Узаконить самовольную перепланировку муниципальной квартиры

Россияне призвали чиновников к патриотизму 🗑️ничего полезного Образ «идеального российского чиновника» представлен на портале Российская общественная инициатива. 07:50 Россияне призвали чиновников к патриотизму 07:32 Ученые узнали о чудо-свойствах томатов 07:16 Под Омском мужчина до смерти забил свою 81-летнюю мать Россияне призвали чиновников к патриотизму 0:0 Comments Российские школьники избили сверстницу и сняли это на видео 0:0 Comments Жительницу Бурятии едва не загрыз барсук 0:0 Comments 07:50 Россияне призвали чиновников к патриотизму; 07:32 Ученые узнали о чудо-свойствах томатов; 07:16 Под Омском мужчина до смерти забил свою 81-летнюю мать; 06:59 Дегтярев объяснил рост цен на бензин в Хабаровском крае ... 07:50 Россияне призвали чиновников к патриотизму; 07:32 Ученые узнали о чудо-свойствах томатов; 07:16 Под Омском мужчина до смерти забил свою 81-летнюю мать; 06:59 Дегтярев объяснил рост цен на бензин в Хабаровском крае ... Россияне призвали чиновников к патриотизму 0:0 Comments Российские школьники избили сверстницу и сняли это на видео 0:0 Comments Жительницу Бурятии едва не загрыз барсук 0:0 Comments 07:50 Россияне призвали чиновников к патриотизму; 07:32 Ученые узнали о чудо-свойствах томатов; 07:16 Под Омском мужчина до смерти забил свою 81-летнюю мать Россияне призвали чиновников к патриотизму 0:0 Comments Российские школьники избили сверстницу и сняли это на видео 0:0 Comments Жительницу Бурятии едва не загрыз барсук 0:0 Comments Россияне призвали чиновников к патриотизму ... а учиться дети таких чиновников могут только в своем городе, если город не большой, то в пределах области. ... Россияне призвали чиновников к патриотизму 0:0 Comments Российские школьники избили сверстницу и сняли это на видео 0:0 Comments Жительницу Бурятии едва не загрыз барсук 0:0 Comments

2020.07.30 04:50 Alex_Jew Россияне призвали чиновников к патриотизму

Россияне призвали чиновников к патриотизму Образ «идеального российского чиновника» представлен на портале Российская общественная инициатива. Автор одного из обращений отмечает, что если бы чиновники были настоящими патриотами и сами пользовались благами, которые ждут от них обычные россияне, то уровень жизни стал бы выше у всех.
https://preview.redd.it/lqtsfeq0exd51.jpg?width=640&format=pjpg&auto=webp&s=754a4125bd106323f37665e7fc03f46771e2adcc
По его словам, чиновник любого уровня и должности должен встать на учет по месту прописки в муниципальной больнице своего района, при этом в ней должны лечиться и его родные (дети, родители, супруги и даже бывшие супруги, братья и сестры), а учиться дети таких чиновников могут только в своем городе, если город не большой, то в пределах области. «Благодаря этим законам жизнь в своем регионе будут подымать используя все ресурсы и сами будут заинтересованы в качестве медицины и образования», — полагает он.
Кроме того, автор инициативы считает, что члены семьи чиновников и родственники до третьего колена не должны заниматься предпринимательской деятельностью, а также иметь имущество за предалами РФ (в том числе и бывшие супруги чиновников).
«Преступления уголовного характера такие как растрата, превышение должностных полномочий, злоупотребление, бездействие, взяточничество приравнять к государственной измене и полной конфискации имущества членов семьи, бывших супругов, а так же у родственников которые не смогут показать законность происхождения имущества и материальных ценностей и средств», — считает он.
«Если нынешние чиновники не согласны, то зачем они нам?», — отмечает автор.
https://preview.redd.it/sl7u3j8tdxd51.jpg?width=460&format=pjpg&auto=webp&s=fbe9dc50ac0cfae1b8e44c7de06f4ff280b941ad
отсюда
submitted by Alex_Jew to RussNews [link] [comments]


2020.07.21 21:06 postmaster_ru Узаконить самовольную перепланировку муниципальной квартиры

В Германии появилась первая в мире шахтная ГЭС Гидроэлектростанция расположена в шахте в русле реки. Новый тип ГЭС подходит для рек разного размера и практически не наносит вреда природе.
От новой ГЭС в Лойзах виден только небольшой инженерный домик / © Поль Франк
ГЭС производят возобновляемую энергию и способствуют улучшению экологической обстановки. Но для водоемов они создают большие проблемы. На обычной речной электростанции вода используется для приведения в действие турбины. Сильные течения, которые возникают при работе, могут тащить рыб к турбине и сетям завода, где они часто погибают. «Во всем мире новые гидроэлектростанции строятся в регионах с высоким уровнем биоразнообразия, — говорят авторы разработки. — Шахтные электростанции могут обеспечить сохранность рек».
Проект разработала команда инженеров из Мюнхенского технического университета в Германии. Турбина и генератор станции находятся ниже уровня дна русла реки — в шахте. Большая часть воды проходит через нее и вращает турбину, вытекая потом под плотиной, меньшая остается над ГЭС.
Электростанция была построена муниципальной коммунальной компанией на существующем пандусе, который до этого был труднодоступен для рыбы: не было никакой необходимости возводить новую плотину для проекта. Станция генерирует электроэнергию примерно для 800 домашних хозяйств и таким образом вносит свой вклад в децентрализованное энергоснабжение. Кроме того, после строительства экологическая обстановка на реке Лойзах в Баварии стала лучше.
Презентация новой ГЭС /©Мюнхенский технический университет
Конструкция сделана таким образом, что станция эффективно вырабатывает электричество, но поток при этом остается достаточно слабым, и рыбы могут безопасно проплывать над ней. Два специальных отверстия в плотине позволяют им двигаться вниз по течению, а подниматься они могут по рыбоходу. «В турбину иногда засасывало только очень маленьких рыб, большая часть осталась невредимой», — говорит руководитель проекта профессор Питер Ручман.
У станции есть еще одно преимущество: она не задерживает валы и древесину, которые плывут по реке и могут быть важны для нереста. Они задерживаются на решетке, закрывающей шахту, потом специальный механизм сбрасывает их в реку. Для этого в плотине открываются ворота. Эта регулируемая система также позволяет выпускать воду, когда река разливается.
«Если мы хотим защитить как климат, так и природу, то должны акцентировать внимание на тех технологиях, которые помогут нам достичь целей, — рассказывает Ручман, — при этом мы должны понимать, что ни одна ГЭС не будет безопасна для природы на 100%».
Соблюдение чрезвычайно строгих экологических норм позволило получить разрешение на строительство первой шахтной электростанции в природном заповеднике (район «Натура-2000»). Также компания Spin-off Hydroshaft приобрела права на постройку станций такого типа. Сегодня в Германии на стадии планирования находятся 12 заводов.
Источник
submitted by postmaster_ru to Popular_Science_Ru [link] [comments]


2020.07.04 12:52 GazetaPravda Квартиры самовольную узаконить перепланировку муниципальной

Поправки в Конституцию, одобренные на всенародном голосовании, вступают в силу, объявил в пятницу, 3 июля, президент РФ Владимир Путин.
Согласно указу, подписанному президентом и размещенному на портале правовой информации, по новому Основному закону страна начнет жить с 4 июля.
Федеральной службе охраны (ФСО) поручено обеспечить публикацию исправленной Конституции на сайте pravo.gov.ru, следует из документа.
Поправки вступают в силу «без всякого преувеличения по воле народа», констатировал Путин на встрече с рабочей группой, готовившей конституционную реформу.
По данным ЦИК, «за» изменения, которые в том числе позволяют Путину оставаться у власти до 2036 года, проголосовали 77,92% от пришедших на участки. Этот результат свидетельствует о высокой консолидации российского общества, заявил президент.
«Мы приняли это значимое решение вместе, всей страной, и оно касается тех ценностей и базовых принципов, которые лежат в основе дальнейшего развития России», - сказал он.
Внесением изменений в отдельные статьи Конституции власти не ограничатся. России предстоит масштабное и качественное изменение всей законодательной базы, заявил Путин.
«Было очевидно, что если граждане поддержат поправки, потребуется серьёзная масштабная законотворческая работа. И этот момент настал», - обратился Путин к рабочей группе, куда помимо депутатов и сенаторов вошли атаман российского казачества Николай Долуда, пианист Денис Мацуев и двукратная олимпийская чемпионка Елена Исинбаева.
Изменения в стране, по словам президента, «затрагивают каждого».
Госдума начнет безотлагательно работать над принятием новых законов для реализации поправок, заявил спикер нижней палаты Вячеслав Володин. «Крайне важно», добавил он, чтобы стандарты обновленной Конституции «стали для нас нормой жизни».
Законотворчество в Думе начнется «практически с сегодняшнего дня», сообщил Володин: ради этого депутатам придется отказаться от отпуска.
«Тот, кто взял на себя обязанности депутата, политика, должен понимать: у политика, у депутата отпусков не бывает, это все условности, - пояснил Володин. - Депутаты у нас ответственные, надеюсь, что все они понимают, что сейчас надо работать над новыми законами».
Потребуется изменить около 100 конституционных и федеральных законов, рассказал заявил председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников.
Под пересмотр попадут пять сфер, рассказал он. Первая - это социальные гарантии, пенсии, поддержка института семьи, вопросы образования; вторая - это здравоохранение, наука и культура; третья - это законы о публичной власти, вопросы муниципальной и государственной службы, законодательство о выборах.
Четвёртый блок - это оборона и безопасность, неприкосновенность территории; пятый - законы, касающиеся бизнеса, предпринимательства, права собственности и развитие институтов гражданского общества.
пруф
submitted by GazetaPravda to RussNews [link] [comments]


2020.05.09 21:12 postmaster_ru Узаконить самовольную перепланировку муниципальной квартиры

Китайские медики обнаружили коронавирус в сперме больных Covid-19 Обнаружение SARS-CoV-2 в сперме у мужчин с тяжелым течением болезни поднимает вопрос о возможности распространения вируса половым путем.
©Zappys Technology Solutions
Ученые уже проверяли сперму мужчин, зараженных SARS-CoV-2, на наличие вирусной РНК. Исследования были проведены на небольшой группе пациентов, а также на одном-единственном добровольце с умеренно выраженным течением болезни, уже после выздоровления, и никаких следов коронавируса в сперме не обнаружили. Однако авторы новой работы повторили поиск у мужчин с тяжелой формой Covid-19 — и эти результаты оказались совсем иными.
Китайские медики исследовали сперму 38 мужчин, проходящих лечение от Covid-19 в Муниципальной клинике Шанцю в провинции Хэнань. При этом пробы забирались у 15 человек в острой фазе болезни, а также у 23 — на второй-третий день после ее прохождения. Свидетельства присутствия вируса обнаружились в сперме четверых из первой группы и двух — из второй. Таким образом, SARS-CoV-2 имелся у 16 процентов участников эксперимента. Об этом Шиси Чжан (Shixi Zhang) и его коллеги сообщают в статье, опубликованной в журнале JAMA Network Open.
Стоит заметить, что репродуктивные органы наравне с центральной нервной системой относятся к «иммунно привилегированным» частям нашего организма. Воспалительные процессы, связанные с появлением инфекции, в них не развиваются, что до определенной степени защищает эти ключевые части тела от повреждения собственным иммунитетом. Однако это делает их уникальными «убежищами», где вирус может скрываться от атак иммунной системы, затрудняя излечение болезни.
Такую «тактику» действительно применяют некоторые вирусы — и, возможно, SARS-CoV-2. Теоретически, сохраняясь в органах репродуктивной системы, он может передаваться и половым путем в дополнение к уже известным воздушно-капельному и контактному. Впрочем, многие авторитетные эксперты призывают не рассматривать эти данные как окончательные.
Так, профессор Шеффилдского университета Алан Пэйси (Allan Pacey) отмечает, что обнаружение вирусной РНК в сперме сопряжено с большими техническими трудностями и может давать ложные результаты — тем более на подобных небольших выборках. Кроме того, они ничего не говорят о состоянии вирусных частиц и их способности оставаться заразными. Вопрос о влиянии SARS-CoV-2 на репродуктивную систему и о возможности передачи болезни половым путем остается открытым.
Источник
submitted by postmaster_ru to Popular_Science_Ru [link] [comments]


2020.04.06 09:58 BadaBoomBabay Узаконить самовольную перепланировку муниципальной квартиры

заставка
Депутат Госдумы Евгений Фёдоров предложил запретить собственникам жилья разрывать договоры с нанимателями в период самоизоляции.
По мнению депутата, в условиях борьбы с распространением коронавируса в России арендаторы жилья могут быть вынуждены нарушать режим самоизоляции из-за разрыва договора найма или завершения его действия в период самоизоляции.
Для решения этой проблемы предлагается запретить собственникам жилья разрывать договоры найма в одностороннем порядке на период действия режима самоизоляции.
«Одновременно считаю целесообразным обязать собственников продлевать договоры, срок которых истекает в период режима самоизоляции, с нанимателями жилья до конца действия режима самоизоляции без изменения финансовых условий», — отметил Фёдоров.
Парламентарий также обратил внимание на тех граждан, которые де-факто снимают жильё без оформления договора найма.
«Для данной категории лиц в случае потери фактического места пребывания считаю целесообразным предоставить возможность перемещения внутри одного населённого пункта или с переездом в другой населённый пункт... без применения в отношении них штрафных санкций при условии поступления в органы муниципальной власти предварительного сообщения гражданина о необходимости перемещения и адреса нового места жительства», — сказано в тексте обращения.
Ранее в Госдуме предложили отменить для медиков подоходный налог в условиях пандемии коронавируса.
submitted by BadaBoomBabay to SafeArea [link] [comments]


2020.01.14 05:20 prvlad Узаконить самовольную перепланировку муниципальной квартиры

Пост о неприличной теме :) Занесла меня на-днях нелегкая на бульвар Генерала Карбышева, в Москве. Когда-то я жил в тех краях, ориентируюсь свободно. Так вот, был там такой бульварчик, довольно запущенный, но зеленый. Сейчас степень зелености оценить сложно ибо зима :)
Так вот, когда я там шел, внезапно осознал, что душа просит.. ну не душа, другие органы некоторого облегчения :) Я помнил, что когда-то там был общественный пардон туалет в полуподвале - отдельное помещение. Заранее мысленно скривил морду, представляя, что там меня ждет (если он еще сохранился конечно). В советское время жуткая грязь и вонь, разрисованные стены, ничего толком не работающее, "чаша Генуи" и прочие радости - общественный уличный. Но деваться особо некуда, ибо см выше - требуется ..
Спустился и обалдел. Собянин, бля буду, на следующих выборах куда бы ты не шел - проголосую за тебя ! Бесплатный уличный муниципальный туалет в спальном районе, на маленьком бульварчике. При наличии "экобудок" кстати
Смотрите сами. Время - после 9 утра в выходной, еще праздничный день. Все ИДЕАЛЬНО чисто, все работает, даже бумага бля висит ! В диспенсерах - мыло жидкое есть ! Это не ТЦ коммерческий - это муниципальный уличный туалет, там кстати тепло - батареи развешены..
Есть отдельная кабинка для инвалидов
Выйдя наружу не удержался - там на улице тетенька из муниципальной службы, видимо обслуживает сие заведение. Внизу убрано - она чистит вход. Говорю просто в восторге , что просто в приятном шоке, от всего. Она, бедняга, аж прослезилась - не привыкла понятное дело, что посетители подобных мест благодарят. Сказала спасибо за мое спасибо даже :)
Вощем я не знаю, насколько где у нас коррупция в Москве. Но бля, если даже в таких мелочах город приводят в порядок - то навальнятам мало что светит


https://preview.redd.it/05boszwihoa41.jpg?width=1040&format=pjpg&auto=webp&s=f6488a65f294174165de19030623bd4a18a4d875
https://preview.redd.it/okvevmxihoa41.jpg?width=780&format=pjpg&auto=webp&s=fd2572ac5924bcae9cc319489283841b1a040c9d
https://preview.redd.it/2jsv7nxihoa41.jpg?width=1040&format=pjpg&auto=webp&s=00e74ebc83ccc82f8819bc269c6e8fa8b4beabf6
https://preview.redd.it/ovv0790jhoa41.jpg?width=1040&format=pjpg&auto=webp&s=f59cc66a9d7ec888494c17bf60dd04948722631f
https://preview.redd.it/6519zmxihoa41.jpg?width=1040&format=pjpg&auto=webp&s=f76fec44487faaaa841870388f4a9b9b9cac34a6
submitted by prvlad to SafeArea [link] [comments]


2019.11.21 08:57 Wer-Wolf Квартиры узаконить муниципальной перепланировку самовольную

Иностранный агент: Директор муниципальной школы в Саратовской области получила деньги на ремонт крыши у американского фонда, так как муниципальные власти отказались выделить средства на ремонт submitted by Wer-Wolf to liberta [link] [comments]


2019.11.02 17:56 Alex_Jew Узаконить самовольную перепланировку муниципальной квартиры

"Прилетел Владимир Владимирович в город Калининград, повстречался там с общественниками из ОНФ, которые соприкасаются с медициной, и открыл им глаза на корень всех наших проблем в здравоохранении", - пишет бывший политик на своей странице в Facebook.
"Корень оказывается в том, что у нас государственная власть разделена с муниципальной! Он, как президент, или губернатор в своей вотчине, жилы рвут, чтобы россиян лучше лечили, а мэры и главы администраций в городах, да районах поплевывают на них снизу и улучшением первичного звена в здравоохранении не занимаются. А приказать или заставить - нельзя! У нас же местное самоуправление не подчинено государственной власти. По нашей Конституции не подчинено, да и Европе мы пообещали, что МСУ у нас самостоятельным будет.
Активисты ОНФ сочувственно кивали головами, а губернаторы, которые в Калининград на Госсовет съехались, так они и давно твердили, что если бы мэры ими назначались и снимались напрямую, без всяких демократических финтифлюшек, то здравоохранение в их регионах сейчас было бы хлеще, чем в Германии или Израиле, где сами губернаторы со своими ближними и лечатся, когда прихватит.
Вот только россияне, которым свезло жить в Москве или Санкт-Петербурге, в критике по части здравоохранения не только не участвуют, но и нарадоваться им не могут! Особенно замечательно в этих двух столицах обстоят дела в первичном звене - в районных поликлиниках.
А все потому, что корневой проблемы - местного самоуправления - ни в Москве, ни в Санкт-Петербурге нет".
Отсюда
submitted by Alex_Jew to PikabuPolitics [link] [comments]


2019.09.29 08:08 Russian_partisan Американский писатель Джек Лондон объясняет, почему капитализм не может существовать без лжи.

Американский писатель Джек Лондон объясняет, почему капитализм не может существовать без лжи. ЧТО ЗНАЧИТ ДЛЯ МЕНЯ ЖИЗНЬ
Джек Лондон в 1910-х
Я родился в рабочей среде. Рано познал я восторженность, власть мечты, стремление к идеалам; и добиться желанной цели - было надеждой моего детства. Меня окружали грубость, темнота, невежество. И смотрел я больше не вокруг, а вверх. Место мое в обществе было на самом дне. Жизнь здесь не давала ничего, кроме убожества и уродства тела и духа, ибо тело и дух здесь в равной мере были обречены на голод и муки.
Надо мной высилось громадное здание общества, и мне казалось, что выход для меня - это подняться вверх. Проделать этот путь я решил еще в детстве. Там, наверху, мужчины носили черные сюртуки и накрахмаленные рубашки, а женщины одевались в красивые платья. Там же была вкусная еда, и еды было вдоволь. Это для тела. Но там же были и духовные блага. Я верил, что там, наверху, можно встретить бескорыстие, мысль ясную и благородную, ум бесстрашный и пытливый. Я знал это потому, что читал развлекательные романы, где все герои, исключая злодеев и интриганов, красиво мыслят и чувствуют, возвышенно декламируют и состязаются друг с другом в благородстве и доблести. Короче говоря, я скорее усомнился бы в том, что солнце завтра вновь взойдет на небе, чем в том, что в светлом мире надо мной сосредоточено все чистое, прекрасное, благородное, - все то, что оправдывает и украшает жизнь и вознаграждает человека за труд и лишения.
Но не так-то легко пробиться снизу вверх, в особенности если ты обременен иллюзиями и не лишен идеалов. Я жил на ранчо в Калифорнии, и обстоятельства понуждали меня упорно искать лесенку, по которой я мог бы вскарабкаться наверх. Я рано начал допытываться, сколько дохода приносит денежный вклад, и терзал свои детские мозги, стараясь постичь благодеяния и преимущества этого замечательного человеческого изобретения - сложных процентов. Затем я установил, каковы действующие ставки заработной платы рабочих всех возрастов и каков их прожиточный минимум. На основе собранных сведений я пришел к выводу, что если я немедленно начну действовать и буду работать и копить деньги, то к пятидесяти годам смогу бросить работу и вкусить те блага и радости, которые станут мне доступны на более высокой ступени общественной лестницы. Само собой разумеется, что я твердо решил не жениться и совершенно упустил из виду болезни - этот страшный бич трудового люда.
Но жизнь, бившая во мне ключом, требовала большего, чем жалкое существование мелкого скопидома. К тому же десяти лет от роду я стал продавцом газет, и мои планы на будущее стали быстро меняться. Вокруг меня было все то же убожество и уродство, а высоко надо мной - все тот же далекий и манящий рай; но взбираться к нему и решил по другой лестнице - по лестнице бизнеса. К чему копить деньги и вкладывать их в государственные облигации, когда, купив две газеты за пять центов, я мог, почти не сходя с места, продать их за десять и таким образом удвоить свой капитал? Я окончательно избрал лестницу бизнеса и уже видел себя лысым и преуспевающим королем торгашей.
Обманчивые мечты! В шестнадцать лет я в самом деле получил титул "короля". Но этот титул был присвоен мне бандой головорезов и воров, которые называли меня "королем устричных пиратов". К этому времени я уже поднялся на первую ступень лестницы бизнеса. Я стал капиталистом. Я был владельцем судна и полного снаряжения, необходимого устричному пирату. Я начал эксплуатировать своих ближних. У меня была команда в составе одного человека. В качестве капитана и владельца судна я забирал себе две трети добычи и отдавал команде одну треть, хотя команда трудилась так же тяжко, как и я, я так же рисковала жизнью и свободой.
Эта первая ступень оказалась пределом, которого я достиг на лестнице бизнеса. Однажды ночью я совершил налет на китайские рыбачьи лодки. Веревки и сети стоили денег, это были доллары и центы. Я совершил грабеж - согласен; но мой поступок полностью отвечал духу капитализма. Капиталист присваивает собственность своих ближних, искусственно сбивая цену, злоупотребляя доверием или покупая сенаторов и членов верховного суда. Я же пользовался более грубыми приемами - в этом была вся разница, - я пускал в ход револьвер.
Но в ту ночь моя команда оказалась в числе тех ротозеев, по адресу которых порою так негодует капиталист, ибо они весьма чувствительно увеличивают непроизводительные расходы и сокращают прибыль. Моя команда была повинна и в том и в другом. Из-за ее небрежности загорелся и пришел в полную негодность парус с грот-мачты. О прибыли нечего было и думать, китайские же рыбаки получили чистый доход в виде тех сетей и веревок, которые нам не удалось украсть. Я оказался банкротом, неспособным уплатить шестьдесят пять долларов за новый парус. Я поставил свое судно на якорь и, захватив в бухте пиратскую лодку, отправился в набег вверх по реке Сакраменто. Пока я совершал это плавание, другая шайка пиратов, орудовавшая в бухте, разграбила мое судно. Пираты утащили с него все, вплоть до якорей. Некоторое время спустя я нашел его остов и продал за двадцать долларов. Итак, я скатился с той первой ступени, на которую было взобрался, и уже никогда больше не вступал на лестницу бизнеса.
С тех пор меня безжалостно эксплуатировали другие капиталисты. У меня были крепкие мускулы, и капиталисты выжимали из них деньги, а я - весьма скудное пропитание. Я был матросом, грузчиком, бродягой; работал на консервном заводе, на фабриках, в прачечных; косил траву, выколачивал ковры, мыл окна. И никогда не пользовался плодами своих трудов! Я смотрел, как дочка владельца консервного завода катается в своей коляске, и думал о том, что и мои мускулы - в какой-то степени - помогают этой коляске плавно катиться на резиновых шинах. Я смотрел на сынка фабриканта, идущего в колледж, и думал о том, что и мои мускулы - в какой-то степени - дают ему возможность пить вино и веселиться с друзьями.
Но меня это не возмущало. Я считал, что таковы правила игры. Они - это сила. Отлично, я тоже не из слабых. Я пробьюсь в их ряды и буду сам выжимать деньги из чужих мускулов. Я не боялся работы. Я люблю тяжелый труд. Я напрягу все силы, буду работать еще упорней и в конце концов стану столпом общества.
Как раз в это время - на ловца и зверь бежит - я повстречал работодателя, который придерживался тех же взглядов. Я хотел работать, а он, в еще большей степени, хотел, чтобы я работал. Я думал, что осваиваю новую профессию, - в действительности же я просто работал за двоих. Я думал, что мой хозяин готовит из меня электротехника. А дело сводилось к тому, что он зарабатывал на мне пятьдесят долларов ежемесячно. Два рабочих, которых я заменил, получали ежемесячно по сорок долларов каждый. Я выполнял их работу за тридцать долларов в месяц.
Мой хозяин заездил меня чуть не до смерти. Можно любить устрицы, но, если их есть сверх меры, почувствуешь к ним отвращение. Так вышло и со мной. Работая сверх сил, я возненавидел работу, я видеть ее не мог. И я бежал от работы. Я стал бродягой, ходил по дворам и просил подаяния, колесил по Соединенным Штатам, обливаясь кровавым потом в трущобах и тюрьмах.
Я родился в рабочей среде и вот теперь, в восемнадцать лет, стоял ниже того уровня, с которого начал. Я очутился в подвальном этаже общества, в преисподних глубинах нищеты, о чем не очень приятно, да и не стоит говорить. Я очутился на дне, в бездне, в выгребной яме человечества, в душном склепе, на свалке нашей цивилизации. Это такой закоулок в здании общества, который предпочитают не замечать. Недостаток места заставляет меня умолчать о нем, и я скажу лишь, что то, что я там увидел, повергло меня в ужас.
Потрясенный, я стал размышлять. И наша сложная цивилизация предстала предо мной в своей обнаженной простоте. Вся жизнь сводилась к вопросу о пище и крове. Для того чтобы добыть кров и пищу, каждый что-нибудь продавал. Купец продавал обувь, политик - свою совесть, представитель народа - не без исключений, разумеется, - народное доверие; и почти все торговали своей честью. Женщины - и падшие и связанные священными узами брака - готовы были торговать своим телом. Все было товаром, и все люди - продавцами и покупателями. Рабочий мог предложить для продажи только один товар - свои мускулы. На его честь на рынке не было спроса. Он мог продавать и продавал только силу своих мускулов.
Но этот товар отличался одним весьма существенным свойством. Обувь, доверие и честь можно было обновить. Запас их был неиссякаем. Мускулы же нельзя было обновить. По мере того как торговец обувью распродавал свой товар, он пополнял запасы его. Но рабочий не имел возможности восстановить запас своей мускульной силы. Чем больше он продавал, тем меньше у него оставалось. Только этот товар и был у него, и с каждым днем запас его уменьшался. И наступал день, - если только рабочий доживал до него, - когда он продавал остатки своего товара и закрывал лавочку. Он становился банкротом, и ему ничего не оставалось, как спуститься в подвальный атаж общества и умереть с голода.
Затем я узнал, что человеческий мозг тоже является товаром. И что этот товар также имеет свои особенности. Торговец мозгом в пятьдесят - шестьдесят лет находится в расцвете сил, и в это время изделия его ума ценятся дороже, чем когда-либо. А рабочий уже к сорока пяти - пятидесяти годам истощает свой запас сил.
Я находился в подвальном этаже общества и считал это место не подходящим для жилья. Водопровод и канализация были в антисанитарном состоянии, дышать было нечем. Если уж мне нельзя было жить в бельэтаже, то стоило попытаться попасть хотя бы на чердак. Правда, рацион там тоже был скудный, но зато воздух чистый. Я решил не продавать больше мускульную силу, а торговать изделиями своего ума.
Тогда началась бешеная погоня за знаниями. Я вернулся в Калифорнию и погрузился в чтение книг. Готовясь к тому, чтобы стать торговцем мозгом, я невольно углубился в область социологии. И тут, в книгах определенного толка, я нашел научное обоснование тех простых социологических идей, до которых додумался самостоятельно. Другие и более сильные умы еще до моего появления на свет установили все то, о чем и я думал, и еще многое такое, что мне и не снилось. Я понял, что я социалист.
Социалисты - это революционеры, стремящиеся разрушить современное общество, чтобы на его развалинах построить общество будущего. Я тоже был социалистом и революционером. Я вошел в группу революционных рабочих и интеллигентов и впервые приобщился к умственной жизни. Среди них было немало ярко талантливых, выдающихся людей. Здесь я встретил сильных и бодрых духом, с мозолистыми руками, представителей рабочего класса, лишенных сана священников, чье понимание христианства оказалось слишком широким для почитателей маммоны; профессоров, не ужившихся с университетским начальством, насаждающим пресмыкательство и раболепие перед правящими классами, - профессоров, которых выкинули вон, потому что они обладали знанием и старались употребить его на благо человечества.
У революционеров я встретил возвышенную веру в человека, горячую преданность идеалам, радость бескорыстия, самоотречения и мученичества - все то, что окрыляет душу и устремляет ее к новым подвигам. Жизнь здесь была чистой, благородной, живой. Жизнь здесь восстановила себя в правах и стала изумительна и великолепна, и я был рад, что живу. Я общался с людьми горячего сердца, которые человека, его душу и тело, ставили выше долларов и центов и которых плач голодного ребенка волнует больше, чем трескотня и шумиха по поводу торговой экспансии и мирового владычества. Я видел вокруг себя лишь благородные порывы и героические устремления, и мои дни были солнечным сиянием, а ночи - сиянием звезд, и в искрах росы и в пламени передо мной сверкал священный Грааль, символ страждущего, угнетенного человечества, обретающего спасение и избавление от мук.
А я, жалкий глупец, я думал, что это всего лишь предвкушение тех радостей, которые я обрету в верхних этажах общества. Я утратил немало иллюзий с тех пор, когда на ранчо в Калифорнии читал развлекательные романы. Но мне предстояло еще много разочарований.
В качестве торговца мозгом я имел успех. Общество раскрыло передо мной свои парадные двери. Я сразу очутился в гостиной и очень скоро утратил свои последние иллюзии. Я сидел за обеденным столом вместе с хозяевами этого общества, с их женами и дочерьми. Одеты женщины были красиво - все это так; но, к моему простодушному изумлению, я обнаружил, что они из того же теста, что и все женщины, которых я знал в подвальном этаже. Оказалось, что, несмотря на различие в одежде, "знатная леди и Джуди О'Греди во всем остальном равны".
Но меня поразило не столько это обстоятельство, сколько их низменный материализм. Верно, эти красиво одетые и красивые женщины были не прочь поболтать о милых их сердцу маленьких идеалах и столь же милых и мелких добродетелях, но их детская болтовня не могла скрыть основного стержня их жизни - голого расчета. А в какой покров сентиментальности обряжали они свой эгоизм! Они занимались всякого рода мелкой благотворительностью, причем охотно ставили вас об этом в известность, а между тем та пища, которую они ели, и те платья, которые носили, были куплены на дивиденды, запятнанные кровью детского труда, кровью потогонного труда и кровью тех, кто был вынужден торговать своим телом.
Когда я говорил об этом и в простоте души ожидал, что эти сестры Джуди О'Греди немедленно сбросят с себя залитые кровью шелка и драгоценные камни, они обижались и со злобой возражали мне, что нищета в подвальном этаже общества явилась следствием мотовства, пьянства и врожденной порочности. Когда же я замечал, что не понимаю, каким образом мотовство, пристрастие к спиртным напиткам и врожденная порочность полуголодного шестилетнего ребенка заставляют его еженощно работать по двенадцати часов на бумагопрядильной фабрике Юга, то мои собеседницы обрушивались на мою личную жизнь и называли меня "агитатором", - видимо, считая, что на такой веский довод возразить нечего.
Не лучше чувствовал я себя и в кругу своих хозяев. Я ожидал встретить людей нравственно чистых, благородных и жизнедеятельных, с чистыми, благородными, жизнеутверждающими идеалами. Я вращался среди людей, занимавших высокое положение, - проповедников, политических деятелей, бизнесменов, ученых и журналистов. Я ел с ними, пил с ними, ездил с ними и изучал их. Верно, я встречал немало людей нравственно чистых и благородных, но, за редким исключением, люди эти не были жизнедеятельны. Я глубоко убежден, что мог бы все эти исключения сосчитать по пальцам. Если в ком чувствовалась жизнь, то это была жизнь гниения; если кто был деятелен, то деяния его были гнусны; остальные были просто непогребенные мертвецы - незапятнанные и величавые, как хорошо сохранившиеся мумии, но безжизненные. Это особенно относится к профессорам, с которыми я познакомился, - к тем людям, что придерживаются порочного академического принципа: "Будь бесстрастен в поисках бесстрастного знания".
Я знал людей, которые на словах ратовали за мир, а на деле раздавали сыщикам оружие, чтобы те убивали бастующих рабочих; людей, которые с пеной у рта кричали о варварстве бокса, а сами были повинны в фальсификации продуктов, от которых детей ежегодно умирает больше, чем их было на совести у кровавого Ирода.
Я беседовал с промышленными магнатами в отелях, клубах и особняках, в купе спальных вагонов и в каютах пароходов, и я поражался скудости их запросов. В то же время я видел, как уродливо развит их ум, поглощенный интересами бизнеса. Я понял также, что во всем, что касалось бизнеса, их нравственность равнялась нулю.
Вот утонченный джентльмен с аристократическим лицом, он называется директором фирмы, - на деле же он кукла, послушное орудие фирмы в ограблении вдов и сирот. А этот видный покровитель искусств, коллекционер редкостных изданий, радеющий о литературе, - им, как хочет, вертит скуластый, звероподобный шантажист - босс муниципальной машины. А этот редактор, публикующий рекламные объявления о патентованных лекарствах и не осмеливающийся сказать правду о них в своей газете из-за боязни потерять заказ на рекламу, обозвал меня подлым демагогом, когда я заявил, что его познания в области политической экономии устарели, а в области биологии - они ровесники Плинию.
Вот этот сенатор - орудие и раб, маленькая марионетка грубого и невежественного босса: в таком же положении находится этот губернатор и этот член верховного суда; и все трое они пользуются бесплатным проездом по железной дороге.
Этот коммерсант, благочестиво рассуждающий о бескорыстии и всеблагом провидении, только что бессовестно обманул своих компаньонов. Вот видный благотворитель, щедрой рукой поддерживающий миссионеров, - он принуждает своих работниц трудиться по десяти часов в день, платя им гроши, и таким образом толкает их на проституцию.
Вот филантроп, на чьи пожертвования основаны новые кафедры в университете, - он лжесвидетельствует на суде, чтобы выгадать побольше долларов и центов. А этот железнодорожный магнат нарушил слово джентльмена и христианина, тайно обещав сделать скидку одному из двух промышленных магнатов, сцепившихся в смертельной схватке.
Итак, повсюду грабеж и обман, обман и грабеж. Люди жизнедеятельные - но грязные и подлые; или чистые и благородные - но мертвые среди живых. И тут же огромная масса - беспомощная и пассивная, но нравственно чистая. Она грешила не расчетливо и не произвольно, а в силу своей пассивности и невежества, мирясь с господствующей безнравственностью и извлекая из нее выгоды. Если бы она была сознательна и активна, она не была бы невежественна и отказалась бы от участия в прибыли, добываемой грабежом и обманом.
Я почувствовал отвращение к жизни в бельэтаже, где расположены парадные комнаты. Ум мой скучал, сердце томилось. И я вспомнил своих друзей - интеллигентов, мечтателей, лишенных сана священников, выброшенных па улицу профессоров, честных, сознательных рабочих. Я вспомнил дни и ночи, пронизанные сиянием солнца и звезд, когда жизнь казалась возвышающим душу чудом, духовным раем, исполненным героизма и высокой романтики. И я увидел перед собой, в вечном сиянии и пламени, священный Грааль.
И я вернулся к рабочему классу, в среде которого родился и к которому принадлежал. Я не хочу больше взбираться наверх. Пышные хоромы над моей головой не прельщают меня. Фундамент общественного здания - вот что меня привлекает. Тут я хочу работать, налегать на рычаг, рука об руку, плечо к плечу с интеллигентами, мечтателями и сознательными рабочими, и, зорко приглядываясь к тому, что творится в верхних этажах, расшатывать возвышающееся над фундаментом здание. Придет день, когда у нас будет достаточно рабочих рук и рычагов для нашего дела и мы свалим это здание вместе со всей его гнилью, непогребенными мертвецами, чудовищным своекорыстием и грязным торгашеством. А потом мы очистим подвалы и построим новое жилище для человечества, в котором не будет палат для избранных, где все комнаты будут просторными и светлыми и где можно будет дышать чистым и животворным воздухом.
Таким я вижу будущее. Я смотрю вперед и верю - придет время, когда нечто более достойное и возвышенное, чем мысль о желудке, будет направлять развитие человека, когда более высокий стимул, чем потребность набить брюхо, - а именно это является стимулом сегодняшнего дня, - будет побуждать человека к действию.
Я сохраняю веру в благородство и величие человека.
Я верю, что чистота и бескорыстие духа победят господствующую ныне всепоглощающую алчность.
И наконец - я верю в рабочий класс. Как сказал один француз: "Лестница времени постоянно сотрясается от деревянных башмаков, поднимающихся вверх, и начищенных сапогов, спускающихся вниз".
(Из сборника "Революция"; впервые опубликована в журнале "Космополитен мэгэзин" в марте 1906 года.)
Перевод М. Урновой
Источник
-----------------------
Добавление от меня:
Советская интеллигенция часто возмущалась, почему рабочим в СССР платили больше разработчиков. На мой взгляд, это было справедливо. Рабочий стареет быстрее работника умственного труда, его жизнь подвергается большему риску. Однообразная работа утомляет сильнее, для восстановления физических сил нужно затратить больше средств. У рабочего за станком или на конвейре нету времени разглядывать модные журналы или трепаться в курилке.
submitted by Russian_partisan to Russian_forest [link] [comments]


2019.08.10 21:30 Russian_partisan О радикальном переломе в настроениях россиян.

О радикальном переломе в настроениях россиян. Социолог Михаил Дмитриев.
Бывшего президента Центра стратегических разработок Михаила Дмитриева в прессе называют не иначе как «экспертом, предсказавшим Болотную». В последние годы политическая жизнь в России не отличалась особым разнообразием и держалась на законсервированном чувстве внешнеполитической эйфории. Но в мае прошлого года Дмитриев вместе с группой социологов зафиксировал резкий перелом этого тренда. По его словам, в России на глазах начал рушиться «посткрымский общественный консенсус». Основные симптомы происходящих перемен — резкое падение доверия к власти, рост социального раздражения и обострение запроса на перемены. Дмитриев рассказал «Новой», возможны ли сегодня в России новые «болотные протесты», как президент перестал быть сакральной фигурой и почему россияне готовы обменять часть зарплаты на политические свободы.

Михаил Дмитриев. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»
— За последние несколько месяцев мы видели череду локальных побед гражданского общества: освобождение Ивана Голунова, отмену строительства храма в Екатеринбурге, консервацию полигона в Шиесе. Это следствие изменений в общественных настроениях, которые вы начали фиксировать еще прошлой весной?
— Да. У нас были периоды, когда из года в год мы получали от респондентов примерно одни и те же высказывания, ничего не менялось. Когда в обществе все статично, фокус-группы дают примерно такой же результат, как и количественные опросы. Но сейчас три раза подряд с интервалом в полгода в наших фокус-группах люди начинают высказывать принципиально другие мнения по одному и тому же кругу вопросов. Это признак того, что цепочка крымского консенсуса оборвалась. По сути, началось броуновское движение, поиск новых смыслов там, где раньше все заменял крымский консенсус.
То, что мы видим в наших социологических исследованиях, — это усиление внимания к проблемам местного уровня, в крайнем случае — регионального. И здесь гражданская активность простых людей — не политически активной части населения, а рядовых граждан — проявляется наиболее сильно. Это тенденция, которая обострилась в конце прошлого года, а этой весной еще усилилась. Это необязательно акции протеста, но и конструктивное участие в локальной повестке — например, в НКО и различных мероприятиях, которые инициируют власти для улучшения ситуации.
Что особенно важно, именно на местном уровне появилось доверие к гражданским активистам, которые проявляют инициативу по местным проблемам и берут на себя функции лидеров.
Весной люди впервые стали упоминать местных активистов в качестве героев, достойных подражания, даже если они пытаются решать местные проблемы ценой противостояния с властями. Долгие годы такие фигуры не вызывали позитивных эмоций у людей. Период крымского консенсуса был периодом стагнации и, в известной мере, кризиса институтов гражданского общества. Появились признаки изоляции гражданских активистов от остальной части общества. Сейчас ситуация изменилась, люди готовы действовать, проявлять инициативу. Именно с этим связана успешность многих протестных акций, в том числе в Екатеринбурге. Они были четко сфокусированы на проблемах, которые можно решать на местах.
Политический кризис в Москве в преддверии выборов в Мосгордуму вы тоже связываете с интересом к местной повестке? Или здесь речь идет о чем-то более масштабном?
— Мне кажется, что московская история гораздо более сложная. В ней выпукло, как в линзе, обозначились противоречия массового политического сознания и ограничения потенциала протестной активности по сравнению с тем, что было в других регионах. В случае выборов в Мосгордуму повестка, которая является предметом протестных акций, по сути, не является местной. Формально — да, все выглядит похоже на екатеринбургские протесты. Отозвали несколько оппозиционных кандидатов в МГД, орган не только регионального, но и местного самоуправления, поскольку в Москве муниципалитетов как таковых нет. Теоретически МГД должна быть сфокусирована именно на местных проблемах, которые близки гражданам. Но по сути ситуация здесь очень отличается.
Если объективно посмотреть на вещи, то Москва сегодня — это один из наиболее успешно развивающихся мегаполисов мира.
В благоустройство, инфраструктуру, развитие городской жизни вкладываются огромные ресурсы. Кроме того, Москва — это довольно зрелый мегаполис. Это не китайские города, которые развиваются еще быстрее, но сталкиваются с проблемами быстрой урбанизации, то есть с большим притоком людей из сельской местности. В Москве умеренный приток мигрантов, а уровень жизни населения, как в развитых странах. Московское руководство сейчас управляет самой амбициозной в Европе программой развития городской агломерации. По многим параметрам Москва сейчас более комфортна, чем Лондон и Париж.
Вы хотите сказать, что в Москве решены все городские проблемы?
— Катастрофических претензий, ради которых надо ложиться под танки, в Москве объективно нет. Конечно, у каждого горожанина есть свои проблемы и поводы для недовольства: пробки, дефицит жилья и многое другое. Одно время поводом для протестов стала программа реновации, но и эти проблемы постепенно утратили мобилизующую силу. В целом проблемы сегодняшней Москвы мало чем отличаются от проблем самых успешных агломераций мира. И это мелочь по сравнению с тем, с чем сталкиваются люди во многих других регионах страны. Если серьезные проблемы и есть, то они, скорее, в Подмосковье, где уровень эффективности менеджмента и ресурсы для развития намного ниже. Население Москвы, как мне кажется, хорошо все это понимает.
Претензии возникают скорее к федеральной политической системе. Произошла очень жесткая фильтрация кандидатов, видно, что она была крайне селективная и фокусировалась на людях, которые рассматриваются не столько как активисты местного масштаба, сколько как представители оппозиции федерального уровня. Это не проблема улучшения муниципальной жизни Москвы. Будем откровенны: оппозиционные политики, по сути, пошли на эти выборы с повесткой федерального уровня.
Главная проблема московских протестов — это их гибридный политический характер.
Проблем местного уровня в Москве мало, вряд ли они могут мобилизовать людей на протесты.
А федеральная повестка и фигуры, которые ее продвигают, не вызывают доверия среди населения. Случись сейчас какой-нибудь местный конфликт в регионе, скорее всего, он вызвал бы больший отклик среди населения этого региона. Более того, местные власти по локальным конфликтам тактически довольно легко идут на уступки, и, где проблема может быть решена, стараются ее решить, как в Екатеринбурге. Силового продавливания решений по местным проблемам стараются избегать.
Еще пару лет назад недопуск оппозиционных кандидатов в городской парламент не вызвал бы такой реакции?
— Однозначно. Интерес к демократическим процессам и способности граждан влиять на политику, в том числе федерального масштаба, опять усилился. И это произошло совсем недавно, в течение последнего года. У граждан, в том числе у москвичей, накапливается все больше вопросов. Причем запрос на свободу превалирует над запросом на материальное благополучие.
Проблемы Москвы как города с местными проблемами отходит на второй план,
растет запрос на самовыражение, политические свободы, уважение, честность к гражданам, демократический стиль политического лидерства.
В нашем исследовании это проявилось очень выпукло — люди действительно очень интересуются этими проблемами. Примерно так же это произошло в 2011 году во время выборов в Госдуму.
Но специфика общественного активизма сейчас в том, что он четко сфокусирован на локальных проблемах. На федеральном уровне массовая протестная мобилизация затруднена. Главная проблема в том, что доверие существует только на местном уровне. Здесь можно работать с активистами, которых все знают лично. На федеральном уровне люди не доверяют никому. Даже к тем оппозиционерам, которые избираются в МГД, уровень доверия как к политикам федерального масштаба стремится к нулю. Большинство людей их даже не знает.
То есть запрос на федеральную повестку изменений существует, но он сочетается с высокой степенью недоверия к политикам любой ориентации, будь это провластные политики или оппозиционеры. Интерес людей переключается на проблемы функционирования политсистемы, но происходит это в крайне дисфункциональном формате. Этот разрыв в доверии, на мой взгляд, создает для московских протестов очень зыбкую почву.
То есть человек готов выйти на улицу, потому что знакомого ему районного активиста не зарегистрировали на выборы, но перекинуть отсюда мостик к проблеме свободных выборов в стране пока не получается?
— Да, мостик к более абстрактной повестке политических свобод нуждается в посредниках, которым люди готовы делегировать представительство своих интересов на федеральном уровне. Для сравнения: в 2011–2012 годах уровень доверия к разным политикам, как оппозиционным, так и провластным, был выше, люди действительно идентифицировали фигуры, в которых видели лидеров для отстаивания федеральной повестки. А в конце перестройки, например, появился Ельцин, которому население в целом было готово делегировать эти полномочия. Он оказался харизматическим лидером, который правильно уловил момент. Сейчас такого рода фигур нет даже близко, по крайней мере, мы не можем идентифицировать их в своих обследованиях.
В силу глубокого барьера персонального недоверия элементы представительной демократии и массовые политические движения с федеральной повесткой в России сейчас просто не работают. Важный пример: пенсионная реформа, казалось бы, породила повестку общероссийского масштаба, но она так и не вылились в межрегиональные движения массового характера.
Более того, то, что происходит в России, не является чем-то из ряда вон выходящим.
Именно кризис доверия к политике общенационального масштаба мы наблюдаем в странах Западной Европы и США.
Это, в частности, породило глубочайший кризис политической системы Великобритании, который фактически ведет к полной рекалибровке партийной системы. То же самое происходит в США, где институты представительской демократии начинают давать сбой из-за низкого уровня доверия населения. Еще один пример — Италия, когда население, голосуя за «Движение 5 звезд», выбирает клоуна вместо профессионального политика. Это проявление крайней степени недоверия к любым фигурам, которые могут представлять интересы избирателей на общенациональном уровне.
В плане остроты контрэлитных выступлений Россия, видимо, следует общим тенденциям стран со средним и высоким уровнем дохода. И это падение доверия имеет под собой более фундаментальные основания, которые мы до конца еще не понимаем. Вероятно, они связаны со спецификой социально-экономического развития после глобального кризиса 2008 года. Здесь должен пройти определенный исторический цикл, прежде чем мы поймем, почему именно так произошло. Для свободы и демократии нужны соответствующие институты, политические партии, движения и лидеры, которые в состоянии артикулировать интересы населения. Этого в России сейчас нет в принципе. Окажись мы сейчас в классической демократической ситуации, как в Италии, то мы бы получили глубокий кризис этой демократической системы.
Но россияне вполне освоили протестное голосование. Это было видно на прошлых губернаторских выборах, когда население голосовало за самых проходных кандидатов, исключительно чтобы насолить «Единой России».
— Да, но это примерно то, что характерно сейчас для Западной Европы. Этот сценарий не ведет к устойчивой работе, а скорее к сбоям в системе и ее деградации с тяжелыми последствиями. Ведь голосовали практически за случайных людей, не обладающих качествами, необходимыми для успешного политического руководства.
Эффективная демократическая система предполагает не негативное голосование, а делегирование полномочий тем политикам, которых избиратели считают представителями своих интересов.
В Европе популистская волна тоже не предполагает высокого уровня доверия к альтернативным кандидатам. Люди просто голосуют против системы.
— В России нет таких условий, представительный характер демократических институтов здесь гораздо более жестко ограничен. Лидеры здесь имеют возможность принимать многие решения, не апеллируя к избирателям. На мой взгляд, сейчас это даже не является недостатком. Одно дело — кризис доверия в устойчивой демократии типа Великобритании, где институты формируются с XII века ценой многочисленных кризисов. Другое дело — такой же кризис в России, где при нулевом уровне доверия происходит внезапная демократизация. Это сценарий революции 1917 года с похожими последствиями.
Вы довольно высоко оценили результаты работы московских властей. Но одно дело, когда мэр занимается благоустройством и устраивает фестивали мороженого, и совсем другое — когда он позволяет силовикам избивать дубинками мирных горожан на своей территории. Может быть, борьба с полицейским насилием все-таки имеет шансы стать предметом общенациональных протестов?
— Безусловно, силовая реакция на протесты усиливает недоверие людей к власти. Это могут быть всплески протестов под влиянием негативных эмоций. Но в устойчивости такой мобилизации я сомневаюсь по тем же причинам, о которых я уже сказал: это повестка другого уровня, и для нее нужны другие механизмы координации протестной активности, которые сейчас в России не работают. Как в Москве, так и в других регионах.
Другое дело, что негативные эмоции очень быстро накапливаются. В нашем весеннем исследовании накал эмоций был несравненно сильнее, чем осенью. Более того, пробные замеры летом показывают, что идут дальнейшие подвижки в эту сторону. В такой эмоциональной среде, в отсутствии доверия к лидерам общество может всколыхнуть в результате какого-нибудь провоцирующего события.
Например, избыточного применения насилия, которое приобретет символический характер и вызовет всплеск эмоций у всей страны.
Такого рода ситуации могут активировать массовые движения даже в отсутствие лидеров. Проблема в том, что это будет не более чем выпуском пара. Не будет возможности сформулировать конструктивную повестку действий, на основе которой люди смогут продвигать свои интересы в реальную политику. Но сама по себе это крайне негативная история, разрушительный протест без реального позитивного содержания. Отзыв мандатов и жесткая реакция на протесты повышает риски именно такой эмоциональной реакции.

Фото: Антон Карлинер / специально для «Новой»
Понятно, что тотальное недоверие к политикам — это эффект намеренного курса на деполитизацию, который в последние годы проводили власти. Людей постоянно призывают «не политизировать ситуацию», политика приравнивается к преследованию чьих-то корыстных интересов. Почему оппозиционные кандидаты пострадали от этой риторики больше, чем провластные?
— Оппозиционеры пострадали потому, что у них другая задача: они хотят избраться в демократические органы и получить в них определенное влияние. У власти такая задача уже решена, не надо никуда пробиваться, она и так держит под своим контролем все основные политические институты. В этом плане у провластных и оппозиционных политиков неравные стартовые условия. Уровень доверия — низкий по отношению к подавляющему большинству политических фигур, но оппозиционеры асимметрично страдают от этой проблемы, поскольку обладают большей степенью уязвимости.
Но президент все-таки перестал быть сакральной фигурой, на рейтинг которой вообще не влияет реальное положение дел в стране?
— Доверие к Путину по-прежнему гораздо выше, чем к любой другой политической фигуре, но при этом постепенно снижается по всем показателям. Например, в недавнем опросе «Левады» видно, что население сейчас гораздо ниже оценивает способности президента решать проблемы, накопившиеся в стране. Наше весеннее исследование тоже показывает эту тенденцию. В наших фокус-группах сильно сузился диапазон позиций, в которых люди склонны указывать исторические достижения Путина. Этих достижений в их понимании осталось совсем немного, и они ушли теперь уже в далекое прошлое, в нулевые годы. Очень мало людей называют достижения президента за последнее десятилетие.
Реально это свидетельствует о том, что есть скепсис и в отношении будущего.
Люди не верят в перспективы улучшения, доминирует ультрарадикальный пессимизм. Многие респонденты заявляют, что улучшений не будет вообще. На местном уровне, как я уже говорил, ситуация другая: здесь есть доверие и готовность действовать.
Вы пишете, что в структуре мотивации населения начинают доминировать нематериальные факторы: около 60% ваших респондентов предпочитают свободу росту зарплат. Это звучит очень неожиданно, учитывая, что еще недавно все опросы говорили о возвращении «ценностей выживания». И местные протесты в основном связаны с экономической повесткой вроде повышения тарифов ЖКХ.
— Для нас тоже было сюрпризом, что в октябре прошлого года холодильник внезапно проиграл и отошел на второй план. В 1,5–2 раза выше, чем материальное потребление, наши респонденты стали оценивать нематериальные ценности. Это произошло молниеносно, всего лишь за полгода. Экономические запросы сейчас не акцентированы, они вытеснены постматериалистическими потребностями. Даже местные конфликты связаны не совсем с защитой уровня жизни. Это не протесты против бедности, неиндексации зарплат и так далее. Это протесты против храма в сквере, захоронения отходов, экологических проблем, плохого состояния городской среды. И даже типичная проблема недовольства на местах, закрытие сельских больниц и школ — это тоже не совсем про зарплату.
Честно говоря, причины этого сдвига довольно трудно объяснить. Мне кажется, система крымского консенсуса, которая поддерживалась на протяжении четырех предыдущих лет, сыграла здесь свою роль. Все-таки та консервативная система установок, которую власти начали активно формировать у населения начиная с 2012 года и которая сильно укрепилась после присоединения Крыма, была сфокусирована на очень узком спектре жизненных проблем. Это внешние угрозы России, возрождение статуса как великой державы, символическая гордость за страну, символическое возвращение того, что было в понимании людей несправедливо утрачено, вроде Крыма. Но эти вопросы не касались очень многих сторон частной и общественной жизни. Например, они полностью исключили тематику функционирования политической системы и значительную часть вопросов текущего благосостояния. Это такая подзорная труба, которая высветила только один узкий кружочек, а не всю панораму проблем, с которыми люди сталкиваются в своей повседневной жизни. Невозможно бесконечно жить узким набором вопросов, на которых базировался крымский консенсус, когда проблемы накапливаются в других сферах.
Благодаря крымскому консенсусу с его фокусировкой на узком спектре приоритетов российское общество спокойно пережило падение реальных доходов на 10%. Я думаю, это не было бы возможно ни в одной другой ситуации.
Главная проблема в 2014–2016 годах, безусловно, заключалась в падении уровня жизни, который до сих пор не восстановился.
Но в связи с этим и проблемы функционирования политической системы, и аспекты самореализации вышли сейчас на первый план. Все-таки российское общество не такое бедное, физическое выживание не является первостепенной проблемой для большого числа российских семей — это мы знаем по анализу бюджетов домохозяйств. Российское общество давным-давно переросло чистые проблемы выживания в стиле «Парижских тайн» Эжена Сю: за кусок хлеба рвать глотку ближнему. И многие проблемы, которые для этого общества на самом деле важны — самоуважение, самореализация, желание влиять на политические процессы, — оставались за рамками крымского консенсуса.
Люди действительно предпочли бы уважение и равенство возвращению в сытые годы?
— По крайней мере, сами люди говорят, что не отдадут свободу даже за резкое увеличение зарплаты. Но, если честно, что было бы на самом деле, если бы вдруг зарплаты начали расти темпами 15–20% в год, как в нулевые, мы проверить не можем. Этот эксперимент сейчас не воспроизвести. Ведь запрос на политические свободы может иметь и вполне прагматические мотивы: после падения доходов люди хотят иметь дополнительные каналы влияния на власть, чтобы решать накопившиеся экономические проблемы. Вполне возможно, что при росте доходов сверхвысокими темпами, характерными для нулевых годов, внимание людей переключится на новую волну массового потребления, потому что им все еще есть что покупать дополнительно, — например, жилье.
Это запросто может отвлечь внимание от фундаментальных политических проблем. Мы наблюдали и гораздо более благополучные общества, где это происходит: достаточно посмотреть на некоторые страны Персидского залива. Но, по крайней мере, небольшое улучшение текущего уровня потребления уже не является для людей безусловным приоритетом. Они понимают, что, если зарплата вырастет на 5%, это мало что изменит. А вот во многих других сферах, которые не связаны с деньгами, чувствуется, что расти есть куда, и очень сильно.
— В начале прошлого года вы говорили, что согласия по поводу реформ в российских элитах сейчас гораздо больше, чем когда-либо в истории. Что изменилось с тех пор?
— Я думаю, аппетит к реформам поубавился после повышения пенсионного возраста. Типичный пример — это административная реформа. Накануне президентских выборов разрабатывалась очень амбициозная программа. Многие в окружении Путина говорили, что без этого страной невозможно будет нормально управлять. Но в итоге этот раздел был почти полностью исключен из повестки реформ. Административная реформа явно стала жертвой гипертрофированной реакции общества на повышение пенсионного возраста. В условиях роста недовольства населения начинать реорганизацию госаппарата — это очевидный риск, потому что любая сильная реформа усиливает трения внутри государственной администрации и ослабляет лояльность чиновников. Сейчас и без того ситуация выглядит не очень устойчивой. До этого, я думаю, желание проводить реформы было вполне искренним.
При этом со стороны населения запрос на реформы, наоборот, растет на глазах. Весной респонденты говорили нам то, чего не говорили никогда. Мы давали им неоконченные фразы: «Я буду протестовать, если…» Три года назад люди сказали бы, что будут протестовать, если начнутся реформы. Теперь они говорят, что пойдут протестовать, если реформ не будет. Как бы парадоксально это ни выглядело, даже пенсионная реформа начинает ассоциироваться у людей с нематериальными ценностями. Уже осенью наши респонденты перестали интерпретировать повышение пенсионного возраста как проблему того, что у них отобрали деньги. Теперь они интерпретируют это в нематериальном ключе, как проблему уважения.
Главный мотив, по которому люди осуждали пенсионную реформу прошлой осенью, — «власти не посчитались с ними, не попытались обсудить, а внезапно приняли очень радикальное решение».
В то же время подспудно население понимает неизбежность такой реформы. Весной практически ни один респондент из дюжины крупных городов не потребовал отменить повышение пенсионного возраста. По их мнению, хотя реформа и плохо сделана, она неизбежна. И они готовы к другим реформам, хотят изменений, по крайней мере на декларативном уровне. Осенью люди готовы были терпеть пять лет, чтобы вывести страну на траекторию развития, сейчас они готовы поверить политику, который скажет, как Моисей, что еще 20 лет будет плохо, то есть за пределами ожидаемой жизни людей старших возрастов.
Главная проблема в том, что реальных решений они не знают. И толком предложить никто ничего не может. Отсюда возникают нереалистичные, непоследовательные решения, такие как региональный сепаратизм. На Дальнем Востоке, в Екатеринбурге, Магадане, Якутии, Владивостоке у нас были случаи, когда на фокус-группах большинство респондентов голосовало за отсоединение от России. Это бессмысленное решение, которое объективно ничего не решает, но в отсутствие других очевидных идей многие готовы даже на самые радикальные эксперименты, как в Великобритании.
Вы говорите о том, что структура массового сознания россиян в последнее время потеряла стабильность и в чем-то даже носит шизофренический характер. В чем причина этой неустойчивости? Может быть, проблема в вашей методологии, или сейчас просто переходный период, когда старый консенсус разрушен, а новый еще не сформировался?
Хочу обратить внимание, что наша методология по определению гипертрофированно оценивает любые изменения в массовом сознании. В наших фокус-группах результаты нередко бывают преувеличенными по сравнению с количественными опросами. Фокус-группы подталкивают людей к интерактивному взаимодействию, что довольно сильно нарушает пропорцию между тем, кто и что думает. Участники фокус-группы начинают делиться мнениями и формировать коллективную позицию. В анкетах все по-другому: ты заранее пишешь вопросы, которые отражают твое представление о ситуации, а не спрашиваешь случайных людей с какими-то новыми идеями.
Но эта методика имеет и свои преимущества, поскольку позволяет оценить потенциал проникновения новых идей, которые раньше не были распространены в обществе. Фокус-группы — это микрокосм, в котором мы можем смоделировать все общество, в котором возникают новые идеи и дальше эндогенно распространяются от человека к человеку. Мы видим, как люди реагируют на них, и, соответственно, можем предсказывать немного вперед, какие идеи заглохнут, а какие станут доминирующими.
И тем не менее даже с той поправкой, что мы сразу получаем сильно преувеличенную реакцию,
темп изменений в массовом сознании сейчас настолько высокий, что это совершенно не характерно для наших исследований в более стабильной общественной ситуации.
Одновременно меняются мнения по очень большому кругу вопросов, поэтому возникают противоречия. В обществе это не может происходить в формате диалогов Сократа, где выявляются все логические парадоксы. Общественное мнение мыслит стереотипами — где-то они поменялись, где-то остались прежними. Эти стереотипы не всегда логически сопоставляются между собой. Тенденции разные, порой противоречивые.
Например, продолжающийся рост популярности и моральное одобрение Сталина сочетается с усилившимся запросом на лидеров демократического типа. Это связано с тем, что доля стабильных элементов в массовом сознании сократилась, и общество не в состоянии сразу упорядочить большое количество быстрых изменений. Но на долгих интервалах общественное сознание не может существовать в таком противоречивом формате, рано или поздно темпы изменений замедлятся, и общество войдет в менее противоречивую мировоззренческую канву.
Когда, по вашим прогнозам, это брожение должно подойти к концу?
— Мы можем судить только по аналогии. Все такие периоды бурных подвижек в общественном мнении начиная с 2000 года продолжались не более двух лет. Это касалось и периода сильного возбуждения общественного мнения после монетизации льгот — тогда тоже были многочисленные протесты, очень негативные отзывы о властях, но это устаканилось меньше чем за год. Второй период, в 2011–2012 годах, не протянулся больше двух лет и перешел в крымский консенсус в управляемом формате, потому что влияние массовой пропаганды в то время было очень сильным. Сейчас мы наблюдаем за этим брожением уже примерно на протяжении полутора лет.
Честно говоря, у периода изменений есть естественный лимит. Общество не может непрерывно жить в чехарде, для населения это тяжело чисто психологически. Я не исключаю, что через 1–2 года мы получим более статичную конфигурацию мнений, которая будет существенно отличаться от того, с какими настроениями общество вошло в этот период изменений. Могу сказать, что это, скорее всего, случится гораздо раньше, чем в 2024 году. Но куда в конечном итоге это нас приведет, мы пока сказать не можем.
Источник
submitted by Russian_partisan to Russian_forest [link] [comments]