с палисадниками он чудился мне Гулливером среди лилипутов.
Не теряя ни секунды, я тут же вбежал на пятый этаж и принялся оглушительно долбить в дверь.
- Отец! -кричал я. -Папенька! Откройте же скорее, это я - ваш сын Кавалерист!
И когда дверь открылась - из груди моей вырвался вздох облегчения. Мой отец был жив! И даже здравствовал.
Его маленькие глазки-бусинки пылали жаждой мести, одет он был в спортивный костюм, а руки держали по двухлитровой бутылке с водой, используемые как гантели. Он пыхтел как аэрозоль и истекал потом.
Я сразу понял, что он, должно быть, готовится к бою с этим мерзавцем.
И всё же меня раздирало любопытство.
- Отец, что это были за штучки с перемещениями? Объяснитесь же!
Отец отложил бутылки и предложил мне войти. Так я и поступил.
Квартира оказалась уставлена множеством самых разнообразных цветов в горшках. Тут были и кактусы, и анютины глазки, и обычные одуванчики, и множество неизвестных мне видов; от столь крепкого их аромата у меня закружилась голова.
Мой отец всегда интересовался цветами. В молодости он обучался на селекционера цветов в ЛГАУ-ме и даже хотел, чтобы и я пошёл по его стопам. Но я пошёл по другим стопам, что впрочем его не очень расстроило.
На кухне мы сели за стол и отец начал рассказывать.
РАССКАЗ ОТ ЛИЦА ОТЦА
"Две недели от меня ушла Антонина. К стриптизёришке.
На моей душе скреблись кошки. Что она нашла в этом жопотрясе? Да разве сможет он рассказать ей о редких растениях? Разве знает он отличие рода ferocactus от рода blossfeldia? Как же я ненавидел его в тот момент! И как я проклинал Антонину и грустил о ней!
И всё это время я пил.
Напившись в очередной раз, я решил проучить жопотряса. Где он живёт я знал. Из-за хмеля в моей голове я ощущал себя неуязвимым, а знание о том, что этот бой будет ради Антонины только усиливало мою решимость.
Добравшись до него, я принялся яростно пинать его дверь. Этот грохот, должно быть, слышали и его соседи. Однако, когда я увидел жопотряса в живую, то сразу протрезвел. Все поджилки мои затряслись. Это был самый настоящий утёс! Признаю, что в тот момент я ощущал себя мухой, которая добровольно залезла в dionaea muscipula.
Но тут за его спиной, в коридор, вышла Антонина. С ухмылкой на лице. Разум мой затуманила ярость и я, позабыв о страхе, напал на стриптизёришку. Однако он настучал мне по котелку и я, перепуганный, ретировался.
Обратный путь шёл в размышлениях. И что Антонина нашла в этом глупом куске мяса? И как же я перед ней опять опозорился?
Так я ничего и не замечал, пока в незнакомом дворе не увидел необычный цветок с красными лепестками и жёлтым пыльником. Рядом жужжал шмель. Я его сразу узнал. Дыхание моё перехватило.
- Это же gesneria! - воскликнул я. - В наших то широтах!
Такой шанс упускать было нельзя. Я собирался сбегать домой за лопаткой и горшком, чтобы пересадить его и принести домой. Но когда я прикоснулся к нему, чтобы осмотреть, моё тело словно прошило током. Мышцы тут же онемели и болезненно сжались все разом. Из моего рта доносился лишь сдавленный хрип. И всё это произошло столь быстро, что я успел подумать только одно: "Я покойник!", перед тем, как тут же отключиться.
Очнувшись, я с огромным удовольствием понял, что ещё жив. Рядом уже не было никакой геснерии. До обморока был вечер, был он и сейчас: солнце на небе не успело сдвинуться ни на шаг, значит пролежал я немного.
В тот момент я всячески пытался это объяснить. Это белая горячка? Или этот жопотряс мне что-то отбил? Вдруг я чем-то болен?
Однако, странности на этом только начинались.
Добравшись домой, я поужинал и стал смотреть телевизор, грустя об Антонине и настороженный своим состоянием. И вдруг в ванной моей кто-то громко замяукал.
Я решил, что, должно быть, это соседский кот перелез ко мне через балкон и пошёл проверять. Однако, когда я открыл дверь, то ванна была пуста. Мяуканье тот час же прекратилось. На всякий случай я обыскал всю квартиру, но и она оказалась пуста.
Волосы мои встали дыбом. Это точно либо сотрясение, либо горячка!
И сколько же в тот день случилось всего ещё. Я слышал в квартире то кваканье лягушек, то звон стекла из спальни и, даже страшно подумать, голос моего покойного отца. Он был хриплый из-за курения, как и когда-то. И всякий раз, когда я бежал проверять, помещения были такими же пустыми.
На следующий день я тут же поехал в больницу, но никаких отравлений и сотрясений обнаружено не было. Я был здоров.
Странностей в новый день не происходило.
Зато они пришли на другой день. И на другой. И начались после этого стабильно по один-два раза в день.
Я мог внезапно оказаться на другом конце города. Только что я был в одном месте, раздавался хлопок со вспышкой, и я уже в другом.
В первый раз это меня так напугало, что я обзавёлся несколькими седыми волосами. Постепенно я, вроде, привык. В моём кармане после этого всегда была мелочь, чтобы можно было в случае чего без проблем добраться до дома.
Или, сидя на работе в библиотеке, книга возле меня вдруг со змеиным шипением становилась маслянистой лужицей.
А однажды, страшно подумать, бедная дворняжка, прошедшая возле меня, заскулив, вдруг превратилась в кота. Сразу же я бросился домой, до смерти напуганный этой метаморфозой. "Если превратилась она, - думал я, - то почему бы не превратиться и мне?"
Однако же не всегда эти чудеса были вредны.
Как-то раз, придя домой, я обнаружил у себя дома горшок с новым цветком. Это был не обычный цветок. Это был middlemist camellia! Я тут же выделил для него особую полку и аккуратно перенёс туда. Затем я принялся безудержно хохотать, хлопать в ладоши и носиться по дому словно ребёнок, получивший в подарок все игрушки мира. Должно быть, эти хлопки и мой безумный смех слышали все соседи. Нахохотавшись и нахлопавшись, я задумался. Вряд ли это Антонина принесла его мне как извинение за предательство. Сам он тоже не мог появиться. И тут я вспомнил про ту генсерию и тут же звонко хлопнул себя по лбу. Именно после и начались эти странности! Сомнений быть не могло - она была волшебная и это волшебство перетекло и ко мне.
Так я и жил, в постоянном ожидании нового чуда. Но вскоре грусть по Тоне стала усиливаться. Вместе с тем усиливались и чудеса.
Должно быть моё уныние и способствовало этому. Временами я стал впадать в особое состояние, сравнимое лишь с лунатизмом, когда засыпал на ходу, а, придя в себя, обнаруживал, что сделал что-то необычное. Именно таким образом я закончил свой новый гербарий, весь состоящий из таких редких цветов, какие у нас найти невозможно даже в магазинах. Радости моей не было предела. И сколько я не рассуждал о том, откуда они взялись - ответ был один: волшебство! Именно таким образом я и открыл дверь к жопотрясу.
Дни сменялись. Без Антонины мне было всё хуже и хуже. Наконец я стукнул кулаком по столу и сказал: "хватит!". Я просто обязан был попытаться снова проучить жопотряса и вернуть её! Но в одиночку я бы не справился с ним. Поэтому я и пришёл к тебе.
Дальше ты знаешь.
***
Когда мой отец закончил рассказ, я был ошеломлён. Усы мои, казалось, зажили своей жизнью. Ему я, ясное дело, верил.
- Папенька, так значит вы теперь волшебник?! - удивлённо спросил я.
Он лишь горько усмехнулся и сказал, что "волшебство" не поможет вернуть ему даму. После этого он встал и продолжил свои тренировки с бутылками, громко пыхтя.
А я отправился домой. На улицу уже пришла тьма. Жара уже сменилась прохладой, поднялся шумный ветер, гоняющий тучи. Яркий серп месяца, освещающий город то прятался за ними, то выглядывал вновь.
Возле дома меня уже ждали. Тёща стояла со злым лицом, подкидывая скалку в руках. Жена была вся в слезах, она постоянно всхлипывала и тоже злобно сверлила меня взглядом.
"Я же забыл приготовить маменьке ужин!" - возникла ужасная мысль и я громко сглотнул.
ВСТРЕЧА С КОМИССАРОМ
Тёща закатила мне грандиознейший скандал. Огромное количество дурных слов влетало мне в уши и заставляло лицо гореть. И всё это время моя жена продолжала реветь и злобно сверкать глазами. Она так и не произнесла ни единого слова. Её маменька справлялась и без неё. Я же просто стоял и нервно теребил усы, не решаясь сказать ни слова в ответ. Да и бесполезно было что-либо говорить.
Наконец они закончили и ушли в дом, громко хлопнув дверью, а я так и продолжал стоять на улице, не в силах заставить себя войти внутрь.
Так я и стоял, пока меня не привлёк зелёный автомобиль, который остановился возле нашего дома.
Из него вышел немолодой мужчина и хлопнул дверью. На нём был деловой пиджак, а на носу - очки с толстыми линзами. Лицо у него было простодушное.
Разглядывая папку, он подошёл ко мне.
- Доброго вечера. Скажите, это не дом тридцать пять?.. Ах всё, вижу-вижу, - сказал он, отрываясь от неё и увидев табличку с номером; его голос скрипел как старая калитка. - Так это, должно быть, вас кличут Кавалеристом?
Я нахмурился.
- Вы всё правильно поняли, уважаемый. Только, прошу заметить, не кличут, а именуют. Представьтесь же и вы теперь.
Он явно смутился.
- Ах да, совсем забыл. Извините, возраст берёт своё. Горлышко Эдуард Рудольфович. Комиссар по вопросам иным. Я здесь, чтобы поговорить с вами о вашем отце. Мы могли бы пройти машину и там всё обсудить?
Это меня несколько взволновало. Неужели это из-за фокусов моего отца?
- Во-первых ответьте мне, что за вопросы иные, о которых вы только что упомянули? Во-вторых скажите же, о чём конкретно вы хотели бы поговорить про моего отца?
- Видите ли, - ответил он, - "по вопросам иным" означает, что вопросы эти не относятся к обычным, так сказать, бытовым. Тут, скорее, речь идёт о тонких материях, голубчик. Что же касается вашего отца, то он эти тонкие материи нарушает. Я хотел бы поговорить об этом с вами. Всё таки вы своего отца знаете хорошо, может что и посоветуете. Давайте пройдём в машину и там поговорим, голубчик. Тут слишком ветрено.
Выходит я был прав.
Мы сели в его машину. В ней сильно пахло одеколоном и я сразу подумал, что, вероятно, этот человек сильно потеет.
Я стал нервно теребить усы.
- Если мой отец, как вы выразились недавно, преступает черту тонких материй, то почему же я не наблюдаю у вас форму хранителя порядка? Ответьте же?
Его тоже охватило волнение.
- Послушайте, Кавалерист, ваш вопрос не имеет смысла. Поймите, что ваш отец нарушает законы природы. Его квантовая составляющаяся нарушена до неузнаваемости. И всё это будет ухудшаться с феноменальной скоростью. До этого такое происходило всего раз, - он повысил голос. - Всего один раз в истории! И тогда, если бы не счастливая случайность, то наша Вселенная погибла бы. Вы хоть себе это представляете? Сейчас же ваш отец в нестабильном состоянии из-за потери своей любимой. Мы с вами должны. Нет! Обязаны, его успокоить! Мы обязаны его стабилизировать. Вы понимаете это, голубчик? Иначе неизбежно произойдёт непоправимое. Мы все можем умереть, понимаете?
- Во-первых, перестаньnе называть меня голубчиком, - рассержено ответил я и повысил голос: - Моё имя Кавалерист, так и запомните же его. Усеките себе это на носу! Во-вторых, вы только что обвинили моего отца в нарушении законов природы. Так объяснитесь же!.. И откуда вы вообще узнали об этом? Вы что следили за ним? Знаете ли вы, что это бесчестно, подлец?!
Лицо комиссара стало болезненным, он нервно заёрзал и голос его стал совсем тихий:
- Кавалерист, боюсь я не могу вам сообщить, откуда я это узнал. Извините... Просто поймите, чем это чревато. Он же нарушает...
- Законы природы, - сердито докончил я. - Так знайте же, что только законы чести нарушать нельзя! А законы природы - не законы чести! Теперь сделайте отсюда вывод. И когда вы его сделали, то подумайте теперь вот о чём. Вы смеете обвинять моего отца, когда он блюдёт все законы чести. Так ещё и следить за ним удумали. Из всех нас только вы, попрошу заметить, нарушили законы чести. Только вы! Из всех нас только вас нужно призвать здесь к ответу.
Он совсем сник.
- Кавалерист...
- Молчите, негодяй! - резко прервал его я. - Я вызываю вас на дуэль! Стойте же здесь я принесу наше с вами дуэльное оружие.
Ноги сразу же понесли меня в дом. У меня был такой разозлённый вид, что даже тёща побледнела, ойкнула и попятилась. Взяв две кочерги, я тут же выскочил обратно.
Зелёный автомобиль взвизгнул колёсами и умчался прочь.
Этот подлец посмел обвинить моего отца, а сам трусливо сбежал от дуэли!
В тот момент я расценивал это, как величайшую трусость. Я был тогда, как любил говаривать мой дед: "зелёным ростком" и не понимал очень многого. Послушай я тогда комиссара и всё могло быть иначе. Мой прежний мир мог бы быть цел. Но комиссара я больше ни разу не видел.
Вскоре я всё же успокоился и лёг спать. И несмотря на то, что этот день был на тот момент самым необычным в моей жизни, сон пришёл быстро. Следующая неделя прошла, как ни странно, обыденно. Рутина вновь поглотила меня. Пока тёща с женой были на работе, я хлопотал по дому. Временами, тёща устраивала мне скандалы и гоняла, перепуганного, скалкой по всему дому. В такие моменты грохот, должно быть, было слышно и на соседней улице. В таком темпе закончился и месяц.
Наступило 5 августа.
Погода стояла дурная. Ливень шумно барабанил по протекающей крыше, а порывы громкого ветра грозились её окончательно сорвать. Весь день я бегал с вёдрами по дому и подставлял их под подтёки, а вечером мы сели смотреть телевизор.
Именно тогда нас и застала новость о том, что Юпитер исчез.
СТРАННОСТИ ПРОДОЛЖАЮТСЯ
Юпитер - крупнейшая планета Солнечной системы - внезапно испарился со всех телескопов. Эта новость неприятно изумила нас всех. Тёща вскрикнула и, без сознания, сползла на пол. Жена была бледная как мел.
Меня охватила дрожь. Это точно устроил мой отец! Выходит, что комиссар - тот подлец, тот трус - оказался прав? Эта мысль была для меня словно удар.
Вместе мы положили тёщу на диван и я тут же, громко топая, кинулся за влажной тряпкой. Пробегая возле зеркала я заметил своё бледнющее лицо и перепугано-удивлённые глаза. Вскоре мы привели тёщу в сознание.
Но в порядке ли мой отец? Я тут же бросился к телефону.
Гудки, казалось, длятся вечность.
Когда, наконец, трубку взяли, то я был готов поклясться, что голос моего отца был паникующим. Но сильные помехи мешали разобрать смысл слов.
- Отец! - крикнул я. - Всё ли с вами в порядке?.. Я вас не понимаю! - и стоило мне это прокричать, как трубку бросили.
Я набрал снова, но телефон не отвечал.
Ему точно угрожает опасность! Мгновенно я схватил, на всякий случай кочергу, и бросился на выручку. К счастью, бежать было не так далеко. Мой отец жил рядом.
Пока я бежал, я промок под дождём.
На ходу я расталкивал прохожих, пролетал на красные сигналы светофора. В спину мне доносились ругань, скрип шин, автомобильные гудки.
Я мчался, не обращая внимание на усталость.
И пока я нёсся во всю прыть, началась очередная волна странного.
Город вдруг стал меняться на моих глазах. То тут, то там машины, люди, здания - всё с приглушёнными хлопками стало превращаться в цветы. Всюду появлялись цветы самых разных расцветок и запахов. Хлопало со всех сторон. Даже капли дождя становились лепестками.Сразу стало ясно - это сделал отец.
Но вдруг и я превращусь в цветок? Эта мысль заставила ускорится. Никогда прежде я так раньше не бегал.
Вскоре дом отца был совсем рядом. Я уже видел его впереди. Но когда же я добрался, ноги мои подкосились. Я упал на колени, из меня вырвался отчаянный рёв.
На моих глазах дом превратился в сундук. В обыкновенный сундук!
- Папенька! - крикнул я. - Где вы, отец? Живы ли вы?
Ясное дело - никто не ответил. Только цветы шуршали и хлопало. И колоколом звенело сердце.
Моего отца больше нет! Непонятно откуда, в тот момент пришло ясное понимание этому и у меня опустились руки.
Глаза резало от обилия ярких цветов.
Из последних сил я поднялся, неизвестно чем ведомый, подковылял к сундуку и открыл его.
Это и стало концом того мира.
Тут же всё вокруг закружилось. Слилось в одно размытое пятно. Я был словно в быстрой карусели. Меня стало мутить. А оно всё продолжало крутиться, вертеться...
А затем сжалось в одну крошечную точку, быстро померкло и наступила абсолютная тьма.
ВОКРУГ ВСЁ ДРУГОЕ
Очнулся я на диване в незнакомой комнате, моя голова жутко болела и мёрзла. На своём лбу я обнаружил холодную, влажную тряпку.
Вокруг меня было множество незнакомых мне людей. На лицах их было написано волнение.
Ничего не понимая, удивлённый, я попытался было встать, но один из них торопливо ко мне обратился:
- Стасян, ты лежи! Не вставай!
- Простите, вы это мне? - опешивший, не понял я. - Если вы это мне, то вынужден вам сообщить, что я знать не знаю никакого Стасяна. Меня зовут Кавалерист, так ко мне и обращайтесь.
Тот мужчина, очевидно взволнованный, снова стал утверждать, что моё имя Стасян. Я опять ответил, что нет - знать не знаю никакого Стасяна. И чем больше мы с ним спорили, тем бледнее и мрачнее становились лица окружающих людей. Тем более нервно они перешёптывались.
Внезапно во мне проснулась сильная жалость к ним. Я просто не мог больше смотреть, как они страдают. В этот день и так хватало уже страданий. В этот день я потерял отца. И я согласился, что да - я и есть тот самый Стасян. Судя по всему, это их несколько успокоило.
Так я и стал Стасяном.
Этот новый мир был совершенно другим: техника тут шагнула далеко вперёд, а география была до ужаса иная. Всё меня тут удивляло и забавляло, но я продолжал скорбеть по отцу. Однако со временем скорбь ушла.
Шли годы. Я перенял все повадки и привычки Стасяна. Я полностью стал им внешне, но внутри так и остался Кавалеристом. И иногда, по вечерам, я до сих пор вспоминаю и грущу по своему бедному отцу, по полуразвалившемуся домику на Театр-Плаза, по своим пышным усам. И даже по жене с тёщей.

[Нужна критика для рассказа. Сюжет, понимаю, не очень, но меня интересуют именно ошибки и недочёты стиля написания. Заранее спасибо]
submitted by boxitem to Pikabu [link] [comments]


2019.11.23 08:20 Sharkon_writer Под перепланировка квартиры узаконить балкон этаже зао ключ первом на

В эти тёмные времена, когда зло перестало скрываться, когда простые граждане не могут себя защитить, даже от полиции, не то, что от преступников, человечество нуждается в герое, который, словно огонёк во тьме, будет освещать дорогу людям, являясь символом, дающим другим надежду.

Это история про пакет из супермаркета. Необычный пакет. Юбилейный. С крепкими ручками, способными выдержать до двадцати килограммов веса. Пакет честно выполнял свою работу, но и его время подошло к концу. Надпись «супермаркет» изрядно потёрлась, а буквы «м» и «р» стали вообще не различимы. В итоге, хозяева выбросили пакет на мусорку за ненадобностью, но он как-то сумел уцелеть, и пустился путешествовать по миру, подгоняемый порывами ветра.

Однажды пакет нашёл какой-то умник, и чёрным маркером написал на нём букву «п» в том месте, где раньше была буква «м». Так началось сказание о Суперпакете.

Неисповедимы пути ветров, и однажды, сам того не желая, пакет очутился на секретном полигоне, где проводились ядерные испытания. Облучение только частично коснулось его, но этого, хватило, чтобы наделить его суперсилами. По крайней мере, так молвят слухи.

Имея суперспосбности и желание помогать людям, Суперпакет вернулся в свой родной город, чтобы бороться со злом и помогать людям — то ради чего они его и создали.

***

Город спал. Тьма окутала его. Редкие огоньки, зажигавшиеся в зданиях, тут же гасли, стараясь не привлекать к себе внимание, дабы не навлечь на себя беду.

Ни один человек по своей воле не решится прогуливаться по опасным улицам этого города, когда единственный свет, который освещает эту тьму, это городская легенда о страннике, защитнике слабых и угнетённых – Суперпакете.

Всепоглощающую тишину побеспокоил тихий женский крик. Точнее не крик — лишь робкая его попытка. Мужчина приставил женщине к горлу нож, и резким движением толкнул её на стену грязного переулка.

Жертва не могла пошевелиться. Ощущения холодной стали на своём горле лишили её всяческой воли к сопротивлению, и она беспрекословно следовала всем командам негодяя.

Очередное нераскрытое дело на столе у следователя — обыденность для этого города. Если бы появился тот, кто может всё изменить…

В свете луны мелькнула чья-то тень. Преступник заметил это, отвлёкся, и убрал нож от горла женщины.

Жертва немного пришла в себя и подалась в сторону от нападавшего, спотыкаясь о мусор, валявшийся на земле.

Бандит перехватил нож поудобнее. Здесь находился кто-то третий, он чувствовал это, и от того его сердце колотилось, предвкушая драку.

Подул лёгкий ветерок, и из-за угла показалась тень. Грабитель стоял готовый тотчас же нанести удар, но спустя мгновение, на землю плавно опустился пластиковый пакет.

Преступник расслабился, но зря. Снова подул ветер, обнажая надпись, от которой трепетали все негодяи.

— Суперпакет! — прорычал бандит, скрежеща зубами. Девушка, спрятавшаяся в уголке, выглянула, чтобы своим глазами лицезреть мифического героя.

Пакет медленно двигался к мерзавцу. Преступник пятился назад, выставив нож перед собой.

— Не подходи! Порежу! Пущу на мусор!

Но все эти угрозы летели мимо. После всего, что пережил герой, всё это казалось ему неплохой альтернативой.

Бандит опомнился. Он огляделся по сторонам, и нашёл жертву. Он схватил девушка за кисть, резко притянул к себе, и приставил её нож к горлу.

— Назад! Или я порешу её!

Суперпакет неумолимо продолжал движение в их сторону.

— Я сказал назад! — прорычал бандит, брызгая слюной, нацелив нож теперь на героя.

Он это сделал зря.

Порыв ветра направил Суперпакет прямо в лицо преступника, закрывая ему обзор и лишая доступа кислорода.

Жертва вырвалась из рук негодяя, и тихонько присела у стены, накрыв голову руками.

Бандит выронил нож и сцепился в ожесточённой схватке с героем. Но эти ручки, которые выдерживали двадцать килограммов, а может даже и больше, после того инцидента на полигоне приобрели невероятную прочность. По крайней мере, так говорят легенды.

Негодяй ожесточённо пытался сорвать с себя пакет, но супергерой одерживал уверенную победу.

Мечась из угла в угол, бандит не заметил, как под его ногами оказалась стеклянная бутылка. Он потерял равновесие, и рухнул на землю. Медленно, под ним растекалась куча крови.

Всё было кончено. Сражённый своим же оружием, неудачно упавшим между бетонными плитами, бандит валялся на полу. Герой же в это время переводил дыхание после ожесточенной схватки.

Ветер стих.

Девушка, шокированная произошедшим, наконец-то подала голос:

— Спасибо тебе, Суперпакет. Если бы не ты, если бы не ты…

На её глазах навернулись слёзы.

Герои медленно подлетел к её ногам.

— Ты знаешь, что он хотел сделать?! Я бы этого никогда не пережила.

Она взяла Суперпакет на руки, и нерешительно поцеловала его.

— Ты знаешь, я ещё никогда не была с мужчиной. И… я хочу, чтобы ты был у меня первым.

Она ещё раз поцеловала его. Суперпакет не возражал. Девушка взяла его за ручки, и они покинули место преступления, оставляя на полу остывающее тело преступника.

***

Полиция собралась напротив двери, где по их информации находился подозреваемый. Из квартиры раздавались страстные женские крики.

Майор Гнилов с нетерпением ждал, когда же он сможет прищучить этого мерзавца, за которым он гонялся уже второй год, но каждый раз, каждый чёртов раз, этот подонок ускользал из цепких рук прогнившей насквозь полиции.

— Постучаться? — спросил один из полицейских, после чего тут же получил резкий удар кулаком по шлему.

— Ещё чего! — вспылил майор. — Выбивайте чёртову дверь!

Пары ударов тарана хватило, чтобы выбить замок трухлявой двери.

— Полиция, никому не двигаться! Суперпакет, ты арестован за убийство…

Но майор не успел договорить. Балкон стоял нараспашку, а тяга от открытой двери создала пронизывающий сквозняк, который поднял Суперпакет в воздух.

— Ловите его! — скомандовал Гнилов, и полицейские бросились ловить героя, который ловко пролетал между ними, насмехаясь над их тщетными попытками.

Наконец, избежав внезапного нападения, Суперпакет пакет выпорхнул на улицу сквозь открытую дверь, и полетел куда-то вдаль.

Майор выбежал на балкон, и прицелился из пистолета.

Почувствовав это, Суперпакет резко метнулся за дома, гонимый потоками ветра.

— Проклятье! — выругался майор, и провел большим пальцем по шраму, который остался после прошлой их встречи. — Будь ты четырежды проклят, Суперпакет!

Герой услышал это, на мгновение вернувшись, чтобы позлить своего извечного врага, после чего вновь скрылся за домами.

Девушка лежала на кровати, прикрывшись одеялом, и томно покуривая сигарету. В её глазах читалась усмешка.

— Все назад! — скомандовал майор, оставляя девушку одну с выбитой дверью.

Такая плата за эту чудесную ночь её вполне устраивала.

Суперпакет же летал над городом, который он поклялся защищать. Ему оставалось только одно — выискивать преступления, помогать нуждающимся, и бороться с негодяями, которые заполонили этот город, но трепетали при одном упоминаниями этого таинственного героя. По крайней мере, так говорят люди.
submitted by Sharkon_writer to Pikabu [link] [comments]


2019.08.09 11:00 EcoFitDomEda Как выращивать орхидеи, чтобы они цвели как сумасшедшие?

Как выращивать орхидеи, чтобы они цвели как сумасшедшие? Орхидеи сегодня продаются не только во цветочных магазинах, но и во многих супермаркетах. Они стоят недорого и являются очень популярным подарком. Правда, ухаживать за ними не просто. Как выращивать орхидеи, чтобы они цвели как сумасшедшие?
Орхидеи — элегантность в каждом цветке https://preview.redd.it/jtuj0uzumef31.png?width=620&format=png&auto=webp&s=afa6aef2616c23de499c161b1c1e9c1d75b1e5e9
Орхидеи украшают многие дома и квартиры. Они восхищают нежными цветами и широким спектром цветов. Это одно из наиболее популярных растений мира. Они цветут месяцами, а их формы и цвета вызывают восторг, но им нужен надлежащий уход.
При покупке этого растения выбирайте здоровый образец — без пятен на листьях и с твердыми корнями. Увядшие цветочные почки свидетельствуют о плохом состоянии растения. Лучше всего выбирать орхидею с одним развитым цветком и большим количеством бутонов.

https://preview.redd.it/w6rr05owmef31.png?width=620&format=png&auto=webp&s=3f2acefc8e16fb874f5c3c730e6dda3d499493df
Как ухаживать за орхидеями? Орхидеи любят освещенные места. Их хорошо ставить на подоконники, они растут довольно высокими, поэтому будут красиво смотреться снаружи. Благодаря пребыванию на солнце листья орхидеи станут зелеными и блестящими, лишенными темно-желтых пятен.
Как поливать орхидеи? Орхидеи не любят слишком много влаги, их корни не следует погружать в воду. Поливайте растения каждые 4-7 дней. Можно сделать это, налив воду в контейнер, помещенный под горшок с цветком.
Орхидеи чувствуют себя лучше при температуре от 13 до 30 ° C. На цветение влияют колебания температуры днем ​​и ночью. В летнее время цветок должен хорошо выставлен на слегка затененный балкон или террасу.
Помните, сажать их надо в специальную смесь из скорлупы кокосовых орехов или сосновой коры.
Для эффективного выращивания орхидей также полезен специальный кондиционер. Его можно приобрести в цветочных магазинах, супермаркетах и ​​садоводческих магазинах. Благодаря ему орхидея будет цвести очень красиво!

https://preview.redd.it/54xdbpjxmef31.png?width=620&format=png&auto=webp&s=2a2a1fd33743880ebe1dd6f7e2afbd6142273a6c
Пересадка орхидей Орхидеи, как и другие декоративные растения, нуждаются в пересадке. Вы должны делать это как минимум каждые 2 года. Если у растения очень большие корни, это признак того, что пришло время менять почву и цветочный горшок. Пересадка также необходима в случае закисания почвы, гниения корней, нападения вредителей.
Начните процесс пересадки, отряхнув корни от земли и проверив, не повреждены ли они. Если повреждения есть, нужно обрезать их с помощью ножниц. При покупке орхидеи обращайте внимание на размер горшка. Горшок не должен быть слишком маленьким — растение не должно иметь сжатых корней.
У орхидеи должны быть подходящий горшок. Наиболее популярными являются прозрачные — стеклянные или из пластика. Так корни будут лучше поглощать свет, и, таким образом, растение будет лучше расти и цвести.
Источник: https://hochu-dom.info/kak-vyrashhivat-orhidei-chtoby-oni-tsveli-kak-sumasshedshie/
submitted by EcoFitDomEda to u/EcoFitDomEda [link] [comments]


2019.06.06 17:38 Nikita_Gritsyna Первом ключ квартиры этаже балкон перепланировка зао узаконить под на

Оцените пожалуйста мои начинания. Не много о книге, Василий это парень который заперт в городе в котором происходят странные вещи из-за падение непонятного тела на город, люди начинаю звереть и ведется настоящая война между обычными людьми и антисоциальными личностями(правда об это том я еще не написал и далее текст это всего лишь завязка). И все это действо происходит в постсоветском городе состоящим преимущественно из старых панелек. А герой просто хочет простого человеческого счастья.
ГЛАВА 1
Я вставляю ключ в замочную скважину, поворачиваю его два раза. И передо мной открывается тяжелая железная дверь. Дверь в новую самостоятельную жизнь, еще не виданную мной. Это была дверь моей новой квартиры, которую мне купили мои родители. Для того чтобы я жил и учился в гордом одиночестве.
Кто знает, с какими бы людьми мне пришлось бы жить и терпеть их общество. Не то что бы я был везучим мне бы обязательно попались бы, какие ни будь не далекие придурки. Чьей смерти я желал все года проживания с ними.
Я начал обходить свою новую квартиру. Просторный зал с диваном и кофейным столиком. Телевизора не было, старые хозяева старый хозяин забрал его вместе собой. Да мне он и не нужен, не помню, когда его последний раз смотрел телевизор. Наверно он был самым ценным в квартире, так как они больше нечего он не забрал. Оно и понятно особо забирать тут нечего. Кухня со старой советской гарнитурой. Табуретки и стол с белой облупившееся от старости краской, по-видимому, были тоже советских времен. Спальня с двуспальной кроватью и шкаф с зеркалом.
-Мда, если вор проберется в эту квартиру, он повеситься от безнадежности бытия. А в его предсмертной записке будет написано «После этой хрущевской камеры пыток, нет смысла жить. Прощай панельный мир!».
Требовался капитальный ремонт всего и вся, а так же покупка новой мебели. Но вариант жить в старой советской панельной квартире, казался мне гораздо лучше, чем жить в таком, же старом и таком, же панельном общежитии.
Раскладывать свои вещи я не стал, просто кинул сумку, которую привез с собой рядом с кроватью. День же близился к концу, вот-вот и по небу разольются оттенки красного. Солнце медленно опустится к горизонту и скроется от взглядов людишек, которые, не понимая всего его величия. Того что оно существовало за долго до их рождения и будет существовать гораздо дольше чем весь человеческий род.
И пока мы еще живы, нам дана возможность наслаждаться его лучами, что я сегодня с радостью и сделаю. Нелегко упустить возможность понаблюдать за закатом с высоты девятого этажа. Я наливаю себе кружечку чая без сахара. И жду, пока пакетик окрасит воду в темно-красный цвет, предвкушая те чувства, которые может предоставить летний пейзаж окраины города во время заката. Тем временем кружка оказалась уже у меня в руке. Я иду на балкон открываю окно. Потоки пара исходящие от горячего чая начали свое хаотичное движение от легкого сквозняка. Узорчатые тоненькие шторки тоже начали извиваться. Я всматриваюсь в открытое окно и вижу просто потрясающее воображение картину и чувства, захлестнувшие меня в тот момент, были невообразимы.
Ветер игрался с кронами деревьев, легко их поглаживая. Ярко- оранжевые и красные цвета просто захлестнули небо, расползаясь по всему горизонту, но облака они оставляли не тронутыми. Наблюдалась природная гармония трех цветов, нежно переливавшихся между собой, создавая поистине великолепную картину, будоражащую воображение.
В такие моменты можно понять, что ты имеем практически нулевой вес в этой жизни. Становиться печально, что человек способен повторять и преобразовывать природу, но неспособен создать, что, то новое.
Я не отношу себя к философам или к людям понимающим, то, что другим не доступно. Мне не надо доказывать кому то, что он не правильно делает и как человеку нужно жить. Хоть порой мне и охота, чтобы не которые прослойки населения и субкультуры просто не существовали. Мне просто хочется занять свое место в этом мире. Я хочу простого человеческого счастья.
ГЛАВА 2
Солонце скрылось за горизонтом, и мир погрузился во мрак. Все! Представление на сегодня закончилось. Теперь я могу заняться, чем-либо другим. Полностью расслабиться и отдохнуть.
Беру телефон в руки, ложусь на кровать, начинаю проверять, что произошло в мире, пока я был занят своей маленькой радость созерцанием заката. Новости нахлынули нам меня волной, но действительно хороших или интересных новостей не найти.
Где-то пишут о смерти европейской культуры. Где-то человек спрыгнул с крыши девятиэтажки, попал прямиком в машину скорой помощи, проломил крышу и убил собою человека, которого скорая госпитализировала и везла в больницу, сам горе самоубийца остался жив. Эта новость заставила меня выйти из себя.
- Это же какую надо иметь тушу, чтобы проломить крышу машины и остаться при этом в живых!? Да и если так хочется умереть, сделай это так что бы доставить меньше хлопот тем людям, которые будут поковать твое холодное тело в мешок. Почему они должны отдирать тебя от асфальта, собирать твои ошметки по всей улице и отмывать мокрое пятно, которое от тебя осталось!? Это больше смахивает на какую-то показуху, а не на то, что человек хочет совсем покончить. Эй, посмотрите на меня я такой несчастный, жалейте меня, отговаривайте меня, обратите внимание на меня. Да если бы я встретил такого дибила в жизни, я бы кричал громче всех не «подумай, тебе есть, зачем жить», а «ПРЫГАЙ!!!». И пусть меня посадят за призыв к суициду, зато… - я бы и дальше продолжил бы свое возмущение на высоком тоне, но тут нежданно-негаданно раздались несколько сильных ударов в стену. Сказать, что в тот момент я просто сгорал от стыда это нечего не сказать.
Соседи, соседи блин, тут есть соседи, и они прямо за моей стеной как я мог забыть об этом? Я сейчас сам хочу выпрыгнуть в окно, чтобы уйти от этой ситуации. Что они сейчас обо мне думают, что я, какой-то псих?
Да огромный минус города в том, что кругом люди. Они просто везде сверху и снизу, справа и слева. И все такие деловые, шороху лишнего не сделать сразу начинают возмущаться, стучат, кричат, будто им больше всех нужно тишины и спокойствия. Ну, или вот сидишь с друзьями в парке разговариваешь, смеешься, проходит женщина и начинает возмущаться, что мы не сидим дома как мыши, сжав челюсти не издавая не писка. Так и делает она это с таким призрением к нам будто мы не то, что люди второго сорта, а вообще нелюди, мешающие нормально жить людям.
Серьезно если у себя в деревне я мог в трусах по улице никто бы в этом и не заметил бы нечего странного.
После того как все улеглось, и чувство стыда поутихло, я позвал своего друга завтра прогуляться. Как можно заметить человек я нелюдимый. И единственное общество, которое я мог принять это мои немногочисленные друзья. Заодно он покажет мне город, и мы отпразднуем мое новоселье.
Тем временем дело уже близилось к полночи. Я ложусь спать, и в моей голове начинают крутиться мысли о сегодняшнем дне. Всплывают пережитые эмоции по поводу моего заселения, появляются размышление о том, что будет дальше. Да этой ночью мне будет заснуть не просто. Я вертелся из стороны в сторону. Открывал окно, но вместо спасительной прохлады это приносило мне лишь шум города. Не что не помогало мне отчистить голову от не нужного сора и уснуть. Уснуть смог лишь к часу ночи.
Звонит телефон, я машинально беру и отвечаю на звонок:
- Аллё, да– говорю я, сонным еле разборчивым голосом не понимая, что происходит.
- Ты где, мы должны были так-то уже встретиться!?
- Чт-что, ааа?
- Ты вчера уже забыл, что вчера писал?
- Ааа, Матвей это ты блин, жди, уже бегу.
Не успев толком проснуться, я быстро одеваюсь. Смотрю на час и вижу что уже два часа дня. Выбегаю из квартиры, выхожу из подъезда. И понимаю, что с непривычки я забыл закрыть дверь и взять ключи. Но было уже поздно, дверь подъезда захлопнулось. Ну, все сушите весла. Этот недоумок не может сделать все по-человечески. Как жаль что этот недоумок я. Что мне теперь делать, телефон я тоже оставил дома.
Мне пришлось сидеть и ждать в надежде на то, что кто-то откроет мне эту чертову дверь. Только потом, минут через десять, до меня дошло, что можно позвонить в домофон и попросить впустить меня. С каждым днем я все больше поражаюсь своей глупости. Так, так, так у меня номер квартиры пятьдесят пять, значит надо набрать пятьдесят четыре.
- Здравствуйте, это ваш сосед из пятьдесят пятой квартиры пустите меня, пожалуйста, я ключи забыл.
- Так значит это ты вчера вовсю
глотку орал - в каждом его слове чувствовалось призрение ко мне.
-Видимо я – спокойно сказал я. Ну так что вы меня впустите или я весь день здесь стоять буду?
- Если ты будешь еще давать свои выступления, то нет.
-Купите меня квартиру подальше от сюда, я с радостью перееду.
-Мечтать не вредно.
- Если вы сей час же меня не пустите, то я пойду за граммофоном и всю ночь буду орать «Потому что есть Алешка у тебя!», – уже на повышенном тоне сказал я, не в силах терпеть собеседника
- Ты сума сошел!?
- О Алешке ты вздыхаешь зря!
Сбросил, видимо у соседа кончился словарный запас или терпение или все сразу. И он прекратил диалог. Ладно, позвоню в другую квартиру. Там сразу же открыла какая-то бабулька, лишь сказала, будь внимательнее. Ага, буду, а как же это же я. Но, так или иначе, дверь была открыта. Я быстро бегу на свой этаж, забираю телефон, закрываю дверь, проверяю ключи теперь все в порядке. Уже выхожу из подъезда и вижу моего друга, который, по всей видимости, готов был меня на месте. Повозмущавшись и высказав свое недовольство, он обнял меня. -Сколько я тебя не видел, эх?
-Еще бы столько бы тебя не видеть.- Шутя, говорю я. Вот мы уже идем по городу, расспрашивая друг друга обо всем. Так проходит пара часов. Проходим мимо вокзала. Наверное, это самое красивое место в городе. Так же там стоял танк. Матвей рассказал, что он стоит тут не недавно и приехал он вместе с выставкой оружия. Помимо всего этот танк на ходу и будет в скором времени на полигоне, где будет отрабатывать стрельбу по мишеням на потеху зрителям.
Дальше мы решились пройтись по местам отдыха. Прогулявшись по аллеи потом парку развлечений, мы вышли к скверу. Да хорошее место отсюда приятно наблюдать за рекой, которая делит город на три части. Маленькие волны огибают островок посередине реки интересно, какой оттуда открывается вид. Интересно, какое расстояние от берега до берега, может метров двести или триста, а может оно и вовсе не достигает и ста метров. Да определять расстояние на глаз явно не мое.
Проходит пара часов прогулки. Мы идем в магазин, купить чего-нибудь. Вот мы уже стоим в очереди. Как я слышу разговор каких-то покупателей:
- Слышал, что в новостях , говорят, он упадет рядом, с нами. - Они отдаляются и разобрать, что они говорят, я уже не могу.
Спрашиваю у Матвея:
-О чем это они? - И делаю кивок в сторону уходящих людей.
-Ой, да это бред сценариста вечерних новостей. Какой-то метеорит, хрен знает, откуда был послан, что бы уничтожить нас.
- Боже мой, серьезно, надеюсь, мы все умрем страшной смертью - фамильярно говорю я.
- Угу, он как всегда сгорит в атмосфере и не избавит нас от страданий. Его даже разглядеть толком не могут, он летит к нам со стороны солнца.
-Эм, а что, в этом есть что-то не обычное?
-Понятие не имею, наверное, нет просто раздувают из мухи слона ради рейтингов. Телевизионщики готовы у человека всю кровь через палец высосать ради них.
-Я бы на это осмотрел, предложи им эту идею в качестве вечернего шоу «Да чтоб тебя метеорит убил».- Ловлю на себе недовольный взгляд Матвея.- Не смешно, да
-Да. В следующий раз, когда захочешь пошутить лучше ищи шутки в интернете, поверь всем станет только лучшею.
Вот мы отправились ко мне домой, пройдя по мосту через величественную реку и решили срезать, пойдя через дворы жилых домов. Сразу было понятно, что мы свернули куда-то не туда. Это место напоминает бомжатник. Повсюду валялись пластмассовые бутылки и прочий бытовой мусор. Деревья давно засохли, а детская площадки осталась одна сломанная проржавевшая горка.
Сгнивший вишенкой на смердячьем торте была компания каких-то ауешников. По одному виду можно было понять, что в них мало чего человеческого. Не говоря уже об их действиях. Эти обезьяны выясняли отношения между собой. А точнее один видимо их вожак бил другого по лицу, при этом держа его за волосы. Вокруг них стояли ещё трое. Все они были изрядно пьяны. Он наносит три сильных пощечины, поднимает его голову повыше и спрашивает «Ты меня понял?». Тот же не способен отвечать. Он шевелит ртом, но не может издать, ни звука. И он повторяет по новой этот цикл. Бог знает, сколько он тут его уже избивает.
- Посмотри на этих уродов.- Тихим голосом почти прошептал Матвей.
- Не то слово уроды. Глянь на ту дуру с ними. Если бы я вот это назвал девушкой, плевок в лицо всем нормальным девушка. Как её при рождении не утопили? Лицом убогая, алкашина в пятнадцать лет, боже мой, еще и прическа челка с хвостиком это омерзительно.- Сказал я в своей манере, забывая, что вокруг меня есть еще кто-то.
Да зря мы, конечно сначала неё отошли на безопасное расстояние и только потом начали их обсуждать. Будто бы я пробрался в курятник и петухи, бросились защищать свою больную, но единственную курицу. Из их пасти начали сыпаться омерзительные звуки, отдалённо напоминающие русский язык: « слышь, сюда иди э, чепушила!», « э, чё оглох, сюда подошел, петушара!». Такой мерзкие говор. Такие отвратительные звуки извергались из их пастей. Я захотел направиться прямиком в их сторону, вырвать их языки и затолкать им же в жопу. Чтобы они почувствовали на собственном опыте всю ту мерзость, что я испытываю, слышала их хрипловатую и глухую речь.
Но Матвей одернул меня за рукав моей кофты и сказал:
- Идём к дороге, не оборачивайся. Там рядом пост ДПС, пусть только сунутся.
Я хотел избавить мир от этих ошибок природы и сделал бы, если бы Матвей скомандовал мною, чтобы мы оттуда убирались. Как только мы услышали, что они идут в нашу сторону наш быстрый шаг сменяется бегом, но я чувствую, это нас не спасает.
- Василий, еб твою мать! Опять?
- Если бы ты не начал я бы не закончил.
Их маты становится всё ближе и ближе. Они извращают свои голоса, так как будто они хотят, чтобы меня вырвало от их слов.
Уйти нам от них было не суждено. Это было понятно по выражению лица Матвея. Он это знал с самого начала. Но все, же предпринял хоть какую-то попытку спасение.
Несмотря на то, что мы были трезвые в отличие от них. Несмотря на то, что мы не вливали в себя тонны всякого дешёвого мусора, которым они называют алкоголем. Травят свой организм ядами с самого детства. Как жаль, что смертельная концентрация ядов в их организме не настигла их до нашей встречи.
Они нагнали нас. Главная рожа этих выродков принялась за меня. Он попытался схватить меня за кофту. Я начал вырываться и тогда он схватил меня за плечи ударил в лицо и бросил меня к гаражу. Не сумев преодолеть инерцию броска, мое тело прилетает боком в стенку гаража. Я чувствую, как по моему лицу стекает кровь. И что я в грязи с головы до ног. Если из-за него я порву кофту, я убью его. Если он тронет Матвея, я убью его. Не смотря не на что, я убью его.
Он хватает, подымает меня повыше и начинает говорить на своем отвратительном языке:
-Ты бля чипушило, за базар нахуй отвечай, хуипутоло! Я тя сука урою ща!
Когда он открыл свою пасть, от туда несло такой вонью. Видимо его рот служил сортиром для местных бомжей. Так один там еще и умер.
Терпеть то, что он делает просто не возможно. Как такие уроды вообще могут существовать. Где был Бог, когда это уродство появлялось на свет. Почему их еще в роддоме в мусорку не выкинули, всем стало бы только лучше.
Такая злость пробудилось во мне в тот момент. Кровь забурлила во мне. Я выкрикнул ему в лицо всю накопившуюся злобу.
- Закрой свой поганый рот, тварь!
Его маленькие крысиные глаза залились кровью. Выдвинув челюсть вперед, он напряг все мышцы лица, скорчив отвратительную гримасу. Он показал свой звериный оскал. Я знал, что человеческого в нем только оболочка. А внутри этой оболочки сидит животное, которое только пытается выглядеть как настоящий человек.
Но не одно животное, как бы оно не старалось выглядеть человеком, даже если оно им родилось, не сможет стать им. Одного лишь внешнего вида не достаточно, нужно, что-то большее. Что делает человека человеком, но что это хотел бы я знать. Могу ли я сам называть себя человеком? И что нужно сделать для этого?
Я не раз попадал в подобную ситуацию, но не когда прежде я не ощущал такой жажды крови. Следуя одному из правил которое не раз давало мне огромное преимущество в бою, бить первым, я нанес ему удар головой. Он отшатнул на пару шагов от меня, держа за нос рукой. По его физиономии было видно, что он не был готов к тому, что ему будет оказано сопротивление.
Сердце бьется как бешенное, в кровь огромными дозами вливается адреналин. Пока он, брызжа слюной и кровью вперемешку с соплями, рассказывал о том, как он меня похоронит, и как я буду молить о пощаде стоя на коленях. Я думал что делать. Не найдя лучше решения нанести ему еще пару ударов я бью ему в челюсть, которую он так удобно выставил вперед. Боль, такая тупая боль разошлась по моему кулаку. Даже не знаю, кому я нанес больше ущерба ему или самому себе. Не дожидаясь пока он отойдет от удара, я пытаюсь ударить его в пах, но он ставит ногу, так что мой удар расселся об его колено и, дойдя до живота, не причинил ему, ни какой боли.
Он хватает меня и опрокидывает на землю. Наносит два удара в бок, как хорошо, что там лежал телефон, я почти не чего не почувствовал. И принялся меня душить, но он не учел одного фактора, мои руки с легкость дотягиваются до его лица. В попытке причинить ему боль, единственное, что я смог сделать, это вцепиться ему в лицо.
Посмотрим, кто сдастся первым. Посмотрим, что быстрее закончиться, кислород в моей крови или кожа на его лице.
Я чувствую, как его ногти впиваются мне в шею, дышать уже не возможно, кровь приливает к голове и она начинает пульсировать. Вены на моем лице вздулись, а само оно горит будто огнем. Одина из вен на моем лбу вот-вот лопнет.
Я пытаюсь, сделать хоть, что-то. Начинаю сжимать его щеку со всей яростью и ненавистью что у меня есть. О Боже фу, я чувству как она рвется.… Еще не много и там будет полноценная щель. На момент мне стало его жаль, но посмотрев на его страшную рожу я отбросил всю жалость и начал сжимать его еще сильнее. По моим пальцам течет кровь, кровь вперемешку со слюнями. И вот мои пальцы, порвали ему щеку вошли так глубоко, что я нащупал его десну. Так противно, я чувствую его мягкую, порванную плоть, как сокращаются его прожилки мышц. Я начинаю тянуть руку вниз и разрыв становиться все больше и больше. И все это под истошный вопль моего оппонента.
Но его хватка не ослабевает, не смотря на, то, что вместо щеки у него свисает изуродованный кусок сочащейся плоти. В глазах начинает мутнеть. Глаза, точно глаза, глаза, я выдавлю ему глаза. Я понимаю, что в нутрии меня самого уже давно проснулся зверь. Это он заставляет меня вытворять, это все он!!! Но противиться ему в этой ситуации, это за гранью абсурда. Либо жизнь, либо смерть. Не мне решать, кто умрет, а кто выживет, но я вправе повлиять на это.
Из последних сил я дотягиваюсь до его глаза. Ставлю палец ему на веко и выпуская последних дух говорю «Умри». Мой большой палец входит глубоко в глазницу, его глаз потек по моему пальцу. Крик был оглушающим.
Но было уже слишком поздно. Единственное, что я слышал это стук, стук моего сердца. Он становиться все громче и ближе. Стоп это не сердце это шаги. Но кто Матвей? Или дружок этого отброса. Если это помощь, то быстрее я дольше не протяну. А если нет то, конец. Конец моей новой жизни, которая-то толком и начаться даже не успела. Сил больше нет. Все белеет…
И вот, его сбивают ударом ноги в лицо. На конец, освободившись от его мертвой хватки. Это мент, то есть полицейский. Видимо кто-то из жильцов вызвал полицию или это те ДПСники. Боже мой, я почти умер. Матвей подымает меня и без лишних слов закидывает мою руку себе на плечо и уводит меня в сторону. Я оборачиваюсь и вижу, как четверо полицейских с особой жестокостью избивают тех двоих. А их дружки видимо их кинули.
Один полицейский подходит и говорит в субботу вас никто не примет у нас и так завал, в понедельник в отделение.
Я иду, прихрамывая, чувствуется сильная боль по бокам. Мы идем обратно в магазин, понимая, что без бутылки водки нам сегодня не обойтись. Нужно избавиться от боли и обиды. Самый быстрый способ это залить их. Пусть мне и не очень это нравиться, но это действенный метод.
ГЛАВА 3
Подъезд, лестничная клетка, третий этаж, два поворота ключа и вот я дома. Матвей садиться на диван и разливает водку по столовым кружкам. Естественно у меня нет рюмок, но так даже лучше, процесс пойдет гораздо быстрее.
Я же пошел умыться в ванную. Да от воды мне стало получше, но осадок на душе остался. Горечь, но не понятно от чего. От проигрыша или от того что драка закончилась без явной победы, не понятно.
Умываясь, шея загорелась огнем от попадания на нее холодной воды. Да ужасные шрамы от удушья еще долго будут напоминать о себе. Бровь разбита. Двумя пальцами раздвигаю рану посмотреть все ли так плохо. Рана глубокая, бровь рассечена. Пройдется зашивать, а пока обойдусь пластырем.
Иду к Матвею в зал, сажусь к нему на диван, мою грудь от боли.
- Ааа… Черт… пересядь на кресло.
Он пересаживается на кресло, переставив его напротив дивана, чтобы между нами был зрительный контакт. Протягивает мне кружку и мы без лишних слов выпиваем все залпом.
- Пиздец тебе досталось.
- Еще раз увижу, убью суку.
- Или он тебя
- Я теперь из дома без ножа не выйду.
Матвей разливает по стаканам спиртное, делаем пару глотков и продолжаем свой разговор.
Так продолжалось около часа. Время близилось к закату. Я выхожу на балкон. Сегодня кажется и небо другое. Не такое красивое как обычно. Деревья по прежнему развиваются, но не от приятного ветерка, а от проезжающих мимо грузовиков. Что же насладиться видами, не получиться. Простояв там пару минут, я собрался уходить, но вдруг ко мне присоединяется Матвей. Он облокачивается на балкон и начинает смотреть вдаль вместе со мной. Да не осень красивый вид приятней смотреть со своим другом. Вместе гораздо лучше.
submitted by Nikita_Gritsyna to u/Nikita_Gritsyna [link] [comments]


2019.04.21 01:37 Amalackesh Узаконить перепланировка квартиры балкон на первом этаже зао под ключ

Дом был старый. Должно быть, ему было лет сто: толстые кирпичные стены, высокие — метра три — потолки, паркет — даже в общем коридоре. В таких домах приятно жить — чувствуются простор и объем. Конечно, есть и недочёты, вроде старых труб и неистребимых комаров в подвалах. У этого дома помимо всех его достоинств и недостатков был ещё один минус — совершенно безумная планировка. Вход в мою квартиру располагался в конце отдельного коридора. Причём это была единственная дверь в коридоре вообще — своих соседей я даже не знал в лицо. Подозреваю, что подобное расположение квартиры было обусловлено тем, что дом достраивали по частям, и мои нынешние апартаменты были достроены позже, или ранее обладали отдельным входом. Впрочем, это имеет значение лишь потому, что внутреннее устройство дома я себе представлял слабо — после нескольких поворотов я полностью потерялся в пространстве, и только вид из окон квартиры позволил мне понять, что я живу не в угловой квартире.
Квартира была съёмной. Раньше тут жили какие-то пенсионеры, но дети забрали их к себе домой, и жилплощадь стала доступна для сдачи в аренду. Поскольку на эту квартиру я вышел через знакомых, то особых проблем с заселением и условиями аренды не возникло. Я договорился, что сделаю небольшой ремонт, и избавлюсь от старой мебели (с последним, к счастью, проблем не возникло — никто не думал защищать старые советские шкафы и буфеты).
Вот тогда-то я и наткнулся на Окно. В тот день на улице стояла солнечная погода, в небе витали редкие небольшие облака, в общем, погода была отличной. Я, впрочем, ею не наслаждался, а занимался борьбой с одним из старых шкафов. Его задняя стенка — с десяток толстенных дубовых досок — была привинчена к стене. Строго говоря, сам шкаф буквально «висел» на этих досках, и его разборка превратилась в настоящий кошмар.
Весь мокрый от пота, я, наконец, одолел чёртову стенку, и с удивлением обнаружил за ней окно. Старые, посеревшие от времени и непогоды ставни, грязные стёкла, и жидкий свет, сочащийся снаружи. Я был весьма удивлен, найдя окно в дальней стене квартиры. Покончив с досками, я открыл его и выглянул наружу. Оно выходило в небольшой внутренний дворик. Точнее, я бы сказал, колодец — я не увидел ни входа, ни выхода оттуда. Что ещё интереснее — я не увидел ни одного другого окна. Похоже, его просто пробили в стене в угоду прежним хозяевам. Пожав плечами, я закрыл его и вернулся к неравной борьбе с мебелью.
Окно меня, конечно, несколько озадачило. Я планировал на месте шкафа установить турник, но проклятая дыра в стене всё меняла. Я даже хотел было заложить её кирпичом, но потом подумал, что куда лучше будет поставить у окна свой рабочий стол. Дворик снаружи был невелик, и, судя по всему, солнце никогда не заглядывало сюда, за исключением летнего полудня. Кроме того, над окном имелся небольшой навес, очевидно, призванный защищать от дождя. Изнутри стены дома были покрашены в светло-оранжевый цвет (довольно приятно, кстати, смотрелось, и, как ни странно, краска не пострадала от стихии). Видимо, из-за малого влияния солнца, краска не выцвела и не облупилась.

Прошёл месяц. Я, наконец, разобрался со своими делами и обустроил квартиру по своему вкусу. Я спал, ел и жил, даже не подозревая о том, что находилось по ту сторону старых ставней. Впервые я обратил на это внимание в один ненастный день. Дождь барабанил по окнам. Я как раз вернулся домой — мокрый до нитки и злой, как сто чертей. Начавшийся безоблачным небом день за каких-то два часа превратился в настоящий библейский потоп. Как назло, такси взять не получилось — город был парализован пробками, и никто не хотел брать заказ.
Раздевшись и приняв горячий душ, я уселся за книгу. Работать или смотреть кино настроения не было, а книга отлично помогла отвлечься. Решив, что удобнее всего будет за рабочим столом, я плюхнулся в кресло и углубился в чтение, благо солнечный свет из окна создавал отличное освещение. Когда до меня дошло, что в том окне солнце, не знаю. Полчаса? Час? Я вскочил, будто ужаленный, и тупо уставился на залитый солнечным светом дворик снаружи. Неужели дождь так быстро кончился? Несколько обескураженный, я подошел к остальным окнам. Дождь и тучи. А тут солнце (пускай и не видимое из дворика) и звенящая лазурь чистого неба. У меня затряслись руки. Приехали? Дурка по мне плачет?
Глядя на окно, будто оно вот-вот на меня бросится, я попятился из комнаты и отправился на кухню. Так. Сначала — кофе. Крепкий. И немного коньяка. Нет, много. Ещё больше. Для нервов. Далее — сигарета. Дождь снаружи стучался в окна, намекая, что не бывает так, чтобы всюду дождь, а там — солнце. Природная аномалия? Я подпёр голову рукой, сделал глубокую затяжку и закашлялся. Да, курю я редко. Очень. Так. Если я двинулся головой, то техника — друг человека. Она не подведёт. Не так ли? Вооружившись телефоном, я заглянул в комнату. Окно радостно сияло солнечным днём. Трясущимися руками, я навёл на него камеру и сделал фото. На мгновение экран погас, и я уже приготовился увидеть на месте окна глухую стену, а себя — в крепких руках санитаров. Но ничего такого не произошло. Телефон исправно показал залитый светом прямоугольник окна. Чертовщина. Так не бывает! Или бывает?
Я судорожно обдумывал действия. Поделиться находкой? Но с кем? Друзья? Ну, один или два надежных человека у меня есть. Но что, если это опасно? Тогда я подвергну их жизни риску, а это неприемлемо. Расхаживая по квартире, я взвешивал все «за» и «против» варианта рассказать знакомым. В конце-концов, я решил, что лучше провести разведку самому, а потом уже решать, что делать дальше.
Следующая неделя ушла на подготовку. Я купил альпинистское снаряжение — тросы, карабины, страховки и прочее необходимое. Исследование я решил начать с самого простого — спуска. И вот, неделю и два дня спустя, субботним утром, я съел лёгкий завтрак и отправился к окну. Стол я отодвинул в сторону, тросы закрепил в нескольких местах, на случай, если хоть один узел не выдержит — остальные подстрахуют.
Я высунулся из окна по пояс и осмотрелся. Гладкие стены, козырёк, и, где-то на этаж выше, край крыши. Земля — метрах в четырёх внизу (я это упустил, но я живу на втором этаже). Выдохнув и дернув пару раз трос — выдержит ли — я высунулся из окна и свесил ноги. Меня колотила мелкая дрожь. «Один маленький прыжок для человека…». Я принялся аккуратно сползать вниз. В конце концов, я повис в паре метров над землей, цепляясь руками за козырёк. Выругавшись про себя, я оттолкнулся от стены и спрыгнул вниз. Земля больно ударила в ноги, и я упал на бок. Вроде ничего не сломал. Я встал и оглянулся. Ничего невероятного. Плотная, утоптанная земля под ногами, стены и одинокое окно, из которого я вылез. Задрав голову вверх, я посмотрел на небо. Оно было чистым и голубым. Оно тут вообще другим бывает?
Я набрал полные лёгкие воздуха, чтобы что-то прогорланить, но тут же осекся: кто знает, что тут может произойти? Что, если я привлеку хищника? Подавив готовый вырваться наружу крик, я шумно выдохнул. Ну что ж. Экспедиция «на тот свет» окончена. Пора домой. Кряхтя и сопя, я забрался обратно. Кровь кузнечным молотом ухала в ушах, а сердце, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Нет, дело, конечно, не в подъёме в четыре метра. Я был весь на нервах. Руки тряслись, голова шла кругом. Другой мир? Похоже на то. В мозгу у меня роились миллионы, нет, миллиарды вопросов, идей и планов. Нет. Надо успокоится. Я с трудом взял себя в руки, и, хихикая, как идиот, уселся в кресло. Планы операции «крыша» уже начинали разворачиваться у меня в голове.
Месяц — именно столько у меня ушло на подготовку второго этапа. Закупив материалы, я сумел соорудить что-то вроде балкона, торчащего на два метра из окна. Кроме того, вместо старой рамы я поставил нормальный стеклопакет (не хватало ещё, чтобы продуло), а снаружи — под козырьком — примостил ролет: всё-таки, мало ли, какая гадость там может водиться. Также я оценил, как лучше забраться на крышу. Ответ был очевиден: сделать лестницу. С этим возникла масса сложностей: приставную лестницу длиной в пять метров ставить на узком двухметровом балконе — не самая лучшая идея. В конце-концов, я купил два десятка стальных скоб и сделал импровизированную «монтажную» лестницу, попросту вбив эти самые скобы в стену. Это заняло несколько дней, в основном потому, что я долго экспериментировал с тем, как их закреплять. Мои первые попытки едва не привели к гибели — одна из скоб вырвалась из крепления, и я полетел с высоты третьего этажа прямиком на землю. Спасло только то, что нога запуталась в свисавшей с балкона верёвке, и, сломав пару досок, я повис вниз головой.
Так или иначе, но через некоторое время с трудами было покончено. Я довольно осматривал чудо своей инженерной мысли — кривую и косую череду скоб, тянущихся до самого края крыши. Когда я вбивал последнюю, мне стоило поистине нечеловеческих усилий не заглядывать за край. Это должен был быть мой момент триумфа и торжества, а не вороватый взгляд из-за края жестяной крыши.
И вот, тот день настал. Я подготовился основательно — рюкзак с провизией на день, каремат, запас воды, фонарик, мои тросы и крепления, а также моё главное оружие — фотоаппарат. Я попросил его у друга «на попользовать», вместе с телескопическим объективом, макрообъективом и обычной широкоуголкой. Ну и конечно компас. Взять штатив я не додумался, но моё снаряжение и так заставляло меня нервничать во время подъёма наверх.
Я упорно пялился на жесть крыши. Вот мелькнул её конец, полоска неба… Нет, нет, парень. Потерпи. Подтянись, встань на ноги. Отдышись. Поправь рюкзак. Готов? Пора. Закрыв глаза, я поднял голову, и, выждав пару секунд, пока сердце не уймётся, приготовился их открыть. Что меня ждёт? Райский сад? Выжженная пустыня? Бесконечный степной простор?
Туман и торчащие из него местами скалы. Честно говоря, я был чуточку разочарован. Зрелище было не слишком-то впечатляющим. Одинокие каменные глыбы, словно айсберги, застыли в волнах плывущего тумана. Порой туман взвивался метров на сорок ввысь, образуя причудливые кольца и завитки. Я отправился к краю крыши, считая шаги. Восемь… тридцать… сто… Я остановился у края крыши и оглянулся. Интересное место. Я прошёл целых сто шагов, но визуально дистанция была метров двадцать-тридцать. Пространственные аномалии? По спине пробежал неприятный холодок. Если тут нарушена метрика пространства, то, может, и со времени не всё слава богу? Я вдруг подумал, что, может, пока я прошёл эти сто шагов, дома мог пройти целый день. А мне послезавтра на работу! Почему-то мысль о том, что я могу опоздать на работу, перечеркнула желание исследовать этот странный мир. Я бросился обратно. Три… пять… восемь… я чуть не улетел вниз, прямиком в «свой» дворик. Какого чёрта? Я оглянулся. Ну да. Двадцать метров. Туда — сто шагов, обратно — восемь. Как удобно убегать…
Спустившись вниз, я бросился к компьютеру. Число и время! Ну же! Дрожащими руками я со второй попытки попал на календарь. Тот же день. Всего-то двадцать минут спустя. Шумно выдохнув, я сел на стул. Время в порядке. Что ж. Тогда — обратно. Тревога опять сменилась азартом, и, подкрепившись бутербродом, я отправился назад.
Взобравшись на крышу, я вспомнил о том, что всегда хотел проверить в детстве. Ну-ка, посмотрим на компас! Я достал его и пытливо уставился на стрелку. Она сделала пол оборота и застыла, указывая на «север». Я задрал голову, чтобы прикинуть по солнцу, и застыл с отвисшей челюстью. Никакого солнца не было. Осмотревшись, я понял ещё одну важную вещь: тут не было и теней. Вообще. Словно в пасмурный день добавили цвета и контраст. Почему-то это обстоятельство сильно меня обеспокоило. Свет ниоткуда? Мистика. С другой стороны, окна, ведущие в другие миры — это тоже не повседневность. Я отправился к краю крыши, не забывая поглядывать на компас. Стрелка продолжала упорно смотреть в одном направлении.
На этот раз край крыши оказался в семидесяти шагах. Отметив про себя эту цифру, я глянул за край. Снаружи дом выглядел весьма обветшалым — пустые глазницы окон тоскливо взирали на унылый пейзаж, устланный туманом. Туман же приливными волнами мерно бился о стены здания, будто безграничный молочный океан. Мне почудилось какое-то движение там, внизу, но, сколько я ни вглядывался, так ничего и не увидел. Осмотревшись вокруг, я отправился в обход периметра крыши. Жесть пружинила под ногами и гулко ухала, прогибаясь под моим весом. Я сделал пару фотографий широкоугольным объективом, затем прицепил телескопический и сделал пару снимков одной из скал вдалеке. Осмотр периметра показал только одно: никакого способа спуститься вниз не предусмотрено — по крайней мере, я его не нашел. В то же время, я обратил внимание, что, как мне кажется, туман поднялся чуть повыше. Я не был уверен до конца, пока, пройдя ещё одну сторону дома, не заметил, что туман уже поднялся до уровня окон второго этажа. Раньше он едва-едва доставал до верхней части окон первого. Почему-то от этого мне сделалось не по себе. В то же время, я только сейчас заметил, что начало темнеть. Причём, если раньше небо было полно чистой лазури, то сейчас оно так же равномерно наливалось багрянцем заката. Должен признать, от всего этого мне было как-то не по себе. Что ещё важнее — я заметил, что теперь впервые появились тени. Огромные валуны, разбросанные по долине, теперь напоминали сжимающийся титанический кулак — все тени были направлены в мою сторону. Или, по крайней мере, в сторону «моего» дома. Я поспешил обратно. Шаг, второй… десятый… сто… Но мой «дворик» не приближался. Я перешёл на бег. Почему-то меня не покидало ощущение, что меня преследуют. Через двадцать минут, весь мокрый и с разрывающимся сердцем, я едва не слетел с чёртовой крыши. Я обернулся, видя, как в углях догорающего дня туман начинает отплясывать на уровне крыши. Ещё минута — и он устремится ко мне! Поскальзываясь на ступенях, я быстро начал спускаться. Доски жалобно хрустнули, когда я со всего размаху прыгнул на них, миновав полметра ступеней, и кубарем вкатился в квартиру, тут же захлопнул окно и с лязгом опустил ролет. В квартире стояла гробовая тишина и кромешная темнота. Включив фонарик, я добрался до выключателя, и зажёг свет, тут же уставившись в окно. Но там был виден лишь опущенный ролет и блики света от моего фонаря. Не раздеваясь, предельно вымотанный, я рухнул на кровать и уснул без сновидений.
Открыв один глаз, я обвёл взглядом комнату. Тело ломило после вчерашней пробежки. Под потолком грела лампочка. Кряхтя, я поднялся и потянулся. Глянув в обычное окно, выходящее на мою привычную улицу, я убедился: снаружи — очередной пасмурный день. Я покосился на Окно и ролет. Нет. Сегодня — никаких экспедиций. Завтра на работу, не хватало ещё опять бегать от тумана. Ещё раз мысленно повторив про себя эту фразу, я ухмыльнулся. Идиот. Небось, дом — посреди болота. Для болота туманы — норма, даже ясным днем. А уже вечером испарения лучше конденсируются, вот он и поднимается вверх. Развёл тут мистику. Идиот.
День прошёл за рутиной. Какими бы ни были мои догадки относительно Окна и тумана, я старался о них забыть, и только вечером я уселся за компьютер — рассматривать фотографии. К моему огромному сожалению, они оказались засвечены — все до одной. Это был уже полный идиотизм — цифровые фото не засветишь! Для этого необходимо, чтобы… Неприятная догадка заставила меня содрогнуться. Радиация! Твою мать! Сраный исследователь! Что, если там фонит, как в Чернобыле, а я там гулял в гребных штанах и футболке?! Эта неприятная догадка оставила меня без сна, и всю ночь я проворочался, мысленно готовясь увидеть утром, как у меня выпадают волосы, а органы превращаются в подобие желе. Но утро пришло, и никаких признаков лучевой болезни не было. Тем не менее, я заказал счётчик Гейгера, и, получив его в руки, сунул его в рюкзак первым делом.

Я не стану утомлять вас подробностями экспериментов и проверок. Скажу только, что радиации там не было. Вообще. Даже фонового излучения! Я не решался на вылазки более получаса, и занимался, в основном, изучением физических свойств новооткрытого мира. Так, например, я выяснил, что расстояние тут зависит от… желаний. Чем сильнее хочешь куда-то добраться, тем дальше идти (и, видимо, моё бегство от тумана стало успешным исключительно потому, что я уже больше думал о том, как бы не выплюнуть легкие, нежели о спасении от опасности). Порой, очистив разум от любых желаний, я преодолевал всю крышу за три шага. Один раз я забыл дома записную книжку и прошёл, должно быть, с полкилометра, пока добрался до дворика. Кроме того, я выяснил ещё одно важное свойство. Компас указывал вовсе не на север. Он указывал на Окно. Я потратил один день, исходив всё вдоль и поперёк, проверяя эту гипотезу.
Одним из самых значимых опытов стало установление уровня туманного прилива по ночам. Я нашёл особую краску, которая была чувствительна к влажности. В тумане она становилась ядовито-жёлтого цвета. Покрасив ею трёхметровую доску, я вертикально установил её на крыше. Утром я проверил результат. Два метра ровно плюс пара полос до трёх метров. Видимо, выбросы, похожие на те, что я наблюдал ранее.
Следующим шагом стал проект «Вышка». На него ушло почти три месяца, но, в конце концов, я её соорудил. Пятиметровую наблюдательную вышку. Это была поистине адова работа — никогда не думал, что в одиночку так тяжело строить подобные сооружения. Однако, так или иначе, последний гвоздь был вбит, и я мог приступать. Заодно, в процессе постройки, я соорудил наверху небольшую лебёдку, которая неизмеримо облегчила доставку даже крупных и тяжёлых грузов на крышу.
Признаться, я страшно боялся. Нет. Не так. Я боялся так, что почти четыре дня откладывал свою ночную вылазку. Вышка, покрытая чувствительной краской, позволила выяснить, что некоторые выбросы тумана достигают четырёх метров. Учитывая то, насколько он меня пугал, я не сразу сумел решиться на ночёвку на той самой вышке. Одевшись потеплее, запасшись едой и двумя термосами горячего чая, светильниками (включая две керосиновых лампы, две электрических и пару химических фонариков), я отправился в свой поход.
Я вылез на вышку как раз когда начало темнеть. С высоты я смог лучше увидеть картину. Дом располагался в центре огромной долины, на самом её дне. Туман, который, как мне казалось, поднимался ночью, на самом деле просто заполнял долину, стекаясь откуда-то извне. Первые пару часов ничего нового не принесли. Туман клубился, накатываясь на стены моего дома. Затем он переполз через край крыши, и тысячи призрачных змей устремились в мою сторону. Я наблюдал, заворожённый грациозным танцем теней. Это было по-своему прекрасно, хотя молчаливое наступление этой белёсой стены едва не вынудило меня спуститься и сбежать домой.
Небо, постепенно ставшее багровым, затем стало чёрно-красным, и, наконец, последние цвета померкли. Надо мной опрокинулся купол абсолютной черноты. Мрак, разгоняемый двумя светильниками, казалось, становился всё гуще с каждым мгновением. Я буквально ощущал, как вокруг меня сжимается упругая сфера тьмы. Ощущая, как на меня наваливается клаустрофобия, я зажёг одну из керосиновых ламп. Это ненадолго помогло — пляска живого огня, его тепло и мягкий, ровный свет на некоторое время отогнали мрачные мысли и чувства. Я даже набрался смелости, привязал один электрический фонарь к тросу и спустил его с вышки, в беснующееся море тумана.
Я не уверен в том, что увидел, но мне показалось, будто огромная — метра три — бледная призрачная рука, сотканная из тумана, попыталась ухватить его, но ещё в воздухе развалилась на клочья, и её развеяло в воздухе. За исключением леденящего душу ощущения, будто за мной наблюдают, ночь прошла спокойно — по мере того, как светлело небо, туман отступал, и через час долина приняла свой привычный вид.
∗ ∗ ∗
Через неделю я решился поделиться с друзьями находкой. Учитывая, что ничего опасного за Окном я так и не встретил, я решился посветить несколько самых близких знакомых в своё открытие. Мы условились, что тайну будем хранить так долго, как это будет возможно. В том, что рано или поздно мы либо проболтаемся, либо просто устанем от затеи и передадим её «кому надо», мы не сомневались, но просто так отказываться от славы «первопроходцев» не хотели. Идиоты.
В общем, в команде теперь были я, Гарик и Слава. Мы учились вместе в университете, и обоих я знал, как облупленных. Гарик, правда, мялся, и долго пытался убедить нас, что «ну его нафиг — у меня от этой мистики душа в пятки», но Слава убедил его остаться, клятвенно заверив, что при первых признаках опасности мы сворачиваем лавку и прекращаем всю деятельность. Ну, и сообщаем «куда надо», само собой.
Наша первая вылазка состоялась через неделю. За это время я успел поделится всей собранной информацией — от свойств пространства до моих догадок о тумане и его приливах.
Вид другого мира подействовал на моих друзей куда эффективнее любых убеждений. Гарик, похоже, до последнего считавший, что я его развожу, и всё это — какой-то дурацкий розыгрыш, онемел при виде бескрайнего моря тумана. Он же, кстати, обратил внимание на то, что все те несколько десятков скал, что видны вокруг, расположены как бы в порядке возрастания. И что вообще это напоминает какой-то гигантский цветок, в центре которого мы находимся.
В общем, мои друзья увлеклись. Вечера проходили за спорами и построением догадок, и у меня дома они ночевали едва ли не больше, чем у себя. Быть может, из-за постоянного присутствия друзей я и не сразу заметил… изменения. Я не знаю, как это иначе назвать, но квартира начала меняться. Нет, не то, чтобы пропадали вещи, или творилась какая-то мистика. Просто иногда казалось, что чашка с чаем стоит рядом, я к ней тянулся рукой, но обнаруживал, что она куда дальше, чем казалось. Хотя, если я повторял действие, пристально глядя на нее, все становилось на свои места.
Слава это объяснил тем, что мы привыкли к «тому свету» и тянемся к предметам, «стараясь не дотянуться». Я счёл аргумент вполне правдоподобным, и впредь старался тщательно следить за своими действиями (странности порою продолжались, но я склонен был думать, что просто я не всегда сосредоточен).
Первый наш «прорыв» вышел случайно. Так как вот уже последние полгода я занимался Окном, то квартира всё больше начинала напоминать общежитие — батарея пустых бутылок из-под воды, пива и соков. Гора немытой посуды и куча упаковок из-под пиццы. А ещё я так и не выкинул старые ставни. Именно их, раздумывая о чём-то, ковырял ножом Слава, и именно там он заметил письмена. Точнее, их остатки и следы. Очистив рамы от грязи и слоёв краски, мы убедились в его правоте — ставни снаружи и внутри были покрыты узором каких-то закорючек.
За пару часов поиска в Интернете мы пришли к выводу, что более всего они напоминают индийские письмена, хотя ряд символов был незнаком, но некоторые «иероглифы» можно было сносно интерпретировать на хинди. К сожалению, перевод нам не давался. Выходит какой-то лепет душевнобольного, набор букв, не более того. При попытке загнать произношение в гугл переводчик, мы получили какой-то невразумительный набор завываний, хрипов и гортанных выкриков. «Лавкрафт какой-то! Ктулху в танк!» — прокомментировал это Гарик.
Находка, однако, нас озадачила. Порывшись, мы выяснили, что подобные знаки на окнах могут служить оберегами от злых духов, и нарушать их крайне неосмотрительно. Несколько нервно посмеявшись, мы отмахнулись от идеи. Где-то на полчаса. Потом — как бы на всякий случай — мы решили воспроизвести эти каракули на оконной раме (готов спорить, при этом каждый из нас думал только об одном: «Только бы это была какая-то суеверная чушь!»). На это ушёл примерно час. Несмываемый маркер на страже против злых духов. Я усмехнулся про себя: «Охотники за привидениями!». Однако, как бы там ни было, работу мы продолжали. Когда всё было готово, мы молча и напряжённо уставились на окно. Я протянул руку и захлопнул его, повернув ручку вниз. Минуту мы напряжённо смотрели на раму, ожидая… даже не знаю, чего. Увидеть жуткую рожу по ту сторону? Услышать загробный вой? Увидеть бьющееся в окно привидение с искажённой от ярости мордой? Постояв в тиши не одну минуту, мы выдохнули. И тут же сверху раздался тяжелый удар, от которого мы подпрыгнули. Затем — второй, и громкие ругательства соседей. Мы дружно расхохотались, чувствуя, как отпускает напряжение.
Вечером мы устроили небольшую «вечеринку» и, раздавив ящик пива, пьяные и довольные распрощались и разошлись — я в свою комнату, а друзья по домам. Ночью меня мучили кошмары. Я отчаянно убегал от клубящейся стены тумана по закоулкам своего дома. Коридоры петляли и всё никак не заканчивались, а я всё бежал и бежал, не в силах избавиться от чувства полной безысходности, отчаяния и чистого, животного ужаса, что гнал меня вперед и вперед.
Утро я встретил выжатым, словно бежал марафон. Друзья также сослались на «дурное самочувствие», но, глядя на помятые лица друзей в скайпе, я — как и они — понимал, что ночь для всех прошла неудачно.
Прошла неделя. Мы постепенно забыли про ту кошмарную ночь, да и кошмары, единожды посетив нас, отступили. К тому же, как мне кажется, прекратились «странности» с пространством (я это списал на психологический эффект и спавшее напряжение). Постепенно мы набрались храбрости на ещё одну вылазку. Мы решили убить сразу двух зайцев. Во-первых, Гарик кое-что обнаружил на моих «засвеченных» фото. По его словам, засветка была не полной — некоторые части снимка немного отличались градиентом — и он предположил, что больше всего это похоже на фото тумана. Учитывая его максимальный уровень, он предложил попробовать сделать пару фото с вышки, а заодно установить фотоаппарат в режим видеокамеры и оставить снимать на ночь. Во-вторых, Слава предложил довольно смелый опыт: оставить на ночь в тумане живую крысу и посмотреть, что будет. По последнему пункту мы с ним долго спорили, но в итоге капитулировали, признав, что не на людях же проверять, и вообще — что ужасного может быть в тумане? Хотя последним мы, скорее, пытались убедить себя.
Вечером, когда небо уже начинало наливаться багрянцем, мы приступили к своей дерзкой вылазке. Мы со Славой отошли на пару шагов от края крыши и поставили клетку с крысой. Животное не проявляло никакой тревоги и мирно умывалось. Мы подсыпали корма, долили воды и накрыли клетку тёплым покрывалом — ночью тут было довольно прохладно, а «заморозить» бедное животное не входило в наши планы.
Тем временем Гарик возился на вышке: отщёлкав пару панорамных фото на цифровой фотоаппарат, он проделал то же самое на плёночный. Результаты он смотреть не стал — сумерки уже сгущались, и нам надо было торопиться. Расставив пару фотоаппаратов, подключённых к бесперебойнику, он быстро спустился вниз. Через пару минут мы уже были дома, захлопнули окно и опустили ролет. Наблюдать белёсую колышущуюся массу за окном нам как-то не хотелось, и мы уставились на фотографии.
Поначалу я подумал, что это не та картинка, пока не заметил знакомый заборчик внизу кадра. Именно он находился на краю крыши дома. Дальше… дальше начиналось что-то неприятное. Всё было залито туманом, в котором угадывались высокие, тощие, асимметричные фигуры с несколькими конечностями. От одного взгляда на них становилось жутко. «Надо крысу забрать…» — Слава хотел было встать со стула, но мы усадили его обратно. Было поздно — и это все понимали. Если это то, что скрывает туман, то лучше туда не лазить. Вообще. Заложить всё кирпичом и забыть… Все фотографии были похожи. Туман, неприятные, вызывающие одним своим видом ужас фигуры… И небо! О, это поистине апокалиптическое зрелище — будто целый океан крови там, вверху! Эта кошмарная «крыша мира» держалась на семи колоссальных колоннах чистого мрака. Каждая брала своё основание у одной из больших скал. «Самое время вспомнить про Апокалипсис» — пронеслось у меня в голове, когда с той стороны ролета кто-то поскрёбся.
Мы, обмирая от страха, подошли к окну, опасливо заглядывая за угол, готовые в любой момент отпрянуть. Звук повторился. Будто крохотные коготки скреблись по ролету. Крыса! Она как-то выбралась из клетки, и теперь скребётся обратно! Слава кинулся открывать окно, но мы с Гариком удержали его. Открывать окно, когда там этот чёртов туман и ночь — крайне неразумно. Снаружи послышался жалобный писк, приглушённый ролетой и окном, и от того ещё более душераздирающий и испуганный. «Прости, дружок, нам бы эти фото сделать на день раньше…». Писк повторился и внезапно затих на высокой ноте. Мы стояли, напряжённо вслушиваясь в тишину, но ничего не происходило. В ту ночь нам пришлось крепко набраться, чтобы уснуть. Жалобный писк безымянного грызуна, полный отчаяния и мольбы, преследовал меня во снах.
Утро наступило на голову кованным сапогом. Каждое движение причиняло боль. Гарик и Слава выглядели помятыми и удручёнными. В себя мы приходили весь день и только к вечеру смогли трезво мыслить, и нас не тянуло блевать от попытки сменить позу, в которой мы провели большую часть дня. Мы держали совет: стоит ли попытаться забрать грызуна - если он еще жив — и, что важнее, надо было забрать камеры. Несмотря на всю жуть истинного облика того мира, любопытство всё ещё жило в нас. Конечное решение было принято: Гарик отправлялся проявлять плёночные фото, Слава и я забирали аппаратуру и — если найдём — останки нашей несчастной крысы. А затем со всем этим скарбом мы намеревались заявится «куда надо» и навсегда забыть про это проклятое место.
Открыв ролет, мы минут пять стояли, выпучив глаза. Дворик изменился. Нет, там не было рек крови или орд демонов. Часть краски облезла, обнажая багровые закорючки букв под слоем штукатурки. Такие же, как были на окне, только их было много, много больше. На полу, там, где мы слышали писк крысы, виднелось тёмно-багровое пятно. Проглотив вставший в горле комок, мы всё же решились на подъём. Я стоял внизу вышки и ловил поспешно сбрасываемые камеры — бесперебойник был слишком тяжёлым, чтобы его тащить обратно. Полежит, ничего с ним не случится. Хотя вечер ещё не вступал в свои права, нам хотелось убраться отсюда подальше до того, как первый лоскут тумана появится над краем крыши.
Когда последняя камера упала мне в руки, Слава принялся спускаться с лестницы. На мгновение он застыл, глядя куда-то в сторону. Я проследил за его взглядом и почувствовал, как у меня замирает сердце: тонкие змеи тумана перевалились через край крыши и поползли в нашу сторону. «Живо!» — я окликнул впавшего в ступор товарища, и тот, словно очнувшись от сна, усердно заработал руками и ногами, спускаясь с лестницы. Убедившись, что он спустился, я бросился к лестнице. Но чёртово место не хотело меня так просто отпускать. Пара метров растянулась в отчаянный спринт на сотню. Я сходу влетел в лебедку, заставив конструкцию пошатнуться. Слава подбежал мгновение спустя. Я обмотал провода от камер вокруг предплечья и начал спускаться по лестнице. Слава же выбрал более быстрый способ — он прыгнул в люльку лебедки и дернул рычаг, отпускавший трос. С воем корзина рванула вниз, высоко взвыла струна лопнувшего троса, перекошенное ужасом лицо моего товарища промелькнуло передо мной, и Слава очутился на земле дворика, ушибленный, но живой. Перебирая руками и ногами, я спустился по скобам, кинул камеры внутрь и сбросил вниз трос, закреплённый за батареей, приготовившись вытягивать друга в безопасное место. Туман уже перевалил через край крыши и белёсыми хлопьями спускался вниз.
Слава ухватился за трос и, отчаянно рыча и сопя, полез вверх. Но прочный, рассчитанный на большие нагрузки, канат из синтетики был скользким сам по себе, так ещё и вспотевшие руки моего товарища сослужили ему дурную службу: не преодолев и двух метров, он соскользнул и упал вниз, в колыхавшийся уже по колено туман.
Его крик я не забуду никогда. Я не знаю, что чувствовала несчастная крыса, но такой боли и агонии в человеческом голосе я никогда не слышал. Слава вынырнул из тумана. Кожа была покрыта волдырями размером с горошину, которые стремительно наливались какой-то черной дрянью и лопались буквально на глазах. Капли чёрной гадости прорастали в новые волдыри, и те тоже лопались, разбрызгивая чёрный гной и капли крови. Рыча и сверкая полными слёз глазами, он опять полез вверх. Я тянул, что было силы, и через пару секунд его руки показались у края балкона. Я ухватил его за руку и вытащил на балкон. Вместе мы ввалились в комнату. Хлопнуло окно, лязгнул ролет, и мы оказались на полу, тяжело дыша. Слава что-то еле слышно бормотал.
Я бегло осмотрел его и пришёл в ужас: всё тело было покрыто какими-то гнойниками или вроде того. Кожа местами почернела и покрылась струпьями. На едва гнущихся ногах я отправился к телефону. Нужно было вызвать скорую… Или милицию… Или… чёрт… Трясущимися руками, я набрал номер, и вслушался в гудки, матеря про себя бездельничающих операторов. «Гнаа!.. Ыдулл!». Я подпрыгнул на месте и обернулся. В дверях стоял Слава. Голова наклонена набок, челюсть отвисла, из неё капала какая-то мутно-зелёная жижа. Практически вся кожа почернела и была покрыта струпьями. Глаза ввалились, превращая его лицо в какую-то кошмарную демоническую маску. «Гнаа! Г’ирв ыдуул!» — повторило существо и зашаркало в мою сторону. Я поступил так, как диктовали мне мои инстинкты — ухватил топорик для мяса, что висел рядом с кухонной утварью, и всадил его уродцу промеж глаз. Издав всхлип, тварь осела на пол, пару раз дёрнулась и затихла.

Почти месяц я провёл в реабилитационном центре. Постепенно воспоминания поблекли, кошмары отступили, а горе утраты перестало гнать меня на край крыши или на дно бутылки. Гарика нашли мёртвым в его фотолаборатории. В руках у него были засвеченные фотографии, а пленку он, похоже, сжёг перед тем, как его сердце остановилось. Лицо было искажено гримасой ужаса. Не знаю, с чем он там столкнулся, да и не хочу знать. Мне хватает своих кошмаров.
В «нужных» органах мне не поверили. Да и кто бы поверил? Я пытался показывать записи видеокамер, на которых, в частности, запечатлён адский пейзаж и десятки медленно бредущих в тумане фигур, но меня сначала просто послали, а потом чуть не упрятали в психушку, и пришлось идти на «явку с повинной» — якобы, я убил друга. Тут уже отпереться не могли — Слава числился в пропавших без вести, и им пришлось отправиться ко мне домой. К тому моменту от его тела осталась кучка разлагающейся органики, но зато я показал Окно.
К тому моменту дворик изменился. Краска окончательно облезла, и все стены — снизу доверху — были укрыты витиеватой жуткой символикой. Через неделю ко мне пришли с визитом люди в гражданском. Я сделал вид, что поверил, будто они из какого-то НИИ; они сделали вид, что поверили, будто я поверил. Я рассказал им всё, что знал, и всё, как оно было. Я уж не знаю, что они там делали, но ещё через месяц в доме произошел «взрыв газа». К счастью, никто не пострадал. На следующий день я ходил к руинам. От дома мало что осталось — пара несущих стен, да одинокое, немного кривое окно, за которым было видно только чистое небо и — если очень правильно встать — кусочек кирпичной стены с тёмно-багровыми символами. Интересно, а что, если когда-нибудь дожди и непогода смоют те закорючки, которые мы выводили маркером, и случайный порыв ветра откроет покосившееся от времени окно?
submitted by Amalackesh to Pikabu [link] [comments]


2018.03.26 16:23 friendlyangel1234 Узаконить перепланировка квартиры балкон на первом этаже зао под ключ

http://www.elleuk.com/life-and-culture/longform/a40924/russia-domestic-violence-victims-fight-for-their-lives/
Когда они были моложе, прежде чем родился их сын, друг Марии начал причинять ей боль. Он положил руки ей на шею и крепко сжал, пока ее кожа не стала розовой, и она выдохнула воздух.
После того, как пришел ее сын Андрей, насилие ухудшилось, и ее руки регулярно переполнялись синяками, ее лицо было больным и опухшим.
Мария не знала, что Россия смягчила наказание за домашнее насилие. Ее партнер, однако, слишком хорошо знал, когда законопроект проплыл через правительство в феврале прошлого года.
«Он услышал это по радио. Он сказал мне: «Теперь я могу поразить тебя по закону», - говорит она, ее голос дрогнет. «Я ужасно испугался, но он подумал, что это забавно».
Мы говорим на кухне «Айстёнок», или «Маленький аист», в приюте, где Мария остается с Андреем. Управляемый женщиной, возглавляемый российской благотворительностью, убежище заботится о женщинах и их детях, спасающихся от насилия.
35-летняя Мария, с мягким лицом, с прямыми черными волосами за плечами и широкими скулами. Ее бледные серые глаза затуманились в памяти, вспоминая жизнь со своим партнером двенадцати лет в Екатеринбурге, крупном русском городе в уральских горах, который охватывает Европу и Азию. Он был пьяницей и долгое время шел на изгибы. Когда она пошла на работу, она оставила Андрея, которому сейчас три года, с ним дома и будет волноваться, что он тоже может нанести ему вред. «Если бы я не ушел, когда я это сделал, он бы убил меня», - говорит она.
Достижение убежища для избитых женщин, где она жила с августа, - это путешествие, пронизанное препятствиями. Мария и Андрей (а не их настоящие имена) остались со своим отцом-алкоголиком, чье выпивание «не лучше, чем человек, из которого мы бежали», - говорит она. Сначала он проявил интерес к своему бедственному положению, но вскоре он стал винить в Марии за то, что он «настолько слаб», что позволил себе избивать, пнуть, плевать и проклинать каждую неделю с момента рождения Андрея.
Затем мать и сын ушли к месту своего кузена, разделив кровать в углу маленькой кухни своей квартиры. Муж ее двоюродного брата, незаинтересованный этим испытанием, позже отодвинул их на балкон. Андрей, сидевший рядом с ней на стуле, слушает, как он выплескивает теплый черный чай из кружки, нагроможденной сахаром. Его глаза расширились от имени его отца.
Такие истории в России в настоящее время увеличиваются, почти через год после того, как домашнее насилие было реклассифицировано от преступника до административного правонарушения. Согласно новому законодательству обидчики могут избежать тюремного заключения и вместо этого заплатить штраф в размере 375 фунтов стерлингов, если избиения происходят или, как сообщается, происходят не чаще одного раза в год, и если жертва не пострадала от длительного вреда, например, кость или сотрясение мозга. Вытягивая волосы или вызывая перерывы на коже и нуждающиеся в швах или коже, чтобы обесцвечивать, превращаясь в лоскутное одеяло фиолетового и синего, больше не претендуют на время за решеткой под новым счетом.
По словам Хьюман Райтс Вотч, в России уже есть серьезная проблема насилия в семье: по меньшей мере, 12 000 женщин погибают каждый год от рук своих обидчиков, в основном мужчин-партнеров. Это примерно одна женщина каждые сорок минут. И это только официальные цифры; много злоупотреблений не сообщается. Как будто это было не так уж плохо, женщины часто отправляются обратно своим обидчикам, когда они идут в полицию. И это те женщины, которые собрали мужество, чтобы обратиться за помощью.
В ответ на эту эпидемию насилия, только усугубляемую правительством, есть русские женщины, которые отстаивают изменения в другом направлении. Через неделю после того, как законопроект вступил в силу, около восьмидесяти человек устроили протест в Москве, в огороженном уголке московского парка. Под мягким снегопадом женщины выставляли знаки с общероссийскими пословицами, поддерживающими насилие над женщинами. «Хит женщину молотком, и она превращает золото», - читаешь, что примерно означает, что если ты ударишь ее, она станет более достойной. «Если он бьет тебя, он тебя любит», пошел другой.
Вздрогнув от одной стороны, стоял известный армяно-российский адвокат Марий Давтян, который защищает женщин-жертв жестокого обращения по всей стране. «Мы будем бороться, пока насилие в семье не станет преступлением», - сказала она.
Давтян входит в небольшую когорту российских женщин, которые разработали далеко идущий, четкий закон, который, как они надеются, убедит российское правительство отменить изменения. Их закон также включает введение запретительных распоряжений, которые в настоящее время отсутствуют в российском законодательстве.
В стране нет конкретного закона, нацеленного на насилие в семье, то есть партнеры и дети, подвергшиеся насилию в семье, подразделяются на более общее преступление нападения, хотя они считаются более уязвимыми. Активистам была дана надежда летом 2016 года, когда российский парламент декриминализировал штурм, но не допустил домашнего насилия, что привело Давтяна и других адвокатов к тому, что Россия должна была превратить угол. Но после протеста со стороны церкви и ее сторонников в парламенте февральское законодательство отменило ход. Давтян по-прежнему с оптимизмом смотрит на него. «Каждый день я встречаю женщин со сломанными жизнями и здоровьем», - сказала она. «Мы продолжим борьбу».
Президент Владимир Путин подписал декриминализацию дней домашнего насилия после того, как парламент подавляющим большинством голосов проголосовал в свою пользу. В то же утро российские военно-воздушные силы испытали готовность к войне , по указанию Путина. Некоторые говорят, что эти два события не связаны друг с другом, показывая силу для возрождающейся России, ухаживающей за традиционализмом. И ведущая эта волна консерватизма - мощная православная церковь России , которая пользуется стремительным ростом более четверти века после падения атеистического Советского Союза.
Возможно, самым доминирующим игроком в откате от прав женщин, церковь призвала к жестокому наказанию сатанинских «против русских» и «против русской культуры».
Современная Россия часто переживает кризис идентичности: сегодня более 70 процентов россиян идентифицируют себя как православных, по сравнению с чуть более трети в 1991 году, по данным крупного исследовательского центра Pew в прошлом году. И хотя церковь и государство на самом деле разделены, между Путиным и русской православной верой существует постоянно укрепляющийся альянс. Воспитывая образ сильной и единой России, российский президент побуждал церковь совершать серьезные набеги в российское общество. И где они могут, видным руководителям церкви есть много, чтобы сказать о том, как люди должны вести себя по вопросам «морали».
По иронии судьбы, церковь также играет ключевую роль в обеспечении приютов для женщин, спасающихся от насилия. По закону каждое из 85 подразделений России должно иметь убежище для женщин, ищущих убежища от насилия в семье. Но они не могут справиться, и церковь и независимые благотворительные организации вмешались, чтобы помочь в массовом переполнении, отправив своих добровольцев и рабочих на больничные койки в поисках нуждающихся женщин.
Многие из приютов скрыты и замаскированы, разбросаны по его одиннадцати часовым поясам, простирающимся от Балтийского моря в Европе до Тихоокеанского побережья, граничащего с Японией. Маленький аист, где живут Мария и Андрей, типичен в этом смысле. Состоящая из четырех квартир с четырьмя спальнями, приют спрятан в кластеры башни советской эпохи в жилой части Екатеринбурга. Мадди пути соединяют конкретные здания друг с другом. Нет вывесок. Рядом, подростки играют в футбол, не знают. Внутри квартиры видеокамера фокусируется на передней двери. Для их защиты голоса четырех жителей и их детей регистрируются 24 часа в сутки.
Екатеринбург, четвертый по величине город России, является единственным местом в стране, официально объявившим всплеск инцидентов, связанных с бытовым насилием, после вступления в силу нового законодательства. Но адвокаты, представляющие жертв насилия в семье и их семьи, говорят, что число растет по всей стране.
С февраля телефонные звонки в полицию в Екатеринбурге взлетели, и фактический темп случаев подскочил более чем наполовину. Те допущения могут быть до мэра города Евгения Ройзмана, редкого голоса в огромном море покорных слуг.
Ройзман говорит, что он не выступает против Путина, но он вокал в своей поддержке тех, кто это делает. В 55 лет Roizman является расистским, с мускульной сборкой и предпочтением кроссовки и толстовки. Он по-прежнему пользуется большой популярностью в своей избирательной базе.
Ройзман сравнивает проблему безудержного героина города (пост-декриминализация наркотиков в России в начале 1990-х годов), изменениям в законе о бытовом насилии. «Психическое восприятие состоит в том, что вам не разрешалось делать это раньше, но теперь вы можете. Барьеры были отняты, - говорит он.
В первые восемь месяцев 2016 года его город в 1,4 миллиона человек зарегистрировал 400 уголовных дел о бытовом насилии, то есть по старому законодательству, до его декриминализации. Если мы посмотрим на первые восемь месяцев 2017 года, было зарегистрировано только 56 уголовных дел о бытовом насилии, но было зарегистрировано 600 административных дел, что означает виновных, обвиняемых в соответствии с новым, более легким законом. Все случаи касались мужчин, избивающих женщин.
Российские женщины все чаще оказываются в момент сокращения свобод. Наряду с насилием в семье церковь также посягает на репродуктивные права женщин. В последние годы организации по борьбе с абортом размножаются по всей стране, проводят митинги и пикетирующие клиники. Одна из таких групп, для жизни, активно ходатайствовала перед правительством об удалении абортов из бесплатной национальной системы здравоохранения. Группа также собрала 1 миллион подписей в пользу полного запрета на аборт, в том числе от главы церкви и нападавшего Путина, Патриарха Кирилла.
В сибирском городе Красноярске, в 2500 милях к востоку от Москвы, частная абортовая клиника ощущала давление. Протестующие регулярно устанавливаются за пределами клиники «Renovation», которая также предлагает косметические процедуры и не рекламирует аборты.
Анна Козырева, руководитель отдела маркетинга для ремонта, ладит о направлении страны. «Запрет на аборты заставит женщин прибегать к незаконным мерам и делать их самостоятельно или использовать неквалифицированных людей. Они могут в конечном итоге отправиться к ветеринарам, - сказала она мне в клинике, расположенной в тихом, лиственном районе города. «У нас есть государство, которое способствует равенству, и у каждой женщины должен быть выбор».
Один из пикетчиков по реконструкции, 39-летний Ярослава, издевается над идеей гендерного равенства. У бывшего наркомана-героина, теперь матери четвертого, было такое же количество абортов, когда она была моложе. «Но я видел Иисуса, и я спасся. Теперь у этих женщин есть выбор: убить соотечественников, или не избегать наказания, - говорит Ярослава, которая отказалась назвать свою фамилию.
Она объясняет, как Россия, наконец, находится на правильном пути, еще раз, после непродолжительных десятилетий, как неверие, светское государство. Путин - царь, говорит Ярослава, отец всем россиянам. «Он восстановил наше величие», - говорит она, ее глаза сверкают от восторга. «И мы должны повиноваться ему».
Отчетность по этой статье была поддержана грантом Международного проекта отчетности .
submitted by friendlyangel1234 to russianchange [link] [comments]


https://bit.ly/36MpOrt