Устройство входа вместо окна перепланировка или реконструкция

Школа веб-дизайна Academy of Art University по направлениям: UX и UI дизайн, мобильный дизайн, есть курсы для будущих арт-директоров, моушн дизайнеров и фронтенд разработчиков. Независимый медиа-проект о продуктовом дизайне ux/ui и проектировании интерфейсов. Статьи о дизайн индустрии, юзабилити исследованиях, продуктивной работе Помогу научиться дизайну (Ui/Ux) бесплатно Сейчас прекрасное время, чтобы начать что-то учить, узнавать... Я предлагаю "прокачать" Ваши умения в области Ui/Ux дизайна. Первая неделя: Поможем научиться дизайну (Ui/Ux) бесплатно Доброго времени суток! Сегодня я хочу поделиться итогами, планами и ещё раз рассказать о проекте по бесплатному обучению Ui/Ux дизайну. Любую программу для анимирования прототипов (InVision, Figmotion, Principle, Marvel. Photoshop — на среднем уровне, чтобы вырезать, редактировать картинку, замазывать ненужные элементы. Советую изучить After Effect для конкурентного преимущества и, чтобы делать себе эффектные презентации в Behance. Как новичку стартовать в UI/UX Дизайн - Duration: 24:44. Академия интернет-профессий Игоря Джазова 25,999 views 24:44 Вы освоите веб- и мобильный дизайн, создадите свой первый макет сайта и разработаете прототип мобильного приложения. Обучение онлайн с сертификатом.

2020.03.30 06:14 Frostgeirr Перепланировка входа или устройство окна реконструкция вместо

Помогу научиться дизайну (Ui/Ux) бесплатно На волне поста о помощи с программированием я решил "а почему-бы и да?" - теперь будет ещё и дизайн!)
Сейчас прекрасное время, чтобы начать что-то учить, узнавать... Я предлагаю "прокачать" Ваши умения в области Ui/Ux дизайна.
Не скажу что это просто, но очень и очень окупаемо + дает возможность работать без привязки к офису, бирже и пр.
В web я уже более 9 лет - начинал как front-end разработчик, но в результате перешёл в (Ui/Ux) дизайн т.к. мне это и ближе, и приятнее, и не вызывает конвульсии отторжение)).
Застал "рождение" специализации, когда всё начиналось с веб мастера и работал как на лансе, так и в коммерции.
Сейчас работаю в большой компании (но не забываю о фрилансе), вхожу в "Институт Менторства" и веду лекции "простыми словами, в не формате".
И по аналогии - ответы на распространённые вопросы:
Что такое UI?
Если очень просто и грубо, то UI — пользовательский интерфейс, основной частью работы над которым есть Визуальный дизайн (Visual Design).
Если брать сугубо интерфейс, то его основной задачей является упрощение нашей жизни. Благодаря визуальным интерфейсам — нам не приходится писать код, чтобы вызвать желаемую функцию, да и дизайнеры стараются уделять достаточное к-во внимания анализу взаимодействия для минимизации затрат физических и мыслительных способностей пользователя.. :)
Что такое UX?
Вообще Ux — это “Пользовательский Опыт”, соответственно большую часть времени здесь работают именно над “закулисьем” визуальной простоты дизайна.
Ux дизайнеры работают исследуют область взаимодействия, восприятия — фактически это “такие дядьки”, которые знают в каком месте Вы сомневались и где были заинтересованы.
Одним из ярких примеров работы UX-дизайнеров можно назвать первый персональный компьютер компании Apple — Macintosh. Идея использовать окна вместо командной строки существовала и до 1984 года, но именно инженеры и проектировщики Apple сделали графический интерфейс массово доступным.
На сколько сложно стать Ui/Ux дизайнером?
В данную специализацию один из самых низких порогов входа из-за относительности так званых "Гипотез" т.е. Вам нужна теория (не мало) и совсем немного практики, но развиваться будет немного сложно т.к. дальше всё будет зависеть исключительно от практики.
Сколько нужно заплатить, чтобы получить советы, курс?
Нисколько - это бесплатно, просто было б не плохо собрать (ещё одно?) комьюнити дизайнеров и делиться опытом - на всех хватит ;) Это не курс - набор советов и ответов на Ваши вопросы. Я лишь дам "минимальный набор" информации, что необходима для старта.
А сколько я могу заработать и за сколько?
Это очень субъективно ибо всё зависит от Ваших стараний (я о сроках), а вот по поводу финансов - на уровне Junior я когда-то получал 300$/мес, но всё сильно зависит от места работы и Ваших желаний т.к. можно сразу попасть не только на позицию Junior.
Так что ты нам дашь? Как всё будет происходить?
С моей стороны Вы получите список того, что нужно "для старта" и "в идеале" т.е. набор ссылок и материалов для обучения + "безлимитный доступ" к ответам на любые вопросы)).
А лекции? Что по лекциям?
Не могу сказать однозначно, но если наберётся группа, то я с удовольствием проведу лекции по особо тяжелым пунктам.
Возрастные ограничения? Может мне уже поздно (или ещё рано)?
Честно - всем всё равно на Ваш возраст, главное чтобы умений было достаточно...
Что мне делать после изучения всего этого? Куда мне идти?
Вариантов много: начиная с офиса (напоминаю, что часто можно работать удалённо) и заканчивая фрилансом.
Как мне написать в компании? Что делать с резюме?
Об этом я тоже расскажу, либо пишите в ЛС - покажу и расскажу индивидуально (тоже бесплатно).
Хочу на фриланс - как?!
В конце я расскажу о биржах, подходах и вариантах, но могу сразу порекомендовать Upwork (об этой бирже тоже расскажу детально и покажу что да куда:) ).
У меня плохо с английским - как быть?
Это, конечно, не очень хорошо, но на первое время вполне нормальным будет использование переводчика. В дальнейшем - по ситуации :)
Зачем тебе всё это? Ты мазохист? Плагиатор?
На самом деле - я давно хотел начать нечто подобное ибо уже длительное время являюсь ментором и мне это приносит удовольствие + классно осознавать, что я смог помочь кому-то :)
В общем - как-то так... Не обессудьте пожалуйста т.к. всего-лишь "стремлюсь к лучшему".
Давайте не будем "разводить неприятности" и если Вам не интересно - просто проигнорируйте или хотя-бы постарайтесь формулировать Ваши ответы адекватно...
Наша группа в Телеграм: Ui/Ux Tavern.

https://preview.redd.it/2ycxmoca5rp41.png?width=2402&format=png&auto=webp&s=cff93ee461d30aa3616cfa4d3ce8f4a7e3054a52
submitted by Frostgeirr to ru [link] [comments]


2020.03.27 09:14 Volshebnik_Vrotodast Устройство входа вместо окна перепланировка или реконструкция

Ниточка Сначала Мире, показалось, что «Романтика» просто огромный корабль, но когда она увидела через стекло на прогулочной палубе гигантскую станцию «Сердце матери» к которой они приближались, Мира почувствовала себя атомом внутри маленькой клетки. В этом невероятном месте, она будет обучаться в академии. «Потрясающе»! Мира знала, что в её мире проживает примерно восемьдесят два миллиарда человек, но не знала, сколько из них находятся на этой станции. Любопытство распирало её изнутри. Когда «Романтика» приблизилась к станции, та прекратила вращение, на экваторе открылся шлюз и крейсер аккуратно поместился в него.
Корпорация обслуживания самая большая из всех пяти корпораций. Она представляет собой тех людей, кто служит на благо общей цели. Все общественные институты древности, слились в единую организацию, где люди добровольно отдавали свободное время работе. Во многих сферах человеческой деятельности роботы полностью заменили людей, и простым гражданам разрешалось вовсе не работать. Занимаясь например творчеством.
Но людей желающих быть полезными всё равно находилось огромное множество. От простых работников на местах, до председателей профсоюзов. Все они служили на благо общества. Работу мог получить любой гражданин не участвующий в деятельности других корпораций. При необходимости оплачивалось специальное обучение. Знаком корпорации являлось контурное изображение человека, на белой вертикальной полосе, посреди зелёного фона. Мире оно нравилось больше всех остальных, ей хотелось помогать людям когда она вырастет.
В порту Миру никто не встречал. Наверное, так и должно быть. Капитан попрощался с ней и оставил одну у выхода из корабля. Девочка не растерялась, достала личный инфо экран и загрузила карту станции. Ниточка пути до академии оказалась довольно длинной: Мире предстояло покинуть порт, сесть на пассажирский туннельный гравипоезд, и добраться на нём практически до полюса станции. После этого оставалось найти район, указанный в приглашении, и заселиться в специальный пансионат, где она получит дальнейшие инструкции.
«Похоже, самостоятельная жизнь началась», — оптимистично подумала Мира, и отправилась в путь.
Порт выглядел скучно и мрачно. Роботы погрузчики занимались делами, а люди, казалось, просто слонялись туда-сюда. Мира дошла до залов ожидания в порту, там находилось много народу. Весь зал был увешан экранами, на которых вместе со служебной информацией, крутились ролики с рекламой различных полезных продуктов. Мира обратила внимание, на натуральные зерновые печеньки, они выглядели очень вкусно и кажется у девочки проснулся аппетит.
Найдя нужный выход она спустилась на платформу прибытия гравипоезда. На перроне стояли столбы контроля и Мира захотела купить билет, но оказалось, что он уже оплачен. Нужный поезд прибывал через восемь минут. Ехать предстояло довольно долго. По прямой от экватора, до полюса, это заняло бы пару часов, но поезд двигался по спирали, а остановка нужная Мире была конечной. В билете загрузившимся в инфо экран было указано общее время в пути. Двадцать семь часов.
Гравипоезд оказался совсем небольшой, два вагона с переходом. В первом вагоне имелось двадцать небольших купе. Во втором, как сразу узнала девочка, находились служебные помещения для проводников, местный пункт обслуживания, и туалет который она с удовольствием посетила.
Поезд уже начал своё движение, но этого совершенно не ощущалось, об этом девочка узнала от проводника, попросившего её занять своё место. Ей досталось купе номер три. Мира удобно расположилась на диване и сделала заказ через инфо экран. Она хотела просто перекусить, но заметила, что вся выбираемая ею еда уже оплачена и немного увлеклась. Вместе с печеньем и соком, заказала себе праздничный набор всего того, что хотела попробовать.
Окна в поезде не предусматривалось, вместо него, имелся большой экран. Во время обеда Мира включила его посмотреть, что показывают на станции. В новостях рассказывали, что девушка по имени Пацелла Пафф, благополучно вернулась на станцию после того, как неожиданно пропала на планете Тюн.
Дальше пошли рассказы о достижениях общества и о том, что «Совет» планирует дальнейшую экспансию. Мира пощёлкала каналы, но везде попадались одинаково скучные передачи, и набившая плотненько свой маленький животик девочка, решила прилечь и отдохнуть. Ниточка пути по которому следовал гравипоезд, постепенно укорачивалась.
Сразу по прилёту Пацеллу встретили коллеги из корпорации. Все немного беспокоились, когда она не вернулась вместе с прогулочным катером. Пришлось сделать вид, что всё в порядке, она просто потеряла счёт времени гуляя в лесу, встретив там интересного местного жителя. Получилась довольно романтическая история и коллегам этого хватило вполне. Затем Пацелла пристроила Фёдора в гостиницу неподалёку от порта и отправилась на гравипоезде к «Разуму». В разговоре с ним она узнала, что расчёты которые он проводил по делу, в итоге привели к заблокированным решением «Совета» документам.
— Да как такое может быть? — возмутилась Целла.
— Это стандартная процедура, — спокойно ответил «Разум».
— И сколько там всего таких запретов?
— Всего, сто двадцать четыре запрета разных лет. — сообщил компьютер.
— И как снять все эти запреты? — спросила с досадой Пацелла.
— «Совет» должен проголосовать по каждому из запретов отдельно, — безучастно ответил «Разум».
— Я вообще не представляла, что для членов «Совета», могут быть запреты? Для чего всё это? Как я должна работать, если от меня скрывают важную информацию? — возмущалась Целла.
Компьютер обобщенно объяснил: — «Совет» посчитал эту информацию опасной, способной навредить всему человечеству. Такого рода запреты оправданны.
— Хорошо, — Пацелла, медленно и глубоко вдохнула, а затем плавно выдохнула.
— Отмени все мои запросы по этому делу, и закрой расследование, как не имеющее, абсолютно никакого смысла.
— Хорошо мисс Пафф, выполнено, — подтвердил «Разум».
Целла повернулась к выходу, но вдруг вспомнила о просьбе капитана.
— Ах да, милый друг, — иронично произнесла она, — ты мне вот, что ещё подскажи. Как получить разрешение для возвращения на планету Земля?
— «Совет» постановил, что подобные разрешения выдаются при общем голосовании. Для этого должен быть подан официальный запрос на рассмотрение, — ответил компьютер.
— Что ж, всего ничего. Спасибо и до свидания.
Пацелла покинула здание «Совета». Она была разбита и раздавлена. С новыми знаниями, она зашла не просто в тупик, а упала можно сказать в океан беспомощности. Она не имела ни малейшего представления как ей действовать дальше, но надеялась, что отменённое расследование успокоит злодеев желающих её гибели. Пускай думают, что она сдалась. Зато Целла легко придумала, как решить вопрос капитана. Хоть какая-то польза от наличия у неё способностей к мышлению.
На следующий день мисс Пафф вернулась к капитану. Требовалось познакомить его с проектом шестьсот пять. Когда она добралась в порт, капитан и проект уже встретились. У входа в грузовой отсек стоял Ёс Роган, одетый в парадную форму, и двое курсантов, белокурые близнецы Энн и Бен. Рабочие и роботы загружали в корабль их вещи, а представители корпорации здоровья сопровождающие проект, о чём то оживлённо беседовали с капитаном, который издалека выглядел не очень довольным. Пацелла подошла и поздоровалась со всеми.
— Прошу прощения. Похоже я немного опоздала, но вижу вы уже и сами справились.
— Это какая-то шутка? — прищурившись выпалил капитан.
— В смысле? — не поняла Целла.
— Почему их двое? Или я могу выбрать одного из них по желанию? — повысил голос капитан.
— Всё это не моя идея, — улыбнувшись, начала пояснения Пацелла: — Этот проект придумали довольно давно. Просто обычно он не доходил до завершения. Эти молодые люди ваша будущая замена капитан. Они будут управлять кораблем вместе. Как единое целое!
На этом моменте, Бен не удержался и хрюкнул от смеха. Оба курсанта стояли руки по швам, и сдержанно улыбались. Ёс посмотрел на них скептически, но ничего не сказал. Мисс Пафф, тоже никак не отреагировала. Остальные представители корпорации, начали шикать на курсантов.
— Так вот, капитан. Моя работа заключалась в том, чтобы выбрать вас и передать этот проект. Завершив который, вы получите заслуженную награду, — подытожила Пацелла.
— Какую ещё награду? Почётную отставку? — раздражённо произнёс Ёс.
— Вы получите разрешение о котором интересовались, — намекнула Целла.
После этих слов, лицо капитана кардинально изменилось в лучшую сторону, глаза его засияли удивлением.
— Но, как именно? — воодушевился он.
Мисс Пафф объяснила капитану, что внесла его прошение в проект, как одну из форм поощрения для участников за его выполнение. Конечно, если тот будет успешно завершен согласно всем дополнительным условиям. В таком случае, «Совет» обязательно проголосует, за его использование в будущем, и после этого капитан автоматически получит разрешение в награду за работу.
— Так что, всё теперь завит от вас. Выполните все условия проекта на отлично. Желаю вам успеха, — улыбнулась Целла.
На самом деле мисс Пафф частично обманула капитана. Она действительно включила прошение в проект, подписала и сдала его в отдел рассмотрения, но не была на сто процентов уверенна, что всё будет именно так, как она рассказала.
Капитан же по итогу остался очень доволен. В условиях находилось всего восемь пунктов и Ёс, был в принципе не ограничен во времени. Он подумал, что десяти лет вполне хватит на подготовку. Ну а то, что курсантов, то ни одного, то сразу двое. Теперь не беспокоило его вообще, он не сомневался, что справится.
В деле, которое интересовало Пацеллу, оставалась одна ниточка. За которую следовало потянуть. Не теряя времени она отправилась к Фёдору. Брат нашёлся там же где Целла его оставила, он сидел на кровати в номере гостиницы и читал энциклопедию корпорации религии.
— Здравствуйте мисс Пафф, — обрадовался Федя и встал с кровати.
Целле определённо нравился этот паренёк, он был продуктом её корпорации, и оценивая работу своей организации, она оставалась довольна.
— Послушайте Фёдор, у меня есть для вас поручение. Вам нужно будет отправиться в колонию под номером 3366. Найти там одного человека и поговорить с ним от моего имени. Я боюсь отправлять ему сообщение почтой. Почту могут прочитать люди желающие нам зла, поэтому вся надежда только на вас.
— С удовольствием мисс Пафф, — согласился Федя, — я же теперь ваш помощник.
— Спасибо вам за это. Человека зовут Давид Мурс, он член вашей корпорации. По последним данным, он находится в этой колонии с расследованием. Какие-то возможные сектанты или что-то вроде того. Вот, возьмите это, — Пацелла протянула Фёдору «Пирукар». — Оттуда всё скопировано и больше он мне не нужен. Вы покажете его брату Мурсу, и скажете, что «Совет» проводит расследование обстоятельств случившегося. Обязательно расспросите его о переписке с Чарльзом Блоком. Конкретно, о группе людей названных братом Блоком, «обманувшими Бога». Узнайте как можно более подробно обо всём, что связано с этими словами. Это очень важно, — закончила Пацелла.
— Не переживайте мисс Пафф, сделаю всё как следует, — обнадёжил Фёдор и поинтересовался: — Как мне добраться туда?
— Я закажу вам билет на межсистемный туристический лайнер. Его маршрут проходит через эту колонию. Обратно, придётся возвращаться на попутных кораблях. В этом вам, скорее всего, поможет брат Мурс. Маршруты там довольно оживлённые и обычно братья без особых проблем перемещаются. Но если вдруг вы застрянете там, то в этом случае, отправите мне сообщение по возможности. Только не отправляйте информацию по делу. Просто напишите, что у вас проблемы.
Фёдор убрал полученный «Пирукар» в сумку на поясе, и не зная, что ещё сказать, улыбнулся мисс Пафф, которая показалась ему немного грустной.
Через пару дней Фёдор отправился в космопорт. Всё было готово к отлёту. Туристический лайнер под названием «Мечта» принимал на борт пассажиров. Стоя в зале отлёта, Фёдор спиной почувствовал чей-то взгляд на себе, он обернулся и увидел странного человека в одежде простого техника. Мужчина непонятного возраста пристально смотрел на него.
У человека был странный взгляд: один его глаз был жёлтый, с большим зрачком, второй голубой, с маленькой чёрной точкой. Федя впервые видел этого человека и не понимал, почему тот, так странно смотрит.
— Ниточка, — заговорил незнакомец.
— Простите, что? — не понял о чём идёт речь Федя.
— У вас сзади на рубахе торчит ниточка. Простая одежда у братьев довольно плохого качества, — сообщил незнакомец, и не дожидаясь ответа пошёл прочь.

https://preview.redd.it/8rbyhoz5e3051.jpg?width=1920&format=pjpg&auto=webp&s=7fa23d182e259db02ffb16d7ffe517a9b0d7b34c
Спасибо за прочтение.
submitted by Volshebnik_Vrotodast to Pikabu [link] [comments]


2019.06.28 00:13 Mmyaut Устройство входа вместо окна перепланировка или реконструкция

Для алиена. мне похер, а тебе приятно
*спасибо что ты со мной)

Как и было обещано , поезд Новороссийск-Москва тронулся с места ровно в 19 20. Приблизительно в 19 20 и 05 секунд параллельно поезду тронулся я. В руках у меня был початый рулон туалетной бумаги. За плечами рюкзак. В рюкзаКе лежало 42 мушиных трупа, завернутых в газетку. Вымышленные друзья в погоне за поездом не участвовали, не до них было.
Еще 7 секунд спустя тронулась группа товарищей в серовато-синей униформе. Их было трое: сержант, капитан и майор.
Товарищи желали догнать меня, я желал догнать 11й вагон. Что желал 11й вагон мне неведомо.
А было все так.
Лето 2006го года было паскудным особенно. Две огромных жопы моего бытия соревновались за пальму первенства . Дикие проблемы в чушке и окончание большой, но очень нечистой любви буквально заколачивали меня молотом депрессии в самые глубины моральных мук и всяких там душевных терзаний.
Соображал я в то время слабо, и поэтому согласился поехать с папкой на "морские курорты." Глупая трагичная ошибка. С другой стороны, именно она легла в основу этой истории, которую я люблю вспоминать долгими зимними вечерами после 2й бутылки водки. Раньше не люблю.
Морские курорты были представлены бюджетной турбазой в Архипово-Осиповке. Жуткое местечко, но тут кому как повезло обусловиться, мой папка экономный. Не будем его винить за это.
Оценив чистоту моря, осмотрев окрестности и прикинув перспективы, я нехило посрался с родителем. В основе нашего конфликта лежали несопоставимые разногласия во взглядах на цели и задачи запланированного на отдых бюджета.
На следующий день, рано утром, часов в 12, используя скудную наличность, имевшуюся у меня в распоряжении я вооружился полуторалитровой бутылкой белого разливного вина и пошел на пляж думать. Отобедав , я произвел перевооружение и вернулся на пляж думать обгорелой стороной туши вниз.
Сложно сказать какие мысли бороздили мою бестолковку, однако, результатом мыслительного процесса явилось следующее. Выхлебав третью по счету полтораху, я предъявил отцу ультиматум: дибо он в корне перекраивает бюджет, либо я поехал в родной ВаранЕж.
То ли время я подобрал неудачно, то ли таким хиленьким шантажом не пронять мента с 20летним оперативным стажем, но факт остается фактом, я и мои понты были посланы прямиком в...родной Воронеж.
К такому повороту событий я был готов, ибо иначе какой я шантажист. Тут или будь готов исполнить угрозу, или нахер из шантажистов. Неча полезную профессию позорить.
Вот таким образом и началась моя дорога домой. Утром следующего дня, я собрал свои нехитрые пожитки и отправился в путь. Вначале ничего не предвещало беды. Автобус. Геленджик. Автобус. Новороссийск.
Именно город-герой Новороссийск был ключевым пунктом в моем плане. Во-первых, там был вокзал. Я точно знал, что мимо этого вокзала проезжает поезд, который может отвезти меня домой. Во-вторых, деньги. План-то у меня был, а вот денег...денег практически не было.
Дело в том, что перед отъездом на морские курорты папка приобрел себе МП3 плеер. У соньки было аж 512 метров памяти и стоила она непомерных денег. Папка желал возлежать в шезлонге на берегу моря и слушать классическую музыку, я же здраво рассудил, что такое барство ни к чему старому отставнику, и в дороге плеер мне пригодится больше. Да и не было там классической музыки, ибо аккурат перед отъездом я наглухо забил несчастные 512 метров Оргией праведников, отдав предпочтение восхождению черной луны а не лунной сонате.
Именно на деньги, вырученные от продажи вероломно похищенного плеера (не будет же родной отец на кровиночку заяву катать) я рассчитывал приобрести билет на поезд. Билет домой.
В те далекие, дикие времена, ни я, ни Новороссийск ничего не знали о ломбардах цифровой техники. Более подходящего места для сбыта краденного нежели рынок мне не придумалось. Не вдаваясь в подробности, замечу, что рынок Новороссийска отличался от рынков родного ВаранЕжа так же разительно, как свора русских борзых, вяло вылизывающая свои мохнатые жопки у камина отличается от питомника кавказских овчарок, во время проведения кошачий выставки в непосредственной близости от вольеров.
Ровно 12 шагов вглубь мне понадобилось для понимания 2х фактов: 1) денег мне здесь не дадут, 2) плеер зело нравится детям гор и морских побережий. Более подробно и настойчиво мной интересовались, пожалуй только в роддоме, когда акушер после осмотра младенца, пальцем проверяет "открылся" ли анус.
Исключительно непостижимым чудом господним мне удалось вырваться на свободу, однако должного веселия я не испытывал. Плеер все еще был плеером, а не средствами для приобретения билета на поезд. Немного поразмышляв, я отправился на вокзал, пытаясь запродать плеер встречным прохожим. Однако черный параллелепипед не вызывал доверия у народа, а может это тень отца Абадонны строила козни, надеясь при встрече вернуть своему телу средство для прослушивания лунной сонаты. Иначе говоря, продать плеер я не смог. Мой план оказался несостоятельным. Суровая реальность как более подготовленный противник одерживала верх.
Посетив железнодорожную кассу и услышав смешную по нынешним временам суму в одну тысячу четыреста рублей, я грустно усмехнулся и пошел в зал ожидания выдумывать новый план, заодно слушать свеженепроданный плеер.
В ушах зазвучал «Туркестанский экспресс». В этой песне главный герой изо всех сил ищет себя. Ему помогает зеленый хидр. Зеленый хидр это такой персонаж в суфийском мистицизме. Таинственный проводник суфиев на мистическом пути. Когда человек духовно чуток бог может обращаться к нему посредством даже ничего не подозревающих об этом людей. Вот как бы так «проявляется» зеленый хидр. За подробностями к Калугину.
Не знаю насколько я был духовно чуток, но хидр не заставил себя ждать. Правда был он вовсе не зеленый и в звании сержанта. Осмотрев мою паспортину, и выяснив что билета у меня нет сержант сообщил мне что «ожидать в зале ожидания» без билета можно не более 2х часов.
Я хотел было уточнить, мол, 2 часа подряд или 2 часа на одного человека за всю жизнь? Но решил экономить силы и покинул вокзал. Боюсь, сержант был не в курсе про духовную чуткость и суфийский мистицизм.
Передвигаться пешком не было никакого желания, и я заарканил троллейбус. Спустя 3 часа обзорных экскурсий по городу мы с пейзажем приелись друг другу и меня попросили найти себе другой троллейбус. Что я и сделал. Однако новое троллейбусное счастье было недолгим. Наступила ночь.
Грустная, скажу я вам, была эта ночь. Экономно попивая купленное на последние 200 р пиво я думал. Раз в полчаса менял лавочку и думал опять. «А если завтра я не смогу скинуть плеер? В конце концов, жрать захочется. Пить. Спать. Еба….лан с этим потерплю, но все таки.»
И когда я уже был готов впасть в отчаяние окончательно и обреченно уснуть на очередной лавочке, вдалеке появилось зеленое мерцание.
«Не иначе хидр таки позеленел »,- решил я и отправился на встречу скрытому проводник на моем невъебенно мистическом пути. Зеленым мерцанием оказался сбербанк.
И тут в моем мозгу всплыла неоднократно слышанная реклама про часовой перевод. Сейчас, во времена сбербанка онлайн, и всяких «киви» эта услуга в дряблый дюдель никому не впилась, но, напомню, это было время плееров с памятью в 512 мегабайт.
План родился моментально. За оставшиеся 6 часов до открытия банка я узнавал, где находится телеграф.
Ровно в 8 утра я выяснял стоимость разговора с Воронежем. На оставшиеся от троллейбусов и пива 10 рублей выходило что-то типа трех минут.
-Вит, здарова, я в Новороссийске без денег. Говорить могу около трех минут. Есть в сбере услуга "часовой перевод" отправь мне 2 штуки, приеду, верну, запиши паспорт.
Люблю я все таки Вита. Вместо "здарова" он ответил "записываю."
На выходе из кабинки меня окликнули:
-заберите сдачу, три рубля семьдесят копеек.
Движением руки в стиле "гарсон не мельтеши" я отказался. Какие нахер три рубля. У меня есть билет домой, много троллейбусов и пива.
Придя в банк и улыбаясь так, что крокодил Гена запил бы от зависти, я протянул паспорт.
-мне должен прийти часовой перевод.
В ответ мне протянули небольшой лист бумаги. Я удивился, но вида не подал. Повертел листик в руках и бережно спрятал в карман, мало ли как оно обойдется, недаром же первая заповедь российского юриста гласит: «Больше бумаги- чище жопа.» Однако такая моя бережливость не вызвала понимания в глазах работницы банка:
-молодой человек, напишите ваш код.
-код?
-код.
Крокодил Гена перестал нервно курить в углу:
-какой код?
-секретный код.
Мне захотелось оскорбить девушку действием:
-откуда у меня код, если он секретный.
В общем выяснилось, что помимо всего прочего Вит должен был дать мне секретный код, полученный им в банке после отправления денег. Я не прощаясь покинул банк. Листик решил оставить себе, ибо срать где-то придется, а последние 10 рублей…черт, сдача же.
Подпрыгивая на кочках и буксуя на поворотах я ломанулся к телеграфу.
-Мадам, концепция изменилась, времена нынче суровые, а я неосмотрительно оставил вам три рубля семьдесят копеек. Верните мне пожалуйста три рубля семьдесят копеек.
Узнав у Вита код ровно на три рубля семьдесят копеек, я отправился назад.
Посетив вновь главный офис сбера, я сделал 2 вещи. Попил самого вкусного в мире пива, убей не помню какой марки и купил толстую газету. Обозревать окрестности из троллейбуса гораздо приятней листая газетку.
Победным шагом с тысяча девятьюстами рублей в кармане я подошел к вокзальной кассе.
-САМЫЙ! ДЕШОВЫЙ! БИЛЕТ! ДО РОДНОГО ВОРОНЕЖА!
Тысяча четыреста…пятихаточка остается. Сейчас еще пива. И пляж. Покупаюсь таки в море. А потом пиво и поезд. И Я ДОМА!!!!
-С вас 1850 рублей,- донеслось до меня из окошка.
-Ч-ч-че? А мне говорили 1400...
-1850!!!
Пиво и пляж откладывались.
-а поезд то когда?
-в 19 20
Это был удар. На часах было 10 с копейками.
Я сел на скамейку в зале ожидания. Только что я был пятисот рублевым миллионером, а теперь 9 часов скамейки, никакого пива и опять 10 рублей в кармане.
Ко мне приближался вчерашний зеленый хидр сероватого цвета:
-Я же тебе сказал, блядь...
Зря он это, все таки 2 курс Института МВД. Юрист, конечно, никакой, но по вершкам нахвататься и ФЗ "О милиции" полистать успел. А на сержанте даже значка нет. Он же не оперативный работник. Предъявлять удостоверение личности не обязан, а вот значок с номером должен висеть. Встав навстречу сержанту, и помахав паспортом с торчащим из него билетом, я вышел ему в лоб. Тарана не состоялось, он остановился.
-господин Милиционер, проводите меня в дежурную часть. Там я покажу свои документы.
Дежурка располагалась справа от входа в вокзал, опешивший сержант семенил за мной, чего то спрашивая. По возрасту он был может на год старше меня, в мусарню после армии, дело привычное.
Зайдя внутрь, я обнаружил вместо привычного аквариума кабинет с капитаном и майором. Вежливо поздоровался, подошел к майору, протянул ему паспорт в раскрытом виде и билет:
-Моя фамилия А@@@ов, зовут Андрей Сергеевич. Господин майор, разрешите попросить у вас лист бумаги. Я хочу написать жалобу на вашего сотрудника.
Опешивший майор хотел было что-то сказать, но тут внутрь зашел тот самый
Сержант:
-Петр Алексеич, вот тип со вчерашнего дня в зале....
-Петр Алексеич,-перебил я сержанта,- Вы его непосредственный начальник? Довожу до вашего сведения, что ваш подчиненный позволяет себе непозволительный тон общения, не представляется, не имеет нагрудного знака сотрудника милиции. Позволяет себе нецензурную брань при исполнении, и, мне кажется, он выпивший.
Майор вертел мой паспорт в руках, а при словах о значке невольно глянул на грудь. У него значок был.
-Бумагу, ваша фамилия, и фамилия вашего подчиненного, напомнил я.
-Ты что, пил? Взревел майор?
Сержант начал оправдываться. Я же радостно продолжил:
-ну вот, факт нецензурной брани не отрицает. Петр Алексеевич, - я спрятал ручку обратно в рюкзак,- к черту бумагу, но я вас очень прошу, проинструктируйте молодого человека, дайте ему что ли закон о милиции полистать. У меня поезд в 19 20, сделайте так что бы ваш сотрудник не портил мне 9 часов унылого ожидания.
Майор наконец-то прочитал данные паспорта, закрыл, протянул его мне:
-не волнуйтесь Андрей Сергеевич, профилактическая беседа будет проведена.
Я вышел и минуты три наслаждался преотличнейшим мусорским матом за дверью. На душе полегчало.
Однако эйфории от легкого дрочения сержанта хватило ненадолго. Калугин в ушах уже меньше восхищал своими гитарными переборами. За 2 часа я прочел газетку практически насквозь. Даже объявления. Совершать пешие прогулки по раскалённому асфальту не было никакого желания. Вокзальный кондюк что-то пытался, но у него ничего не получалось.
И тут появились они. Мухи. Вначале они разведывали обстановку. Подлетали, делали пару боевых разворотов и улетали. Судя по всему я, выдержанный в собственном соку в лучших традициях мушиной кулинарии не менее полутора суток, оказался самый вкусный. Мухи прилетели ко мне. По-моему, все.
Я немного поотмахивался и решил дать бой, ибо как поет Калугин "раз не осталось живых, значит мертвые встать!" Скрутил из половины газетки тяжелый мухобой первого поколения, и началась кровавая мушиная баня.
После первого десятка я усовершенствовал тяжелый мухобой первого поколения.
После второго десятка возросшая техника мушиного геноцида потребовала более совершенного оружия, и появился ТМБ 2. Тяжелый мухобой второго поколения. Я дал ему имя "порадитель крылатых вдов."
Мушиное войско не сдавалось, окружающая общественность не одобряла, но я вошел в раж. Плуг палача должен был собрать свой кровавый урожай. Трупики мух я складывал на подоконнике в рядок на газетку. Однако остановиться мне пришлось. Сержант наблюдавший за моим сольным выступлением из дальнего конца вокзала позвал вышеупомянутого майора. Майор также издалека погрозил мне пальцой.
Так настал конец этой великой битвы. Счет 42-0. Минимум 42 мухи (ибо после тяжелого мухобоя второго поколения трупы не всегда поддавались учету и складированию) погибло в тот ужасный день. И ни одного меня. Чистая победа.
Было около 3 часов дня. Я разобрал мухобой и принялся собирать самолетики. Потом кораблики. Потом пароходики. Хотел было уже машинки собирать, но мухобой кончился.
4 часа дня.
В пять я впервые в жизни выдумал вымышленных друзей. Это был Розовый слон- абсолютно бесполезный и молчаливый, но милый. Первый блин комом. Потом я выдумал маленького гоблина Васю. Он судил о людях по тому, как те делают форшмак. Социопат и матершенник. Но форшмак- еврейский паштет из селедки готовит отменно..
Потом появился Большой Мух. Он был квинтэссенцией загубленных мушиных душ. Мы немного поспорили, но потом простили друг друга и примирились.
К 6 часам у меня перестало получаться игнорировать жажду. Я вспомнил про 10 рублей и отправился на поиски водопоя. Кроме вокзального туалета ничего подходящего не нашлось. Вход стоил 10 рублей.
Эта потная, затертая, немного надорванная бумажка стала мне родной. Разменять ее на пару глотков из под крана я не имел права.
Задумал я следующее: незадолго до отправления поезда, минут за сорок, я зайду в сортир и сделаю там абсолютно все, что можно сделать в сортире.
Промедитировав перед вокзальными часами до 18 40, я потратил последнюю 10ку.
В сортире было хорошо. Прохладно, чисто и много воды. Постояв у весьма чистенькой раковинки в позе глубокого поклона и вдоволь нахлебавшись, я удостоил своего внимания писсуар. Затем снял майку и помыл голову. Немного подумал еще, и обмылся сверху весь, после достал зубную щетку, и бритвенный станок.
Совершив необходимые гигиенические процедуры, помыл в раковине ноги и поменял носки. Уходить из сортира не хотелось, и я постирал носки. Спросил у посетителя который час. Было 19 ровно. Еще 20 минут. Прикинув все за и против, я решил посетить кабинку. Их было 3. Перегородки и двери были выполнены из металлопластикового профиля, то есть почти что пластиковые окна, только вместо стеклопакетов пластиковые белые щиты.
Я зашел внутрь и попытался закрыться. С первого раза не получилось. Профиль немного перекосило и язычок не проваливался в дырку. Такого неуважения за свои 10 рублей я вынести не мог. Уперевшись плечом в стену, я таки добился абсолютной безопасности. Немного посидел в позе орла и решил, что пора и честь знать. Дверь не открывалась.
Мне стало смешно. Вначале. Ибо дверь не открывалась никак. Ни при нажатии плечом, ни без нажатия.
НИКАК!
Минут 5 я дрессировал замок.
НИКАК!
Кто-то явно был против того что б я вернулся домой. За 15 минут до отправления поезда я был замурован в вокзальном сральнике.
Я посмотрел вверх. Хер его знает, что за сталинский бункер переоборудовали под парашу, но потолки там были метра под 4. Перегородки метра три с половиной.
Я разбежался, от бочка (метр максимум) и ебнулся об дверь. Дверь спружинила, перспектива разобрать алюминиевый каркас отсутствовала. Я запаниковал. Преодолев такой путь, проебать поезд из-за ошибки планировщика сортиров.
Ярость-лучшее средство от паники.
Встав на унитаз, я руками дотянулся до верхнего среза, упираясь всеми выпуклостями в ребра жесткости я забрался на вершину. До потолка гдето 70 см. До пола больше. В кабинке справа было пусто. Переместившись левей я увидел срущего мужика.
-простите что отрываю, не подскажите который час.
Мужик вздрогнул, повертел головой, посмотрел на часы:
-19 05.
-уважаемый, когда закончите, позовите пожалуйста тетеньку, которая на входе билеты продает.
Мужик молчал и яростно вертел головой. Он не мог понять откуда раздается голос. Я вежливо откашлялся и предложил посмотреть наверх.
Только после того как я завел кота Желудя, я смог понять кого мне этот мужик напомнил в тот момент.
Сидя на унитазе в позе орла, то есть на корточках с откляченной жопой очень сложно смотреть наверх. Однако мужик смог. Медленно подняв голову он увидел меня. Наши глаза встретились. Он не сказал ни слова. Только смотрел. Я из деликатности отвернулся, ожидая пока он закончит. Через минуту вновь глянул на него. Он смотрел. Огромными зрачками. Не двигаясь он смотрел на меня.
-еще раз дико извиняюсь,- я немного вытянул шею и заглянул ему за спину,- но мне кажется, вы закончили. Не могли бы вы позвать тетю со входа.
Не сводя с меня взгляда мужик одел штаны и ушел. Напоминать ему вытереть жопу и смыть я не стал.
Минуту спустя в сортир зашла тетя. Меня, жителя вершин она не видела.
-Сударыня,- начал я,-попробуйте со своей стороны дверь ключом открыть, у меня барашек вхолостую вертится.
Тетя таки нашарила меня взглядом и повела себя совсем никак мужик. Без подготовки и разгона она начала орать так, что меня чуть не сдула с высоты.
-ты чего блядь удумал, туалет мне ломать, у себя дома по потолкам будешь
"лазять",- ну и в таком духе, без перерыва.
-ДУРА БЛЯДЬ,- не выдержал я, -твой ебучий сортир заклинило, у меня поезд отходит через минуту, отваряй ворота, а то ща разнесу к хуям твой сральник,- последнее обещание к моему великому сожалению было невыполнимо без инструмента, а у меня даже рюкзак висел рядом с умывальником.
После моих слов тетя запнулась на секунду, и, вереща что-то про милицию, убежала.
Выбора не было. Надо было прыгать. Пыхтя и извиваясь я с третьей попытки
затащил свою тушу на верх полностью, как- то свесился и начал прикидывать сколько мне лететь до пола. Именно в такой позе, держащегося руками за верхний срез перегородки, уперевшегося ногами в ребро жесткости на двери меня и застал сержант, капитан, и майор.
Думать было некогда. Приземление оказалось удачным, однако задроченный ранее сержант уже тянул свои руки в мою сторону.
"А вот это хуй тебе по всей роже",-подумал я, и схватив рюкзак покинул помещение. Фактор неожиданности дал мне фору. При выходе, точнее при выбеге из зловредного сральника я зачем-то схватил рулон туалетной бумаги, что стоял на столе у билетёрши. До сих пор не могу понять зачем.
Выскочив на перрон, я по достоинству оценил гнусные намерения поезда и побежал. Перед тем как полностью отдаться нелюбимому делу бега я успел заметить группу милицейской поддержки, но они меня не волновали. Я не убегал от них, я никого не догонял. Я бежал домой. До рези в груди, до темноты в глазах. С плескающимся метровым хвостиком рулона туалетной бумаги в руке я бежал.
Помните того носорога из трехсот спартанцев, которого гнусный метросексуал копьем в глаз заколол? Так вот, окажись 300 спартанцев в тот раз на моем пути- умылись бы говнюки ряженые в меня копья бросать.
Пробегая мимо 10го вагона, я обратил внимание на тот презабавный факт, что проводник, оценив мусорской эскорт предпринимает какие-то несуразные телодвижения с целью не впустить меня в вагон. Сделав соответствующие выводы, я немного отклонился от поезда и постарался прикинуться праздным бегунякой.
Мол погода хорошая, что бы мне по перрону не побегать от мусоров с рулоном туалетной бумаги в руках. Настигнув свой 11 вагон, я прекаварнейшим образом под непостижимым углом влетел в открытую дверь. Больше всего это напоминало «дурака» на большом русском бильярдном столе. Ебнувшись об створ лузы, чудом не пришибив девочку-проводницу я все так оказался в своем вагоне.
Вручив проводнику паспорт и билет я обнаружил рулон туалетной бумаги.
Побоявшись быть обвиненным в хищении сральных аксессуаров, я высунулся из двери и бросил сортирку товарищам милиционерам. Сложно было определить радуются ли они этому факту, но на следующей станции менты меня не домогалось. Ибо по сути предъявить им было нечего.
1.
submitted by Mmyaut to Pikabu [link] [comments]


2019.06.21 13:09 Mmyaut Окна перепланировка устройство вместо реконструкция или входа

С момента описанных (вот тут https://www.reddit.com/Pikabu/comments/c2t6iz/все_мы_родом_из_детства_или_про_листву_начало/ ) событий прошло что то типа года.
Наступил сентябрь и пришла она, владычица школьной территории ее величество листва. Мой куратор и отчасти соучастник по прежним деяниям заявил что получил психическую травму, глядя как его одноклассник и друг скрывается в пучинах канализации и съебался домой. Я же заявил что у меня за лето открылась аллергия на листву и от уборки территории наотрез отказался. Ну и вообще настала очередь оставшихся 2х товарищей взять в руки грабли и лопату.
Так вроде логично и справедливо началась история в конце которой опездюлился опять я.
Все шло своим чередом. Эдик и Саня энергично работали граблями, я сидел в слепой зоне под окнами и курил. Все мое естество требовало отмщения и морального удовлетворения.
Для тех кто не читал НАЧАЛО (см выше) поясню вкраце: в прошлом году на месте одноклассников был я, и так как переноски (чего либо в чем носить листву на мусорку) не было, мне пришлось крепко попотеть в недрах канализационного люка. Идите читайте вобщем.
Так вот, я сидел и предвосхищал. А попредвосхищать было чего. За лето гнусный ОБЖешник где то раздобыл здоровенный брезентовый баннер, но допустил стратегический промах. Оставил его без присмотра в кабинете, откуда я его и спиздил, дабы стартовые условия у всех листворобов были равны.
Закончив формировать кучу листвы Эдик гнусно ухмыляясь в мою сторону отправился за переноской. Я не менее гнусно ухмыляясь обратно, принялся курить дальше. Вернувшийся Эдик был растерян и обескуражен:
-а где же?
-что такое, -не на шутку взволновался я?
-а нету…
-Бога?
-Бог есть,- ответил Эдик,-переноски нет
-ай-ай-ай,- запричитал я,- как же господь допустил такое…
Эдик зло посмотрел на меня, потом на листву, потом на Санька, последний еще не понял всей глубины трагедии.
-и как теперь,- Эдик явно был расстроен.
Я глубоко затянулся, представил себя старым лагерником в прожженном бушлате и шапке ушанке с оттопыренным одним ухом, и на выдохе сквозь дым, сиплым голосом посоветовал:
-слушай сюда пацанчики,- я затянулся второй раз для антуражу и продолжил,- сдается мне то козни мусорские, но не ссать, дедушка Андрей вам поможет, есть у меня тут люк знакомый….
-тьфу ты блядь,-не дослушал меня Эдик,-ща к пацанам схожу, тут дел на пять минут.
-к Бешникам иди сразу, они добрые, они дадут. (Опять же, для тех кто не читал Начало, поясню, что в прошлый раз при аналогичных обстоятельствах мне пообещали выдать пизды сучкорезом)
Эдик вернулся мрачный, по всему выходило что общение с Б классом не принесло должного результата. Я сидел на перевернутом ведре, непомерно много курил и получал заслуженное удовлетворение.
Пометавшись по территории и поняв что в момент лиственной страды гимназист гимназисту волк Саша и Эдик сели рядом и закурили.
-ну что, может все таки в люк,- подглумливал я….дело канеш муторное, но зато веселое….
Одноклассики не отвечали.
Я уже собирался уйти домой, ибо уже всласть накуражился, но тут у меня в голове щелкнуло. Я вообще-то не собирался помогать своим одноклассникам, ибо нехуй, но имея большое и доброе сердце, и я автоматически раздумывал над решением проблемы. Щелчок в голове принадлежал загадочному механизму, который я называю «Генератор дебильных идей»
-Слышь чо,-не особо витиевато начал я,- а что если листву закопать?
Саша и Эдик посмотрели на меня с интересом.
-Хуле смотрите, выкапываете яму, закладываете туда листву, закапываете яму, листва гинет, всем хорошо.
После недолгих споров мой план был принят к исполнению. Я ходил вокруг на ходу дорабатывая идею и внося коррективы:
-яму прямоугольную копайте, штыка на полтора, из квадратной заебетесь грунт поднимать,- совковой лопаты у нас не было.
Как пишется в сказках: скоро дело делается, да не скоро сказка сказывается.
Вот яма выкопана, листва аккуратно уложена, утрамбована, и засыпана землей. Тут то и выскочила ошибка планирования. Земля вынутая из земли (простите за тавтологию) обратно в землю поместилась не вся, ее место заняла листва. Закон сохранения энергии на практике. Я познаю мир, блядь.
Мы стояли и вдумчиво смотрели на холмик. Так как генератор дебильных идей еще не остыл с прошлого раза, решение было принято незамедлительно. Я схватил лопату, обхлопал холмик по краям придав ему форму крышки гроба и на поверхности черенком выдавил православный восьмиконечный крест.
Как известно дебильные идеи страаааашно заразительны. Одноклассники моментально возбудились. Санек куда-то метнулся, притащил 2 палочки, соорудил крест и воткнул его в предполагаемые ноги захороненной листвы. Эдик вытащил сигареты из пачки и приладил ее на место фотографии.
Вышло прям на загляденье. С чувством выполненного долга мы разошлись по домам.
На следующее утро я сделал крюк, дабы узнать как моя могилка переночевала. Дела обстояли скверно. Холмик был растоптан и разметан, поломанный крест валялся рядом, труп листвы лениво разметало ветром по территории.
С недобрыми предчувствиями я зашел в школу. Первым уроком у меня стояла история, которую вела директриса. Оценив обстановку я принял единственное верное решение: бежать. Я уже развернулся в сторону выхода, но наткнулся на злобную морду охранника:
-иди, иди, тебя ждут.
Я прибыл в класс одновременно со звонком. Меня и вправду ждали. Встречающая сторона была представлена директором, завхозом и…..фанфары, заспанным участковым.
Вместо того, что бы постигать новейшую историю России я сидел в кабинете директора. Справа во главе стола сидел директор, напротив меня сидел участковый. Оба давили на меня авторитетом, обзывали святотатцем, богохульником, а участковый интересовался в какой секте я состою. Силы были не равны, но много и быстро пиздеть я умел с детства.
Директору я пояснял что в моей невинной шутке нет ничего дурного, смеяться можно надо всем, и если пользоваться директорской логикой, то действия святой инквизиции были оправданы и разумны.
Участковому я пояснял, что вероисповедание личное и гарантированное конституцией право каждого, а когда он зло на меня прикрикнул, я пояснил господину лейтенанту что 18ти мне нет, и разговаривать я с ним без родителей и социального педагога далее в таком тоне не буду(тут директор смущенно крякнула, ибо обществознание читала она же, заставляла обращаться к федральным законам, и про права несовершеннолетних рассказывала чуть ли не неделю назад. Очень сильный учитель был.), а если ему что то не нравится, то пусть звонит моему папке.
Лейтенант узнав что у моей папки звезд столько же сколько и у него, и расположены они так же, разве что размером покрупнее сменил гнев на милость, однако в поучительных целях я все равно отказался продолжать разговор без родителя. Благо матушка сидела на первом этаже.
Матушка явившись на судилище, ласково поинтересовалась «что мой дебил опять натворил» и потребовала объяснений.
Вот тут то все и открылось.
Жила моя могилка, никого не трогала, пока не пришла вторая смена. Малолетние идиоты постарше 6-7й класс весело строили теории и догадки, а малолетние дибильчки помладше с интересом внимали и впитывали. К моей могилке начались паломничества. К третьему уроку все детишки точно знали, что здесь похоронен умерший в школе ученик, ибо если умрешь в школе, то похоронят тоже в школе.
Каким то чудесным образом об этом узнали кучкующиеся у входа бабушки, ожидающие своих малолетних дебильчиков из школы, что бы значится проводить их домой. Короче к 6му уроку по телефону 02 было сделано около 20 звонков совершенно разного содержания.
Бабушки не до конца впавшие в маразм просто требовали разобраться. Бабушки, чей разум уже успел заблудиться в лабиринте старческой деменции безапелляционно требовали прекратить и покарать распоясавшихся сатанистов.
-Вы понимаете,- злобно вещал лейтенант злобно глядя на то как я пытаюсь побороть смех,-если бы они мне, или хотя бы в РУВД звонили, но все звонки через 02. 7 заявлений о сатанизме в ГУВД…..
Я краснел но держался.
В общем срочно была вызвана директриса. Она быстро уточнила чья территория и услышав мою фамилию успокоилась, отдав команду уничтожить инсталляцию.
И все было бы хорошо….короче уже в осенних сумерках прибыл усиленный наряд милиции. Их подвели к обзорному окошку.
При виде того, как в световом пятне 3 тела (охранник, ОБЖешник и завхоз) яростно топчут и пинают могильный холмик, один из ментят, говорят перекрестился. А когда ОБЖешник не рассчитав усилий рванул крест из земли и невольно задрав его над головой с размаху сломал об колено, говорят, что старший расчехлил табельного макарова.
Представив как 3 мужика в свете окна глумятся над моей могилкой, а ОБЖешник крушит кресты православные я не выдержали впал в истерику.
Еще долго вместо химии я вел теологические споры со школьным психологом. Мне отчего то нравилось объяснять ей свое видение Бога. Свой взгляд на поклонение сатане. Психолог оказалась деревянной и это глумление продолжалось месяца полтора. С ментятами вышло намного проще. Посетив после уроков родной опорник я покаялся, выдал свое видение ситуации, они поржали и попросили больше так не делать.

ЗЫ. Поясните мне пожалуйста, что за блядство этот кросспост. Какого хера туда оттаскивают мои рассказики. Мне важно общение с читателем. И плюсики. Страсть как люблю плюсики. А этот ебучий крос пост не комментить не оценивать нельзя. Как мне это гадство избежать?
submitted by Mmyaut to Pikabu [link] [comments]


2019.04.27 12:23 KuramaMaster Устройство входа вместо окна перепланировка или реконструкция

Лучшие Истории и картинки(Архив) сегодня
стою, курю на балконе. пепельницы под рукой не было, поэтому швырнул окурок из окна.
а в низу шел какой-то маленький мальчик, лет 10 наверное. и окурок прям у его ног упал. он голову задирает и кричит мне: - дяденька, окурки с балкона кидать нельзя. это некрасиво!
и, знаете, мне так не по себе стало. я не поленился, оделся, спустился в низ с 7го этажа и дал пиздюлей этому мальчику. еще, блять, выебываться будет...

Телеканал РЕН-ТВ уже совсем обнаглел Уже не первый год телеканал РЕН-ТВ использует без разрешения мои видео для своих сюжетов. Я ничего не писал телеканалу, так как считал, что это скорее всего бесполезно. Хотя иногда они несут такую чушь, что это даже стыдно смотреть. Например, у меня есть видео про магазин пластиковой еды в Токио. В нем выставляются примеры пластиковой еды, которые используют рестораны на витрине, для того, чтобы показать, как будет выглядеть готовое блюдо. РЕН-ТВ использовали это видео для того, чтобы сказать, что бедные японцы на своих островах так несчастны, что питаются пластиковой едой.
Чуть ли не каждый месяц мои подписчики писали о том, что РЕН-ТВ использует мои ролики.
Но сегодняшний случай уже ни в какие ворота не лезет.
Мое видео "Японка Мики пробует русский борщ" заблокировали за нарушение авторских прав из-за того, что всеми любимый РЕН-ТВ без разрешения использовал мои видео в своих програмах, а затем этот выпуск программы залил на Youtube.
Youtube посчитал, что РЕН-ТВ правообладатель, а я, типо, скопировал контент. Учесть, что на видео моя жена, моя кухня, да и сам ролик залит на Youtube еще летом 2015 года.
К сожалению, Youtube становится все хуже и хуже, что его уже почти невозможно использовать для создания контента.
РЕН-ТВ еще и деньги с этого видео забирают :D

https://preview.redd.it/luh5gtqcssu21.png?width=700&format=png&auto=webp&s=bc819e654518641889b44d0529e6cbe4e10c3373
https://www.youtube.com/watch?time_continue=2&v=Qq2kztNbWCc

Стыд... В глубокой юности, в середине 90х, родители мне подарили Денди. Как и многих, меня было не оторвать от игр. Родители начали прятать блок питания, дабы чадо училось. Каждый день, приходя домой после школы (5-6 класс где-то), у меня начиналась игра "найди спрятанный адаптер". Обычно, на это уходило около 10-20 минут. После продолжительных игр, я клал его на тоже место, а вечером, когда родители приходили после работы, я просил мне его отдать, так как "я весь день делал уроки". Хитрец блин. В один прекрасный день, вернувшись из школы, я не мог найти адаптер. Вообще. Искал больше 2х часов. Решил, что кто-то из родителей забрал его на работу. Звоню маме на работу. Мама говорит, что ничего не знает. Звоню отцу. Папа спрашивает сделал ли я уроки, расспрашивает какие предметы учил в подробностях. Ну а я вру не краснея. В конце расспроса, отец говорит - Адаптер в ящике с учебниками...
Это был самый стыдный момент в моей жизни. Мой первый пост
True story Шел сегодня по улице. Смотрю бабуля на лавке сидит за сердце держится. Я бегом к ней, сбегал в аптеку купил нитроглицерин и отвез в больницу. Пока сидел в приемном покое, заметил в окно, что около одной машины подозрительные типы трутся. Видимо угнать хотят. Я выбежал из больницы. Они от меня бегом в свою машину. Я в свою прыгнул, еду за ними. Позвонил в полицию. В общем вместе с ДПСниками догнали их. Поехали в отделение. Пока сидел в отделении смотрю в окно, там горит дом. Я бегом туда. В окне на третьем этаже ребенок кричит. Я его достал его. Оказалось у него родители подожги дом и убежали. В общем теперь собираем документы на усыновление. Вот такой пост добра. Чего не напиздишь ради плюсов.

О двуличии Пикабу на примере шашлычника Магомеда. На Пикабу имеет право на существование только одно мнение - мнение большинства. Все, что противоречит ему будет встречено в штыки, заминусовано, оскорблено. О том, что это мнение непостоянно и противоречиво хотелось бы рассказать.
На прошлой неделе появился сначала пост о чудесном кафе, его хозяине Магомеде и волшебном шашлыке,.Чуть позже появились несколько постов посетителей.
Все посты были встречены на ура, люто заплюсованы. Ещё бы! Такая похвала шашлыку! Такие дифирамбы маэстро! Да ещё и фотографиями всё подкреплено!
Полетели приветы со всёх уголков страны повару от бога. Можно с полной увереностью сказать, что число посетителей у Магомеда в ближайшее время сильно увеличится.
Чьи то замечания, что само кафе не так уж и казисто, внутри холодно, не так уж там и ОЧЕНЬ дёшево, как написал один из авторов поста, про возможные проблемы с санитарными нормами, все замечания толпой минусовались.
Естественно, какая разница, ведь шашлык божественен, тема на хайпе, не смейте перечить.
Пикабу не любит правду, пикабу любит сказки. Красивые сказки. А как оно там всё на самом деле - дело десятое.
Мне стало интересно, куда пропадал хозяин кафе на 4 года, по утверждению автора самого первого поста. Выяснить это было несложно. Два года с половиной года назад Магомед попал в ДТП, сбил человека на пешеходном переходе насмерть. На той самой трассе. Два года назад был приговорён к 1 году колонии поселения. То есть, минимум как год он на свободе, если вышел не по УДО, что редкость в колониях-поселениях.
Вчера я создал об этом пост, ну, мало ли, ещё кому интересно будет. Попутно решил узнать, были ли присуждены выплаты семье погибшего, производились ли. И ошибся, написал, что не были присуждены. Позже в комментариях один из пикабушников указал на эту ошибку.
Оказалось, что матери погибшего два года назад была присуждена компенсация 443 т.р.
Как была присуждена, так и осталась исполнительным листом, выплаты по которому не производятся. То есть, за 2 года ни рубля.
Магомеду не привыкать забивать на исполнительные листы. Их у него накопилось с 2012 года 30! штук. Подавляющее большинство - налоги и сборы. По половине суммы уже закрыты, видимо, за невозможностью исполнения и взыскания. По остальной половине долг 272504 р. Налоги и сборы не платятся за последние 6-7 лет.
То есть, если списанные суммы приблизительно равны оставшимся, то общий долг государству ~ полмиллиона. Сколько это зарплат врача или учителя?
Имеем - человек, кавказец (важно для пикабу)-бизнесмен, который систематически и очень долго не платит налоги, сбивает насмерть на переходе пешехода, не выплачивает компенсацию матери погибшего, за два года нисколько. Хороший человек по мнению Пикабу? Нет, конечно!
НО! Этот же человек жарит вкусный шашлык. И тогда всё, можно всё простить. Пикабу будет любить, рекламировать, ездить в гости. А если посмеешь написать плохое про Магомеда, то польются комментарии типа:
Какая разница какой человек?
Кто тебе давал право лезть в чужую жизнь?
Мне всё равно, кто мне готовит!
Он никого не учит жить!
Как это влияет на вкус шашлыка!?
Подумаешь, налоги не платит, такой малый бизнес вообще их платить не должен, у него всего пять столов!
Да кто из нас без греха?
Сам то налоги платишь?
Прежде чем искать скелеты в чужих шкафах - загляни в свой!
Особо порадовал @FatBastard "Таких как ты я пиздил и пиздить буду всегда. В этих случаях для меня нет персоналий. Так что знай, когда следующая такая гнида будет получать от меня в ебало, то это и тебе тоже."
В общем, пикабу не любит правду. Не стоило лезть в сказку о поваре от бога, некоторые не любят реальность. Будут плюсовать шашлык, который никогда не пробовали и не попробуют и минусовать тех, кто скажет плохо о поваре от бога.
Но Пикабу ещё и любит на всё посмотреть с разных сторон. К такому повару многие теперь захотят поехать?
П.С. Магомед из постов, Магомед, сбивший человека и Магомед не платящий налоги - это один и тот же человек 100%. Пруфы могу в комменты, хотя всё вроде есть в комментах к моему вчерашнему посту.
Пост создан с целью показать ситуацию на пикабу, ни в коем случае ни для травли.


https://preview.redd.it/arpfypdqssu21.png?width=600&format=png&auto=webp&s=3b25b7087c3276145eeb5639926313c0d0934d29
Должны ли граждане платить налоги государству, которое ничего им не должно? Я являюсь самозанятым лицом уже лет пять. Я не плачу налогов. Никаких. Кроме, конечно, тех, что включены в стоимость товаров в магазинах. К сожалению, этого налога мне никак не избежать, но в моих силах сделать все, чтобы этот налог оставался единственным.
Причина проста: я считаю, что государство грешит нерациональным расходованием денежных средств, а чьи-то прихоти я своим трудом оплачивать не собираюсь.
Я не хочу платить налоги, потому что не хочу кормить орду депутатов. Дело в том, что в Госдуме нет ни одного, который представлял бы мои интересы. А депутатам, которые там есть, пусть платят зарплаты те, чьи интересы они представляют. Посторонним людям, которые не просто не представляют моих интересов, но и, как я считаю, откровенно враждебны по отношению ко мне, платить попросту унизительно.
В очередной раз опубликована новость о том, что глава одного северо-кавказского региона подарил кому-то «Мерседес». На сей раз школьнику, который отжался больше, чем остальные. Практически дня не проходит без того, чтобы этот светлой души человек не одарил кого-то. «Мерседесы» он дарит на деньги, которые вычитаются из налогов россиян, т.к. иных источников дохода у него не имеется. Я не считаю должным оплачивать «Мерседесы» бойцам его клуба «Ахмад» из своего кармана.
Строительство существенной доли православных храмов производится за счет бюджета. Мне не нужны храмы, особенно в таких количествах. У входа в корпус Политеха, в котором я отучился 10 лет назад, в наши дни установили огроменный памятник святым Петру и Февронии с иконой. Одна установка обошлась в 2 млн руб, не говоря о самом производстве памятника. Это, конечно, копейки в масштабах государства, но если посчитать общую стоимость растущих, как грибы по осени, храмов и прочих религиозных объектов поклонения, сумма набирается внушительная.
Я не хочу отдавать ни рубля своих денег на все это – за это должны платить только те, кто этому всему поклоняются.
Я как-то лежал в больнице имени Боткина – крупнейшей больнице Европы. Прямо у больницы растет огромный храм, а для пациентов как был вокзальный сортир без перегородок, так и остался. Налоги граждан почему-то уходят не на обустройство лечебного заведения, а на увеличение куполов соседствующего с ней храма…
Я не хочу, чтобы за мой счет министерство культуры финансировало ужасные по качеству и содержанию фильмы, начиная с «Дети против волшебников» и заканчивая фильмом «Крым. Сделано с любовью». Я не считаю, что Тигран Кеосаян и Никита Михалков столь сильно обездоленные люди, что все россияне должны сбрасываться на их низкосортное кино.
Я не хочу оплачивать целый легион государственных органов служащих. Например Роскомнадзор, Росгвардию и т.п. Я бы понял еще, если бы эти службы работали, однако они лишь создают видимость своей работы. Роскомнадзор вместо того, чтобы искать в сети настоящих экстремистов, занимается запретами музыкальных композиций и слежкой за всякими обидными для власти словечками.
При этом ни одного реального экстремиста так и не поймали. Ни парня, который подорвался в здании ФСБ – хотя свои планы он обсуждал в Интернете; ни банды скинхедов, которая организовала конкурс убийств бомжей и собрала несколько десятков видеозаписей по теме. Их вычислили пользователи Интернета, пока Роскомнадзор занимался неправильными лайками. Я не хочу кормить целую армию таких бездельников.
Я не хочу, чтобы за мой счет жировали кучи лжепатриотических, казачьих и прочих организаций, которые поливают людей зеленкой, фекалиями и пр. Я не поклонник Навального, Касьянова и прочих политиков их толка, но не понимаю, почему должен оплачивать развлечения других, равно не симпатичных мне бездельников!
Когда я пользовался бесплатной медициной в последний раз, я даже и не вспомню.
Зато прекрасно помню все эти недавние заявления зажравшихся представителей власти о том, что государство нам, его гражданам и нашим детям, ничего не должно. Должно, выходит, только этим вот, зажравшимся – иначе для чего вообще оно? Почему же мы тогда что-то должны ему?
Единственные дети, которым сейчас крупно помогает государство – это дети Ротенберга и Чайки. Вот они пусть и платят налоги. А я как-нибудь в сторонке постою...
Опубликовал Денис Грачев
http://perepostil.ru/blog/43062648353/Dolzhnyi-li-grazhdane-...
https://hueviebin1.livejournal.com/427421.html

«В 4 года я захотела стать врачом, в 30 лет – я в декрете, из которого не вернусь». Мне 4 года.
Папа болеет пневмонией и получает внутримышечные инъекции. А я бегаю вокруг и жду, пока мама закончит и отдаст мне шприц.
И вот я забираю его и бегу к своим “пациентам” – плюшевому зайцу Масе и медведю Кире. Они тоже болеют, как папа, и им, как папе, надо делать уколы…
Мне 5.
Ко мне пришёл соседский мальчик и мы ушли в комнату играть. Я только-только научилась читать и стала хвастаться. Вытащила любимую книгу – 2-й том атласа Синельникова, открыла на самом интересном месте и давай вдохновенно читать:”по-лО-вы-е органы”.
Мне 10.
Мои настольные книги – “Справочник педиатра” Усова и пособие по внутренним болезням для фельдшеров.
Мне 12.
Наш класс снимают на видео и на вопрос “Кем ты хочешь стать?” я уверенно отвечаю: “Врачом”.
Я ничуть не сомневаюсь в том, что именно этого хочу. И никто не сомневается.
Мне 14.
Я занимаю третье место на городской олимпиаде по биологии. Потом то же повторяется в 15 и в 16.
Мне 17.
Я учу всего 3 предмета – химию, биологию, русский. У меня не было вопроса, куда поступать. У моей семьи тоже. И у учителей в школе.
Меня не трогали по другим предметам. Все знали: Марго собирается в медицинский.
Все ещё 17.
Я плачу от счастья, узнав, что зачислена на бюджетное отделение педиатрического факультета нашего медицинского универа.
Мне 18.
Зимняя сессия на “отлично”. Как, впрочем, и летняя.
Мне 19.
Я устраиваюсь работать в детскую онкологическую реанимацию. Впервые своими глазами вижу боль, смерть и осознаю, что моя обожаемая медицина – не всесильна, а супергерои в белых халатах – обычные люди, которые могут только то, что могут.
Мне 21.
Я все ещё полна энтузиазма. Из детской реанимации уволилась: стыдно признаться, но тот накал драмы и боли был для меня запредельным. Устраиваюсь фельдшером на скорую.
Сутки на выходных. Два ночи среди недели. Посреди всего этого – учёба.
Руками в трикотажных перчатках откапываю пьяниц из-под снега. Попадаю в любую вену с закрытыми глазами. Алгоритм действий при фебрильных судорогах, кардиогенном шоке, астматическом и эпи-статусах помню даже во сне и пьяном угаре. Дозы преднизолона, адреналина, наркотиков считаю в уме за секунды.
Мне 22.
Поступаю в субординатуру (6-й курс) по детской хирургии. Всё так же работаю на «скорой». В процессе учёбы хожу на операции. Свободного времени нет, но я все равно его нахожу.
Мне 23.
Я стою в мантии и смешной шапке, ректор вручает мне мой красный диплом. Снова, как в 17, плачу от счастья. Я так мечтала стать Доктором – и вот я доктор.
Мне 24.
Я (с энтузиазмом): “Здравствуйте, я врач-интерн по оториноларингологии!”
Заведующая детским ЛОР-отделением, глядя на меня поверх очков: “И что?”
Со «скорой» уволилась. Но три раза в неделю все равно дома не ночую – дежурю в больнице, так хочу всему научиться.
И вот он – долгожданный сертификат.
Мне 25.
Я работаю детским ЛОР-врачом в трех местах.
“Доктор, жалобы только у одного, но этих троих тоже посмотрите, вам же несложно”
“Примите без очереди, мы многодетные, и плевать, что тут кровотечение”
“Не работает рентген-кабинет? Мы пишем жалобу на вас”
“Нет отита? Мы едем в частную клинику и молитесь, чтобы там сказали то же самое”
“Посмотрите ребёнку аденоиды. Ну и что, что 5 утра”
120 человек за сутки на 2 кабинета. Это сентябрь.
В ноябре – 180. Ближе к марту – 200.
Есть тяжёлые – инородные тела, мастоидиты, гнойные отиты, менингиты. Но большинство – только спросить. В поликлинике нет врача или врача г-но. Мы были в частном центре и у профессора, а вы что думаете?
Мне 27.
Ухожу во взрослую больницу. Патология разнообразнее, хирургия интереснее. Людей в разы меньше.
“Я плюнул кровью вам в глаз. У меня ВИЧ, кстати. Надо было раньше сказать?”
“Мне кореш нос сломал, щя и тебе сломаю – и не посмотрю, что баба”
Флегмона шеи – остановка на столе. Вытянули. Выдохнули.
Декомпенсированный стеноз гортани на фоне онкозаболевания. ДН 2-3.
Письменный отказ от трахеотомии. Жалоба за сделанную коникотомию.
Жалоба, что передняя тампонада – больно.
Жалоба, что нет мест в отделении и 72 человека на 60 койках.
Жалоба, что не госпитализируем на плановую операцию без обследования.
Жалоба, что не берём на стол на плановую операцию с внезапно случившейся ОРВИ.
Сколько раз я написала слово “жалоба”? Так вот. Депремирование на 100% – столько же раз + депремирование на 50-75% за бумажки.
Мне 29.
Я не помню, когда последний раз высыпалась.
Мне стыдно называть сумму, приходящую мне на карту дважды в месяц, при своих ровесниках. Это притом, что они работают 160 часов в месяц и ночуют дома, а я – больше 300.
Я выслушиваю очередные жалобы очередного хроника и с досадой осознаю, что ничем ему не помогу. И мне плевать.
“Принимайте быстрее, у вас тут очередь”
Нет сил.
Мне 30.
Я в декретном отпуске, из которого я не вернусь.
Я гуляю по улице, смотрю на небо и радуюсь весне. Я смотрю, как растёт мой ребёнок. Я мало сплю, но я безумно счастлива, что меня будит плач моего ребёнка, а не матерная брань очередного пьяного дегенераты со сломанным носом.
Мне 30.
26 лет назад я впервые захотела стать врачом.
А теперь понимаю, что больше не хочу.
Спасибо, дорогие пациенты.
Спасибо, дорогое руководство больницы.
Спасибо, дорогой Минздрав.
Спасибо, дорогая система здравоохранения.
Спасибо вам. И идите к черту.
Автор: Маргарита Алексеева. https://medrussia.org/27916-zakhotela-stat-vrachom/

Это гениально
Дорогой подарок на свадьбу. В 15 лет мне отец подарил видеокамеру. Насмотревшись передачу "Сам себе режиссер" , я в городе камеру брал всюду и везде в надежде уловить какой-нить момент и стать участником телепередачи. Только-только прошел теплый летний дождь, я схватил камеру и полетел на улицу. Сел на скамейку и стал ожидать чуда). И вот оно "чудо" явилось в качестве наших новых соседей. Молодая пара с ребенком возвращалась домой. Вдруг маленькая девочка оторвалась от родителей и побежала вперед. Увидев перед собой большую лужу девочка в сандаликах зашла в нее и просто села. Ну сейчас кто-то получит по своей маленькой попке подумалось мне и продолжал снимать. Вдруг папа девочки отставил в сторону свой дипломат и в своем строгом костюме сел рядом с девочкой в лужу и стал с ней играть. Мама стала громко смеятся. У меня от увиденного просто отвисла челюсть. Я уже представил как получаю на телепередачи от Лысенкова подарок)). Поиграв еще чуток папа поднял девочку на руки, обнял и поцеловал ее и супругу. Остановив запись я побежал домой. Но по каким-то причинам мне так и не удалось отправить касету на передачу и она пролежала у меня в коробке, о существовании которой я подзабыл. Шли годы. Лиза, девочка с касеты росла у меня на глазах. Каждый раз выходя наулицу покурить я видел ее играющую на песке, возвращаюся из школы и в какой-то момент уже взрослую девушку. И однажды, вернувшись с работы, увидел на стене подъезда плакат "Тили-тили тесто. Здесь живет невеста" . От соседей узнал что Лиза выходит замуж. О боже, как быстро летит время, подумалось мне, только вчера я ее снимал на камеру а сегодня ей уже 19 и она замуж выходит! Кинулся к антресоли где хранилась коробка с касетами . Там было штук 20 касет. Каждую начал пересматривать. И нашел 5 минутный фрагмент семейной идилии. Оцифровать не составило труда. Записал на CD диск. Купил коробку и ленточку. На листочке написал "Самый лучший подарок от 83 кв. :)", красиво упаковал и отнес. Меня встретила мать жениха, поблагодарила, предложила зайти, я отказался. Где-то через неделю вдруг раздается настойчивый стук в дверь. Открываю. Стоит Лиза со своим отцом. Рыдает и тянется меня обнять. Пригласил к себе. В итоге, узнал что мать ее умерла когда она еще была маленькой. Просто в один день маме стало плохо. Врачам не удалось спасти. Что'то с сердцем. Лиза плохо помнила свою маму. И вот когда распаковывали подарки, решила с супругом посмотреть что на диске. Разревелась увидев маму, позвонила отцу а там уже они кинулись ко мне домой. Уходя, еще раз крепко обняла и сказала что это самый лучший подарок когда либо подаренный ей. Столько времени касета пролежала. И ведь это того стоило, чтоб в один хороший день сделать кого-то счасливым. Дарите правильные подарки!
Правильно нафиг слушать Лаврова!

https://preview.redd.it/sr59puwatsu21.png?width=700&format=png&auto=webp&s=2222c2836d3f82c6b78b715b154d6c4688b88e0e

https://preview.redd.it/5nukjv7ctsu21.jpg?width=700&format=pjpg&auto=webp&s=5ef96a705d46cc415f1126667cff7dfc8b551d5a
Чужой код Меня недавно спросили, почему программисты ненавидят работать с чужим кодом. Долго думал, как донести до обычного пользователя всю суть пиздеца. Решил привести небольшую аналогию:
Вот представь, что тебе доверили достроить за другим прорабом лабораторию на острове. Ты приходишь на объект, а там кроме недостроенного здания: огромный вентилятор (размером со здание), большой воздушный шар и комната набитая швабрами. Почесав голову, ты разбираешь этот хлам и доделываешь лабораторию. Сдаешь объект ученным, но через 5 минут они выбегают с криком: "УТЕЧКА ЯДОВИТОГО ГАЗА!!!".
- Как так-то, блять! Должно же работать! - в отчаянии кричишь ты и звонишь прошлому прорабу:
- Вася, у нас ядовитый газ потёк! В чем проблема?
- Не знаю, должно было все работать. Что-то в проекте менял?
- Немного, швабры вынес...
- Швабры потолок держали!
- Что??? Что, блять, извините???
- Говорю, швабры потолок держали. Над ними цистерны с газом были. Очень тяжелые, пришлось в комнату снизу швабры напихать.
- Ты хотя бы записку на двери повесил бы, что швабры для держания потолка! У нас тут ядовитый газ течет! Что нам делать?
- Включай вентилятор. Он сдует газ с острова.
- Я его, блять, демонтировал сразу же!
- Зачем?
- Зачем ты построил 120 тонный вентилятор? Ты не мог положить ящик блядских ПРОТИВОГАЗОВ?
- Ящик противогазов искать нужно, а вентилятор у меня с прошлого заказа оставался.
- Вася, я убрал твой вентилятор! Мы тут задыхаемся!
- Херли вы тогда там делаете? Садитесь на воздушный шар и уебывайте!

Всем привет! Всем привет. Я тут новенький. но фото я. без рук, без ног, но с головой. Инвалид с рождения. Работаю, женат Не отчаивайтесь в этой жизни, всем добра!

https://preview.redd.it/hsxs9aehtsu21.jpg?width=515&format=pjpg&auto=webp&s=5fd3db6a23be8bbc8e04dfcdd4aacaf96ca8bce5
Месть Таксую.
Вообще месть - не очень хорошее явление. Но иногда такое желанное...
Четверг, шестое сентября. Время ближе к полуночи. Заказ из аптеки (судя по всему, работник аптеки едет домой). Цена 105р. Ехать 3км. Выходит женщина, садится, едем. В конце поездки дает мне купюру в 5к. Говорю:
- Чего же вы сразу не сказали? Разменяли бы по дороге.
- Вы предоставляете услугу, у вас должна быть сдача.
- Можете подсказать, где здесь недалеко разменять можно?
- Без понятия. Или давайте сдачу, или возвращайте пятак, и я пошла домой.
- Ща разменяем, - говорю я.
- Быстрее, я тороплюсь.
Катались минут 15. Нигде не меняют. Еле нашел, чтоб разбили по 1к. Сотки у меня есть. Отдаю 4900, на что дама заявляет, что ей не нужны чужие деньги и она хочет сдачу 4895, а не 4900. Слово за слово - дама в позе. Поехали снова искать павильоны. По всему микрорайону прокатились. 40 минут выполнялся заказ. На следующий день позвонили из офиса, сообщили, что та самая женщина пожаловалась на отсутствие у меня сдачи.
По идее она права. Она потребитель услуг. Имеет право... и все такое. Но по-человечески... Ну предупреди ты в приложении, что у тебя 5к. Ну, не предупредила - по дороге скажи... Я уже не говорю, что она в аптеке работает и там стопудово есть размен. Но это все мой горящий зад... По закону она права. Я обязан озаботиться разменом. Это моя головная боль.
Теперь я просыпаюсь не в 7:50, как раньше, чтобы успеть на работу к 9:00. Я просыпаюсь в 7:00, чтобы успеть к 8:00 в аптеку. Эта женщина работает там 2 через 2. Пятница и суббота у нее были выходные. В воскресное утро мы встретились в той самой аптеке. Я купил аскорбинку за 12 рублей 73 копейки. Рассчитался пятитысячной купюрой и, несмотря на ее возмущения, добился сдачи в 4987 рублей 27 копеек. Сегодня с утра я пришел за такой же аскорбинкой, но уже с тысячей (нету больше пятаков. Яжетаксист). Она с порога мне заявила, что обслуживать меня не будет. Я дозвонился до заведующей, дождался ее, она приехала, мы ей обрисовали ситуацию, и продавщица пошла менять деньги. С нетерпением жду четверга.
Это я к чему: включая режим "яжклиент", не надо забывать о человеческих понятиях.
Wildberries - опасная работа. Ожидание / Реальность. Добрый день уважаемые пикабушники !
До сих пор не знал что устраиваться на работу может быть так опасно.
Дабы сэкономить Вам время и предупредить, решил написать пост о закулисье интернет магазина Wildberries.
На просторах headhanter.ru наткнулся на такое вот объявление:

https://preview.redd.it/ncug539ltsu21.png?width=700&format=png&auto=webp&s=e69dea21cd379f9fa1688317f44043460925fd0a

https://preview.redd.it/48x14pmmtsu21.png?width=700&format=png&auto=webp&s=a6d40ce2ae3fa8a978e5bedfa7968b75b0b373c8

https://preview.redd.it/dxp73zsntsu21.png?width=640&format=png&auto=webp&s=2cc166a6492961c7cdd478e1675b91f59cf5bed3

https://preview.redd.it/zcznei3ptsu21.png?width=450&format=png&auto=webp&s=e59868f047af754002293770ed18d9f8d5bfb397

https://preview.redd.it/19qrzoaqtsu21.jpg?width=700&format=pjpg&auto=webp&s=c53439ca96983a3e174fcb2a2af13c920497a814
Никого из сотрудников нет, никто ничего не говорит. Парни подсказали что надо сесть за компьютер и заполнить анкету. В анкете нужно заполнить буквально всё. Т.е. обычно что мне очень не нравится что нужно писать не только опыт и образование, но и отца и маму, но тут это ппц! Нужно ввести все(!!!) номера всех своих документов! И ИНН, и паспорт, и снилс и ещё поручителей написать и их данные.Если введёшь неправильно - анкету не отправить на рассмотрение! Подобрал левые цифры - ввёл. Посмотрел на остальных - пишут по документам, один в один. Ребят вы вообще понимайте что на сайте Госуслуг можно все ваши данные оформить в стройную картину и потом будете от судебных приставов бегать? Ну короче ЛОХ не мамонт, ЛОХ не вымрет!

https://preview.redd.it/7g9ko3zttsu21.jpg?width=700&format=pjpg&auto=webp&s=58bc9d3d77b7a6597fbdd7c77e3a0fdd8cbbb57b
Далее жду пока меня вызовут. Постепенно скапливается человек 30! Вызывают в кабинет. Знакомьтесь:
̶Л̶ж̶и̶в̶а̶я̶ ̶т̶в̶а̶р̶ь̶ Представитель отдела по ̶н̶а̶б̶о̶р̶у̶ подбору персонала в компанию Wildberries Юлия.
Спросила о последнем месте работы,есть ли допуск до 1000В, есть ли какие то вопросы.
Спросил оклад чистыми 45? График такой? Камеры на штабелёрах есть?
Сказал сразу что всё кроме паспорта ввёл неправильно, ну так, чтобы не было неурядиц.
Далее позвали посмотреть как я езжу на технике, спускаюсь и на тебе - охранница размером с чехол от дерижабля велит снять всё, вынуть всё из карманов, даже крестик и мелочь. Успокаиваю себя тем что долго сижу без работы. Повинуюсь. Мои вещи положили под стол, теперь на мне только брюки, ремень и кенгурушка.
Грозного вида тётка(начальница склада) появляется на пороге и начинает вещать что ничего при себе иметь нельзя, даже колец и серёжек, велит сдать крест и громогласно вещает если найду чего- ты парнишка свою карьеру перечеркнул. С этого момента начинается самая интересная часть закулисья Wildberries. Снимать я уже не мог, лишь успел щёлкнуть их правила внутреннего распорядка, вот они:
НЕльзя проносить -

https://preview.redd.it/9arcjigwtsu21.jpg?width=700&format=pjpg&auto=webp&s=72c0e32cd2135967b774209f2a832248f80c9ed5
Вроде бы нормально, да? Думаете это всё ? Как бы не так))

https://preview.redd.it/3dmus29ztsu21.jpg?width=700&format=pjpg&auto=webp&s=5dfd63e9bb27a84976ae5e63090a45c9c9dc2209
Вход на склад - по отпечатку пальца, что я считаю хорошая практика.
Дальше я зашёл на склад - граждане, это жесть! Вайлдбериз выдаёт своим сотрудникам спортивную форму и спортивную обувь! Для тех кто не в курсе складской работы вы должны работать в спецовке, ботинках с защитным подноском и диэлектрической подошвой, сигнальном жилете и желательно - каскетке.По крайней мере если там есть погрузочная техника(а там она есть!) это точно так. Когда зашёл на склад такое впечатление что оказался в лютой толпе гопников, которые ищут рассыпаные семки) Палетов (поддонов) на которых стоит закреплённый груз там тоже нет, все грузы поднимаются в так называемых "гофрах" - тележках сделанных из мебельного щита, промышленных колёсиков без тормозов(!) и пластиковой окантовки. Все грузы надо поднимать в них! Это просто безумие. Отдельно заметил линию состоящую почти полностью из женщин( видимо упаковщицы) , смотреть грустно, российские реалии...
Есть 2 штабелера, 1 с неработающей кареткой и кучей ошибок на дисплее, второй новый но постоянно пищащий, кто работал тот знает, работать неприятно, у него горит ошибка будто перевернулся, короче работать тоже нельзя.
Парень (водитель штабелёра) который смотрел как я вожу и рассказывал что тут как, оказался очень адекватный и внимательный. Главное что он сказал что есть 2 смены - день и ночь. И в той и в другой не хватает штабелёра. Ловите мысль? Работа лёгкая, все парни молодые, права на погрузчик тысяч 10 - ... чего это у них 2 штабелеров так резко нет? С 45000ти в наше время так просто не уходят. Отработал минут 50 , попытался поспрашивать куда делись водители... но узнать не удалось.
Договорился с HR пройти медицинскую комиссию. Дала мне направления. Психдиспансер прошёл в тот же день. На следующий сделал флюшку и прошёл всех врачей. И в тот же день HR меня позвала на оформление. Странно думаю, анализы ведь пАлюбому не готовы ещё. Приехал, на охране не пустили аккуратненькую такую девочку, из тех что ехала со мной в развозке, развозка в этот раз шла до склада. Задержал водителя , подошёл к ней, спросил чем помочь. Но походу не заказали ей пропуск. Вспомнил как сам шёл до склада, ну ладно, поехали. Предупредил HRриху, мол девочке не пройти.
Она сказала - Как её зовут?
Я - Не знаю.
Она( с улыбочкой) - ну тогда ничего не могу сделать.
Это 3.14здец
Просидел 2 часа, опять пришло человек 30! В итоге выяснилось - комиссию мне не оплатят, хотя обещали частично, + HR не знала что анализы так быстро не делают. Из всего увиденного я понял - анализы справки и допуски сотрудники просто покупают. В клинике где у меня взяли кровь сказали что анализ делается с 11:00 до глубокой ночи , так что результаты в тот же день просто не могут быть готовы. По дороге назад заметил интересную такую бумажку:

https://preview.redd.it/b58d4042usu21.jpg?width=700&format=pjpg&auto=webp&s=94d66a031166740cfea84275473cfc9b951bd237
Взглянул на свои чеки - 4500 кэса в никуда. Плюнул. Уехал.

https://preview.redd.it/ppmdfp74usu21.jpg?width=700&format=pjpg&auto=webp&s=e6c48bc8dc5e14bd50b708e87453fa43a69fa8df
Ну и итог. Итог уважаемые пикабушники чертовски прозаичен.
Приехал вчера в 11:00 оформляться. Сразу зашёл в кабинет и предупредил что я приехал оформляться. Пока я ждал сидел читал отзывы и на что обратить внимание в Трудовом Договоре. Давно знаете ли, не заключал))
Тут только я понял почему туда приходит столько народу - ПОЛОВИНА приходит увольняться!!! Я так прикинул, в одну смену человек 200 на складе. Если по 40 где-то человек в день приходит устраиваться/увольняться это что ж получается за контора? За этими грустными мыслями глянул на расписание развозок:

https://preview.redd.it/8epf1m07usu21.jpg?width=700&format=pjpg&auto=webp&s=e810a297193d33f3dd9b430caf2535adf9b1c936
Последняя развозка от Уткиной Заводи - в 15:00. Люди которые пришли при мне, заполнили анкету на компах, пособеседовались , получили направление и уже вперед меня их вызывают оформляться... т.е. очень хитрожопые HR думают что я подпишу что попало в спешке? Так и есть, меня позвали в 14:40. Я сразу попросил трудовой договор, мне сразу сказали что я не получу пока не распишусь во всех журналах по безопасности, потом кучу других бумаг, потом о неразглашении коммерческой тайны, потом я наконец дождался трудовой договор... Вот он ребята! Реальность.

https://preview.redd.it/hwhdzrv9usu21.jpg?width=700&format=pjpg&auto=webp&s=fab78e081b7cac25cfd58d6a4afa50b6ea2d9182
13 200!!!
Спрашивал же - оклад 45000, да, да. Желваки заиграли на лице, включил видео, зашёл к этой дуре из HR, спросил какого хрена 13200 в договоре оклад? Она там начала что-то бормотать про премию..)
Да и ещё по-моему там по условиям за форму 1400 Вы платите( но это не точно), и смены не с 8:00 до 20:00 а с 9:00 до 21:00. Это важно потому что перед сменой час и после смены час вы проходите длинной очередью в трусах перед охраной. И да, девочки тоже проходят)
Ехал обратно ̶з̶л̶о̶й̶ ̶к̶а̶к̶ ̶ч̶ё̶р̶т̶, говорили с парнями упаковщиками и кладовщиками, сообщили мне что надо очень постараться там 30лю хотя бы заработать.
Так что верьте отзывам друзья, сорян за качество фото и спасибо что дочитали до конца!))
[моё] Wildberries Интернет-Магазин Работа Предложение о работе Обман Работа HR Длиннопост


https://preview.redd.it/w9wz5kbfusu21.jpg?width=700&format=pjpg&auto=webp&s=494e1492bef842ccea9bc19318f5f769e81b2dd6
Слово об учителях Видимо, пришло время для первого поста. Здравствуйте, пикабушники и пикабушницы, меня зовут Яна, я - та самая учительница с татуировками, выложившая фото в купальнике. Позвольте, я расскажу вам, для чего затевался весь сыр-бор. Не ради лайка животворящего, и (внезапно) не ради того, чтобы себя в неглиже показать. Работа учителя - это не только уроки. Это куча бумажной работы, журналы, отчеты, конкурсы, конференции, многочасовые педсоветы, экзамены и ещё много чего. А надо выкроить время для детей, выслушать их, помочь разобраться в проблемах, найти пару добрых слов, книжку посоветовать, в конце концов. И после всего просто побыть собой. Потому что я не только в меру строгая училка, я ещё просто девушка, которая любит много разных глупых и не очень глупых вещей: книги и фильмы, комиксы, татуировки, путешествия, краски и кисти, тайский бокс, кота своего смешнявого, хороших и дурашливых друзей. И вдруг оказывается, что это все - плохо. Я должна быть человеком-машиной, которая исполняет "социальный заказ". И больше никем. А если так не хочешь, то вали, милая, от детей, которых любишь, тебе тут не место. Это грустно, это несправедливо. И фото это - самый простой и быстрый способ сказать: "Я живая! Я человек!", потому что вы посмотрите на фото, посмеетесь над нами, дурочками, почитаете комментарии и забудете на время. Но когда-нибудь, когда вы столкнетесь с очередной несправедливостью в отношении учительницы или учителя, вы вспомните смешную девушку с татуировками, которая поверила, что ее услышат. И будете к нам мягче, добрее и человечнее. Потому что мы тоже люди.
https://preview.redd.it/mvllevqhusu21.jpg?width=700&format=pjpg&auto=webp&s=8a6c37f855b9b74b769a613a7050f4abc8b6b876

https://preview.redd.it/shoquv5jusu21.jpg?width=700&format=pjpg&auto=webp&s=20a95bcaf848fa6673d6a6ca61387290e5113573
submitted by KuramaMaster to Pikabu [link] [comments]


2019.04.24 18:33 Amalackesh Устройство входа вместо окна перепланировка или реконструкция

Многие из вас уже, вероятно, знакомы с распространившимися по городу слухами о подземных ходах в старой части Снежинска. Мы постарались поподробнее разузнать обо всем этом и с помощью одного из читателей "Окна" вышли на источник интересующей нас информации.
Первая, состоявшаяся по телефону беседа с этим человеком была очень непростой и, к нашему великому сожалению, закончилась ничем. Однако через два дня он сам пришел в редакцию и совершенно неожиданно для нас согласился рассказать все.
Почти четырехчасовой рассказ произвел эффект разорвавшейся бомбы. Те, кто слушали его, а также тот, кто позже расшифровывал диктофонную запись (оказавшуюся, как на грех, на редкость безобразной), еще неделю спустя ходили с воспаленными от бессонных ночей глазами. Мнения были крайне полярными, но все единодушно сходились в одном - это сенсационно!
После вполне понятных колебаний мы решили опубликовать рассказанную историю практически в том виде, в котором нам довелось ее услышать. Незначительная литературная обработка связана с подготовкой материала к печати, особенностями речи говорившего и уже упомянутым качеством записи. Опущен также ряд не вполне справедливых, на наш взгляд, высказываний в адрес конкретных руководителей города и РФЯЦ-ВНИИТФ.
Мы приняли вызов автора, утверждавшего, что коллектив редакции побоится напечатать его откровения. Для независимого издания, каковым является "Окно", нет никаких причин отказываться от подобных публикаций.
Однако мы отдаем себе отчет, что уже после второго-третьего номера (а публикация планируется минимум на десять номеров) в редакции раздадутся недоуменные, а то и возмущенные звонки, поэтому сразу хотим заявить, что редакция печатает указанный материал на правах литературного и никакой ответственности за достоверность изложенных в нем фактов не несет. Фамилия и координаты автора есть в редакции, но по целому ряду причин мы пока не склонны их афишировать.
И еще. Наш уважаемый посетитель! Вот уже около месяца мы не можем связаться с Вами. Убедительная просьба: зайдите или позвоните в редакцию - хотя бы для того, чтобы мы могли убедиться, что у Вас все в порядке...
Коллектив редакции газеты "Окно"

Начало Мне наплевать, верите вы мне или нет. Если не верите, я поднимаюсь и ухожу! Меня вы интересуете не больше вот этой банки из-под пива. Не я, а вы наводили справки у моих бывших знакомых - и я знаю: они все как один назвали меня психом. Пусть. Я уже понял, что люди привыкли прятаться от жизни под панцирем своего мнимого благоразумия. Пусть. Им так легче. Им так спокойнее... Но на деле - самым главным психом, самым последним кретином будет как раз тот, кто благоразумно считает наиважнейшим секретом нашего Снежинска эти убогие атомные бомбы! Ведь надо вконец потерять мозги, чтобы полагать, что такая система защиты как наша создавалась лишь во имя сохранения никчемных конструкторских тайн!..
Хотя ладно, я забегаю вперед. Просто злюсь. Просто не могу успокоиться, что до сих пор правды не знает практически никто.
Я - знаю...
Договоримся с самого начала. Я расскажу обо всем, что видел собственными глазами, а вы выслушаете меня до конца, не задавая идиотских вопросов. И рассказывать буду так, как хочется мне самому. Мне - а не вам!.. Вам-то нужно, чтобы я начал со слов: "И тут я увидел..." Не дождетесь! Если бы я случайно наткнулся на источник шума, то это была бы красивая история в духе Индианы Джонса. Триллер! Боевик. А я шел к этому, понимаете? Шел! Почти тридцать лет шел!.. Овладел средством. Осознал цель. А потом, в конце концов, понял, что именно это средство годится для моей цели!.. И вы выслушаете меня от первого до последнего слова, а если вам лень или вы куда-то торопитесь, то считайте, что я забрел сюда по ошибке!..
Меня не интересует ни ваша реакция, ни ваши дальнейшие действия. Я никого не боюсь и ничего не опасаюсь. У меня уже есть опыт общения с психиатром, и этого достаточно, чтобы предсказать мою дальнейшую судьбу - вплоть до последнего забитого гвоздя. Но, повторяю, - я никого не боюсь. Вы, вы первые струсите напечатать то, что я расскажу...
Родился я в Снежинске, ну, тогда еще, естественно, "семидесятке" или, вернее, даже "пятидесятке" - прямо после запуска Гагарина меня мама и родила. Да-да, и имя мое оттуда. Из времен всеобщего оптимизма, всеобщего счастья и всеобщей гордости.
Жили мы с сестрой и родителями на Свердлова, в сорок втором доме, это что наискосок от высотки у "Малахита", через бульвар. Тогда, правда, этой мерзкой, мозолящей глаза девятиэтажки не было, а была прекрасная горка с высоченными корабельными соснами, глядя на которые я говорил маме, пыжась от своей сообразительности: "Мама, я знаю, отчего ветер бывает. Оттого, что деревья качаются..."
Детство мое было как детство. Драки во дворе с коноводом Яшей. Угрозы дяди Жоры надрать уши, когда я слишком досаждал играющим в бильярд взрослым. Катания на велосипеде по бульвару под неусыпным взором родителей - наши окна выходили на улицу. Ребят помню, Лешку Симонова, братьев Кирюниных, Буздыгаров (они потом с родителями переехали в Обнинск), ну, и других, естественно.
Расскажу о первом сильном впечатлении, которое, как я считаю, во многом определило мой дальнейший путь. В ту пору рядом с моей любимой горкой, где я проводил все доступное мне свободное время, начали строить ресторан, небезызвестный ныне "Малахит". Когда возводили коробку (а было мне тогда лет семь или восемь), в нашем районе началось всеобщее поветрие, суть которого состояла в том, чтобы, избежав встречи со сторожем, проникнуть на территорию строительства, через узкое нижнее окно спрыгнуть в темноту подвала нового здания и по приставленной доске вылезти на другую сторону. Обычная дворовая поверка "на вшивость". Разумеется, я был в первых рядах. Неоднократно повторив указанный подвиг и вполне освоившись в совсем не страшном помещении, я однажды прошел несколько дальше, пролез через какое-то отверстие и внезапно увидел перед собой волшебное зрелище: с земли вертикально вверх поднимались фантастические образования, для которых я не сразу, с трудом, но все-таки нашел уже существующее в моем языке слово. Сталагмиты! Они светились изнутри странным, зеленоватым светом, и, с трепетом прикоснувшись к ним, я понял, что они изо льда. И это в разгар лета! Несколько минут я стоял совершенно завороженный представшим моим глазам видом, и это ощущение тайного великолепия осталось со мной навсегда. Я до сих пор не знаю, что это было. То ли строители вскрыли какую-то подземную полость с этими чудесными сосульками, то ли их образование объяснялось какими-то сугубо техногенными причинами, но факт остается фактом: я понял, что под землей скрывается нечто такое, что никогда не сможет стать доступным человеку, ведущему обычную, "наземную", жизнь.
Нет нужды объяснять, что с того момента я уже не пропускал ни одной стройки в родном городе. Я знал каждый кирпич, каждый камень на строительстве магазина "Солнечный", сто двадцать седьмой школы, первого торгово-культурного комплекса "Юбилейный" (который, впрочем, в те времена носил название "Синегорье", и только помпезная годовщина помешала сохранить ему свое прекрасное, романтичное имя). Разбуди меня ночью, и я мог бы на память пересказать расположение котлованов практически всех закладываемых домов по улице Победы, расписать, какие горные породы заполняют эти рукотворные ямы (я увлекался тогда минералогией, читал Ферсмана), поведать о траншеях коммуникаций, проводимых от котлована к котловану...
Мои исследования были далеко не безоблачными. Неоднократно меня ловили какие-то личности, в основном, являвшиеся законопослушными гражданами близлежащих домов. Они читали мне нотации и морали, внушая, что хороший мальчик не должен бродить по стройке, где на него может упасть тяжелый и твердый кран... Я с детства терпеть не мог подобного сюсюканья, поэтому очень скоро понял, что их больше тешит ощущение собственной значимости, нежели чем мое здоровье и моя безопасность, и что необходимо по мере возможности избегать встреч с такими вот индивидуумами. Оглядываясь назад, я понимаю, что мои рассуждения были вполне здравыми для восьмилетнего ребенка... Однажды какой-то человек, поймав меня на строительстве шестого дома по улице Победы, вцепился в мое плечо как клещ и повел в отделение милиции, которое располагалось тогда в двухэтажном здании за магазином "Весна". Поскольку особых причин к такому этапированию у него не было, он, используя неосторожные слова, сказанные мною по дороге, нажаловался в отделении, что я называл милиционеров полицейскими - о факте моей поимки на стройке не было сказано ни слова. Мое первое столкновение с представителями закона разочаровало меня, поскольку часовая беседа ребенка со взрослым дядей в форме свелась к унылому повторению одной-единственной фразы: "Кто тебя научил так называть милиционеров?.." Из нее я вынес только одно: любых представителей власти (а таковыми тогда представлялись все взрослые) стоит избегать.
Время подтвердило справедливость моего заключения.
Повторяю, мои знания давались мне не безболезненно. И не только в моральном, но и в физическом плане. Как-то, приехав на велосипеде на строительство сорокового дома по улице Ленина (третий "длинный" дом от музыкальной школы), я не заметил вырытой за прошедшие сутки траншеи теплотрассы и ухнул в двухметровую яму вместе с велосипедом. Поражаюсь, как я вообще остался жив, потому что лбом я шарахнулся о выступающий из земли камень, а велосипед просто сложился вдвое, и мне пришлось долго доказывать отцу, что бордюр около магазина "Елочка", в который я ненароком врезался, вполне мог нанести подобный урон моему велосипеду... Был случай во время реконструкции стадиона Гагарина, когда снесли старую деревянную трибуну и вырыли котлован для новой. Многодневные летние дожди заполнили котлован водой метра на два. И проклятое дворовое бахвальство заставило меня сложить вместе два деревянных щита ограждения и отправиться на них в недолгое плавание, которое закончилось полной катастрофой, и я очень хорошо помню ощущение, когда, оказавшись в воде, все чаще погружаясь и все реже выныривая, я спокойно-спокойно подумал, ну, все, сейчас утону, и я помню сумасшедшие глаза оказавшегося рядом гражданина, лихорадочно сдирающегося с себя штаны и бухающегося в воду в простых семейных трусах, гражданина, которому я по гроб жизни глубоко-глубоко обязан и которого все эти годы хочу найти, чтобы сказать ему спасибо, которое так не смог сказать в тот злополучный день...
Конечно, все это лирика. Но вы должны знать и "лирику", чтобы понять мою мятущуюся душу. Чтобы уяснить, как безудержно и неукротимо влекло меня куда-то вглубь. Чтобы осознать, что препятствия на пути ничуть не ослабляли моей тяги к познанию неизвестного. И чтобы постичь, наконец, почему однажды вечером я остановился на стройке перед очередной коммуникационной траншеей и задумчиво сказал себе: "Юра, а ведь она куда-то ведет".
Подземные лабиринты До этой мысли, мысли о том, что трубы, проложенные в открытых траншеях, уходят куда-то под землю, меня вполне устраивало освоение вырытых котлованов с выступающими из слоистых стенок обрубленными корнями и перекрытых плитами помещений подвалов. Но эта мысль была чем-то совсем-совсем другим.
Однажды, пройдя по свежевырытой траншее у дома пятьдесят два по улице Ленина, я с удивлением обнаружил, что трубы, над которыми два дня колдовали сварщики, вовсе не уходят в землю, в песок, в никуда. Я увидел, что для них проложен специальный бетонный желоб-коридор, который призывно зовет меня посетить его неведомые глубины.
В тот день я далеко не ушел. Было не страшно (я почему-то никогда не испытывал страха перед неизвестным, похоже, мне в детстве накрепко внушили фальшивую уверенность в том, что этот мир создан исключительно для человека, и никакой реальной опасности для жизни в нем быть не может). Было просто темно. Именно тогда я понял, что мне необходим фонарик и умение ориентироваться в незнакомом месте.
Вместе с тем пришло понимание, что я ломлюсь в открытую дверь. Я обнаружил, что город полон люков смотровых и контрольных канализационных колодцев, каждый из которых являлся дверью в незнакомый мир.
Но не сразу я использовал эти манящие возможности. Надо вспомнить, что в ту пору я был мал. Мне только-только исполнилось десять лет, и я физически не мог поднять тяжеленную чугунную крышку.
Я стал искать открытые люки. К моему удивлению их оказалось достаточно много. Я обнаруживал их и в районе просеки - продолжения улицы Ленина ("Трех Поросят" тогда еще и в помине не было), и в лесу за железнодорожными путями вблизи нынешнего магазина "Стройматериалы", и вблизи гаражей на Новой (которой как улицы тогда тоже не существовало). К стержням арматуры обнаруженных колодцев, словно специально для меня, были приварены металлические скобы, по которым я без труда спускался вниз и, освещая себе путь подаренным на день рождения фонариком, исследовал открывающийся мне подземный лабиринт.
Надо сказать честно, практически каждый из этих ходов кончался тупиком в десяти-пятнадцати метрах от места спуска. Однако не всегда тупик был действительно непреодолимым. В большинстве случаев трубы, идущие, как правило, попарно, исчезали в неожиданно сужающемся проходе, забитом теплоизоляцией и какой-то подобной гадостью. Сначала это останавливало меня, но однажды, собравшись с духом, я забрался на верхнюю трубу (кажется, это было где-то в районе городской спасательной станции) и, вжимаясь лицом в стекловату, пополз вперед. Моя решимость была вознаграждена: метров через двадцать я почувствовал, что моя одежда больше не цепляется за шершавую поверхность бетона, и, включив фонарик, понял, что вновь очутился в проходе, подобному только что покинутому. Пройдя метров десять, я обнаружил скобы и, поднявшись по ним, уткнулся головой в крышку. Но это меня не обескуражило. Я понял, что нашел способ передвижения под землей.
Нельзя сказать, что мои путешествия приносили мне только положительные эмоции. Хорошо помню, когда пробираясь от открытого, видимо, по случаю ремонта колодца во дворе девятого дома по улице Васильева (напротив бывшей столовой "Заря"), я обнаружил под ногами полуразложившееся и дурно пахнущее тело какого-то представителя то ли кошачьих, то ли собачьих. Шоком для меня это не стало, поскольку во время своих прогулок я нередко находил весьма и весьма неаппетитные вещи, но именно с того случая я стал ходить по подземным коммуникациям в респираторной маске, которую выпросил у малярш, красящих стены (как сейчас помню) в сдававшемся доме номер тридцать два по улице Победы. На дворе стоял, если я не ошибаюсь, май или июнь семьдесят первого года. Спасибо вам, дорогие женщины...
Маршруты я делил на хорошие и плохие, хотя, скажем, для вас, наземных жителей, все они были бы примерно одинаковыми, характеризуемыми двумя словами: грязь и темень. Но ведь одному нравится идти от книжного магазина до "Пищевика" по улице Васильева, а другой предпочтет пройти через площадь, мимо "Луча" и "Универмага". Так и мне больше нравилось добираться, скажем, от смотрового колодца у профилактория до колодца у входа в теплицу сто двадцать седьмой школы (самое удобное место для выхода на поверхность по вечерам) - не через коллектор у одиннадцатого дома по улице Победы (мне и на поверхности постоянно чудится, что там воняет фекалиями), а через чистый и опрятный коллектор ремонтно-эксплуатационного цеха за "Юбилейным".
Когда мне исполнилось двенадцать лет, мне пришло в голову нарисовать план пройденных мною подземелий. В принципе, я их знал и так (у меня прекрасная зрительная и пространственная память), но тогда я прочитал книгу о лабиринтах, и составление планов стало моей страстью. Кстати говоря, именно тогда, несколько раз понаблюдав за работой сантехников, я научился открывать крышки канализационных люков. Это совсем не сложно и вполне по силам даже пятикласснику, если знать, куда вставлять ломик и как подцеплять крышку. Трудно поверить, но я поднимал любую крышку за пять секунд, и еще не более пяти секунд мне требовалось, чтобы проникнуть внутрь, задвинув за собой крышку - не до конца, а только так, чтобы создать видимость закрытости.
Так вот, возвращаясь к планам. Первый план я нарисовал, не спускаясь под землю. Зачем? Я и так уже все знал. Город был исхожен вдоль и поперек. Десятки поднятых и опущенных крышек. Сотни проведенных под землей часов. Тысячи отложенных в закоулках памяти впечатлений. Мои родители? А какие родители знают, чем их ребенок занимается с часу дня до шести часов вечера? После шести я старательно делал уроки, смотрел телевизор и даже, помнится, ходил в бассейн "Урал" на секцию подводного плавания. Вел секцию Олег Михайлович, душевнейший человек, не помню, к сожалению, фамилии, потом был Вася Дмитриев, но его я уже не застал... Отвлекаюсь. Хотя, пожалуй, нет. Именно в бассейне я понял такую простую вещь, что подземная сеть не может не иметь и других выходов на поверхность помимо канализационных люков и мест стоков ливневой канализации. Не раз в своих подземных путешествиях я обнаруживал большие, в рост, металлические листы с надписями типа "электрощитовая", от которых я старался держаться подальше, но вот однажды в бассейне, пробегая с парнями через спортзал (мы пытались подсматривать за девчонками в женской душевой), я обнаружил в коротком коридоре с "женской" стороны дверь с той же надписью, и эта дверь была чуть-чуть приоткрыта. В тот же миг все голые девчонки вылетели из моей головы, потому что за переплетением проводов я увидел ход, и этот ход чертовски напоминал мне мои подземные тоннели. Что-то схлестнулось в моей голове, и подземный план "семидесятки" стал обрастать в моем воображении новыми, неизвестными до того деталями.
Разумеется, в тот день, спасаясь от разъяренной технички, я даже не пытался проникнуть в щитовую бассейна. Я вообще туда никогда не входил. Но несколько лет спустя, увидев эту дверь изнутри, я вспомнил обо всем и невольно улыбнулся...
С того самого дня в своих подземных путешествиях я перестал пропускать двери, которые временами встречались в бетонных стенах коллекторов. Очень часто эти двери скрывали лишь неглубокие ниши или маленькие комнаты с одной-двумя лопатами, парой ведер и неизменным огнетушителем. Но иногда за ними начинались вполне приличные коридоры, которые, как правило, приводили в подвалы жилых домов или в иные, более экзотические места. Например, кто из горожан знает, что под плитами, окружающими памятник Ленину, существует канализационный колодец, прикрытый вместо крышки лишь одной из этих самых плит (второй от левого угла)? А ведь именно оттуда я слушал торжественную речь первого секретаря горкома партии девятого мая тысяча девятьсот семьдесят пятого года - речь, посвященную тридцатилетию Победы... Кому известно, что в подвале хранилища городского банка существует маленькая, в половину человеческого роста дверь, за которой несведущий человек увидит лишь огромный вентиль да покрытые ржавчиной трубы? А между тем я не раз протискивался в узкую щель между полом и нижней трубой и стоял, затаив дыхание и прислушиваясь к металлическому лязганью решеток и дверей сейфов над моей головой... Кто предполагает, что в большинство квартир первого этажа домов старой застройки можно без особых трудностей проникнуть, приподняв настил на кухне? Я этого не делал, но многие семейные тайны жителей этих квартир для меня не были тайнами. Будь на моем месте человек иного склада, он, вероятно, увлекся бы именно этим, возможностью знать все обо всех, но, к счастью, меня не прельщала эта перспектива. И, встречаясь с неизвестно от кого забеременевшими молодыми особами или мило улыбающимися друг другу семейными парами, которые еще вчера поливали друг друга отборнейшими ругательствами, - я не чувствовал перед ними никакого превосходства. Правда, не скрою, и неловкости тоже...
Сразу скажу, мне здорово повезло, что я начал спускаться вниз в столь раннем возрасте. Тогда я мог протискиваться в такие щели, которые лет через пять стали для меня недоступными. Столкнись я впервые с такими препятствиями лет в шестнадцать - наверняка бы послал это свое занятие куда подальше. Но к этому возрасту я прекрасно знал множество обходных путей и был уверен, что при желании доберусь куда угодно.
Да, я сознательно не упомянул еще один вид помещений, которые скрывались за попадающимися мне дверями. Это были короткие тупиковые коридоры длиной обычно около восьми метров, которые никуда не вели и ни с чем не соединялись. Поражали они относительно хорошей отделкой и совершенной своей бесполезностью. Была у них еще одна особенность, которую я осознал не сразу, но все-таки осознал.
Иногда в этих коридорах, а если быть точнее, под их полом, слышалось мерное, далекое гудение...
Тайна города С самого раннего детства я знал, что живу в особом городе. В секретном городе. В городе, связанном с Тайной. Что это за Тайна, я не имел ни малейшего представления, и, наверное, именно от этого она казалась большой и значительной.
Сейчас все стали очень умными. Все все знают. А я до самого окончания института ведать не ведал, что в моем родном городе делают атомные бомбы. И когда, проучившись пять с половиной лет в Ленинграде и прибыв по распределению (а точнее, по вызову) во ВНИИП, я, наконец, узнал, чем изо дня в день занимается большинство горожан, - я был поражен. Поражен до глубины души. Но совсем не тем, о чем вы думаете. Не устрашающей близостью атомного оружия. И не сопричастностью к важнейшему государственному делу. Нет.
Я был поражен, до чего Тайна оказалась мелкой и никчемной.
И я не поверил, что это и есть Тайна.
И не верю по сей день.
Что было после возвращения в город? Наверно, примерно то же, что и у всех. Я стал инженером-конструктором с неплохим тогда окладом в сто шестьдесят рублей. Занимался культмассовой работой. Развлекался на комсомольских вечеринках. Ездил вожатым в "Орленок". Ходил по весне в походы. Отпуск проводил в Ленинграде, навещая друзей и родственников. Потом - знакомство с будущей женой, свадебное путешествие на не стреляющий еще тогда Кавказ, рождение сына, дочери. А дальше...
Дальше - тупик. Развал всего: страны, работы, человеческих отношений. Брака, наконец. Не буду об этом...
Учеба в институте как бы выхватила несколько лет из моей жизни, не связав ее с городом. Можно считать, что в этом отношении мне очень повезло: когда я вновь появился здесь, я взглянул на город глазами другого человека, человека, лишенного каких бы то ни было стереотипов и иллюзий. В детстве не особенно задумываешься над течением жизни вокруг тебя, поэтому город, возникший перед моим взором, был для меня абсолютно новым объектом, который еще нужно было изучить и принять.
Я понял, например, что совершенно не знаю окрестностей "семидесятки". Не тех окрестностей, что находятся внутри периметра, а тех, которые непосредственно примыкают к нему. У нас в семье не было машины, и если мы и выезжали куда, то только в Свердловск или Челябинск на рейсовых автобусах, поэтому в радиусе пятидесяти километров для меня лежала совершеннейшая "терра инкогнита". До сих пор помню повторяющийся кошмарный сон, который мучил меня вплоть до окончания института: я волей случая оказываюсь где-то за КПП в районе, как я понимаю, то ли Двадцать Первой, то ли Кыштыма, и передо мной стоит задача возвращения в город, задача практически неразрешимая, поскольку, с одной стороны, сам я даже примерно не знаю, в какой стороне может находиться город (хотя близость его априори задана), а с другой, меня железными обручами сковывает проклятая секретность, из-за которой я не могу задать первому встречному простой вопрос о местонахождении "семидесятки", каковое, уверен, известно любой здешней собаке, поэтому я, заходясь от бессилья (и невозможности проснуться), вынужден разрабатывать хитроумный план достижения города через областные центры, про которые, как я знаю, можно спрашивать все что угодно и в которых места остановки "наших" автобусов мне - слава Богу! - известны абсолютно точно...
Вот почему я жадно погрузился в изучение родного края. Набат Тайны еще не прозвучал тогда воочию, но дальние отголоски его уже слышались, бередя непонятными предчувствиями мою душу. Многочисленные разговоры с жителями Двадцать Первой, Воздвиженки, Ключей, Сельков стали для меня окном в новое пространство образов и представлений о нашем городе. И сейчас я уже не помню, кто первый обронил эту фразу о территории, которую ныне занимает Снежинск. Фразу, навечно запавшую мне в память.
Здесь никто и никогда не селился.
Сказанное потрясло меня. Я не знаю, какие струны оно задело во мне, но я первым делом захотел убедиться, что это не пустые слова. Моя бывшая жена, которая работала тогда в библиотеке (она и сейчас там работает), выписала мне из Челябинского фонда практически все, прямо или косвенно связанное с нашим районом. Похоже, многое было изъято в период, когда строился и засекречивался город, но и найденного было вполне достаточно.
Здесь действительно никто и никогда не селился.
Да, здесь собирали чернику, охотились между Лысой (Чумишева, Волчьей) и Теплой на козлов, били шурфы в поисках "камушков". Здесь заготавливали для Воздвиженского стекольного завода лес, который вязали в плоты и перегоняли на другую сторону Синары. Здесь строили временные рыбацкие саймы.
Но жить - не жили.
Ну, ладно, русские, они пришли сюда достаточно поздно. Но - башкиры, предки которых обосновались здесь чуть ли не за полтысячелетия до прихода всякого рода казаков-разбойников? Им-то что мешало?
Я погрузился в топонимику. Перерыв кучу литературы, я сделал для себя два очень важных открытия, которые подтвердили, что ищу я не на пустом месте.
Во-первых, я нашел точное объяснение названия Синара, вокруг которого наворочено много разной романтической чепухи. Первая часть этого слова - "син" - вполне однозначно обозначает у южных башкир и казахов могильник, могилу, иногда - изваяние, стоящее на могиле; искать основу этого слова в казахском "сен" ("сын") - истинный - надуманно и нелепо. Вторая его часть - "ара" - переводится как промежуток, середина; например, Аракуль - "озеро, находящееся в промежутке (между горами)". Таким образом, Синара - это "озеро между могильниками" или "озеро близ могильников". Осмелюсь предположить, что у этого названия был и другой оттенок - "озеро, близ которого смерть"...
Во-вторых, с чувством, близким к изумлению, я обнаружил, что в одном из указов канцелярии особой Исетской провинции Оренбургской губернии ("марта третьего числа года одна тысяча семьсот тридцать седьмого по Рождеству Христову") упоминается возвышенность "в одной версте от полдневного брега озера прозванием Син-Ара на полдень" - то есть примерно километр на юг от южного берега озера, - "каковую татары Юре-Ме называют"!
Хотите вы или нет, но это - гора в центре города, на которой сейчас находится музыкальная школа! Других возвышенностей в районе южной части озера просто нет. Но это еще не самое главное. Оставим на совести автора ссылку на татар (это, конечно же, башкиры), но толкование приведенного топонима известно многим школьникам нашего города, тем, кто будучи в "Орленке" совершали с Сергеем Михайловичем Рощупкиным восхождение на Юрму - одну из самых высоких гор Южного Урала, расположенную близ Карабаша. Башкирское слово "юре" обозначает "ходить", "ме" - отрицательная частица. "Не ходи!" - ярко выраженное предупреждение об опасности восхождения на эту гору, а в нашем случае это, вероятно, запрет приближения к указанному району, поскольку, естественно, ни о каком "восхождении" здесь не может идти и речи...
Когда я поделился своим открытием с двумя-тремя местными "авторитетами", мне посоветовали не забивать голову непроверенными слухами и прочей чепухой, сославшись на то, что люди тут жили и жили всегда, что, дескать, у озера неоднократно находили стоянки древнего человека эпохи бронзы и раннего железа и что абсолютно точно подтвержден факт их занятий рыболовством и скотоводством...
Да, я все это знаю. Мне Юрка Карпов еще в семьдесят шестом году рассказывал, как он нашел на Петушке глиняные черепки и наконечники стрел. И другие свидетельства мне известны. А мнение специалистов по всем этим находкам вас не интересует? Настоящих специалистов, а не наших доморощенных Шлиманов?.. Интересует все-таки. То-то и оно. Так вот, я могу вам показать заключение кафедры истории Уральского университета, обобщившей все эти находки... Стоянки покинуты внезапно, оставленные предметы не подверглись ни действию огня, ни физическому разрушению. Останки погибших отсутствуют, что совершенно нетипично в случае внезапного нападения врага... Люди просто ушли. Почему? Да потому что нельзя здесь было находиться! Просто нельзя. А если нельзя, то - "юре-ме"...
Это пока лишь первые мазки созданной позже общей картины. Накопление критической массы. Первые шаги по направлению к Тайне. Следите за моей мыслью...
О работе. Сначала, пока не начались все эти перестроечные и постперестроечные передряги, она мне, собственно говоря, даже нравилась. Приходилось думать, решать какие-то проблемы, шевелить мозгами. Правда, специфичность работы для меня выражалась не в уникальности проблем конструирования специзделий (любой вид творчества уникален), а в режимном антураже.
Режимные требования положительно забавляли. Подчеркиваю, забавляли, а не раздражали, как многих моих товарищей. Все это отдавало каким-то здоровым идиотизмом и напоминало игру в доме для детей с задержкой психического развития. Веселило, что вместо того, чтобы взять листок и начать чертить или, там, считать, ты должен проделать массу непонятных ритуальных действий, каждое из которых характеризуется абсолютным отсутствием смысла и совершенно не служит для того, для чего изначально предназначалось, а именно - для обеспечения режима секретности.
Заострю ваше внимание на этом моменте, потому что веселье мое кончилось, когда я понял, что с точки зрения теории систем все это носит простое наименование избыточности. Не дублирования, а именно избыточности. И если дублирование повышает надежность, то избыточность вносит в систему деструктивные изменения, которые резко снижают ее надежность. То есть уровень режимных требований, существующий на нашем предприятии, совершено не соответствует поставленной задаче. Я доказал это расчетами и сделал однозначный вывод, что либо эти требования разрабатывал последний кретин (в чем у меня были и есть очень большие сомнения), либо они не имеют ничего общего с вопросами сохранения секретности атомного оружия.
Я объяснил непонятно? Попробую еще раз. Когда вы замечаете в автобусе воришку, положившего глаз на ваш кошелек, вы постараетесь переложить кошелек в другой, менее доступный ему карман. Это будет логично. Увидев, что воришка не уходит и продолжает следить за вами, вы решаете переложить кошелек обратно, чтобы запутать его, а потом с этой же целью начинаете перекладывать кошелек из кармана в карман. Первое ваше действие - это реальное обеспечение секретности, а значит, и сохранности ваших капиталов. Дальнейшие ваши действия становятся бессмысленными, потому что они лишь привлекают внимание преступника; вы словно сообщаете ему, что у вас есть деньги, много денег, делая кражу для него более привлекательной. Скорее всего, в этом случае кошелька вы рано или поздно лишитесь.
Но эти действия приобретают глубочайший смысл, если кошелек пуст, а ваши деньги (и большие деньги!) находятся во внутреннем кармане пиджака...
submitted by Amalackesh to Pikabu [link] [comments]


2019.04.23 12:22 xixidok Дар (c) Дмитрий Хихидок

Дар (c) Дмитрий Хихидок
https://preview.redd.it/kcg6vnq7b0u21.jpg?width=700&format=pjpg&auto=webp&s=5b1b7dab2450eedeb73fb60d89a53d7f24015b83
Этот дар я обнаружил случайно. Споткнулся, выходя из комнаты, взмахнул рукой и она прошла сквозь стену. В тот момент представив себе, как сейчас ударюсь головой, захотел оказаться в другом месте. Головой то, я, все равно ударился, но не потому, что не успел выставить руку, а потому что она провалилась в стену. Шишка вскочила огромная. Но меня это беспокоило меньше всего. Ущипнув себя за руку, я попытался снова повторить тот трюк. Но только лишь ушиб кость. Пошел в ванную, поглядел на себя в зеркало. Кроме вспухающей шишки на лбу, никаких изменений в себе не обнаружил. Может меня проглючило.
Мысли все равно вертятся вокруг того случая. Ну интересно же. Придя с работы, сел за стол и положил перед собой стопку чистых листов. Взяв первый, зажмурился и левой рукой попытался рукой пройти сквозь нее. Прошел. В центре чистого листа, зияла дырка, которую я сделал рукой. Нет,так дело не пойдет. Взял другой лист бумаги, я закрыл глаза и представил, что нахожусь в другом месте и провел рукой мимо бумаги. Сопротивления не ощутил. Открыл глаза. И что? Как понять, что я это сделал? Нужна видеокамера.
Серега сразу сказал, что хочет это видеть. Это было условие, при котором, я получу камеру. Пришлось согласится, хотя чувствую себя дураком. Одно дело, сидеть одному и совершать непонятные манипуляции, которые никто не видит, а совсем другое, это делать при посторонних. Серега обещал не ржать. Не забыть бы потом стереть все, а то этот придурок еще выложит на ютуб. Стыда не оберешься.
В комнате, увидев белый лист с дыркой, Серега стал улыбаться. Я его предупредил, что если будет ржать, то выгоню. Пусть сидит молча и снимает, что я делаю. Он сразу сделал серьезное лицо, включил камеру и дал знак, что готов к работе. Оператор хренов. И как тут сосредоточишься, когда напротив сидит бегемот и дышит как паровоз.
Закрыл глаза, попытался расслабиться и ударил рукой в центр листа. Почувствовал рукой лист, отбросил в сторону и не открывая глаз, ударил по другому.Эффект тот же. Боже, каким же я дураком, выгляжу со стороны. Вот бы убраться отсюда. И тут же слышу удивленный восклик Сержа. Открываю глаза и вижу его изумленное лицо и открытый рот.Значит получилось.Интересно посмотреть, что записалось.
Красиво снято. Сидит чувак с огромной шишкой на лбу и рукой бьет по белому листу бумаги. Вылитый клоун. Но на третьем ударе, кулак проходит сквозь бумагу, как нож сквозь масло. Жесть однако. Серега сидит рядом и присвистывает. Как ты это сделал? Спросил бы чего полегче. А хрен его знает как! Серому не терпится продолжать снимать. Давай теперь в стенку, как ты рассказывал. Ну в стенку, так в стенку.
Рука болит. Отбил всю. Не могу понять, при каких эмоциях срабатывает дар. Представляю себя везде, куда меня заводит фантазия, но продолжаю биться рукой об стенку. Утешает, что хоть с листом есть запись на камере.Поворачиваюсь к Сереге и говорю, что на сегодня хватит, рука болит. Он поворачивается, чтоб уйти и внезапно толкает меня. От неожиданности, я взмахиваю рукой и ударяюсь спиной об стенку коридора. Дурак что ли, кричу ему. Вместо извинений, Серега наставляет на меня камеру и говорит, смотри на ноги. Я опускаю взгляд и мне становится плохо. Полступни торчит в стене. Не шевелись, он подносит камеру к ноги и медленно ведет объективом вдоль нее, до того места, где нога провалилась в стену.Что чувствуешь?Да ничего! Пытаюсь пошевелиться пальцами ног. Ничего не чувствую. Медленно вытаскиваю ее из стены. Серый лежит на полу и чуть ли не носки мои нюхает. Камера фиксирует каждый миллиметр моей высвобождаемой ступни. Наконец нога освобождена.Я снова чувствую пальцы ног.А так же холодный пот, который стекает по моему позвоночнику. Все, говорю, на сегодня хватит экспериментов.Я должен все обдумать.Забираю камеру у Сереги.Он даже не ропщет.
Всю ночь провел без сна. Мысли в голове разбегались как тараканы. Что это, как происходит и почему я? После ухода Сереги, я весь вечер смотрел видео с собой. Начинаю понимать,что эффект проваливания происходит, когда меньше всего этого ожидаешь. Но как мне это контролировать, чтоб не провалится куда нибудь по дороге на работу? Так же, понимаю, что надо продолжать эксперименты, чтоб научиться управлять этим даром. И еще понял, что очень очкую, так как не понимаю,что творится с моим телом, когда оно находится в стене. Распадается на атомы??А может проваливается в другое измерение. Перед тем как провалился в сон, подумал, может камеру на ногу одеть и посмотреть.
Ходил с Серегой в магазин электроники. Покупал ему новую видеокамеру. Попал на 250 баксов. Рановато решил камеру на ногу одеть. Вообще то, Серый был не против идеи, одеть камеру на ногу, но когда он увидел, как я со всей дури, разбил камеру об стену, он потерял дар речи. Пришлось покупать новую. Хорошо,что флешка осталось от старой. Не потерялось старое видео. После покупки, у меня на кухне, обмыли новую камеру. Решили повременить узнавать, что там в стене, так как слишком дорого обходится такое знание. Пока трепались,появилась муха, которая решила тоже устроить с нами посиделки на троих. Третий лишний, сказал я и прихлопнул ее. Зажав ее в кулак, открыл форточку, но промахнулся и рука прошла сквозь стекло. Отшатнувшись от окна, я чуть не упал на пол. Ища опору, схватился за край стола. Из руки вылетела муха и жужжа, стала летать над столом. Не понял, я же убил ее.
Так как эпизод с окном мы не успели записать, не стали на нем зацикливаться. А че, правда, чего тут такого. Ну прошла рука сквозь стекло.С кем не бывает. Зато муха заинтересовала. Серега убеждает, что я ее просто оглушил, но я то знаю, что убил. Для чистоты эксперимента устраиваем охоту за той же мухой. Полотенцем оглушаем ее и Серега, наступив, добивает. Подняв за сломанное крыло, он протянул ее мне. Держи. Я брезгливо сжимаю ее в кулаке и сажусь за стол. Серый напротив с камерой. Почему то, шепчет, запись пошла.
Сижу с закрытыми глазами, отрешившись от всего. Кулак медленно приближаю к стене.Стараюсь не думать об этом. Я в другом месте. Меня нет. Я спокоен. Мои мысли, мои скакуны. В голове рождаются образы лошадей, скачущих по полю. Очнулся от голоса Серого. Получилось. Открываю глаза. Рука по локоть уходит в стену. Дергаю влево. Мертво. Вправо. Никакого эффекта. У меня начинает паника. Серега, ору, я не могу вытащить руку. Помоги. Да да, сейчас. Он, что то бормочет и продолжает снимать, как я пытаюсь вытащить руку из стенки. Я пытаюсь ударить его ногой. Кончай снимать,сделай что нибудь. Успокойся, успокойся, он продолжает снимать меня, но не приближается. Сядь за стол. Расслабься. Ты же так делал с ногой. Я хмуро смотрю на него. Сажусь. Рука крепко сжата в стене, словно в тисках.Закрываю глаза. Как там?? Мои мысли, мои скакуны.Я пытаюсь представить образы лошадей и потихонечку дергаю руку на себя. Ничего.Я выдыхаю.Стараюсь не накручивать себя. Ну застряла рука, что тут такого. Придут рабочие, разобьют стену и вытащат руку. Правда, потом трудно будет объяснить, как я ее туда засунул. Но это пустяки. Конечно, потом ремонт в копеечку обойдется. Очнулся от крика Сереги. Даааа. Открываю глаза. Рука, с зажатым кулаком полностью свободна, хотя ощущения, что еще в тисках.Я медленно разжимаю пальцы на кулаке. Муха, жужжа взлетает под потолок, подальше от опасности. Серега провожает ее объективом камеры. Дважды рожденная, торжественным голосом произносит он.
Переходим в комнату. Кухня теперь, еще долго будет вызывать у меня негативный осадок. Смотрим видео с камеры, как мертвая муха оживает и улетает.Получается, что когда, моя рука проникает сквозь стену, она все таки расщепляется на какие то атомы, а потом, на выходе, собирает снова, а поврежденные части восстанавливаются из днк. Это значит, что моя рука уже несколько раз разлеталась на атомы. Становится не по себе. Доношу это мысль до Сереги, но кажется, он меня не слышит. Он встает и уходит на кухню и через 15 секунд появляется с большим кухонным ножом. Кажется он сошел с ума и сейчас меня зарежет. Я отскакиваю от него и прячусь за стол. Но он вытягивает свою руку и ножом режет свое запястье. С ума сошел, кричу я. Нет,не сошел. Он берет камеру в здоровую руку, поворачивает объективом к себе и говорит: Эксперимент продолжается. Потом поворачивается ко мне. Живая муха, это гавно эксперимент. Никто не поверит. Возьми мою руку и попробуй сделать тоже самое. Я не хочу. Серег, я уже застрял в стене. Хватит фокусов. Он поднимает руку. Кровь с запястья, ручьем льется ему на рубашку. Скоро надо будет вызывать врача. Рана глубокая. Идиот, говорю ему, нож убери. Серега улыбается и отбрасывает нож в сторону. Ты сделаешь это. У тебя дар.
Я беру руку Сергея. Смотри, я ничего не обещаю, что получится, предупреждаю его. Получится, успокаивает он меня. С мухой то получилось. Стоим у стены.Я закрываю глаза и начинаю думать о чем то спокойном. Например, а почему собственно только стену. Наверно, можно и в дерево. Интересно, а вода, это какая субстанция.Если я опущу руку в воду, она распадется на атомы? Я представил, как купаюсь в море и мое тело распадается на атомы. Мне тепло, хорошо и нечего не надо..Ощутил толчок вбок, от Сереги. Открываю глаза. Обе наши руки по локоть в стене.Ты что нибудь чувствуешь, спрашиваю его. Нет. Но ощущения странные. С одной стороны, я знаю и чувствую свою руку, а с другой, я не могу ей ничего сделать.Это как мышечная память, при ампутации. Когда больному отрубают ногу, а он какое то время еще чувствует ее. Вообщем, давай вытаскивай. Че то нехорошо мне. Я закрываю глаза, выдыхаю воздух и медленно вытаскиваю руки из стены. Вот это да. Тренировки не проходят даром.Открываю глаза и вижу как Серега рассматривает свое совершенно чистое запястье. Потом переводит изумленные глаза на меня. Ты Мессия. Да, да, я Мессия. А теперь Мессия устал и ему надо поспать.Выпроваживаю Серегу из квартиры, не забыв забрать камеру. Надо поглядеть, чего он там наснимал.
На следующее утро меня разбудил звонок в дверь. На пороге стоял Серега, а за ним, маленький пацанчик, на костылях. Это мой брательник, младший, сказал он, отодвигая меня в сторону. Валерка, заходи. Пацан потупился и промямлив, можно, проковылял мимо меня. Серега, уже из комнаты, начал рассказ. Вчера играл в футбол. Неудачный подкат и как итог, сломанная нога. А у него игра завтра.Надо помочь.Ты что, уже растрезвонил об этом, рассердился я. Не, никто ничего не знает. Просто помоги и он уйдет. Серый уже нацелил на меня камеру.Я растерялся. Мы же никогда так глубоко не уходили в эксперимент. Ну вот, заодно и копнем поглубже. Валерка, подойди к дяде. Пацан на одной ноге, припрыгал ко мне и взял за руку. Мне брат сказал, что ты лечишь людей. Помоги. Я погрозил кулаком Сереге. Болтун.
Технически было сложнее. Взял Валерку на руки. Закрой глаза и не открывай, пока я тебе не скажу.Пацан испуганно кивнул и зажмурился. Я тоже закрыл глаза и шагнул к стене. Еще шаг, второй. Подсознательно жду удара об стенку, но слышу крик Сереги: стой. Открываю глаза. Мои руки и ноги пацана уже в стене. Еще бы чуть чуть и сам бы ушел. Медленно поворачиваю ноги в сторону. Двигаюсь в стене. Глаза Валерки крепко сжаты. Не открывай. Сейчас все кончится. Не закрывая глаза, начинаю медленно выходить из стены. Получается. Серега чмокает от восхищения. Ты крут. Ставлю Валерку на пол. Открывай глаза. Он моргает и осторожно наступает на сломанную ногу. Потом топает ей. Восхищенно прыгает. Как новая, орет он. Спасибо вам, я на тренировку.Он уносится из моей квартиры, забыв про костыли. Вот же дети, как будто так и надо.
У Сереги созрел план. Ночью пробраться в больницу и попытаться полечить других больных и узнать силу моего дара.Насколько он велик. Я не против, так как уже начинаю приобретать уверенность в своих силах. Серый ушел договариваться с охранником, а я решил отдохнуть. Все таки эмоционально усталость накопилась. В голове вертится мысль, я один такой или есть другие. Почему именно я. Пока нет ответов.
Вечером похолодало. Оделись потеплее. Проникаем в больницу с черного хода. Охранник сурово осматривает нас. Не баловать, а то меня уволят.Свои люди, сочтемся, Серега хлопает охранника по плечу. Я тут работал раньше, санитаром, пояснил он мне, когда мы удалились.Пошли на второй этаж, в реанимацию. Меня там все знают. На втором этаже, за столом спит медсестра. Серега подходит и будит ее. Наташ, это он, указываем пальцем на меня. Ну болтун.Еще бы наклейку мне на лоб повесил. Медсестра трет усталые глаза. Вы правда можете лечить? Пожимаю плечами. У него спросите, киваю на Серого. Наташа ведет нас к палате и по дороге рассказывает. Больной впал в кому, после аварии, лежит давно, родственники не появляются. Дано указание завтра отключать, так как, нет денег, содержать его. Я, последний его шанс. Отзываю Серегу в сторону. С ума сошел, как я его через стенку потащу? Эксперимент, поясняет он. Не надо его через стенку тащить.Просто возьми за руку. Может целительство и проваливание сквозь стены, не взаимосвязано. Может у тебя усиливается дар.
Сидим у койки больного. На аппаратуре зигзагами бегут волны. Рука больного сухая и легкая. Парень молодой. Хруст. Закрываю глаза. Начинаю думать о чем то хорошем. Что он поправится, женится, заведет детишек и все будет хорошо. Неожиданно начинаю шептать молитву. Отче наше. Иже еси на небесах. Да святится имя Твое. Удивляюсь. Был некрещеным, да и молитвы не одной не знал. Открываю глаза.На меня с надеждой смотрят две пары глаз. Третьи все так же закрыты. Ничего. Не получается, Серег. Вероятно, могу только по мелочи работать. Нет, не уходи, давай попробуй его руку провалить с тобой, может я ошибаюсь и все взаимосвязано, громко шепчет Сергей. В углу плачет медсестра.Это ее парень, поэтому она пропустила нас.За любой шанс цепляется. Я закрываю глаза. Мои мысли, мои скакуны. Ну лошадки, выручайте нас. Наши руки проходят сквозь кровать, одеяло, матрас, железную окантовку. Да, шепчет Серега, получается. Вытаскивай обратно. Медленно провожу руку сквозь металл кровати. Этого не может быть, слышу изумленный вздох медсестры. Да ладно, чего уж там. Я и не такое могу, смущаюсь я. Сашка, кричит она. Что? Это она не мне? Поворачиваю голову к больному. На меня смотрят открытые глаза парня. Где я, произносит он тихим голосом.Уходите, уходите, выталкивает нас Наташа, сейчас врач придет, устроит взбучку. Ну ладно, мы пятимся из палаты. И вам спасибо, что пригласили.
Идем по ночной улице. Настроение приподнятое, несмотря на жуткую усталость. Мы спасли человека.Это круто. Идем домой, чтоб посмотреть еще раз это на камере. Около дома стоит толпа народа. Две разбитые машины. Авария. Походим ближе. Мужик с разбитой головой, сидит в одной машине. От него несет спиртным. Около второй лежит тело, накрытое простыней. Два санитара поднимают носилки. Куда его, спрашивает Серега. В морг, лаконично бросает один. Мы переглядываемся. Эксперимент? Он вопросительно смотрит на меня. Не-е, Серег, только не сегодня. Я уже вымотался. Мы проходим мимо и расходимся по квартирам. Я спать..спать..»Мессия» устал…
Утром разбудил звонок в дверь. С трудом встаю и бреду к двери. Кто там? На пороге стоит младший брат Сереги и ревет. Протянул мне руку, с которой сочилась кровь. Порезался на кухне, когда хлеб резал, всхлипывая сказал он. Дадите вы мне поспать или нет, буркнул я и на автопилоте провожу его руку сквозь железную дверь, туда обратно. Раны как не бывало. Захлопываю перед ним дверь, успевая заметить его изумленные глаза. Черт, я забыл сказать ему, закрыть их. Добредаю до постели, падаю в нее, успевая подумать, что надо сказать Сереге, чтоб брат не болтал.
Снова просыпаюсь от протяжной двери дверного звонка. За окном темно.Что?Уже вечер. Я спал почти сутки. Встаю.Все тело разбитое. Открываю дверь.На пороге Серега. Что с тобой? Весь день не отвечаешь. Я молча пропускаю его, иду следом и валюсь на кровать,мордой в подушку.У меня сил нет. Кажется, что эксперименты высасывают из меня силы и я не успеваю восстанавливаться. Черт, Серега огорчается, а я хотел сегодня вытащить тебя в морг. Уже договорился с теми санитарами,что пропустят. Боже, стону я, дай хоть душ приму, а ты кофе сделай.
Уже на кухне, немного взбодрившись от душа и кофе, я начинаю сомневается в этой идеи. Но Серега настаивает на своем. Надо узнать свои пределы дара. Пока препираемся, раздается еще звонок. Открываю дверь.Стоят две бабушки. Сынок, говорят ты лечишь? Я оборачиваюсь на Серегу. Он делает изумленное лицо.Не-е..не я..гадом буду. Вторая бабушка протягивает мне пакет с булочками. Помоги нам, подлечи. У меня спина болит, а у Матрены нога перестала сгибаться. Пропускаю их в комнату. Серый уже за камерой сидит. Оператор хренов. Прошу об одном условии. Чтоб никому не рассказывали. Прошу закрыть глаза, беру сразу обоих старушек за руки и погружаю в стену. Потом выдергиваю. Вот и все. Бабки отрывают глаза. А лечение? Уже все, бабушки.Вы здоровы. Одна, которая Матрена,недоверчиво сгибает правую ногу. И вправду вылечил. Вторая нагибается. Ой,спина не болит.Спасибо тебе огромное. Дай бог здоровья и долгих лет жизни. Мне становится неудобно.
После этого, все таки решаемся пойти в морг. Ловим такси. Пока едем, я дурачусь, протыкая спинки сидения рукой. Довожу до автоматизма свой дар. Мне уже не требуется долгой настройки. При выходе из такси, доигрался. Забылся и протянул деньги таксисту сквозь стекло. Серега потом долго ржал, вспоминая открытый от удивления, рот таксиста. Подходим к моргу. Веселое настроение покидает нас. Холодный ветер проникает за шиворот и мы начинаем дрожать от холода, дожидаясь, пока нам откроют. Здоровый сторож пропускает нас. Серега сует ему в руки поллитра. Только на час, предупреждает он. Ваш, вчерашний, лежит вон там. На холодном столе лежит голый труп пожилого мужчины. Сторож закрывает за нами дверь.Через час приду. Серега расчехляет камеру. Давай, время в обрез. Я беру за руку мертвого мужчину и закрываю глаза. С такими делами нужен настрой посильнее. Как там..Мои мысли, мои скакуны, мои трупы, мои друганы. Черт. Не настраиваюсь.Холод мертвой руки отвлекает меня еще больше.Давай, давай, диджей зажигай.Я представляю горячий костер, обжигающее солнце, как прыгаю босиком, по раскаленному песку на пляже. Даа..слышу я, Серегу и открываю глаза.
На меня тоже смотрят открытые глаза. Серега с камерой приближает к мужчине. Вы нас слышите. Скажите, что нибудь. Мужчина безучастно смотрит в потолок. Щупаю пульс. Есть. Зрачки реагируют на движение. Тогда, почему он молчит? Я осторожно приподнимаю его. Теперь он сидит и смотрит перед собой. Машу перед ним рукой. Никакой реакции. Поворачиваюсь к Сереге.Что дальше?Он пожимает плечами. Не знаю. Тихонько толкаю его в плечо и он начинает заваливать на стол. Подхватываю и укладываю его. Что не так? Вдруг меня осеняет. Серег, мы оживили только тело. Души то нет. Он сейчас как биологический материал. Мертвых не оживишь, пора уходить. Серый кивает на мужика, а что с ним? Я пытаюсь закрыть ему глаза, они упрямо открываются. Мдя, сторожу будет интрига.
Подходим к дому. Там опять небольшая толпа. Авария что ли снова. Когда подходим, все оборачиваются на нас и замолкают.Проходим мимо и слышим вслед шепот. Это они лечат.Твою же мать.Теперь Серега, ты лечить будешь. У дверей моей квартиры стоит какой то мужик с трясущимися руками. 3 часа ночи Ну уж нет, еще и опохмел лечить. Это вы уж сами. Поворачиваюсь к Сереге. Сегодня ночую у тебя.
Утром просыпаюсь от телефонного звонка. Поднимаю трубку. Это Сергей, голос говорившего, мягким рокотом прошел по моим ушам. Мы посмотрели ваше видео и нас заинтересовал ваш друг. Не могли бы вы с другом приехать сегодня к нашей студию. Мы возьмем у вас интервью на нашем шоу.Я изумленно смотрю на друга. Это что такое? Серега смутился. Хотел сделать сюрприз. Прикинь,тебя покажут по телевизору. Мы станем известными на весь мир. Зачем мне это? Я не хочу. Как зачем, изумляется Серый. Денег заработаем, квартиры новые купим, машины. Но я не стремлюсь к славе. Зато люди стремятся к тебе, убеждает он меня. Собирайся, за нами со студии прислали уже машину. Раздается звонок в дверь. Во, поднимает он, палец вверх. Это уже и они. Пока я умываюсь,слышу раздраженный голос Сереги в коридоре. Выхожу из ванны. Задрали уже эти бабки. Говорю им, занят ты, завтра пусть приходят, а они лезут и лезут.
Выходим к коридор.Стоят бабушки с сумками. Сынок, полечи нас. Мы тебе гостинцев принесли. Я беспомощно смотрю на Серегу. Надо помочь. Серега раздвигает плечом строй бабулек. Я что вам сказал, у нас съемка, сказано же завтра приходите. Он тащит меня за руку мимо старушек. Я виновато улыбаюсь. Мне чертовски стыдно за себя и за друга. У подъезда стоит черный джип. Дверь распахнута. Залезаем. Внутри, миловидная женщина с ядовито красным ртом и два бугая. Меня зовут Елизавета. Она протягивает мне свою узкую холодную ладошку для рукопожатия. Женщина-змея, в обтягивающем зеленом платье, которое не скрывает ее длинных ног. Пока мы едем, я бы хотела набросать черновик нашей будущей беседы. А я хотел бы поспать, буркнул я и откровенно закрываю глаза. Настроение испорчено. Зачем я еду. Всю дорогу в машине царило молчание.
В павильоне студии меня встречает мужчина. Этакий балагур-весельчак. Душа компании.Полная противоположность женщине-змее. Он приобнимает меня за плечи и уводит в сторону.Серега запоздало кричит вслед. Ничего не подписывай без меня. Мужчина представляется Леонидом.Ты действительно можешь проникать сквозь стены? Вместо ответа, я молча провожу рукой сквозь огнетушитель, который висит на стене. Леонид спотыкается. Подходит к огнетушителю. Стучит по нему. Поворачивает удивленное лицо ко мне. Как ты это сделал? Не знаю, пожимаю плечами. Само так получается. Лицо мужчины выражает благовение. Я думал, ты фокусник-шарлатан и мы хотели тебя разоблачить в нашем шоу.Теперь, даже не знаю, как вести передачу.
Я сижу на диване, окруженный софитами, уже целый час.Напротив меня, парадом проходят фокусники, шарлатаны, просто больные люди. Зрители хлопают в ладоши, шумят, галдят. Леонид ведет свое рейтинговое шоу, которое смотрят по всей России. Внезапно наступает тишина. Леонид берет в руки микрофон, показывает пальцем на меня и громогласно объявляет.Сегодня, у нас в студии, человек, который попрал все законы физики. Человек, который проходит сквозь стены и лечит одним прикосновение руки. Смотрите на него и запоминайте. Это Мессия. Вот ты скотина, Серый, вяло подумал я.
Леонид, сидит рядом со мной на диване и ведет интервью. Банальные вопросы, где родился, где учился и бла бла бла.Наконец доходим до главного.Правда, что ты можешь лечить? Задумываюсь над вопросом. Нет, не правда. Я не лечу и не знаю, как это делать. Я не врач. Просто,когда я беру человека за руку, он выздоравливает. Как это происходит, я без понятия. Тут вскакивает какая то ряженная тетка с трибуны и начинает орать. А если ты кого то убьешь этим. Люди должны идти к докторам. Так пусть идут, я что запрещаю, огрызаюсь я. Бесплатная медицина, это зло, орет на тетку, лысый мужик. Если у него получается лечить, то пусть лечит. В студии начинает ор. Леонид поднимает руку и просит всех успокоится. В студию въезжает коляска, в которой сидит красивая девушка, с парализованными ногами. Вот выбор. Врачи сказали, что она больше не сможет ходить. Что ей делать?
Пока в зале опять стоит ор, мы встречаемся глазами с девушкой. Она растерянна и пытается найти у кого то поддержку.Я встаю и подхожу к ней. Как тебя зовут? Настя. Все будет хорошо, Настя. Сейчас, я тебя уведу отсюда.Я беру коляску и поворачиваю ее к выходу. Дорогу преграждает Леонид. Вылечи ее, это шоу. Люди хотят зрелищ.Только не при них, я киваю сторону беснующей толпы. Внимание, Леонид, жестом успокаивает публику. Сейчас произойдет сенсация. На ваших глазах, эта девушка снова сможет ходить.Меня пропускают и мы остаемся с Настей, в сумраке пустой комнаты. Сажусь перед ней на колени. Закрой глаза, больно не будет. Настя закрывает глаза и я беру ее за руку. Ладошка теплая и мелко дрожит.Накрываю ее второй рукой. Давай, дар.Не подведи меня. Медленно веду ее руку сквозь стену, как сквозь воду. Неожиданно чувствую, как даже в стене шевелятся ее пальцы. Оборачиваюсь на Настю. Она смотри на свою руку в стене с любопытством. Ты главное не бойся, все будет хорошо. А я и не боюсь.Я тебе верю, спокойно говорит она.Просто любопытно.Я медленно вытаскиваю наши руки из стены. Вот и все, отряхиваю пыль с колен. Попробуй пошевелить ногами. Она уходит внутрь себя и на ее лице появляется улыбка. Я чувствую пальцы ног. Она берет меня за руку и осторожно приподнимается. Покачивается от слабости. Просит прощения, что навалилась на меня. Делает маленький шаг, потом второй. Лицо снова расплывается в улыбке. Я хожу.
Появляемся в павильоне под громкие аплодисменты. Чудо, чудо, скандирует Леонид и его подхватывает публика.Появляется женщина змея и что то шепчет ему на ухо.Леонид походит ко мне.В комнате были камеры и все засняли. Сейчас тебя повезут к одному влиятельному человеку, будешь жить у него как у христа за пазухой.И не вздумай отказаться, он не принимает отказов. Глаза у Леонида становятся злыми. Это он спонсирует мое шоу. Мне становится не по себе. Понимаю, что с мои даром, мне больше не будет спокойной жизни. Меня будут перепродавать богатым людям и я стану игрушкой в их руках. Я поворачиваюсь к Леониду. Напоследок, я хочу показать, как я прохожу сквозь стену, для всех. Это буде супер рейтинг для вашего шоу. Леонид самовлюбленно заулыбался. Пусть вынесут бетонную стенку и я пройду сквозь нее. Леонид передает мои слова женщине-змее и та согласно кивает. Я поворачиваюсь к Насте. Прости девочка, но у нас с тобой ничего не выйдет.
Ажиотаж достигает апогея. Публика беснуется. В центре павильона появляется кирпичная стена. Любой желающий, подходит и проверяет ее на прочность. Леонид подходит ко мне. Не вздумай какие то фокусы придумать и исчезнуть.Тебя, с таким даром, достанут из под земли. Нет у меня никаких фокусов и больше не будет, говорю я ему и бросаюсь на стену.
Словно ничего не изменилось. Только я уже стою по другую сторону стены. Публика ревет, телевизоры в зале повторяют и повторяют, в замедленной съемке, как я прохожу сквозь стену. Появляется Леонид. Что ты, только что, сказал? Нет у меня больше дара, Леня. Я с размаху бью по стене кулаком. Боль пронзает руку. Проходя сквозь стену, тело распадается на атомы, а потом вновь собирается здоровым из днк человека. Вот и секрет лечения. Мой дар, это аномалия. Я прошел сквозь стену, был разобран на атомы и вновь собран здоровым человеком, обычным здоровым человеком, без дара. Мне нельзя было целиком проходить сквозь стену. Все, я бесполезен для ваших богатых дружков. Лицо Леонида перекосилось от злости. Этого не может быть,ты врешь. Ну тогда вези меня своим дружкам, если я вру, а можешь не вести и сказать, что я шарлатан. Леонид, щелкает пальцами двум бугаям у входа. Выкиньте эту мразь отсюда и чтоб я о нем больше не слышал.
Били меня долго. Очнулся в больнице. Настя меня нашла и вызвала скорую. Теперь, она для меня самый близкий человек. Удивительно, что не бросила, после того как я потерял дар. Нашел новых друзей. Сашка-хруст и медсестра Наташа, навещали меня. Наташа теперь моя сиделка, вместе с Настей. Дежурят по очереди. Серега приходил. С камерой. Оператор хренов. Извинялся, что втравил в такое дело. Бес,говорит, попутал. Но потом рассказал, что есть одно дельце. Можно ездить по городам, искать таких людей как я и снимать на камеру, а потом продавать в ток шоу. Был послан в жопу. Камера отнята. Сейчас, лежу на больничной койке, наслаждаюсь покоем и вот думаю. А правду ли я сказал Леониду, что мой дар, это была аномалия и он исчез после прохождения сквозь стену. Пока не проверял. Пусть это будет моя тайна.
Конец © Хихикающий доктор
submitted by xixidok to Pikabu [link] [comments]


2019.04.21 01:37 Amalackesh Окно наружу /@CreepyStory

Дом был старый. Должно быть, ему было лет сто: толстые кирпичные стены, высокие — метра три — потолки, паркет — даже в общем коридоре. В таких домах приятно жить — чувствуются простор и объем. Конечно, есть и недочёты, вроде старых труб и неистребимых комаров в подвалах. У этого дома помимо всех его достоинств и недостатков был ещё один минус — совершенно безумная планировка. Вход в мою квартиру располагался в конце отдельного коридора. Причём это была единственная дверь в коридоре вообще — своих соседей я даже не знал в лицо. Подозреваю, что подобное расположение квартиры было обусловлено тем, что дом достраивали по частям, и мои нынешние апартаменты были достроены позже, или ранее обладали отдельным входом. Впрочем, это имеет значение лишь потому, что внутреннее устройство дома я себе представлял слабо — после нескольких поворотов я полностью потерялся в пространстве, и только вид из окон квартиры позволил мне понять, что я живу не в угловой квартире.
Квартира была съёмной. Раньше тут жили какие-то пенсионеры, но дети забрали их к себе домой, и жилплощадь стала доступна для сдачи в аренду. Поскольку на эту квартиру я вышел через знакомых, то особых проблем с заселением и условиями аренды не возникло. Я договорился, что сделаю небольшой ремонт, и избавлюсь от старой мебели (с последним, к счастью, проблем не возникло — никто не думал защищать старые советские шкафы и буфеты).
Вот тогда-то я и наткнулся на Окно. В тот день на улице стояла солнечная погода, в небе витали редкие небольшие облака, в общем, погода была отличной. Я, впрочем, ею не наслаждался, а занимался борьбой с одним из старых шкафов. Его задняя стенка — с десяток толстенных дубовых досок — была привинчена к стене. Строго говоря, сам шкаф буквально «висел» на этих досках, и его разборка превратилась в настоящий кошмар.
Весь мокрый от пота, я, наконец, одолел чёртову стенку, и с удивлением обнаружил за ней окно. Старые, посеревшие от времени и непогоды ставни, грязные стёкла, и жидкий свет, сочащийся снаружи. Я был весьма удивлен, найдя окно в дальней стене квартиры. Покончив с досками, я открыл его и выглянул наружу. Оно выходило в небольшой внутренний дворик. Точнее, я бы сказал, колодец — я не увидел ни входа, ни выхода оттуда. Что ещё интереснее — я не увидел ни одного другого окна. Похоже, его просто пробили в стене в угоду прежним хозяевам. Пожав плечами, я закрыл его и вернулся к неравной борьбе с мебелью.
Окно меня, конечно, несколько озадачило. Я планировал на месте шкафа установить турник, но проклятая дыра в стене всё меняла. Я даже хотел было заложить её кирпичом, но потом подумал, что куда лучше будет поставить у окна свой рабочий стол. Дворик снаружи был невелик, и, судя по всему, солнце никогда не заглядывало сюда, за исключением летнего полудня. Кроме того, над окном имелся небольшой навес, очевидно, призванный защищать от дождя. Изнутри стены дома были покрашены в светло-оранжевый цвет (довольно приятно, кстати, смотрелось, и, как ни странно, краска не пострадала от стихии). Видимо, из-за малого влияния солнца, краска не выцвела и не облупилась.

Прошёл месяц. Я, наконец, разобрался со своими делами и обустроил квартиру по своему вкусу. Я спал, ел и жил, даже не подозревая о том, что находилось по ту сторону старых ставней. Впервые я обратил на это внимание в один ненастный день. Дождь барабанил по окнам. Я как раз вернулся домой — мокрый до нитки и злой, как сто чертей. Начавшийся безоблачным небом день за каких-то два часа превратился в настоящий библейский потоп. Как назло, такси взять не получилось — город был парализован пробками, и никто не хотел брать заказ.
Раздевшись и приняв горячий душ, я уселся за книгу. Работать или смотреть кино настроения не было, а книга отлично помогла отвлечься. Решив, что удобнее всего будет за рабочим столом, я плюхнулся в кресло и углубился в чтение, благо солнечный свет из окна создавал отличное освещение. Когда до меня дошло, что в том окне солнце, не знаю. Полчаса? Час? Я вскочил, будто ужаленный, и тупо уставился на залитый солнечным светом дворик снаружи. Неужели дождь так быстро кончился? Несколько обескураженный, я подошел к остальным окнам. Дождь и тучи. А тут солнце (пускай и не видимое из дворика) и звенящая лазурь чистого неба. У меня затряслись руки. Приехали? Дурка по мне плачет?
Глядя на окно, будто оно вот-вот на меня бросится, я попятился из комнаты и отправился на кухню. Так. Сначала — кофе. Крепкий. И немного коньяка. Нет, много. Ещё больше. Для нервов. Далее — сигарета. Дождь снаружи стучался в окна, намекая, что не бывает так, чтобы всюду дождь, а там — солнце. Природная аномалия? Я подпёр голову рукой, сделал глубокую затяжку и закашлялся. Да, курю я редко. Очень. Так. Если я двинулся головой, то техника — друг человека. Она не подведёт. Не так ли? Вооружившись телефоном, я заглянул в комнату. Окно радостно сияло солнечным днём. Трясущимися руками, я навёл на него камеру и сделал фото. На мгновение экран погас, и я уже приготовился увидеть на месте окна глухую стену, а себя — в крепких руках санитаров. Но ничего такого не произошло. Телефон исправно показал залитый светом прямоугольник окна. Чертовщина. Так не бывает! Или бывает?
Я судорожно обдумывал действия. Поделиться находкой? Но с кем? Друзья? Ну, один или два надежных человека у меня есть. Но что, если это опасно? Тогда я подвергну их жизни риску, а это неприемлемо. Расхаживая по квартире, я взвешивал все «за» и «против» варианта рассказать знакомым. В конце-концов, я решил, что лучше провести разведку самому, а потом уже решать, что делать дальше.
Следующая неделя ушла на подготовку. Я купил альпинистское снаряжение — тросы, карабины, страховки и прочее необходимое. Исследование я решил начать с самого простого — спуска. И вот, неделю и два дня спустя, субботним утром, я съел лёгкий завтрак и отправился к окну. Стол я отодвинул в сторону, тросы закрепил в нескольких местах, на случай, если хоть один узел не выдержит — остальные подстрахуют.
Я высунулся из окна по пояс и осмотрелся. Гладкие стены, козырёк, и, где-то на этаж выше, край крыши. Земля — метрах в четырёх внизу (я это упустил, но я живу на втором этаже). Выдохнув и дернув пару раз трос — выдержит ли — я высунулся из окна и свесил ноги. Меня колотила мелкая дрожь. «Один маленький прыжок для человека…». Я принялся аккуратно сползать вниз. В конце концов, я повис в паре метров над землей, цепляясь руками за козырёк. Выругавшись про себя, я оттолкнулся от стены и спрыгнул вниз. Земля больно ударила в ноги, и я упал на бок. Вроде ничего не сломал. Я встал и оглянулся. Ничего невероятного. Плотная, утоптанная земля под ногами, стены и одинокое окно, из которого я вылез. Задрав голову вверх, я посмотрел на небо. Оно было чистым и голубым. Оно тут вообще другим бывает?
Я набрал полные лёгкие воздуха, чтобы что-то прогорланить, но тут же осекся: кто знает, что тут может произойти? Что, если я привлеку хищника? Подавив готовый вырваться наружу крик, я шумно выдохнул. Ну что ж. Экспедиция «на тот свет» окончена. Пора домой. Кряхтя и сопя, я забрался обратно. Кровь кузнечным молотом ухала в ушах, а сердце, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Нет, дело, конечно, не в подъёме в четыре метра. Я был весь на нервах. Руки тряслись, голова шла кругом. Другой мир? Похоже на то. В мозгу у меня роились миллионы, нет, миллиарды вопросов, идей и планов. Нет. Надо успокоится. Я с трудом взял себя в руки, и, хихикая, как идиот, уселся в кресло. Планы операции «крыша» уже начинали разворачиваться у меня в голове.
Месяц — именно столько у меня ушло на подготовку второго этапа. Закупив материалы, я сумел соорудить что-то вроде балкона, торчащего на два метра из окна. Кроме того, вместо старой рамы я поставил нормальный стеклопакет (не хватало ещё, чтобы продуло), а снаружи — под козырьком — примостил ролет: всё-таки, мало ли, какая гадость там может водиться. Также я оценил, как лучше забраться на крышу. Ответ был очевиден: сделать лестницу. С этим возникла масса сложностей: приставную лестницу длиной в пять метров ставить на узком двухметровом балконе — не самая лучшая идея. В конце-концов, я купил два десятка стальных скоб и сделал импровизированную «монтажную» лестницу, попросту вбив эти самые скобы в стену. Это заняло несколько дней, в основном потому, что я долго экспериментировал с тем, как их закреплять. Мои первые попытки едва не привели к гибели — одна из скоб вырвалась из крепления, и я полетел с высоты третьего этажа прямиком на землю. Спасло только то, что нога запуталась в свисавшей с балкона верёвке, и, сломав пару досок, я повис вниз головой.
Так или иначе, но через некоторое время с трудами было покончено. Я довольно осматривал чудо своей инженерной мысли — кривую и косую череду скоб, тянущихся до самого края крыши. Когда я вбивал последнюю, мне стоило поистине нечеловеческих усилий не заглядывать за край. Это должен был быть мой момент триумфа и торжества, а не вороватый взгляд из-за края жестяной крыши.
И вот, тот день настал. Я подготовился основательно — рюкзак с провизией на день, каремат, запас воды, фонарик, мои тросы и крепления, а также моё главное оружие — фотоаппарат. Я попросил его у друга «на попользовать», вместе с телескопическим объективом, макрообъективом и обычной широкоуголкой. Ну и конечно компас. Взять штатив я не додумался, но моё снаряжение и так заставляло меня нервничать во время подъёма наверх.
Я упорно пялился на жесть крыши. Вот мелькнул её конец, полоска неба… Нет, нет, парень. Потерпи. Подтянись, встань на ноги. Отдышись. Поправь рюкзак. Готов? Пора. Закрыв глаза, я поднял голову, и, выждав пару секунд, пока сердце не уймётся, приготовился их открыть. Что меня ждёт? Райский сад? Выжженная пустыня? Бесконечный степной простор?
Туман и торчащие из него местами скалы. Честно говоря, я был чуточку разочарован. Зрелище было не слишком-то впечатляющим. Одинокие каменные глыбы, словно айсберги, застыли в волнах плывущего тумана. Порой туман взвивался метров на сорок ввысь, образуя причудливые кольца и завитки. Я отправился к краю крыши, считая шаги. Восемь… тридцать… сто… Я остановился у края крыши и оглянулся. Интересное место. Я прошёл целых сто шагов, но визуально дистанция была метров двадцать-тридцать. Пространственные аномалии? По спине пробежал неприятный холодок. Если тут нарушена метрика пространства, то, может, и со времени не всё слава богу? Я вдруг подумал, что, может, пока я прошёл эти сто шагов, дома мог пройти целый день. А мне послезавтра на работу! Почему-то мысль о том, что я могу опоздать на работу, перечеркнула желание исследовать этот странный мир. Я бросился обратно. Три… пять… восемь… я чуть не улетел вниз, прямиком в «свой» дворик. Какого чёрта? Я оглянулся. Ну да. Двадцать метров. Туда — сто шагов, обратно — восемь. Как удобно убегать…
Спустившись вниз, я бросился к компьютеру. Число и время! Ну же! Дрожащими руками я со второй попытки попал на календарь. Тот же день. Всего-то двадцать минут спустя. Шумно выдохнув, я сел на стул. Время в порядке. Что ж. Тогда — обратно. Тревога опять сменилась азартом, и, подкрепившись бутербродом, я отправился назад.
Взобравшись на крышу, я вспомнил о том, что всегда хотел проверить в детстве. Ну-ка, посмотрим на компас! Я достал его и пытливо уставился на стрелку. Она сделала пол оборота и застыла, указывая на «север». Я задрал голову, чтобы прикинуть по солнцу, и застыл с отвисшей челюстью. Никакого солнца не было. Осмотревшись, я понял ещё одну важную вещь: тут не было и теней. Вообще. Словно в пасмурный день добавили цвета и контраст. Почему-то это обстоятельство сильно меня обеспокоило. Свет ниоткуда? Мистика. С другой стороны, окна, ведущие в другие миры — это тоже не повседневность. Я отправился к краю крыши, не забывая поглядывать на компас. Стрелка продолжала упорно смотреть в одном направлении.
На этот раз край крыши оказался в семидесяти шагах. Отметив про себя эту цифру, я глянул за край. Снаружи дом выглядел весьма обветшалым — пустые глазницы окон тоскливо взирали на унылый пейзаж, устланный туманом. Туман же приливными волнами мерно бился о стены здания, будто безграничный молочный океан. Мне почудилось какое-то движение там, внизу, но, сколько я ни вглядывался, так ничего и не увидел. Осмотревшись вокруг, я отправился в обход периметра крыши. Жесть пружинила под ногами и гулко ухала, прогибаясь под моим весом. Я сделал пару фотографий широкоугольным объективом, затем прицепил телескопический и сделал пару снимков одной из скал вдалеке. Осмотр периметра показал только одно: никакого способа спуститься вниз не предусмотрено — по крайней мере, я его не нашел. В то же время, я обратил внимание, что, как мне кажется, туман поднялся чуть повыше. Я не был уверен до конца, пока, пройдя ещё одну сторону дома, не заметил, что туман уже поднялся до уровня окон второго этажа. Раньше он едва-едва доставал до верхней части окон первого. Почему-то от этого мне сделалось не по себе. В то же время, я только сейчас заметил, что начало темнеть. Причём, если раньше небо было полно чистой лазури, то сейчас оно так же равномерно наливалось багрянцем заката. Должен признать, от всего этого мне было как-то не по себе. Что ещё важнее — я заметил, что теперь впервые появились тени. Огромные валуны, разбросанные по долине, теперь напоминали сжимающийся титанический кулак — все тени были направлены в мою сторону. Или, по крайней мере, в сторону «моего» дома. Я поспешил обратно. Шаг, второй… десятый… сто… Но мой «дворик» не приближался. Я перешёл на бег. Почему-то меня не покидало ощущение, что меня преследуют. Через двадцать минут, весь мокрый и с разрывающимся сердцем, я едва не слетел с чёртовой крыши. Я обернулся, видя, как в углях догорающего дня туман начинает отплясывать на уровне крыши. Ещё минута — и он устремится ко мне! Поскальзываясь на ступенях, я быстро начал спускаться. Доски жалобно хрустнули, когда я со всего размаху прыгнул на них, миновав полметра ступеней, и кубарем вкатился в квартиру, тут же захлопнул окно и с лязгом опустил ролет. В квартире стояла гробовая тишина и кромешная темнота. Включив фонарик, я добрался до выключателя, и зажёг свет, тут же уставившись в окно. Но там был виден лишь опущенный ролет и блики света от моего фонаря. Не раздеваясь, предельно вымотанный, я рухнул на кровать и уснул без сновидений.
Открыв один глаз, я обвёл взглядом комнату. Тело ломило после вчерашней пробежки. Под потолком грела лампочка. Кряхтя, я поднялся и потянулся. Глянув в обычное окно, выходящее на мою привычную улицу, я убедился: снаружи — очередной пасмурный день. Я покосился на Окно и ролет. Нет. Сегодня — никаких экспедиций. Завтра на работу, не хватало ещё опять бегать от тумана. Ещё раз мысленно повторив про себя эту фразу, я ухмыльнулся. Идиот. Небось, дом — посреди болота. Для болота туманы — норма, даже ясным днем. А уже вечером испарения лучше конденсируются, вот он и поднимается вверх. Развёл тут мистику. Идиот.
День прошёл за рутиной. Какими бы ни были мои догадки относительно Окна и тумана, я старался о них забыть, и только вечером я уселся за компьютер — рассматривать фотографии. К моему огромному сожалению, они оказались засвечены — все до одной. Это был уже полный идиотизм — цифровые фото не засветишь! Для этого необходимо, чтобы… Неприятная догадка заставила меня содрогнуться. Радиация! Твою мать! Сраный исследователь! Что, если там фонит, как в Чернобыле, а я там гулял в гребных штанах и футболке?! Эта неприятная догадка оставила меня без сна, и всю ночь я проворочался, мысленно готовясь увидеть утром, как у меня выпадают волосы, а органы превращаются в подобие желе. Но утро пришло, и никаких признаков лучевой болезни не было. Тем не менее, я заказал счётчик Гейгера, и, получив его в руки, сунул его в рюкзак первым делом.

Я не стану утомлять вас подробностями экспериментов и проверок. Скажу только, что радиации там не было. Вообще. Даже фонового излучения! Я не решался на вылазки более получаса, и занимался, в основном, изучением физических свойств новооткрытого мира. Так, например, я выяснил, что расстояние тут зависит от… желаний. Чем сильнее хочешь куда-то добраться, тем дальше идти (и, видимо, моё бегство от тумана стало успешным исключительно потому, что я уже больше думал о том, как бы не выплюнуть легкие, нежели о спасении от опасности). Порой, очистив разум от любых желаний, я преодолевал всю крышу за три шага. Один раз я забыл дома записную книжку и прошёл, должно быть, с полкилометра, пока добрался до дворика. Кроме того, я выяснил ещё одно важное свойство. Компас указывал вовсе не на север. Он указывал на Окно. Я потратил один день, исходив всё вдоль и поперёк, проверяя эту гипотезу.
Одним из самых значимых опытов стало установление уровня туманного прилива по ночам. Я нашёл особую краску, которая была чувствительна к влажности. В тумане она становилась ядовито-жёлтого цвета. Покрасив ею трёхметровую доску, я вертикально установил её на крыше. Утром я проверил результат. Два метра ровно плюс пара полос до трёх метров. Видимо, выбросы, похожие на те, что я наблюдал ранее.
Следующим шагом стал проект «Вышка». На него ушло почти три месяца, но, в конце концов, я её соорудил. Пятиметровую наблюдательную вышку. Это была поистине адова работа — никогда не думал, что в одиночку так тяжело строить подобные сооружения. Однако, так или иначе, последний гвоздь был вбит, и я мог приступать. Заодно, в процессе постройки, я соорудил наверху небольшую лебёдку, которая неизмеримо облегчила доставку даже крупных и тяжёлых грузов на крышу.
Признаться, я страшно боялся. Нет. Не так. Я боялся так, что почти четыре дня откладывал свою ночную вылазку. Вышка, покрытая чувствительной краской, позволила выяснить, что некоторые выбросы тумана достигают четырёх метров. Учитывая то, насколько он меня пугал, я не сразу сумел решиться на ночёвку на той самой вышке. Одевшись потеплее, запасшись едой и двумя термосами горячего чая, светильниками (включая две керосиновых лампы, две электрических и пару химических фонариков), я отправился в свой поход.
Я вылез на вышку как раз когда начало темнеть. С высоты я смог лучше увидеть картину. Дом располагался в центре огромной долины, на самом её дне. Туман, который, как мне казалось, поднимался ночью, на самом деле просто заполнял долину, стекаясь откуда-то извне. Первые пару часов ничего нового не принесли. Туман клубился, накатываясь на стены моего дома. Затем он переполз через край крыши, и тысячи призрачных змей устремились в мою сторону. Я наблюдал, заворожённый грациозным танцем теней. Это было по-своему прекрасно, хотя молчаливое наступление этой белёсой стены едва не вынудило меня спуститься и сбежать домой.
Небо, постепенно ставшее багровым, затем стало чёрно-красным, и, наконец, последние цвета померкли. Надо мной опрокинулся купол абсолютной черноты. Мрак, разгоняемый двумя светильниками, казалось, становился всё гуще с каждым мгновением. Я буквально ощущал, как вокруг меня сжимается упругая сфера тьмы. Ощущая, как на меня наваливается клаустрофобия, я зажёг одну из керосиновых ламп. Это ненадолго помогло — пляска живого огня, его тепло и мягкий, ровный свет на некоторое время отогнали мрачные мысли и чувства. Я даже набрался смелости, привязал один электрический фонарь к тросу и спустил его с вышки, в беснующееся море тумана.
Я не уверен в том, что увидел, но мне показалось, будто огромная — метра три — бледная призрачная рука, сотканная из тумана, попыталась ухватить его, но ещё в воздухе развалилась на клочья, и её развеяло в воздухе. За исключением леденящего душу ощущения, будто за мной наблюдают, ночь прошла спокойно — по мере того, как светлело небо, туман отступал, и через час долина приняла свой привычный вид.
∗ ∗ ∗
Через неделю я решился поделиться с друзьями находкой. Учитывая, что ничего опасного за Окном я так и не встретил, я решился посветить несколько самых близких знакомых в своё открытие. Мы условились, что тайну будем хранить так долго, как это будет возможно. В том, что рано или поздно мы либо проболтаемся, либо просто устанем от затеи и передадим её «кому надо», мы не сомневались, но просто так отказываться от славы «первопроходцев» не хотели. Идиоты.
В общем, в команде теперь были я, Гарик и Слава. Мы учились вместе в университете, и обоих я знал, как облупленных. Гарик, правда, мялся, и долго пытался убедить нас, что «ну его нафиг — у меня от этой мистики душа в пятки», но Слава убедил его остаться, клятвенно заверив, что при первых признаках опасности мы сворачиваем лавку и прекращаем всю деятельность. Ну, и сообщаем «куда надо», само собой.
Наша первая вылазка состоялась через неделю. За это время я успел поделится всей собранной информацией — от свойств пространства до моих догадок о тумане и его приливах.
Вид другого мира подействовал на моих друзей куда эффективнее любых убеждений. Гарик, похоже, до последнего считавший, что я его развожу, и всё это — какой-то дурацкий розыгрыш, онемел при виде бескрайнего моря тумана. Он же, кстати, обратил внимание на то, что все те несколько десятков скал, что видны вокруг, расположены как бы в порядке возрастания. И что вообще это напоминает какой-то гигантский цветок, в центре которого мы находимся.
В общем, мои друзья увлеклись. Вечера проходили за спорами и построением догадок, и у меня дома они ночевали едва ли не больше, чем у себя. Быть может, из-за постоянного присутствия друзей я и не сразу заметил… изменения. Я не знаю, как это иначе назвать, но квартира начала меняться. Нет, не то, чтобы пропадали вещи, или творилась какая-то мистика. Просто иногда казалось, что чашка с чаем стоит рядом, я к ней тянулся рукой, но обнаруживал, что она куда дальше, чем казалось. Хотя, если я повторял действие, пристально глядя на нее, все становилось на свои места.
Слава это объяснил тем, что мы привыкли к «тому свету» и тянемся к предметам, «стараясь не дотянуться». Я счёл аргумент вполне правдоподобным, и впредь старался тщательно следить за своими действиями (странности порою продолжались, но я склонен был думать, что просто я не всегда сосредоточен).
Первый наш «прорыв» вышел случайно. Так как вот уже последние полгода я занимался Окном, то квартира всё больше начинала напоминать общежитие — батарея пустых бутылок из-под воды, пива и соков. Гора немытой посуды и куча упаковок из-под пиццы. А ещё я так и не выкинул старые ставни. Именно их, раздумывая о чём-то, ковырял ножом Слава, и именно там он заметил письмена. Точнее, их остатки и следы. Очистив рамы от грязи и слоёв краски, мы убедились в его правоте — ставни снаружи и внутри были покрыты узором каких-то закорючек.
За пару часов поиска в Интернете мы пришли к выводу, что более всего они напоминают индийские письмена, хотя ряд символов был незнаком, но некоторые «иероглифы» можно было сносно интерпретировать на хинди. К сожалению, перевод нам не давался. Выходит какой-то лепет душевнобольного, набор букв, не более того. При попытке загнать произношение в гугл переводчик, мы получили какой-то невразумительный набор завываний, хрипов и гортанных выкриков. «Лавкрафт какой-то! Ктулху в танк!» — прокомментировал это Гарик.
Находка, однако, нас озадачила. Порывшись, мы выяснили, что подобные знаки на окнах могут служить оберегами от злых духов, и нарушать их крайне неосмотрительно. Несколько нервно посмеявшись, мы отмахнулись от идеи. Где-то на полчаса. Потом — как бы на всякий случай — мы решили воспроизвести эти каракули на оконной раме (готов спорить, при этом каждый из нас думал только об одном: «Только бы это была какая-то суеверная чушь!»). На это ушёл примерно час. Несмываемый маркер на страже против злых духов. Я усмехнулся про себя: «Охотники за привидениями!». Однако, как бы там ни было, работу мы продолжали. Когда всё было готово, мы молча и напряжённо уставились на окно. Я протянул руку и захлопнул его, повернув ручку вниз. Минуту мы напряжённо смотрели на раму, ожидая… даже не знаю, чего. Увидеть жуткую рожу по ту сторону? Услышать загробный вой? Увидеть бьющееся в окно привидение с искажённой от ярости мордой? Постояв в тиши не одну минуту, мы выдохнули. И тут же сверху раздался тяжелый удар, от которого мы подпрыгнули. Затем — второй, и громкие ругательства соседей. Мы дружно расхохотались, чувствуя, как отпускает напряжение.
Вечером мы устроили небольшую «вечеринку» и, раздавив ящик пива, пьяные и довольные распрощались и разошлись — я в свою комнату, а друзья по домам. Ночью меня мучили кошмары. Я отчаянно убегал от клубящейся стены тумана по закоулкам своего дома. Коридоры петляли и всё никак не заканчивались, а я всё бежал и бежал, не в силах избавиться от чувства полной безысходности, отчаяния и чистого, животного ужаса, что гнал меня вперед и вперед.
Утро я встретил выжатым, словно бежал марафон. Друзья также сослались на «дурное самочувствие», но, глядя на помятые лица друзей в скайпе, я — как и они — понимал, что ночь для всех прошла неудачно.
Прошла неделя. Мы постепенно забыли про ту кошмарную ночь, да и кошмары, единожды посетив нас, отступили. К тому же, как мне кажется, прекратились «странности» с пространством (я это списал на психологический эффект и спавшее напряжение). Постепенно мы набрались храбрости на ещё одну вылазку. Мы решили убить сразу двух зайцев. Во-первых, Гарик кое-что обнаружил на моих «засвеченных» фото. По его словам, засветка была не полной — некоторые части снимка немного отличались градиентом — и он предположил, что больше всего это похоже на фото тумана. Учитывая его максимальный уровень, он предложил попробовать сделать пару фото с вышки, а заодно установить фотоаппарат в режим видеокамеры и оставить снимать на ночь. Во-вторых, Слава предложил довольно смелый опыт: оставить на ночь в тумане живую крысу и посмотреть, что будет. По последнему пункту мы с ним долго спорили, но в итоге капитулировали, признав, что не на людях же проверять, и вообще — что ужасного может быть в тумане? Хотя последним мы, скорее, пытались убедить себя.
Вечером, когда небо уже начинало наливаться багрянцем, мы приступили к своей дерзкой вылазке. Мы со Славой отошли на пару шагов от края крыши и поставили клетку с крысой. Животное не проявляло никакой тревоги и мирно умывалось. Мы подсыпали корма, долили воды и накрыли клетку тёплым покрывалом — ночью тут было довольно прохладно, а «заморозить» бедное животное не входило в наши планы.
Тем временем Гарик возился на вышке: отщёлкав пару панорамных фото на цифровой фотоаппарат, он проделал то же самое на плёночный. Результаты он смотреть не стал — сумерки уже сгущались, и нам надо было торопиться. Расставив пару фотоаппаратов, подключённых к бесперебойнику, он быстро спустился вниз. Через пару минут мы уже были дома, захлопнули окно и опустили ролет. Наблюдать белёсую колышущуюся массу за окном нам как-то не хотелось, и мы уставились на фотографии.
Поначалу я подумал, что это не та картинка, пока не заметил знакомый заборчик внизу кадра. Именно он находился на краю крыши дома. Дальше… дальше начиналось что-то неприятное. Всё было залито туманом, в котором угадывались высокие, тощие, асимметричные фигуры с несколькими конечностями. От одного взгляда на них становилось жутко. «Надо крысу забрать…» — Слава хотел было встать со стула, но мы усадили его обратно. Было поздно — и это все понимали. Если это то, что скрывает туман, то лучше туда не лазить. Вообще. Заложить всё кирпичом и забыть… Все фотографии были похожи. Туман, неприятные, вызывающие одним своим видом ужас фигуры… И небо! О, это поистине апокалиптическое зрелище — будто целый океан крови там, вверху! Эта кошмарная «крыша мира» держалась на семи колоссальных колоннах чистого мрака. Каждая брала своё основание у одной из больших скал. «Самое время вспомнить про Апокалипсис» — пронеслось у меня в голове, когда с той стороны ролета кто-то поскрёбся.
Мы, обмирая от страха, подошли к окну, опасливо заглядывая за угол, готовые в любой момент отпрянуть. Звук повторился. Будто крохотные коготки скреблись по ролету. Крыса! Она как-то выбралась из клетки, и теперь скребётся обратно! Слава кинулся открывать окно, но мы с Гариком удержали его. Открывать окно, когда там этот чёртов туман и ночь — крайне неразумно. Снаружи послышался жалобный писк, приглушённый ролетой и окном, и от того ещё более душераздирающий и испуганный. «Прости, дружок, нам бы эти фото сделать на день раньше…». Писк повторился и внезапно затих на высокой ноте. Мы стояли, напряжённо вслушиваясь в тишину, но ничего не происходило. В ту ночь нам пришлось крепко набраться, чтобы уснуть. Жалобный писк безымянного грызуна, полный отчаяния и мольбы, преследовал меня во снах.
Утро наступило на голову кованным сапогом. Каждое движение причиняло боль. Гарик и Слава выглядели помятыми и удручёнными. В себя мы приходили весь день и только к вечеру смогли трезво мыслить, и нас не тянуло блевать от попытки сменить позу, в которой мы провели большую часть дня. Мы держали совет: стоит ли попытаться забрать грызуна - если он еще жив — и, что важнее, надо было забрать камеры. Несмотря на всю жуть истинного облика того мира, любопытство всё ещё жило в нас. Конечное решение было принято: Гарик отправлялся проявлять плёночные фото, Слава и я забирали аппаратуру и — если найдём — останки нашей несчастной крысы. А затем со всем этим скарбом мы намеревались заявится «куда надо» и навсегда забыть про это проклятое место.
Открыв ролет, мы минут пять стояли, выпучив глаза. Дворик изменился. Нет, там не было рек крови или орд демонов. Часть краски облезла, обнажая багровые закорючки букв под слоем штукатурки. Такие же, как были на окне, только их было много, много больше. На полу, там, где мы слышали писк крысы, виднелось тёмно-багровое пятно. Проглотив вставший в горле комок, мы всё же решились на подъём. Я стоял внизу вышки и ловил поспешно сбрасываемые камеры — бесперебойник был слишком тяжёлым, чтобы его тащить обратно. Полежит, ничего с ним не случится. Хотя вечер ещё не вступал в свои права, нам хотелось убраться отсюда подальше до того, как первый лоскут тумана появится над краем крыши.
Когда последняя камера упала мне в руки, Слава принялся спускаться с лестницы. На мгновение он застыл, глядя куда-то в сторону. Я проследил за его взглядом и почувствовал, как у меня замирает сердце: тонкие змеи тумана перевалились через край крыши и поползли в нашу сторону. «Живо!» — я окликнул впавшего в ступор товарища, и тот, словно очнувшись от сна, усердно заработал руками и ногами, спускаясь с лестницы. Убедившись, что он спустился, я бросился к лестнице. Но чёртово место не хотело меня так просто отпускать. Пара метров растянулась в отчаянный спринт на сотню. Я сходу влетел в лебедку, заставив конструкцию пошатнуться. Слава подбежал мгновение спустя. Я обмотал провода от камер вокруг предплечья и начал спускаться по лестнице. Слава же выбрал более быстрый способ — он прыгнул в люльку лебедки и дернул рычаг, отпускавший трос. С воем корзина рванула вниз, высоко взвыла струна лопнувшего троса, перекошенное ужасом лицо моего товарища промелькнуло передо мной, и Слава очутился на земле дворика, ушибленный, но живой. Перебирая руками и ногами, я спустился по скобам, кинул камеры внутрь и сбросил вниз трос, закреплённый за батареей, приготовившись вытягивать друга в безопасное место. Туман уже перевалил через край крыши и белёсыми хлопьями спускался вниз.
Слава ухватился за трос и, отчаянно рыча и сопя, полез вверх. Но прочный, рассчитанный на большие нагрузки, канат из синтетики был скользким сам по себе, так ещё и вспотевшие руки моего товарища сослужили ему дурную службу: не преодолев и двух метров, он соскользнул и упал вниз, в колыхавшийся уже по колено туман.
Его крик я не забуду никогда. Я не знаю, что чувствовала несчастная крыса, но такой боли и агонии в человеческом голосе я никогда не слышал. Слава вынырнул из тумана. Кожа была покрыта волдырями размером с горошину, которые стремительно наливались какой-то черной дрянью и лопались буквально на глазах. Капли чёрной гадости прорастали в новые волдыри, и те тоже лопались, разбрызгивая чёрный гной и капли крови. Рыча и сверкая полными слёз глазами, он опять полез вверх. Я тянул, что было силы, и через пару секунд его руки показались у края балкона. Я ухватил его за руку и вытащил на балкон. Вместе мы ввалились в комнату. Хлопнуло окно, лязгнул ролет, и мы оказались на полу, тяжело дыша. Слава что-то еле слышно бормотал.
Я бегло осмотрел его и пришёл в ужас: всё тело было покрыто какими-то гнойниками или вроде того. Кожа местами почернела и покрылась струпьями. На едва гнущихся ногах я отправился к телефону. Нужно было вызвать скорую… Или милицию… Или… чёрт… Трясущимися руками, я набрал номер, и вслушался в гудки, матеря про себя бездельничающих операторов. «Гнаа!.. Ыдулл!». Я подпрыгнул на месте и обернулся. В дверях стоял Слава. Голова наклонена набок, челюсть отвисла, из неё капала какая-то мутно-зелёная жижа. Практически вся кожа почернела и была покрыта струпьями. Глаза ввалились, превращая его лицо в какую-то кошмарную демоническую маску. «Гнаа! Г’ирв ыдуул!» — повторило существо и зашаркало в мою сторону. Я поступил так, как диктовали мне мои инстинкты — ухватил топорик для мяса, что висел рядом с кухонной утварью, и всадил его уродцу промеж глаз. Издав всхлип, тварь осела на пол, пару раз дёрнулась и затихла.

Почти месяц я провёл в реабилитационном центре. Постепенно воспоминания поблекли, кошмары отступили, а горе утраты перестало гнать меня на край крыши или на дно бутылки. Гарика нашли мёртвым в его фотолаборатории. В руках у него были засвеченные фотографии, а пленку он, похоже, сжёг перед тем, как его сердце остановилось. Лицо было искажено гримасой ужаса. Не знаю, с чем он там столкнулся, да и не хочу знать. Мне хватает своих кошмаров.
В «нужных» органах мне не поверили. Да и кто бы поверил? Я пытался показывать записи видеокамер, на которых, в частности, запечатлён адский пейзаж и десятки медленно бредущих в тумане фигур, но меня сначала просто послали, а потом чуть не упрятали в психушку, и пришлось идти на «явку с повинной» — якобы, я убил друга. Тут уже отпереться не могли — Слава числился в пропавших без вести, и им пришлось отправиться ко мне домой. К тому моменту от его тела осталась кучка разлагающейся органики, но зато я показал Окно.
К тому моменту дворик изменился. Краска окончательно облезла, и все стены — снизу доверху — были укрыты витиеватой жуткой символикой. Через неделю ко мне пришли с визитом люди в гражданском. Я сделал вид, что поверил, будто они из какого-то НИИ; они сделали вид, что поверили, будто я поверил. Я рассказал им всё, что знал, и всё, как оно было. Я уж не знаю, что они там делали, но ещё через месяц в доме произошел «взрыв газа». К счастью, никто не пострадал. На следующий день я ходил к руинам. От дома мало что осталось — пара несущих стен, да одинокое, немного кривое окно, за которым было видно только чистое небо и — если очень правильно встать — кусочек кирпичной стены с тёмно-багровыми символами. Интересно, а что, если когда-нибудь дожди и непогода смоют те закорючки, которые мы выводили маркером, и случайный порыв ветра откроет покосившееся от времени окно?
submitted by Amalackesh to Pikabu [link] [comments]


2017.11.10 21:02 fergunia Устройство входа вместо окна перепланировка или реконструкция

Каких-то пару столетий назад не существовало не только этой площади, а и сама занимаемая ею территория вообще выглядела далеко не так, как в наши дни. Тогда ее рассекала река Сула, протекавшая возле современного здания областного суда и проложившая русло в северо-западном направлении. На левом берегу Сулы высились на валу деревянные стены с башнями и воротами костромской крепости — т. н. «Нового города», сооруженного в 1619 году, за которыми шумело торжище, на правом — огород помещиков Борщовых, сенной торг и, севернее, яблоневый сад купцов Волковых.
В 1773 году пожар уничтожил крепостные сооружения «Нового города» — их, за ненадобностью, уже не восстанавливали. При составлении плана Костромы опытные петербургские архитекторы точно учли выгоды данного места на стыке двух традиционных городских «концов» в непосредственной близости к Волге и приняли важное решение — именно здесь распланировать главную площадь города. Предварительно для этого понадобилось заключить Сулу в прочные дубовые колоды и упрятать ее под землю да срыть земляные валы «Нового города». Площадь была запроектирована как многогранник, разомкнутый в сторону Волги, к ней стягивались семь радиальных улиц, восьмая же являла собою отлогий и широкий спуск к реке.
Становление Екатеринославской площади, названной именем тогдашней российской императрицы Екатерины II, началось со второй половины 1780-х годов. Созидала ее целая плеяда талантливых зодчих, работавших с высокоразвитым чувством преемственности, ценивших наследие предшественников, стремившихся постичь их творческие замыслы и воздвигнуть на площади единый архитектурный ансамбль.
Первым из этих зодчих был Степан Андреевич Воротилов (1741 —1792). Родился он в посаде Большие Соли Костромского уезда в семье бедного мещанина. За свою жизнь, движимый любознательностью, сменил множество профессий, в каждой из которых достиг совершенства: с детства занимался с отцом рыбной ловлей, затем портняжничал, овладел кузнечным ремеслом, потом определился в «каменную работу». «Прилежно вникая в свою обязанность,— вспоминал современник и земляк Воротилова,— сам собою научился рисовать и чертить планы, наконец, около тридцатого года жизни своей по природному влечению без помощи посторонних учителей и наставников, сам по себе, со вниманием читая геометрию и алгебру, научился архитектуре, в чем успел и очень усовершенствовал себя на самой практике». Этот самородок вел большие строительные работы по собственным проектам не в одной Костроме и ее округе, но также в Ярославле, Рязани и др. «Что ж касается до его характера,— продолжал биограф,— то он был единственный человек в своем роде... Из дел его очень видна честность и бескорыстие. С рабочими обращался кротко и благосклонно, рассчитывал их хорошо. Объезжая подряды свои и работы, в разных местах бывавшие, и усматривая неисправность в работе, многократно при себе приказывал переламывать, хотя и на свой счет перекласть снова. В кругу семейства своего жил, как надлежит разумному хозяину, которому все домашние охотно повиновались». Центр Костромы на фотографиях Гостиный двор (Красные ряды)
И действительно, воротиловские постройки отличаются особой добротностью. Степан Андреевич принял на себя строительство Гостиного двора, состоявшего из двух каменных торговых корпусов, положивших начало застройки площади и оконтуривавших ее со стороны Волги. В течение веков Кострома являлась крупным центром русской торговли. В XVII в. в ней насчитывалось 714 лавок, образующих 21 торговый ряд, а еще 148 лавок стояли вразброс. Столь значительное количество торгующих помещений, понятно, не могло уместиться в «Новом городе» — часть их ютилась под городскими стенами и по склону Молочной горы. Почти все лавки сгорели в 1773 году, торговцы временно понастроили всяческие полки и т. д., сносившиеся по мере сооружения каменных рядов.
В основу был положен «образцовый» проект торговых рядов, подписанный владимирским губернским архитектором Карлом Клером. Строительство началось в 1789 году. При постройке левого (если встать лицом к Волге) корпуса Гостиного двора Воротилову пришлось решать задачу, как вписать в него церковь Спаса. Эта церковь, одна из древнейших в Костроме, первоначально была деревянной, а в 1766 году на ее месте воздвигли каменный храм. До конца XVII в. церковь стояла на погосте, который затем перенесли в конец Русиной улицы (теперь Октябрьская площадь), а возле храма насадили сад, и храм стал именоваться «Спас в садах» (колокольню этой церкви, существенно обогатившую силуэт всей площади, построил в начале XIX в. местный архитектор-самоучка А.В.Красильников).
Строительство левого корпуса, именуемого также «Красными рядами», т. к. в нем торговали «красным» товаром (тканями, кожаными изделиями, мехами, даже книгами), шло довольно быстро. В марте 1791 года городская дума извещала, что готовы 33 лавки, 19 достраиваются, а на 11 заготовлены материалы — всего в корпусе предполагалось разместить 86 лавок. Работы завершились к 1793 году.
Медленнее сооружался правый корпус, названный «Большими Мучными рядами» — в 1791 году из 52 запроектированных лавок, предназначенных для оптовой и розничной торговли мукой, фуражом и льном, были вчерне готовы 26. Отчасти это объясняется тем, что земля под рядами по северной стороне принадлежала петербургскому вельможе графу А.Р.Воронцову и с ним вплоть до 1794 года велась переписка об уступке ее городу.
Невысокие стелющиеся аркады обоих рядов, представляющих собою замкнутые четырехугольники размерами 110x160 м в Красных и 122x163 м в Мучных рядах и замысленных Воротиловым как два крыла единого комплекса, сразу задали тон не только застройке, но и оформлению облика всей площади. Между рядами был устроен плац, к концу XVIII в. замощенный булыжником. Это, с одной стороны, открывало оба здания для одновременного осмотра, а с другой — как бы включало в ансамбль площади Волгу. Посадка на месте плаца высоких деревьев происходила уже в 1940-е годы.
Контрастируя с обычно немноголюдной площадью, галереи Гостиного двора с их гладким полом из каменных плит, нарядными вывесками, витринами и зазывалами служили не только центром оживленной торговой жизни волжского города, но и местом прогулок и встреч обывателей. К Мучным рядам по утрам слетались тучи птиц, особенно голубей — каждый лабазник перед открытием лавки обязательно выносил им совок зерна.
В 1797 году должность первого костромского губернского архитектора занял Николай Иванович Метлин (1770—1822). Коренной москвич, сын архитектора, обучавшийся зодчеству на практике, он еще в Москве вел некоторые строительные работы, главным образом в Китай-городе. С назначением в Кострому Метлин обрел желанную независимость. В 1806 году под его наблюдением началось строительство «Здания присутственных мест», предназначенного для размещения большинства губернских учреждений. Стройка велась на месте и частично на фундаментах прежнего каменного соляного магазина, у стены «Нового города». Как и обычно для казенных зданий, использовался «образцовый» проект, составленный А.Д.Захаровым.
Однако Метлин отнесся к данному проекту творчески. Во-первых, он развернул здание к площади не фасадом, а торцом, во-вторых, несколько уменьшил его в объеме из-за тесноты участка. Тем не менее это смелое решение не привело к обеднению облика площади. Построенное в стиле классицизма, «Здание присутственных мест» и с торца выглядит весьма внушительно: с низким цокольным этажом, оживленным квадратными окнами, вдвое более высоким первым этажом, сплошь рустованным, и вторым этажом еще больших размеров.
Особую роль не только для «Здания присутственных мест» играет оформление центрального входа. Первоначально Метлин возвел шестиколонный портик с фронтоном, поднятый на стилобат, и широкую наружную лестницу из известняка. Но он не учёл непрочности материала — ступени выщербились, а зимой на них появлялась наледь Чиновники и посетители стали бояться ходить по высокой и крутой лестнице, т. к. не раз, поскользнувшись, кубарем катились с нее вниз. В 1814 году Николай Иванович предложил «имеющуюся из белого камня лестницу наружную, протоптанную от многой ходьбы ногами, от неудобности ходить обшить досками».
Конечно, это был временный выход, да и выглядела такая лестница некрасиво. В 1832 году нижегородский архитектор И.Ефимов частично перестраивает фасад здания -наружную лестницу перенес внутрь, разобрал старый портик и сделал новый нетрадиционной композиции — с четырьмя ионическими колоннами, попарно поставленными на прорезанные арками подиумы, поддерживающими фронтон.
Выдвинутый далеко на тротуар, портик отчетливо просматривается с площади и служит ее украшению, в то же время он находится на одной оси с портиками Красных рядов, выходящими в сторону Волги, что включает здание присутственных мест в единый с ними ансамбль.
Известный писатель А.Ф.Писемский, сам служивший в середине прошлого века некоторое время асессором размещавшегося здесь губернского правления, описал здание присутственных мест в ряде произведений. Например, тут на самом верху «в маленьких и сильно грязноватых комнатах», занимаемых Приказом общественного призрения, обитал долгие годы герой повести «Старческий грех» бухгалтер Иосаф Иосафыч Ферапонтов.
Здание присутственных мест было достроено и занято под учреждения в 1809 году. А еще ранее, в сентябре 1808 года, богатый костромской хлебник, владелец пяти домов (в т. ч. и двухэтажного кирпичного на самой площади) Илья Рогаткин и его тесть купец Иван Ботников подали прошение о разрешении им постройки большого трехэтажного каменного дома по лицу Екатеринославской площади между Павловской (ныне пр.Мира) и Еленинской (Ленина) улицами. Сообразуясь с потребностями прижимистых заказчиков, Н.И.Метлин составил проект здания с фасадом, обходящимся минимумом декора: утяжеленный первый этаж является как бы постаментом для двух верхних, антаблемент имеет лишь основные членения.
К 1810 году дом был уже заложен, но из-за Отечественной войны 1812 года строительство затянулось до 1815 года. В своей половине, выходившей на Павловскую улицу, Рогаткин открыл постоялый двор, главным образом для приезжавших на базар в Больших мучных рядах крестьян. В 1834 году эту часть здания приобрел подпоручик А.А.Лопухин, устроивший вдобавок к постоялому двору питейный дом в нижнем этаже. Постоялый двор Лопухина пользовался дурной славой. В августе 1841 года в нем останавливался путешествовавший по России известный историк М.П.Погодин. Он записал в дневнике, что был поселен в отвратительной комнате, где не мог заснуть ни на минуту, атакованный полчищами клопов. Все тело его вспухло, он только и восклицал: «О, Русь!» — и принужден был «спасаться в тарантасе».
В конце апреля 1848 года здесь же прожил несколько дней драматург А.Н.Островский, совершавший с семейством отца первую поездку из Москвы в усадьбу Щелыково. В путевых записках он поясняет, что выбора у них не было, т. к. лучшие гостиницы города сгорели в сентябрьский пожар 1847 года. Теперь о том, что в доме жил, пусть и недолго, Островский, напоминает мемориальная доска.
Одновременно с ним останавливался на ночлег на постоялом дворе Лопухина М.Е.Салтыков-Щедрин, проезжавший в сопровождении жандармского офицера из Петербурга в вятскую ссылку за публикацию первых своих повестей, вызвавших державный гнев Николая I. В Костроме великий сатирик тоже обозрел еще свежие следы грандиозного пожара, о котором немало писали и газеты. Это событие, сопровождаемое анекдотическими действиями растерявшихся местных администраторов, нашло отображение в «Истории одного города» при описании пожара в Глупове.
В конце XIX в. Лопухину продали свою часть дома генеральше Колзаковой — там в предреволюционные времена размещалась гостиница «Россия», содержавшаяся Костровой, и кинотеатр «Муленруж», а после Октября — организации партии большевиков. Тогда здание называлось Домом коммунистов, а с его балкона, выходившего на площадь, выступали перед горожанами видные деятели партии и государства, приезжавшие в Кострому.
По-иному складывалась судьба второй, «ботниковской» части дома. Она довольно сильно пострадала от пожара 1847 года, и полуразоренпые Ботниковы в 1855 году продали ее А.Н.Григорову (1799—1870), отстроившему дом заново и поселившемуся в нем. Сохранилось описание интерьера этого дома: комнат «в нижнем этаже 6, во 2-м — 5 и в 3-м — 7. Все комнаты отапливаются посредством двух механических печей, устроенных в нижнем этаже, от которых проведены во все этажи душники. Полы досчатые, окрашенные в 1-м и 3-м этажах под паркет масляной краской, а во 2-м этаже дубового паркета. Во 2-й этаж от входа ведет чугунная лестница, а в 3-й этаж — деревянная, окрашенная масляною краской, с балюстрадой. Стены в бельэтаже в трех комнатах отделаны под мрамор, а в остальных этажах и трех комнатах бельэтажа оклеены лучшими французскими обоями». Во дворе находились каменное здание «людской», погреб, конюшня, амбар, каретный сарай с сеновалом и баня с прачечной.
Новый владелец оставил по себе в Костроме благодарную и долгую память. Туляк по рождению, занесенный волной 1812 года в принадлежавшую матери костромскую усадьбу Березовку, он получил хорошее домашнее образование, в 1821 году вступил в военную службу юнкером в 20-ю артиллерийскую бригаду и вскоре был произведен в офицеры. Бригада дислоцировалась на Украине, в городе Тульчине — центре Южного тайного общества. Там Александр Николаевич сблизился с многими декабристами, в частности с юным графом С.Н.Булгари, разделяя их убеждения. Однако, женившись и выйдя в отставку, он поселился в купленном им имении Александровское Кинешемского уезда — расправа над декабристами обошла его стороной. Прожив много лет в деревне, Григоров перебрался в Кострому, где его избрали совестным судьей. В 1855 году умер брат его жены миллионер и меценат П.В.Голубков, оставивший Григоровым громадное состояние, значительную часть которого Александр Николаевич пожертвовал на благотворительные цели и общественные нужды Костромы. В 1858 году им была на собственные средства основана и материально обеспечена первая в России женская гимназия, получившая название «Григоровской».
После смерти А.Н.Григорова дом унаследовала его дочь Людмила, в замужестве Пенская. Рано овдовев, она в основном проживала в кинешемской усадьбе с семьей брата, дом же в Костроме сдавала под контрольную палату. Это учреждение возникло в 1864 году, в эпоху буржуазных реформ, и осуществляло надзор за финансовой деятельностью банков и т. д. А в годы нэпа здание занимал ресторан «Белый медведь».
Земля по углу площади с улицей Шагова и проспектом Мира издавна принадлежала богатому дворянскому роду Борщовых, имевших здесь деревянный дом с огородом (рядом до перевода в конце ХУНТ в. на Павловскую площадь находилась и «конная площадка»). Из них наибольшую известность снискал Сергей Семенович Боршов (1754—1837). Маститый воин суворовской эпохи, генерал-лейтенант, он в Отечественную войну 1812 года занимал важный и ответственный пост генерал-провиантмейстера (начальника снабжения) русской армии. Назначенный после завершения войны сенатором, Борщов хотел возведением роскошного особняка в самом центре Костромы как бы подчеркнуть перед земляками свое высокое служебное положение. Центр Костромы площадь Революции на фотографиях Митинг на площади перед фасадом домоа Борщева.
Строительство началось в 1819 году — в основу положен т. н. «образцовый проект № 10», частично измененный наблюдавшим за работами Н.И.Метлиным. Сооружение этого единственного в Костроме жилого здания дворцового типа было в основном закончено к 1822 году. «Крупный масштаб и представительность обусловило его восприятие как общественного здания,— отметил известный искусствовед В.Н.Иванов.— Он органично вошел в архитектурный ансамбль центра. Повышенная за счет антресольного этажа центральная часть главного фасада особняка выделена восьмиколонным портиком коринфского ордера. Колоннада поставлена на постамент и выглядит монументально и торжественно. В интерьере особняка заслуживает внимания чугунная лестница, ведущая на второй этаж из главного вестибюля. Парадные двусветные залы, занимающие часть дома, составляют анфиладу».
В 1820—1830-х годах в доме не раз гостила младшая сестра хозяина Наталья Семеновна (1759—1843). Умная и красивая девушка, она воспитывалась в Смольном институте и в 1774 году была увековечена в стихах А.П.Сумарокова «Письмо к девицам Нелидовой и Борщовой», а через два года запечатлена на портрете Д.Г.Левицкого (хранится в Русском музее). Закончив в 1776 году «с шифром» институт, Борщова жила при царском дворе, являясь с 1809 года гофмейстриной над фрейлинами и «кавалерственной дамой». Она дважды была замужем: за К.С.Мусиным-Пушкиным и за генералом бароном В. фон дер Ховеном.
В Русском же музее находится пастельный портрет дочери Борщова Александры Сергеевны, в замужестве Бибиковой, выполненный А.Г.Венециановым около 1808 года.
После смерти С.С.Борщова дом унаследовал его сын Михаил Сергеевич. Тот, будучи камергером, постоянно жил в столице, Кострому же навещал редко. В 1847 году здание сильно пострадало во время пожара. Борщов не пожелал тратиться на его восстановление и в марте 1849 года продал дом александровскому купцу А.А.Первушину, который капитально его отремонтировал и открыл в нем лучшую в городе гостиницу «Лондон». Такое название часто обыгрывалось местными шутниками. А.Н.Островский в пьесе «Бесприданница» изобразил Кострому под именем Бряхимова, а «Лондон» переделал в «Париж». Молодой и богатый купчик Вожеватов предлагает впервые попавшему в волжский город актеру Робинзону:
Вожеватов (тихо). Хочешь ехать в Париж? Робинзон. Как в Париж ? Когда ? Вожеватов. Сегодня вечером... Как же такому артисту да в Париже не побывать. После Парижа тебе какая цена-то будет! Робинзон. Руку! Вожеватов. Едешь? Робинзон. Еду! Позднее Робинзон напоминает: «Так ты в Париж обещал со мной ехать» — и огорчается, что не знает французского языка. Вожеватов. Да и не надо совсем, и никто там не говорит по-французски, Робинзон. Столица Франции... Вожеватов. Да какая столица! Что ты, в уме ли! О каком Париже ты думаешь? Трактир у нас на площади есть «Париж», вот я куда хотел с тобой ехать.
Летом 1858 года приехал и остановился в одном из номеров гостиницы Первушина поэт Н.А.Некрасов, предполагавший поохотиться в окрестностях Костромы. Ему требовалось найти спутника по охоте, который мог бы показать богатые дичью места. Утром Николай Алексеевич пил чай, сидя у окна и глядя на площадь. Он увидел вышедшего из Еленинской улицы и направлявшегося на рынок в Больших Мучных рядах человека, увешанного связками битой птицы. Некрасов послал за ним слугу, и тот вскоре привел охотника, оказавшегося крестьянином из деревни Шода Костромского уезда Гаврилой Яковлевичем Захаровым. Их долгая беседа продолжилась застольем — охотник так и заночевал в номере у Некрасова, а на другой день на нанятых тройках лошадей они отправились в Шоду, по пути останавливаясь и удачно охотясь на пернатую дичь.
Позднее Гаврила стал постоянным спутником Николая Алексеевича в его экспедициях по костромским лесам и болотам. Сметливый и наблюдательный егерь многое порассказал писателю о примечательных местных событиях, очевидцем которых бывал,— один из его рассказов об убийстве здешним лесником двух захожих торговцев поэт положил в основу сюжета своей знаменитой поэмы «Коробейники», изданной им в 1861 году с посвящением «другу-приятелю».
Впрочем Н.А.Некрасов был не первым известным поэтом, жившим в «доме Борщова». Здание, лучшее в городе, являлось резиденцией коронованных особ при их проездах через Кострому. В 1834 году в нем останавливался Николай I, в 1837 году — наследник престола, будущий император Александр II. Последнего в поездке по России сопровождал его воспитатель поэт В.А.Жуковский. За недолгое пребывание в Костроме Василий Андреевич не только осмотрел местные достопримечательности и познакомился со здешними литераторами, но и принял и поддержал видного краеведа Михаила Яковлевича Диева, подвергшегося преследованиям со стороны костромского архиерея за то, что будучи священником массу времени и сил уделял историческим и этнографическим изысканиям.
В 1865 году произошел пожар в новопостроенном здании городского театра на Павловской улице. Его восстанавливали два года, в продолжении которых труппа давала представления в доме Первушина.
После отмены крепостного права в России был проведен ряд буржуазных реформ. Наиболее последовательная из них — судебная, осуществленная в 1864 году. Вместо старого сословного суда — цитадели взяточничества и крючкотворства — учреждался новый, гласный суд с участием присяжных заседателей. Реформа вводилась в стране постепенно — лишь в мае 1871 года в Костроме был открыт окружной суд для разбора уголовных и гражданских дел всех сословий. Заждавшиеся костромичи приготовили для него щедрый подарок — на собранные среди населения деньги купили и передали суду дом Первушина.
С конца прошлого века в окружном суде все чаще разбираются дела участников революционного движения. В связи с этим в 1906 году боевая дружина Костромского комитета РСДРП совершила налет на здание суда с целью захвата следственных материалов своих арестованных товарищей.
Здание Костромского окружного суда нашло отображение и в русской литературе. В нем долгие годы служил писцом герой известного произведения А.М.Ремизова «Неуемный бубен, или Повесть об Иване Семеновиче Стратилатове», большой ценитель и собиратель «старины». Его прообразом был мелкий чиновник окружного суда и активный член губернской ученой архивной комиссии Александр Павлович Полетаев, с которым часто бывавший в Костроме писатель познакомился у своего друга И.А.Рязановского, кстати, тоже служившего по судебному ведомству.
В конце 1917 года окружной суд был ликвидирован, и в здании разместилось множество разных учреждений. Тогда оно отапливалось печами — в каждой почти комнате стояла «буржуйка» (город переживал топливный кризис), труба которой выводилась в форточку, - на фотографии дом походил на ощетинившегося ежа.
Культурная революция вызвала в Костроме повальное увлечение театром. Действовала даже опера, но особую популярность среди костромичей приобрела балетная студия — кто-то сочинил шутливые стихи, кончавшиеся словами: И все от трех до сорока двух лет Ушли в балет ...
Городские власти уже соглашались предоставить здание под театр оперы и балета. Однако к тому времени республика перешла на рельсы нэпа, важное значение приобрел принцип самоокупаемости, а в городе с 70-тысячным населением такой театр без крупных дотаций существовать бы все-таки не смог. От театра пришлось отказаться.
Рядом с внушительным и репрезентативным «домом Борщова» как-то особенно скромно выглядит расположенный по другую сторону улицы Шагова и на углу ее с площадью двухэтажный кирпичный дом с балконом. Он стоит на месте древней Благовещенской церкви, выступавшей и на нынешнюю площадь. Церковь сгорела в 1773 году и восстановлена на новом месте, но сохранила за собой небольшой участок земли на пепелище. Этот участок трапециевидной формы рачительный протоиерей Благовещенской церкви Федор Иванович Островский, родной дед великого драматурга, решил пустить под застройку и в конце 1808 года подал прошение о возведении там двухэтажного здания для проживания церковного причта. План здания, искусно преодолев трудности его «привязки» к неудобному участку, составил друг Федора Ивановича А.В.Красильников (о нем см. ниже).
Начало строительства долго откладывалось — еще в 1810 году там стояла деревянная хлебная лавка купца О.Акатова. И только в описи домовладений 1828 года значится дом причта Благовещенской церкви с пометой «новый», т. е. построенный два-три года назад.
В конце прошлого столетия дом был арендован купцом Д.Хоревым, открывшим в нем трактир «Пассаж». Он обслуживал и соседний окружной суд — по тогдашним правилам, после судебного разбирательства присяжные заседатели удалялись в особое помещение и не могли покидать его до вынесения обвинительного либо оправдательного вердикта. Прения же нередко затягивались на много часов — в таких случаях половые из трактира приносили «затворникам» судки с обедом.
После победы Октябрьской революции здание занимала губернская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем — на балконе тогда был установлен пулемет. Во главе Костромской губчека стояли видные партийные работники, профессиональные революционеры Ян Кульпе, М.В.Задорин и др. Губчека находилась здесь до самой ликвидации в 1922 году.
В середине 1820-х годов завершилось оформление последней, северной стороны площади, что было связано с имением П.И.Фурсова.
Петр Иванович Фурсов родился в 1796 году в семье мелкого чиновника московских департаментов Сената. В раннем детстве он был отвезен в Петербург и определен в Академию художеств на казенное содержание. Окруженный чужими людьми, предоставленный по существу самому себе, Фурсов вел богемную жизнь с разгулами и дебошами, заболев тяжелым недугом, погубившим немало талантливых русских людей. Поэтому и его успехи в академии, где он обучался архитектуре, оставляли желать лучшего. В 1817 году Петр Иванович был выпущен из Академии художеств и вернулся в Москву, где перебивался случайными заработками или помогал другим архитекторам. В 1822 году, узнав, что за смертью Н.И.Метлина в Костроме вакантно место губернского архитектора, он подал прошение и получил назначение на эту должность.
Вот тут-то в благоприятных условиях — в Костроме велись большие строительные работы — и развернулся незаурядный талант зодчего.
Уже в октябре 1823 года им был составлен проект гауптвахты, сооружение которой завершилось в 1826 году. В городе с времен Средневековья традиционно размещался сильный гарнизон — сначала стрельцы, пушкари и пищальники, затем, в XVIII в., Старо-Ингерманландский мушкетерский полк и др. Буйство и кутежи офицеров считались в ту пору в порядке вещей, поэтому городское общество содержало гауптвахту. Деревянная гауптвахта первоначально находилась на берегу Волги, вблизи Московской заставы. Она обветшала, и Фурсов решил перенести ее на площадь (то была смелая идея, т. к. здания подобного назначения старались не держать «на виду», но с тем, чтобы она служила украшением городского центра). Прежде на ее месте был яблоневый сад фабрикантов Волковых.
Несмотря на небольшие размеры, сооружению присуща монументальность. Акцент сделан на шестиколонный портик строгого дорического ордера на фоне глубокой полуциркульной ниши — экседры, чем достигается пластичность и светотеневой эффект.
Зодчий сам остался доволен своим творением и в мае 1826 года рапортовал, что «построено во всех частях наилучшим образом... верно сочиненному для сего плану, фасаду и профилю». Вместе с тем он указывал, что «для украшения площади и вновь построенного здания необходимо... устроить ограду при острых углах, входящих в площадь, через что здание получит связь с другими строениями и... сей полигон получит надлежащую картину». Действительно, решетчатая деревянная ограда вскоре была возведена.
Перед гауптвахтой были установлены два фонаря и повешен колокол для вызова караула «в ружье». В начале марта 1917 года здесь содержались последний костромской губернатор И.В.Хозиков, полицмейстер и др., а в годы гражданской войны — пленные колчаковские офицеры.
Гауптвахта особенно выигрывает от соседства с другим замечательным творением П.И.Фурсова — пожарной каланчой.
Скученная деревянная Кострома — в 1904 году в городе 84% всех домов были деревянные, а 53% с деревянными (тес, дранка) крышами — не раз страдала от опустошительных пожаров, о чем повествуют летописи и свидетельствуют архивные документы. Страшный пожар в мае 1773 года уничтожил по существу весь город. Для борьбы с огнем еще в XVIII в. было учреждено пожарное депо и выстроены деревянные каланчи, но последние подчас и сами загорались. Поэтому в предписании губернатора объявлялось: «Не мешает здесь приличной каланчи, которая бы вместе и служила городу украшением и оградила каждого обывателя безопасностью во время пожарных случаев».
Проекты каланчи и гауптвахты Фурсов составлял почти одновременно, а в контракте на постройку оговаривалось, что все работы должны вестись «по данному плану и фасаду без малейшего отклонения... по показанию господина губернского архитектора».
Каланча решена в виде античного храма почти кубического объема с шестиколонным портиком. Над карнизом основного здания возведен аттиковый этаж, как бы смягчающий переход к восьмигранному дозорному столбу, сужавшемуся кверху. Общая высота каланчи 35 метров. Ее архитектурное решение не только соответствовало функциональным задачам сооружения, но и помогло органично включить каланчу в композицию ансамбля площади в качестве выразительной вертикали, контрастирующей со стелющимися аркадами рядов.
Писатель А.Ф.Писемский, лично знавший архитектора, сформулировал впечатление, которое производят постройки П.И.Фурсова. В романе «Люди сороковых годов» выведен «даровитейший архитектор, академического еще воспитания, пьянчуга, нищий, не любимый ни начальством, ни публикой. После него в губернском городе до сих пор остались две-три постройки, в которых вы сейчас же замечали что-то особенное, и вам делалось хорошо, как обыкновенно это бывает, когда вы остановитесь, например, перед постройками Растрелли».
Творения костромича своеобразно действовали даже на таких нечутких к искусству людей, как Николай I. В своих мемуарах «Из прошлого» известный публицист Н.П.Колюпанов, рассказывая о посещении императором в 1834 году Костромы, сообщает, что он «долго стоял и любовался каланчой, а затем сказал: «Такой у меня в Петербурге нет».
В каланче проживали и некоторые служители пожарной команды. В 1874 году здесь в семье пожарного родился Василий Николаевич Соколов — активный участник революционного движения, член ВКП(б) с 1898 года, агент «Искры», крупный партийный и советский работник. В книге «Партбилет № 0046340» он интересно рассказал о детстве в Костроме.
С окончанием постройки в 1826 году гауптвахты и каланчи оформление центральной площади по периметру было завершено — всего на это потребовалось около сорока лет. Уже тогда она вызывала восхищенные отзывы современников. Так, П.П.Сумароков в книге «Прогулки по 12 губерниям с историческими и статистическими замечаниями в 1838 году» писал: «Кострома... расположена на гладкой равнине, при Волге. Строения благовидные, и на всех улицах хорошие мостовые, великая опрятность. Площадь, о которой упомянули, окружена каменными домами, лавками, каланча с фронтоном, колоннами, легкой архитектуры, занимает один ее бок, и посредине стоит деревянный, на время, памятник с надписью: «Площадь Сусанина». Площадь эта походит на распущенный веер, к ней прилегают 9 улиц, и при одной точке видишь всех их протяжения. Мало таких приятных, веселых по наружности городов в России. Кострома — как щеголевато отделанная игрушка».
Однако в 1830-х годах облик площади еще не сформировался окончательно — она выглядела слишком пустынной. Не хватало какого-то сооружения, которое бы объединило в единый ансамбль все восемь полуокруживших площадь зданий. Таковым необходимым сооружением оказался памятник Ивану Сусанину.
Впервые идею увековечения исторического подвига костромского крестьянина Ивана Осиповича Сусанина, который в начале 1613 года завел отряд врагов в непроходимые дебри, пожертвовав жизнью во имя спасения родины, выдвинул местный педагог и литератор Юрий Никитич Бартенев, хороший знакомый А.С.Пушкина и Н.В.Гоголя. Во время приезда Николая I удалось получить его согласие на установку памятника народному герою, в ознаменование чего указом от 8 июня 1835 года Екатеринославская площадь была переименована в Сусанинскую.
Создание памятника было поручено даровитому скульптору Василию Ивановичу Демут-Малиновскому, прославившемуся работами по убранству арки Главного штаба в Петербурге. 7 августа 1841 года состоялась закладка памятника, доставленного из столицы уже в сентябре 1843 года. Смерть скульптора в 1846 году замедлила ход работ, и монумент был открыт в торжественной обстановке только 14 марта 1851 года. Он представлял из себя круглую гранитную колонну, поставленную на четырехугольном гранитном пьедестале, обложенном по сторонам металлическими досками, с рельефным изображением сцены гибели героя на одной из них. Наверху колонны — бронзовый бюст юного царя Михаила в «шапке Мономаха», у подножия, на пьедестале,— выразительная коленопреклоненная фигура Ивана Сусанина. Памятник имел вес 17 тыс. пудов, а высоту — 7 саженей.
Монумент, обращенный в сторону Волги и обнесенный низкой чугунной решеткой художественного литья с фонарными столбами по углам, как бы «стягивал» к себе пространство Сусанинской площади, вымощенной в 1843 году мелким булыжником, и превосходно вписывался в ее ансамбль. Однако символика этого памятника с коленопреклоненной жертвенной позой старого крестьянина была чужда и неприемлема для передовых кругов России да и широких масс: их идеал воплощения облика несгибаемого патриота выразил в поэме «Кому на Руси жить хорошо» Н.А.Некрасов:
Стоит, из меди кованный, Мужик на площади. Точь-в-точь Савелий-дедушка — Чей памятник? — «Сусанина».
Савелий же, по словам поэта,— «богатырь святорусский», крестьянин-бунтарь. Поскольку после Октябрьской революции претворенная в памятнике идея оказалась несозвучной новой эпохе, он был снесен.
В конце XIX в. площади-плацы стали уступать место площадям-скверам. Коснулось это веяние и Костромы. 11 июня 1897 г. городская дума постановила: «Уничтожить Сусанинскую площадь и вместо нее устроить сквер, согласно представленному плану, с таким расчетом, чтобы памятник Сусанину приходился в начале сквера и кругом сквера проходили бы достаточной ширины улицы». Сусанинский сквер *, занявший участок в 3,5 тыс. кв. м., первоначально имел полуовальную форму, его пересекали восемь сходящихся в центре дорожек. В сквере посадили 556 кустов акации и 1902 куста спирии — их периодически низко подстригали (деревья здесь появились уже в 1930-е годы). Сквер окружала красивая металлическая ограда высотою в 80 см.
19 октября 1905 года в Сусанинском сквере собралась молодежь, в основном учащиеся, т. к. только что обнародованный царский манифест декларировал свободу митингов. К собравшимся обратились ораторы-большевики. Однако полиция распустила среди местных торговцев и съехавшихся с товаром (день был базарным) крестьян слухи, что митингующие намерены сломать памятник Сусанину, а потом громить лавки и рынок. Возбужденная темная толпа с оглоблями, цепями и т. д. стала стекаться к скверу. Митинг пришлось прервать, а его участники в колонне двинулись на Царевскую улицу. Там на них набросились преследователи и учинили дикую расправу.
После февраля 1917 года митинги в сквере возобновились. Поэтому в канун первой годовщины Октября Сусанинская площадь была переименована в площадь Революции.
submitted by fergunia to Kostroma [link] [comments]